Экстрасистолия желудочковая при беременности: Кардиолог во время беременности — Медицинский центр «Новые перинатальные технологии»

Содержание

Кардиолог во время беременности — Медицинский центр «Новые перинатальные технологии»

По статистике около половины беременных женщин страдают экстрасистолией, нестабильной аритмией и тахикардией. Это связано с физиологическими изменениями в организме будущей мамы, которые могут выражаться в нарушении сердечного ритма. Чтобы правильно подготовиться к родам, необходимо иметь некоторые представления о своем заболевании и посетить кардиолога. В нашем медицинском центре принимает один из лучших кардиологов в Вологде Людмила Геннадьевна Рапакова.

Чаще всего у беременных женщин наблюдается экстрасистолия, которая возникает на последнем триместре в момент поднятия диафрагмы из-за растущей матки. Экстрасистолия — это один из видов аритмии, когда сокращение сердца или отдельного его участка происходит в неположенное время. В такой момент беременная женщина может ощущать, что сердце как будто «замерло» или «перевернулось». Лечение антиаритмическими препаратами подбирается индивидуально, чаще всего только при риске развития желудочковой аритмии.

Экстрасистолия при родах нормальна. Она провоцируется болью, схватками и потугами, а также чувством страха и рефлекторным воздействием притока крови от сокращающейся матки. В таком случае нет никаких показаний к кесареву сечению (КС). Роды при желудочковой экстрасистолии, не осложненной органическими патологиями сердца, можно проводить естественным путем. При дегенеративных изменениях в сердечной мышце ставится вопрос о проведении КС.

КАК ПРОИСХОДЯТ РОДЫ ПРИ НАРУШЕНИИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА

Нарушения сердечного ритма могут иметь функциональную и органическую природу происхождения. В первом случае роды с тахикардией, аритмией и экстрасистолией чаще всего заканчиваются благополучно, а после родоразрешения эти патологии вовсе исчезают. Другое дело, когда нарушение сердечного ритма были вызваны органическими заболеваниями сердца.

В таком случае показанием к КС могут быть такие заболевания:

  • септический эндокардит;
  • митральный стеноз;
  • пороки сердечной мышцы с преобладающей левожелудочковой недостаточностью и т. д.

Как бы то ни было, любые отклонения в работе сердца требует пристального внимания и особенной тактики ведения родов.  Естественные роды при аритмии проходят с обязательным кардиомониторным наблюдением. Чтобы снизить нагрузку на сердечно-сосудистую систему,  укорачивают период схваток.  При сердечных патологиях рожать лучше в полусидячем положении, лежа или на боку.

 

 

 

 

 

Источник

Нарушения ритма сердца у беременных Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

ОБЗОРЫ

© Тереховская Ю.В., Смирнова Е.А., 2017 УДК 616.12-008.318:618.2/.3 D01:10.23888/HMJ20173462-480

НАРУШЕНИЯ РИТМА СЕРДЦА У БЕРЕМЕННЫХ

Ю.В. ТЕРЕХОВСКАЯ1, Е.А. СМИРНОВА1,2

Рязанский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, ул. Высоковольтная, 9, 390026, г. Рязань, Российская Федерация (1) ГБУ РО «Областной клинический кардиологический диспансер», ул. Стройкова, 96, 390026, г. Рязань, Российская Федерация (2)

В статье представлен обзор данных литературы о влиянии наиболее часто встречающихся нарушений сердечного ритма на организм беременной женщины и плода, особенностях ведения таких пациенток, принципах назначения антиаритмических препаратов. Аритмии встречаются у 20-40% беременных, наиболее часто представлены наджелудочковой или желудочковой экстрасистолией, жизнеугрожающие злокачественные нарушения ритма довольно редки и при отсутствии структурных изменений миокарда влияния на прогноз не оказывают. В связи с возможностью неблагоприятного воздействия на плод антиаритмические препараты беременным назначаются по строгим показаниям. Медикаментозного лечения требует только частая экстрасисто-лия с нарушением гемодинамики, выраженным снижением качества жизни, либо угрожающая переходом в более тяжелые аритмии.
При развитии пароксизма тахикардии с нестабильной гемодинамикой применяют электроимпульсную терапию. Для купирования неосложненной тахикардии используют антиаритмические препараты из категории В или С по классификации пищевых продуктов и лекарственных препаратов FDА (Food and Drug Administration) — Управления по контролю качества пищевых продуктов и лекарств Министерства здравоохранения США, только при их неэффективности по жизненным показаниям применяют амиодарон. У беременных возможно проведение радиочастотной аблации или имплантации кардиовертера-дефибрил-лятора. В статье приведено клиническое наблюдение беременной 25 лет с частой желудочковой экстрасистолией, частыми пароксизмами желудочковой тахикардии, сопровождающимися синкопальными состояниями. Под наблюдением аритмологов ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова» Минздрава России с применением метопролола сукцината беременность пролонгирована до 38 недель, родоразрешение проведено естественным путем под эпидуральной анестезией. Клиническое наблюдение иллюстрирует, что потенциально злокачественные аритмии не являются показанием к прерыванию беременности, минимальной антиаритмической терапии достаточно для эффективного ведения таких пациенток.

Ключевые слова: беременность, нарушения ритма сердца, желудочковая тахикардия, антиаритмическая терапия.

В связи с происходящими в организме беременной женщины физиологическими, гемодинамическими, метаболическими и гормональными изменениями она становится более уязвимой к появлению нарушений ритма сердца (НРС), частота возникновения которых колеблется от 20 до 40%. Наиболее часто НРС при гестации представлены наджелудочковой (НЖЭС) и/или желудочковой экстрасистолией (ЖЭС), которые выявляются в 28-67% и 16-59% случаев соответственно [1]. Значительно реже во время беременности возникают пароксизмальные наджелудочковые (14%) и желудочковые тахикардии (ЖТ) -5% и нарушения проводимости — 0,03-3% [2]. Органические изменения сердечнососудистой системы и других органов как причина НРС у беременных выявляются немногим более чем в 50% случаев [3, 4].

Механизмы НРС при беременности изучены недостаточно. Развитие беременности не сопровождается возникновением специфических электрофизиологических изменений миокарда, но происходящая перестройка гемодинамики (увеличение объема циркулирующей крови, частоты сердечных сокращений (ЧСС), ударного объема и сердечного выброса), гормональные (возрастание концентрации эстрогенов, прогестерона, ангиотензиногена, ренина, простагландинов) и вегетативные сдвиги (повышение чувствительности ад-ренергических рецепторов) могут способствовать изменениям основных свойств миокарда, приводить к развитию его электрической негомогенности и провоцировать нарушения ритма. Помимо этого, данные физиологические процессы могут усугублять имеющиеся нарушения у женщин с заболеваниями сердца, существовавшие до беременности.

Нарушения ритма сердца, способствуя гемодинамической нестабильности, могут ухудшать состояние плода, вызывать задержку внутриутробного развития, приводить к нарушениям центральной нервной системы у новорожденного [3].

Имеются наблюдения, свидетельствующие о существенном увеличении частоты

осложнений беременности (гестозы, угроза прерывания, преждевременная отслойка плаценты, невынашивание, гипоксия плода) и родов (нарушение сократительной деятельности матки, кровотечения) у женщин с НРС [4, 5].

В большинстве случаев беременных беспокоит сердцебиение, связанное с синусовой тахикардией, экстрасистолией или пробежками неустойчивой тахикардии, которые существенно не влияют на прогноз. Устойчивые нарушения ритма выявляются у беременных с частотой 23:1000 [6]. Желудочковые тахикардии (ЖТ) заслуживают особого внимания, т.к. относятся к жизнеугрожающим аритмиям. Длительные пароксизмы ЖТ (более 30 с) могут приводить к развитию острой лево-желудочковой недостаточности, острой почечной недостаточности, прогрессирующей гипоксической энцефалопатии. Пароксизмальная ЖТ может трансформироваться в фибрилляцию желудочков, трепетание желудочков или асистолию.

Кроме того, при затянувшемся приступе тахикардии ухудшается сердечная деятельность плода, повышается возбудимость матки, возникает угроза прерывания беременности.

Физикальное обследование беременных с НРС позволяет заподозрить анемию, симптомы вегетативной лабильности, увеличение щитовидной железы, выявить патологические изменения со стороны сердечно-сосудистой системы и определить дальнейший диагностический поиск. Наряду с рутинными лабораторно-инструментальными методами обследования (развернутый клинический анализ крови, исследование электролитов — калия, натрия), беременным с НРС обязательно исследуют гормоны щитовидной железы, проводят ЭКГ, ЭхоКГ. Для уточнения характера аритмии выполняется суточное мониторирование ЭКГ, проводится проба с дозированной физической нагрузкой (для выявления взаимосвязи между НРС и физической нагрузкой при синдроме WPW), чреспищеводная ЭКГ (для диагностики синдрома слабости синусо-

вого узла, синдрома преждевременного возбуждения желудочков, дифференциальной диагностики и купирования тахиа-ритмий) и внутрисердечное электрофизиологическое исследование (ЭФИ) на сроках гестации, максимально приближенных ко второму триместру, с применением методов защиты плода (укрытие живота фартуком, максимальное использование эхокардиографии вместо рентгеновского исследования) [7].

Вопрос необходимости и целесообразности антиаритмической терапии у беременных является ключевым. Фармакотерапия НРС у беременных проводится по строгим клиническим показаниям, только при гемодинамически значимых и жизне-опасных аритмиях, т.к. абсолютно безопасных для плода антиаритмических препаратов (ААП) не существует. Все антиаритми-ки проникают через плаценту и секретиру-ются в грудное молоко, большинство из них в первом триместре оказывает тератогенное действие, другие побочные эффекты сохраняются в более поздние сроки [8, 9]. Взгля-

ды на возможность применения тех или иных лекарственных препаратов менялись на протяжении истекших лет. Так, например, О.М. Елисеев считал возможным применение амиодарона у беременных [8]. Большинство современных авторов рекомендуют воздержаться от использования данного препарата, опираясь на классификацию антиаритмических средств по степени риска их применения у беременных, разработанную в 1994 г.

управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов FDA, где амиода-рон отнесен к категории D, т.е. получены доказательства риска неблагоприятного действия на плод человека, однако потенциальная польза, связанная с применением данного препарата у беременных, может оправдывать его использование, несмотря на риск (табл. 1). Внутривенное введение амиодарона считают терапией отчаяния и применяют только по жизненным показаниям при неэффективности лидокаина или новокаинамида и рецидиве пароксизма желудочковой тахикардии [6, 7, 8, 10].

Таблица 1

Применение антиаритмических препаратов в период беременности

Класс ААП FDA Беременность Побочные эффекты Риск для плода

IA Хинидин С + Удлинение QT, тахикардия «пируэт» Минимальный

Прокаинамид С +(короткий курс) Волчаночный синдром плода при длительном применении Минимальный

Дизопирамид С ? Недостаточно данных Минимальный

IB Лидокаин В + Токсическое действие на ЦНС, бради-кардия Минимальный

IC Флекаинид С ? Недостаточно данных Минимальный

Пропафенон С ? Брадикардия, ухудшение внутрижелу-дочковой проводимости Минимальный

II Пропранолол С + Противопоказаны в I триместре (задержка внутриутробного развития) Минимальный

Метопролол С + Минимальный

III Соталол В + Тахикардия «пируэт» Минимальный

Амиодарон D +/- Врожденные аномалии, патология щитовидной железы плода, преждевременные роды Значительный

IV Верапамил С + Гипотензия у матери, брадикардия и нарушения проводимости у плода Умеренный

Дилтиазем С +/- Ограниченные данные Умеренный

Другие Дигоксин С + Снижение массы тела при рождении, возможна смерть плода при интоксикации Минимальный

Аденозин С + Диспноэ, брадикардия. Опыт применения в I триместре очень мал Минимальный

Примечание: (+) рекомендовано, (+/-) допустимо с осторожностью, (-) не рекомендовано, (?) нет данных.

При стабильной гемодинамике ведение беременных начинается с диагностики и лечения заболеваний сердечнососудистой, эндокринной и других систем, коррекции электролитных нарушений, устранения провоцирующих факторов (курение, употребление кофеина и алкоголя, психоэмоциональное напряжение, прием лекарственных препаратов) и прочих патологических состояний, способствующих развитию аритмий. Необходимо учитывать, что согласно рекомендациям FDA, беременным не рекомендуются некоторые лекарственные травы (барбарис, можжевельник обыкновенный, мята болотная, сангвинария, валериана) [7].

Если вышеизложенные методы не приносят положительного эффекта, то необходимо назначение ААП, к которым предъявляется ряд требований: наименьшее количество неблагоприятных эффектов на организм матери, плода и новорожденного, короткий период полувыведения, применение в наименьших эффективных дозах, предпочтение монотерапии, регулярная повторная оценка показаний при поддерживающей терапии. По безопасности для плода FDA в категории В (т.е. исследования на животных не выявили риски отрицательного воздействия на плод, надлежащих исследований у беременных женщин не было) расположены только соталол и ацебутолол, большинство антиаритмических препаратов по данной классификации отнесены к категории С. Это означает, что в исследованиях на животных были получены данные об опасности препарата для плода, однако нет данных или контролируемых исследовании, свидетельствующих о повышении риска для плода у людей.

В терапии нарушений ритма выделяют два направления: купирование пароксизма аритмии и профилактика рецидивов. Подход к этим задачам принципиально разный. В случае наличия опасных для жизни гемодинамических нарушений у матери и/или выраженного нарушения маточно-плацентарного кровотока с воз-

никновением острой внутриутробной гипоксии плода, требуется немедленное проведение медикаментозной или электрической кардиоверсии. Для купирования аритмии у беременных могут быть использованы препараты с большим потенциальным уровнем токсичности в связи с кратким нахождением их в организме, однако для более длительного приема с профилактической целью рекомендованы только наиболее безопасные и малотоксичные средства [6, 10].

Наиболее частое нарушение ритма у беременных — экстрасистолия (НЖЭС и ЖЭС), которая часто протекает бессимптомно, может проявляться перебоями в работе сердца, чувством дискомфорта в грудной клетке и беспокойства, выявляется при плановой регистрации ЭКГ, не является противопоказанием к естественным родам и не требует медикаментозной терапии. В большинстве случаев достаточно коррекции психоэмоционального статуса и исключения факторов, провоцирующих аритмию. Показанием для назначения ААП является частая НЖЭС с гемо-динамическими расстройствами, снижением качества жизни и/или предшествующая приступам НЖТ. Применяют кардиоселек-тивные бета-адреноблокаторы (БАБ) или верапамил [1]. Для лечения частых поли-топных, групповых или ранних ЖЭС, угрожающих переходом в более тяжелые аритмии, с ухудшением гемодинамики и появлением признаков сердечной недостаточности, выраженным снижением качества жизни используют препараты II и III класса, реже I C класса [7].

Среди наджелудочковых пароксиз-мальных тахикардий у беременных наиболее часто встречаются пароксизмальная реципрокная атриовентрикулярная (АВ) узловая тахикардия (ПРАВУТ) и АВ ре-ципрокная тахикардия с дополнительными путями проведения, реже предсердные тахикардии, в основном при заболеваниях сердца [9]. При развитии НЖТ с нестабильной гемодинамикой (сердечная астма, отек легких, выраженная гипотензия) для

купирования приступа применяется электроимпульсная терапия (энергия первого разряда монофазного тока 100 Дж). Электроимпульсная терапия является безопасной для плода и при необходимости может быть проведена на любом сроке беременности. Электрическая кардиоверсия противопоказана при частых кратковременных пароксизмах, купирующихся самостоятельно или антиаритмическими средствами, при тромбозе камер сердца, при кардио- и атриомегалии, интоксикации сердечными гликозидами или тром-боэмболическом синдроме.

Купирование неосложненных пароксизмов начинают с вагусных приемов, направленных на стимуляцию вагусного влияния на сердце — пробы Вальсальвы (создание повышенного внутригрудного давления), массажа каротидного синуса (рефлекторное повышение парасимпатического влияния на сердце путем раздражения механорецепторов сонных артерий). Беременная при проведении вагус-ной пробы должна находиться в полусидячем положении из-за опасения сдавле-ния нижней полой вены увеличенной в размере маткой [7].

При неэффективности вагусных проб переходят к внутривенному введению ААП: аденозинтрифосфат (АТФ) 10 мг или аденозин в дозе 6-12 мг, при отсутствии эффекта через 2 мин возможно повторное введение АТФ (20 мг) или адено-зина (12 мг). Введение препаратов может сопровождаться ощущением жара, покраснением лица, головной болью, развитием преходящей синусовой брадикардии, появлением синоатриальной или атрио-вентрикулярной блокады на ЭКГ. При ПРАВУТ и ортодромной АВ реципрокной тахикардии со скрытыми дополнительными путями проведения эффективность достигает 90% и необходимость применения других ААП в большинстве случаев отпадает. Введение верапамила внутривенно в дозе 5-10 мг не менее чем за 2 минуты под контролем АД и ЧСС относится к действиям второй линии при купировании НЖТ у беременных в связи с возмож-

ностью развития побочных эффектов у плода (брадикардия, гипотензия, блокады сердца). У больных с бронхиальной астмой верапамил предпочтительнее адено-зина, который может вызвать бронхос-пазм. Внутривенное введение БАБ (мето-пролол, пропранолол) менее эффективно, но безопаснее верапамила для купирования НЖТ у беременных. БАБ нельзя вводить в сочетании с верапамилом или быстро друг за другом, так как это может вызвать брадикардию или даже асистолию. Высокоэффективным способом купирования ПРАВУТ также является чрес-пищеводная (или трансвенозная) электрическая стимуляция предсердий [9, 11]. При синдроме WPW нецелесообразно применять АТФ (аденозин) из-за возможности развития фибрилляции предсердий с проведением большого количества суправентрикулярных импульсов на желудочки (укорачивают рефрактерность дополнительных путей проведения). Применение антиаритмических средств 1А (новокаинамид), 1С (пропафенон) классов менее эффективно. Введение сердечных гликозидов для купирования НЖТ при синдроме WPW противопоказано. Для купирования антидромной тахикардии с широкими комплексами QRS предпочтение отдается новокаинамиду, способному ухудшать проведение через дополнительные пути проведения.

В качестве профилактических антиаритмических средств первого выбора используют дигоксин (не должен применяться у больных с синдромом WPW), БАБ (не следует назначать в первом триместре беременности из-за возможности развития у плода брадикардии, гипогликемии, гипотонии), при неэффективности — соталол (также избегать в первом триместре беременности). При отсутствии эффекта от перечисленных выше препаратов возможно назначение пропафенона, новокаинамида (длительный прием внутрь приводит к развитию волчаночно-подобного синдрома) или верапамила, который не должен применяться у больных с синдромом WPW. Опасность назначения

дигоксина и верапамила у пациенток с дополнительными проводящими путями связана со способностью данных препаратов укорачивать рефрактерный период дополнительных проводящих путей и миокарда предсердий, увеличивать частоту сокращения желудочков, что может привести или усилить нарушения гемодинамики [10, 11]. При синдроме WPW рекомендуется использовать антиаритмические препараты, которые ухудшают проведение и/или увеличивают рефрактер-ность как в АВ узле, так и в дополнительных путях проведения (пропафенон, сота-лол). В случае рефрактерности аритмии к антиаритмической терапии (при синдроме преждевременного возбуждения желудочков) или плохой переносимости во время беременности может быть рекомендована радиочастотная аблация (РЧА), которую целесообразно осуществлять на сроке 2628 недель [1, 9]. При невозможности проведения хирургического лечения рекомендована установка кардиовертера-дефибриллятора (КД) [7].

Фибрилляция предсердий (ФП) чаще развивается на фоне органической патологии сердца (врожденные и приобретенные пороки, кардиомиопатии) и других органов (тиреотоксикоз, хронические заболевания легких). Короткие и малосим-птомные эпизоды не требуют применения ААП. При нестабильной гемодинамике проводят электрическую кардиоверсию и антитромботическую терапию в зависимости от срока беременности. В ходе исследований не получено убедительных данных о преимуществе какой-либо из стратегий: «ритм-контроль» или «частота-контроль». Для урежения частоты могут быть использованы препараты II и IV класса, либо дигоксин. Восстановление синусового ритма возможно с использованием хинидина, новокаинамида. Для профилактики рецидива лицам без органической патологии миокарда рекомендованы пропафенон, флекаинид и сотатолол. При систолической дисфункции левого желудочка данные препараты противопоказаны вследствие неблагоприятного

влияния на прогноз, у таких пациентов предпочтительной является стратегия контроля ЧСС [7,10]. В обоих случая обязательной является профилактика тромбо-эмболических осложнений в течение всего срока беременности. Расчет риска их развития и назначение профилактической терапии осуществляется по общим принципам, однако у беременных недопустимо применение новых оральных антикоагулянтов (апиксабан, дабигатран, ривароксабан) вследствие их фетотоксичности. Особенность также состоит в том, что применение варфарина возможно только со второго триместра в связи с развитием «варфарино-вых эмбриопатий», в первом триместре и последний месяц перед родами могут быть использованы гепарин или низкомолекулярные гепарины в стандартных дозах согласно существующим рекомендациям по ведению пациентов с ФП. При тяжелых, рефрактерных к ААП пароксизмах ФП возможно проведение РЧА [11].

В случае возникновения пароксизма устойчивой ЖТ с нестабильной гемодинамикой показана немедленная электрическая кардиоверсия [9, 12]. При стабильной гемодинамике препаратом выбора для купирования приступа ЖТ является лидо-каин (1 мг/кг внутривенно с последующей инфузией 1-4 мг/мин) либо новокаинамид (1000 мг внутривенно). Для них накоплен большой опыт использования при беременности, во время которого данные препараты зарекомендовали себя достаточно безопасными: при относительно непродолжительном лечении профиль их побочных реакций достаточно благоприятный, тератогенные эффекты не наблюдались. Однако они не применяются длительно в связи с возможным развитием нежелательных явлений: лидокаин оказывает токсическое действие на ЦНС, вызывает брадикардию, новокаинамид приводит к развитию волчаночноподобного синдрома, тахикардии типа «пируэт». Только в случае их неэффективности и рецидивировании ЖТ по жизненным показаниям вводят амиодарон, т.к. имеются данные о формировании врожденных

аномалий развития, брадикардии и удлинении интервала QT у плода/новорожденного, патологии щитовидной железы у плода (гипотиреоз), стимуляции преждевременных родов и низком весе при рождении [6-8, 10]. При наличии идиопатической ЖТ из выносящего тракта имеются данные о благоприятном влиянии БАБ [1, 9]. Рекомендовано избегать их назначения в первом триместре в связи с возможностью задержки внутриутробного развития плода [6]. Среди БАБ, используемых в лечении НРС у беременных, наиболее изучены и применяются в клинической практике пропранолол и ме-топролол. Есть сообщения о замедлении внутриутробного развития плода под влиянием пропранолола, однако в других исследованиях не удалось подтвердить эти результаты. В плацебо-контроли-руемых исследованиях метопролола подобного эффекта не наблюдалось.

При отсутствии ответа на ААТ в ряде случаев возможно проведение РЧА. Так, РЧА рекомендуется как альтернативный метод лечения у больных без органического поражения сердца при симптом-ной правожелудочковой тахикардии, имеющей эктопический генез. Также высокоэффективным методом лечения РЧА становится при локализации источника ЖТ в левом желудочке [13].

В целях стратификации риска внезапной сердечной смерти (ВСС) беременных пациенток с желудочковыми тахиа-ритмиями следует разделять на 2 группы. К потенциально злокачественным аритмиям относят ЖЭС >10 в час, эпизоды неустойчивой ЖТ при наличии дисфункции левого желудочка. У таких пациенток высока вероятность развития устойчивой ЖТ и фибрилляции желудочков. Первичная профилактика ВСС у них включает назначение БАБ (метопролол, пропрано-лол), лишь при отсутствии альтернативного лечения — амиодарон (оказывает отрицательное воздействие на плод, включая гипотиреоидизм, умственное недоразвитие плода, преждевременные роды).

Категорию злокачественных желудочковых аритмий формируют лица с органическим поражением миокарда и пароксизмами устойчивой ЖТ или имеющие фибрилляцию желудочков (ФЖ) в анамнезе. Прогноз жизни у таких больных крайне неблагоприятный, требуется вторичная профилактика: применение амио-дарона в комбинации с БАБ или соталола. Наиболее эффективным методом вторичной профилактики ВСС является установка КД, которая может быть выполнена как до беременности, так и на любом ее сроке с использованием средств максимальной защиты плода [7, 9]. Некоторые авторы считают более правильной госпитализацию пациенток высокого риска и мони-торное наблюдение за ними с имплантацией КД после родов [6].

У больных без органического поражения сердца полиморфная ЖТ имеет более злокачественное течение, чем моно-морфная, часто сопровождается обмороками и нередко трансформируется в ФЖ, поэтому у данной категории пациенток также рекомендуется решить вопрос об имплантации КД [13]. По данным клинических исследований CASH и AVID КД превосходят антиаритмические препараты II и III класса в улучшении прогноза жизни [14, 15]. Р.И. Стрюк считает установку КД самым эффективным методом лечения ЖТ. Основным показанием для имплантации кардиовертера-дефибриллятора являются жизнеугрожающие аритмии (ЖТ, ФЖ), резистентные к ААТ [7]. Не рекомендуется имплантация КД больным, у которых пусковой механизм аритмии может быть идентифицирован и устранен; больным с синдромом WPW и ФЖ; больным с желудочковыми тахиаритмиями, которые могут провоцироваться электрической кардио-версией; больным с синкопальными состояниями неясной этиологии, у которых не индуцируется ЖТ при электрофизиологическом исследовании [14-16].

Таким образом, к прогностически неблагоприятным факторам риска ЖТ при беременности относятся отягощенный семейный анамнез (ВСС родственников 1-3

степени родства в возрасте до 50 лет или тяжелые сердечно-сосудистые заболевания этих родственников), органическая патология сердца (гипертрофическая или дилатационная кардиомиопатия, аритмо-генная дисплазия правого желудочка, пролапс митрального и трикуспидального клапанов с регургитацией 2-3 степени и снижением сократительной способности миокарда, пороки сердца, синдром WPW, синдром Бругада и др.), прием сердечных гликозидов, диуретиков, антибиотиков (макролиды). При отсутствии данных факторов пароксизмы неустойчивой ЖТ не оказывают существенного влияния на прогноз и не требуют назначения беременным антиаритмической терапии [17, 18]. Однако при плохой субъективной переносимости аритмии возможно минимальное терапевтическое вмешательство (БАБ в наименьших эффективных дозах).

Приводим клиническое наблюдение больной Е., 25 лет, госпитализированной в ГБУ РО «Областной клинический кардиологический диспансер» 08.09.2016 с жалобами на приступы тревоги и учащенного сердцебиения, пресинкопальные состояния на фоне сердцебиения до 200 ударов в минуту, эпизоды снижения АД до 90/60 мм рт. ст., слабость. Из анамнеза заболевания установлено, что впервые экстрасистолия была зафиксирована на ЭКГ в возрасте 16 лет при прохождении медицинского осмотра, дополнительное обследование и лечение не проводилось. В последующие годы отмечались эпизоды тахикардии, изредка пресинкопальные состояния по утрам, однократный обморок, за медицинской помощью не обращалась. Первая беременность 6 лет назад протекала без осложнений, роды в срок, ребенок здоров. В мае 2015 г. развился эпизод тахикардии с ЧСС 160 ударов в минуту, была осмотрена терапевтом, принимала успокоительные средства растительного происхождения в течение месяца. Через год, на фоне второй беременности повторился приступ учащенного сердцебиения с ЧСС 200 ударов в минуту, купирован амиодароном. Рекомендации по дальней-

шему приему препаратов не соблюдала в связи с беременностью. В течение лета отмечала эпизоды сердцебиения, в августе почувствовала ухудшение (участились приступы тахикардии, пресинкопальные состояния, дважды теряла сознание 30.08.16 и 05.09.16). Обращалась к эндокринологу, патологии щитовидной железы не выявлено. Направлена в кардиологический стационар для обследования и определения дальнейшей тактики ведения. Перенесенные заболевания: простудные. Наследственность не отягощена. При поступлении общее состояние удовлетворительное, сознание ясное. Рост 158 см, вес 60 кг. Кожные покровы чистые, обычной окраски. При аускультации в легких дыхание везикулярное, хрипов нет. Тоны сердца ясные, ритм правильный. АД 110/70 мм рт. ст. на обеих руках, ЧСС 81 ударов в минуту, пульс 81 удар в минуту. Живот мягкий, безболезненный. Матка увеличена (беременность сроком 26 недель). Отеков нет.

Результаты общеклинических исследований крови и мочи укладываются в рамки норм, соответствующие сроку беременности. На ЭКГ при госпитализации зарегистрирован синусовый ритм, горизонтальное положение электрической оси сердца, парные желудочковые экстрасистолы. При холтеровском мониторирова-нии ЭКГ (ХМ-ЭКГ) на фоне синусового ритма зарегистрированы: одиночная ЖЭ -4956, более вероятно парасистолия, единичные сливные комплексы, эпизоды би-и тригеминии; парные ЖЭ — 2795, вероятно парасистолия; групповая ЖЭ (парасис-толия) — 1737; одиночная НЖЭ — 2; пароксизм ЖТ- 1 (10:25 — 13:52). Изменения в миокарде на фоне ЖТ. При повторном ХМ-ЭКГ через 6 дней на фоне синусового ритма с ЧСС 67-138 ударов в минуту зарегистрировано 6007 одиночных желудочковых парасистол, сливные комплексы, 4521 парная желудочковая парасистола, 3426 групповых желудочковых парасис-тол, 1 НЖЭ. Изменений сегмента БТ-Т нет. При ЭхоКГ: камеры сердца нормальных размеров, фракция выброса левого

желудочка 67%, регургитация на митральном и трикуспидальном клапанах 1 степени, регургитация на клапане легочной артерии 1 -2 степени. Крепление хорды к межжелудочковой перегородке в верхней трети. Систолический градиент давления на трикуспидальном клапане 19 мм рт. ст. Заключение: Аномально расположенная хорда в левом желудочке. При УЗИ беременности: беременность акушерским сроком 27 недель 3 дня, плод соответствует акушерскому сроку беременности. Установлен клинический диагноз: Пароксизмальная желудочковая тахикардия. Частая желудочковая экстра-систолия (одиночная с эпизодами би- три-геминии, парная, групповая), редкая одиночная наджелудочковая экстрасистолия. Синкопальные состояния (30.08.16, 5.09.16). Беременность сроком 27 недель. Прогностически неблагоприятных факторов риска при беременности (отягощенный семейный анамнез, органическая патология сердца и др.) у данной пациентки не выявлено. В связи с плохой переносимостью аритмии ей было назначено минимальное терапевтическое вмешательство (прием метопролола сукцината в наименьшей эффективной дозе 25 мг/сут). Больная направлена в ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова» Минздрава России для коррекции ААТ и решения вопроса о проведении РЧА. В Федеральном центре попытка перевода на соталол не удалась из-за плохой переносимости препарата, продолжена терапия метопролола сукци-натом под контролем ХМ-ЭКГ. Под наблюдением аритмологов центра беременность пролонгирована до 38 недель. Роды вели естественным путем под эпидураль-

Литература

1. Абдрахманова А.И. Нарушение сердечного ритма у беременных / А.И. Абдрахманова, С.Д. Маянская, И.Л. Сердюк // Практическая медицина. 2012. №9 (65). С. 45-51.

ной анестезией. После родов у пациентки сохранялись перебои в работе сердца, приступы учащенного сердцебиения, пресин-копальные состояния, спустя 2 месяца при контрольном ХМ-ЭКГ регистрировались вышеописанные нарушения ритма. Планируется установка КД через 6 месяцев после родов. Данный клинический случай демонстрирует, что ведение беременных с нарушениями ритма сердца вызывает трудности у практических врачей. Важнейшим требованием к антиаритмическим препаратам является наименьшее неблагоприятное влияние на организм женщины и плода. Учитывая это, препараты с доказанным риском для плода (категория D по классификации FDA) не должны использоваться в качестве терапии первой линии. Применение на догоспитальном этапе амиодарона у нашей пациентки свидетельствует о необходимости повысить информированность врачей о тактике ведения беременных с аритмиями.

Таким образом, несмотря на то, что нарушения ритма сердца достаточно часто встречаются при беременности, жиз-неугрожающие злокачественные аритмии у молодых женщин возникают редко и при отсутствии структурных изменений миокарда влияния на прогноз не оказывают. Наличие даже такой потенциально злокачественной аритмии, как частая желудочковая экстрасистолия с пароксизмами устойчивой желудочковой тахикардии, сопровождающимися синкопальны-ми состояниями, не потребовало прерывания беременности, а минимальная антиаритмическая терапия позволила при должном наблюдении эффективно вести пациентку до родов.

Конфликт интересов отсутствует.

2. Калинин Р.Е., Сучков И.А., Мжаванадзе Н.Д., Шитов И.И., Поваров ВО. Врожденная полная блокада сердца у беременных женщин: мультидисциплинар-ный подход к диагностике и лечению // Российский медико-биологический вест-

ник имени академика И.П. Павлова. 2016. №3 (24). С. 79-85.

3. Стрюк Р.И. Аритмии при беременности: этиология и перинатальные исходы / Р.И. Стрюк, Я.В. Брыткова, В.Н. Немировский, Д.У. Шоикиемова // Кардиология. 2007. Т. 4, №8. С. 29-31.

4. Шехтман М.М. Заболевания сердечно-сосудистой системы у беременных. В кн.: Руководство по экстрагенильной патологии у беременных. 5-е изд., пере-раб. и доп. М.: Триада-Х, 2011. С. 93-106.

5. Султонова Н.А., Наврузов Э.Р. Факторы риска развития преэклампсии у беременных и пути её снижения // Наука молодых (БгиёШо 1иуепшш). 2015. №2. С. 67-74.

6. Сулимов В.А., ред. Медикаментозное лечение нарушений ритма сердца у беременных. В кн.: Медикаментозное лечение нарушений ритма. М.: ГЭОТАР -Медиа, 2011. С. 372-381.

7. Стрюк Р.И. Нарушения сердечного ритма и проводимости. В кн.: Заболевания сердечно-сосудистой системы и беременность. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. С. 152-168.

8. Елисеев О.М. Нарушения сердечного ритма у беременных. Нужно ли и можно ли лечить? // Терапевтический архив. 1989. Т. 61, №8. С. 131-138.

9. Диагностика и лечение сердечнососудистых заболеваний при беременности. Российские рекомендации // Российский кардиологический журнал. 2013. №4 (102) (Прил. 1). С. 31-38.

10. Ушкалова Е.А. Лечение сердечных аритмий во время беременности // Фарматека. 2003. №6. С. 80-87.

11. ESC guidelines on the management of cardiovascular diseases during pregnancy // European Heart Journal. 2011. Vol. 32. Р. 31473197. DOI: 10.1093/eurheartj/ehr218

12. Стрюк Р.И. Нарушения сердечного ритма при беременности: руководство для врачей. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. 128 с.

13. Киякбаев Г.Н., Моисеев В.С., ред. Аритмии сердца. Основы электрофизиологии, диагностика, лечение и современные рекомендации. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. 238 с.

14. Бунин Ю.А. Диагностика и лечение тахиаритмий сердца / Ю.А. Бунин. М.: Медпрактика-М, 2011. 400 с.

15. Шляхто Е.В., Трешкур ТВ., Ту-линцева Т. Э., Жданова О.Н., Тихоненко В.М., Цуринова Е.А. и др. Алгоритм ведения пациентов с желудочковыми аритмиями // Терапевтический архив. 2015. Т. 87, №5. С. 106-112.

16. Spears D. Ventricular arrhythmias approach to management in pregnancy. In: Proceedings of the 4th International congress on cadiac problems in pregnancy. (27 feb. -1 march. 2016). Las Vegas, Nevada, USA, 2016. P. 207-210.

17. Adamson D. L., Nelson-Piercy C. Managing palpitations and arrhythmias during pregnancy // Heart. 2007. Vol. 93, №12. P. 1630-1636. DOI: 10.1136/hrt.2006.098822

18. Craina M., Furau G., Nitu R., eds. Arrhythmias in pregnancy. In: Breijo-Marquez F.R., ed. Cardiac Arrhythmias -New Considerations. In Tech China, Shanghai, 2012. P. 497-514.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Тереховская Ю. В. — ординатор кафедры госпитальной терапии. Рязанский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, г. Рязань. Е-шаИ: [email protected]

Смирнова Е.А. — д.м.н., зав. отделением ГБУ РО «Областной клинический кардиологический диспансер», доцент кафедры госпитальной терапии, Рязанский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, г. Рязань.

Е-шаП: [email protected]

ОБЗОРЫ

HEART RHYTHM DISORD ERS IN PREGNANCY

Yu.V. TEREKHOVSKAYA1, E.A. SMIRNOVA1,2

Ryazan State Medical University, Vysokovoltnaya str., 9, 390026, Ryazan, Russian Federation (1) SBI Ryazan Regional Clinical Cardiologic Dispensary, Stroikov str., 96, 390026, Ryazan, Russian Federation (2)

The article presents a review of literature data about influence of the most common disorders in heart rhythm on the organism of a pregnant woman and fetus, about peculiarities of management of such patients and about principles of administration of antiarrhythmic drugs. Arrhythmias are seen in 20-40% of pregnant women mostly in the form of supraventricular and ventricular extrasystole; life-threatening malignant rhythm disorders are rather rare and in the absence of any structural changes in the myocardium do not influence the prognosis. Due to the probability of unfavorable influence on fetus, antiarrhythmic drugs are prescribed to pregnant females only for strict indications. Medicinal treatment is required only in case of frequent extrasystoles with hemodynamic disorders, with evident impairment of the quality of life, or when threatening with a transition to more severe arrhythmias. In development of paroxysm of tachycardia with unstable hemodynamics electrical cardioversion is used. For treatment of uncomplicated tachycardia antiarrhythmic drugs are used of B or C category according to FDA (Food and Drug Administration) classification, and only in case of their non-effectiveness amiodarone is administered for live-saving indications. In pregnant females it is possible to use radio frequency ablation or implantable cardioverter defibrillator. In the article the results of clinical observation of a 25-year old pregnant patient with repeated ventricular extrasystole, repeated paroxysms of ventricular tachycardia accompanied by syncopal conditions, are described. Under observation by arrhythmologists of FSBI Almazov North-West Medical Research Center of Ministry of Health of Russia, pregnancy was prolonged to 38 weeks by administration of metoprolol succinate, and ended in vaginal delivery under epidural anesthesia. Clinical observation shows that potentially malignant arrhythmias are not indications for interruption of pregnancy, and minimal antiarrhythmic therapy is sufficient for effective management of such patients.

Keywords: pregnancy, heart rhythm disorders, ventricular tachycardia, antiarrhythmic therapy.

Physiological, hemodynamic, metabolic and hormonal changes in the organism of a pregnant woman make her more vulnerable to disorders in heart rhythm seen in 20% to 40% of cases. Most common heart rhythm disorders (HRD) in gestation are supra-ventricular (SVE) and ventricular extrasystole (VE) occurring in 28-67% and 15-69% of cases, respectively [1]. Less

common events in pregnancy are paroxysmal supraventricular (14%) and ventricular (5%) tachycardias (VT) and disorders in conduction (0.03-3%) [2]. Organic changes in the cardiovascular system and in other organs as a cause of HRD in pregnancy are seen in a little more than 50% of cases [3, 4].

Mechanisms of HRD in pregnancy are underinvestigated. Development of pregnancy

is not accompanied by specific electrophysiological alterations in the myocardium, but restructure of hemodynamics (increase in the volume of circulating blood, in heart rate, in stroke volume and in cardiac output), hormonal changes (increase in the concentration of estrogens, progesterone, angiotensinogen, renin, prostaglandins) and autonomic shifts (increase in the sensitivity of adrenergic receptors) may induce changes in the basic properties of the myocardium with frustration of its electrical homogeneity, and provoke disorders in rhythm. Besides, these physiological processes may worsen disorders in women with pre-existing heart diseases.

Heart rhythm disorders creating hemo-dynamic instability may impair the condition of fetus, cause retardation of prenatal development and lead to disorders in the central nervous system in a newborn [3]. The existing observations show a significant increase in the incidence of complications of pregnancy (gestoses, threat of miscarriage, premature abruption of placenta, premature delivery, fetal hypoxia) and of delivery (disorders in uterine contractions, hemorrhages) in women with HRD [4, 5].

In most cases pregnant women are troubled with palpitations associated with sinus tachycardia, extrasystole or with runs of unstable tachycardia which do not produce any significant influence on the prognosis. Stable rhythm disorders are found in pregnant women with the incidence 2-3:1000 [6]. Ventricular tachycardias (VT) deserve special attention since they present life-threatening conditions. Prolonged paroxysms of VT (more than 30 sec) may lead to acute left-ventricular failure, acute renal failure and to progressing hypoxic encephalopathy. Paroxysmal VT may transform into ventricular fibrillation, ventricular flutter or asystole. Besides, a prolonged attack of tachycardia impairs heart activity of fetus, increases excitability of uterus and creates a threat of miscarriage.

Physical examination of pregnant females with HRD permits to suspect anemia, symptoms of autonomic lability, enlargement of thyroid, to detect pathological alterations in the cardiovascular system and to determine

further diagnostic search. Along with routine laboratory instrumental methods of examination (hematology panel, examination of electrolytes — potassium, sodium), pregnant women with HRD are obligatorily examined for thyroid hormones, and ECG and echocardiography are conducted. To clarify the character of arrhythmia the following examinations are carried out: 24-hour Holter ECG monitoring, a test with dosed physical activity (to identify relationship between HRD and physical load in WPW syndrome), transesophageal ECG (for diagnosis of the sick sinus syndrome, ventricular pre-excitation syndrome, for differential diagnosis and management of tach-yarrhythmia), and also intracardiac electro-physiological examination (IEPE) at the age of gestation maximally close to the second trimester using methods of fetus protection (covering of the abdomen with an apron, maximal use of echocardiography instead of X-ray examination) [7].

The key issue is that of necessity and reasonability of application of antiarrhythmic therapy in pregnancy. Pharmacotherapy of HRD in pregnant women is conducted for strict clinical indications only in hemodynamically significant and life-threatening arrhythmias, since there are no antiarrhythmic drugs (AAD) absolutely safe for the fetus. All antiarrhythmic drugs cross placenta and are secreted into the breast milk, with most of them producing a teratogenic effect in the first trimester and other side effects in later periods [8, 9]. Opinions as to possible use of medical drugs were changing in the past years. Thus, O.M. Yeliseev considered it possible to use amiodarone in pregnant women [8]. The majority of modern authors recommend to avoid use of this drug resting themselves on FDA classification of antiarrhythmic drugs of 1994 based on the extent of risk of its use in pregnant women which refers amiodarone to category D, meaning that the evidence is obtained about its unfavorable effect on human fetus. However, despite the risk, use of this drug in pregnant women may be justified by its potential benefit (tab. 1). Intravenous introduction of amiodarone is considered to be «a last-resort treatment» used

only for life-saving indications in case of inef- in case of recurrent paroxysms of ventricular fectiveness of lidocaine or novocainamide and tachycardia [6-8, 10].

Table 1

Application of Antiarrhythmic Drugs during Pregnancy

Class AAD FDA Pregnancy Side Effects Risk for Fetus

IA Quinidine С + Prolongation of QT, torsades de pointes Minimal

Procainamide С + (short-term course) Lupus-like syndrome of fetus in long-term intake Minimal

Disopyramide С ? Insufficient data Minimal

IB Lidocaine В + Toxic effect on the CNS, bradycardia Minimal

IC Flecainide С ? Insufficient data Minimal

Popafenone С ? Bradycardia, impairment of intraventricular conduction Minimal

II Propranolol С + Contraindicated in I trimester (retardation of intrauterine growth) MnHHMa^bHbiH

Meronponon С + Minimal

III Sotalol В + Torsades de pointes Minimal

Amiodarone D +/- Congenital anomalies, pathology of thyroid of fetus, preterm delivery Significant

IV Verapamil С + Hypotension in mother, bradycardia and disorders in conduction in fetus Moderate

Diltiazem С +/- Limited data Moderate

Other drugs Digoxin С + Low weight at birth, probable death of fetus in intoxication Minimal

Adenosine С + Dyspnea, bradycardia, Scarce experience of use in I trimester Minimal

Notes: (+) recommended, (+/-) permitted with caution, (-) not recommended, (?) no data.

In case of stable hemodynamics management of pregnant women starts with diagnosis and treatment of diseases of cardiovascular, endocrine and other systems, with correction of electrolyte disorders, elimination of provocative factors (smoking, use of caffeine and alcohol, psychoemotional stress, intake of medical drugs) and of other pathological conditions facilitating arrhythmias. It should be taken into account that according to FDA recommendations pregnant women should refuse from some medical herbs (barberry, Juniperus communis, Mentha pulegium, Sanguinaria, valerian) [7].

If the above methods fail to produce a positive effect, AADs are administered that should meet the following requirements: the minimal amount of unfavorable effects on the organism of mother, fetus and newborn, short half-life, possibility for use in minimal effective doses, preference of monotherapy, regular re-evaluation of indications with supporting

therapy. By safety for fetus, only sotalol and acebutolol are included into category B in FDA classification (meaning that investigations on animals did not reveal any risk of negative effect on fetus, but no appropriate investigations on pregnant women were conducted), most antiarrhythmic drugs are referred to category C. This means that in research on animals data were obtained about the danger of the drug for fetus, however, there are no data or controlled research showing an increased risk of the drug for a human fetus.

There exist two tendencies in treatment for rhythm disorders: management of a paroxysm of arrhythmia and prevention of recurrences, that require principally different approaches. In case of life-threatening hemodynamic disorders in a mother and/or evident disorders in uterine-placental circulation with development of acute intrauterine fetal hypoxia, immediate medicinal or electrical cardioversion is required. For management of

arrhythmia in pregnant women it is possible to use drugs with a potentially high level of toxicity since they stay in an organism for a short period, however, for a prolonged intake with a prophylactic purpose only the safest and low-toxicity drugs are recommended [6, 10].

The commonest rhythm disorder in pregnancy is extrasystole (SVE and VE) which is often asymptomatic or may be manifested by intermissions in the work of heart, a feeling of discomfort in the chest and by anxiety; it is revealed in a planned record of ECG, is not a contraindication for vaginal delivery and does not require medicinal treatment. In most cases it is sufficient just to correct the psychoemotional status and to eliminate factors provoking arrhythmia. An indication for administration of AAD is frequent SVE with hemodynamic disorders, impairment of the quality of life and/or preceding attacks of SVT. In this case cardioselective beta-blocking agents (BBA) or verapamil are used [1]. For treatment of frequent polytopic, group or early VE threatening with transition to more severe arrhythmias, with impairment of hemodynamics and appearance of signs of cardiac failure, pronounced impairment of the quality of life, II and III class drugs are used, less often of IC class [7].

The most common supraventricular paroxysmal tachycardia in pregnant women is paroxysmal atrioventricular (AV) nodal reentrant tachycardia (PAVNRT) and AV reentrant tachycardia with accessory conduction pathways, less often atrial tachycardia, usually in cardiac diseases [9]. An attack of SVT with unstable hemodynamics (cardiac asthma, pulmonary edema, pronounced hypotension) can be managed by cardioversion (100 J energy of the first discharge of mo-nophasic current). Cardioversion is safe for fetus and in necessity can be conducted in any period of pregnancy.

Electrical cardioversion is contraindi-cated in case of frequent short-term paroxysms that revert spontaneously or with the help of antiarrhythmic drugs, in case of thrombosis of heart chambers, in cardio- and atriomegaly, in intoxication with cardiac gly-cosides or in thromboembolic syndrome.

Alleviation of uncomplicated paroxysms starts with vagal manoeuvers directed at stimulation of vagal influence on the heart — Valsalva’s manoeuver (creation of an elevated intrathoracic pressure), massage of carotid sinus (reflex increase in parasympathet-ic influence on the heart through stimulation of mechanoreceptors of carotid arteries). During vagal manoeuvers a pregnant patient should stay in a semi-sitting position to avoid compression of the inferior vena cava by the enlarged uterus [7].

If vagal manoeuvers prove ineffective, it is required to resort to intravenous introduction of AAD: adenosine triphosphate (ATP) 10 mg or adenosine in the dose 6-12 mg, in the absence of the effect introduction of ATP (20 mg) or adenosine (12 mg) can be repeated in 2 min. Introduction of the drug may be accompanied by a hot feeling, reddening of the face, headache, transient sinus bradycardia, appearance of sinoatrial or atrioventricular block in the ECG. In PAVNRT and orthodromic AV re-entrant tachycardia with concealed accessory conducting pathways the effectiveness reaches 90% and in the majority of cases there is no need to use other AADs. Intravenous introduction of verapamil in the dose 5-10 mg within not less than 2 min under control of AP and HR is the second line measure in management of SVT in pregnancy due to the probability for development of side effects in fetus (bradycardia, hypotension, heart blocks). In patients with bronchial asthma verapamil is more preferable than adenosine since the latter may povoke bronchospasm. Intravenous introduction of BBA (metoprolol, propranolol) is less effective but less dangerous than verapamil for management of SVT attack in pregnant women. It is prohibited to introduce BBA together with verapamil or rapidly one after another because this may cause bradycardia and even asystole. Highly effective for alleviation of PAVNRT is transesophageal (or transvenous) electrical stimulation of atria [9, 11]. In WPW syndrome use of ATP (adenosine) is unreasonable because of the probability for fibrillation of atria with conduction of a high quanti-

ty of supraventricular impulses to ventricles (they shorten the refractory period of accessory conducting pathways). Use of antiarrhythmic drugs of IA (novocainamide) and of IC (propafenone) classes is less effective. Introduction of cardiac glycosides to relieve SVT in WPW syndrome is contraindicated. In managing antidromic tachycardia with wide QRS complexes novocainamide is more preferable since it impairs conduction through accessory pathways.

The first choice prophylactic anti-arrhythmic drugs are digoxin (should not be administered to patients with WPW syndrome), BBA (should not be administered in the first trimester of pregnancy because of the probability for bradycardia, hypoglyce-mia, hypotension in fetus), in case of their failure — sotalol (should also be avoided in the first trimester).

If the above mentioned drugs fail to produce the effect, it is possible to administer propafenone, novocainamide (long-term peroral intake leads to lupus-like syndrome) or verapamil which should not be given to patients with WPW syndrome. The danger of administration of digoxin and verapamil to patients with accessory conducting pathways is associated with the ability of these drugs to shorten the refractory period of accessory pathways and of the myocardium of atria and to increase the frequency of ventricular contractions which may induce or enhance the disorders in hemodynamics [10, 11]. In WPW syndrome it is recommended to use antiarrhythmic drugs that impair conduction and/or prolong the refractory period both of the AV node and of accessory conducting pathways (propafenone, sotalol). In case of resistance of arrhythmia to antiarrhythmic therapy (in syndrome of premature excitation of ventricles) or in poor tolerance to the drugs in pregnancy, radio frequency ablation (RFA) may be recommended which is reasonable to conduct on the 26th-28th week [1, 9]. In case of impossibility of surgical treatment implantation of cardioverter defibrilla-tor (CD) is recommended [7].

Atrial fibrillation (AF) usually develops with the underlying organic pathology of

the heart (congenital and acquired defects, cardiomyopathies) and of other organs (thyrotoxicosis, chronic diseases of lungs). Brief and oligosymptomatic episodes do not require use of AAD. In case of unstable hemo-dynamics electrical cardioversion and an-tithrombotic therapy are conducted depending on the gestational age. In the course of study no convincing data were obtained as to the advantage of any of the strategies: rhythm-control or frequency-control. Frequency can be decreased by II or IV class drugs or by digoxin. For restoration of the sinus rhythm quinidine, novocainamide can be used. To prevent recurrence individuals without organic pathology of the myocardium are recommended to use propafenone, flecainide and sotalol. In systolic dysfunction of the left ventricle the above drugs are con-traindicated because of unfavorable influence on the prognosis, in such patients a more preferable strategy is control of HR [7, 10]. In both cases prophylaxis of thromboembolic complications is obligatory throughout the entire period of pregnancy. Estimation of risk for their development and administration of preventive therapy follow the general principles, however, use of the novel oral anticoagulants (apixaban, dabigatran, rivaroxaban) in pregnant females is unacceptable because of their fetotoxicity. Another peculiarity is that application of warfarin is possible only starting from the second trimester due to development of «warfarin embryopathies», in the first trimester and the last month before delivery heparin or low molecular weight heparins in standard doses can be used according to the existing recommendations for management of patients with atrial fibrillation. In severe paroxysms of AF refractory to AADs it is possible to apply RFA [11].

In a paroxysm of persistent VT with unstable hemodynamics immediate electrical cardioversion is indicated [9, 12]. With stable hemodynamics a drug of choice for managing a VT attack is lidocaine (1mg/kg intravenously followed by infusion of 1-4 mg/min) or novocainamide (1000 mg intravenously). There exists a significant experience of using these drugs in pregnancy where they proved

to be safe enough: short-term treatment with these drugs gives a sufficiently favorable profile of their side effects, no teratogenic effects were noticed. However, they are not prescribed for a long-term use due to probable development of undesirable phenomena: lidocaine produces a toxic effect on the CNS and induces bradycardia, novocainamide leads to lupus-like syndrome and to persistent functional reciprocating tachycardia («torsades de pointes»). Only in case of their ineffectiveness and in case of VT recurrences amiodarone is given for life-saving indications, since it is reported to be associated with congenital malformations, bradycardia and prolongation of QT interval in fetus/newborn, pathology of thyroid in fetus (hypothyroid-ism), stimulation of preterm labor and low birth weight [6-8, 10]. Data are reported about favorable influence of BBA in case of idio-pathic VT from the outflow tract [1, 9]. It is recommended to avoid them in the first trimester due to the probability for retardation of intrauterine growth [6]. The best studied BBAs applicable in clinical practice for treatment of heart rhythm disorders in pregnant women are propranolol and metoprolol. There is information about retardation of the intrau-terine growth of fetus under influence of pro-pranolol, but, however, no confirmation of these results were obtained in other investigations. In placebo-controlled studies of metoprolol such effect was not observed.

In the absence of response to anti-arrhythmic therapy (AAT) it is possible to use RFA. Thus, RFA is recommended as an alternative method for treatment of patients with symptomatic right-ventricular tachycardia of ectopic genesis without organic heart damage. RFA also proves highly effective in case of localization of the source of VT in the left ventricle [13].

For stratification of risk for sudden cardiac death (SCD), pregnant patients with ventricular tachyarrhythmias should be divided into 2 groups. To potentially malignant arrhythmias ventricular extrasystoles > 10 per hour and episodes of unstable VT with the underlying dysfunction of the left ventricle are referred. These patients are under a high risk

for development of a stable VT and ventricular fibrillation. The primary prophylaxis of SCD in them includes administration of BBA (metoprolol, propranolol) and only in the absence of alternative treatment amiodarone is used (produces a negative effect on the fetus including hypothyroidism, mental underdevel-opment of fetus, preterm delivery).

A category of malignant ventricular arrhythmias includes individuals with an organic damage to the myocardium and with paroxysms of persistent VT or with a history of ventricular fibrillation (VF). These patients have poor life prognosis and require secondary prophylaxis: use of amiodarone in combination with BBA or sotalol. The most effective method of secondary prophylaxis of SCD is implantation of CD that can be performed either before pregnancy or in any term of pregnancy with use of means for maximal protection of fetus [7, 9]. Some authors believe that it is more correct to hospitalize high-risk patients and provide their monitoring with implantation of CD after delivery [6].

In patients without organic heart damage polymorphic VT takes a more malignant course than monomorphic one, is often accompanied by syncopes and often transforms to VF, therefore it is reasonable to consider a question about implantation of CD [13]. According to the data of CASH and AVID clinical studies, CD surpasses II and III class antiarrythmic drugs in terms of improvement of life prognosis [14,15]. R.I. Stryuk believes implantation of CD to be the most effective method of treatment of VT. The main indication for implantation of cardioverter-defibrillator is life-threatening arrhythmias (VT, VF) resistant to AAT [7]. CD implantation is not recommended to patients in whom it is possible to identify and eliminate the triggering mechanism of arrhythmia; to patients with WPW syndrome and VF; patients with ventricular tachyarrhythmias that may be provoked by electrical cardioversion; patients with syncopal condition of unclear etiology in whom VT is not induced in electrophysiological examination [14-16].

Thus, risk factors for VT with unfavorable prognosis in pregnancy include positive

family history (SCD among 1-3 degree relatives at the age under 50 or severe cardiovascular diseases among such relatives), organic heart pathology (hypertrophic or dilatational cardiomyopathy, arrhythmogenic dysplasia of the right ventricle, prolapse of the mitral or tricuspid valve with 2-3 degree regurgitation and reduction in the contractility of the myocardium, heart defects, WPW syndrome, Brugada syndrome, etc.), intake of cardiac glycosides, diuretics, antibiotics (macro-lides). In the absence of these factors paroxysms of unstable VT do not produce any significant influence on the prognosis and do not require use of antiarrhythmic therapy in pregnant females [17, 18]. However, in case of poor individual tolerance to arrhythmia a minimal therapeutic intervention is possible (BBA in the minimal effective doses).

Clinical observation is presented of a female patient E., 25 years old hospitalized to FBI Ryazan Regional Clinical Cardiologic Dispensary on 08.09.2016 with complaints of attacks of anxiety and tachycardia, presyncopal conditions with the underlying heart rate up to 200 per min, episodes of decrease in the arterial pressure to 90/60 mm Hg, weakness. As it followed from the history extrasystole was first registered at the age of 16 during medical examination, no additional examination and no treatment were given. In the subsequent years episodes of tachycardia, sometimes presyncopal conditions in the morning, a single syncope were noted, the patient did not refer for medical help. The first pregnancy 6 years before ran without complications, with timely birth of a healthy baby. In May 2015 an episode of tachycardia occurred with HR 160 per minute; the patient was examined by a therapist and took sedatives of plant origin within a month. After a year, with the underlying second pregnancy, tachycardia attack repeated with HR 200 per minute and was corrected by amiodarone. The patient did not observe recommendations on further intake of drugs in connection with pregnancy. During summer the patient noted episodes of tachycardia, in August the condition worsened (tachycardia attacks, presyncopal states became

more frequent, two times she lost consciousness on 30.08.16 and 05.09.16). The patient referred to endocrinologist, no pathology of the thyroid was found. The patient was directed to cardiology hospital for examination and determination of further management strategy. Past diseases: cold-related. No positive heredity. On admission to hospital the condition was satisfactory, clear consciousness. Height 158 cm, weight 60 kg. Clean skin, of normal color. In auscultation of lungs

— vesicular breathing, no rales. Clear heart sounds, regular rhythm. AP 110/70 mm Hg on both arms. Heart rate 81 per minute, pulse rate 81 per minute. The abdomen soft, painless. The uterus enlarged (pregnancy 26 weeks), no edema.

Results of general clinical blood and urine tests were within the norm corresponding to the age of pregnancy. ECG on hospi-talization: sinus rhythm, horizontal position of the electrical axis of the heart, coupled ventricular extrasystoles. Results of Holter monitoring of ECG (HM-ECG) recorded with the underlying sinus rhythm: single ventricular extrasystole (VE) — 4956, more probably parasystole, single fusion complexes, episodes of bi- and trigeminy; coupled VE -2795, probably parasystole; group VE (parasystole) — 1737; single supraventricular extrasystole — 2; paroxysm of VT — 1 (10:25

— 13:52). Alterations in the myocardium against with the background VT. In repeated HM-ECG taken after 6 days with the underlying sinus rhythm with HR 67-138 beat/min there were recorded 6007 single ventricular parasystoles, fusion complexes, 4521 coupled ventricular parasystoles, 3426 group ventricular parasystoles, 1 SVE. No changes of ST-T segment. Data of echo-ECG: heart chambers of normal size, left ventricular ejection fraction 67%, 1 degree regurgitation on the mitral and tricuspid valves, 1-2 degree regurgitation on the pulmonic valve. Fixation of the chord to the upper third of the interventricular septum. Systolic pressure gradient on the tricuspid valve 19 mm Hg. Conclusion: Abnormally positioned chord in the left ventricle. Ultrasound examination of pregnancy: pregnancy with obstetric age 27

weeks and 3 days, the fetus corresponds to the obstetric age. Clinical diagnosis: Paroxysmal ventricular tachycardia. Frequent ventricular extrasystoles (single extrasystoles with episodes of bi-, trigeminy, coupled, group extrasystoles), occasional single su-praventricular extrasystoles. Syncopal conditions (30.08.16, 5.09.16). Pregnancy 27 weeks. No risk factors were found that could unfavorably influence prognosis of pregnancy (burdened family history, organic cardiac pathology, etc.). In view of poor tolerance to arrhythmia minimal therapeutic intervention was administered (intake of metoprolol suc-cinate in the minimal effective dose 25 mg/day). The patient was directed to FSBI V.A. Almazov NWMRC of Ministry of Health of Russia for correction of AAT and consideration of the question about RFA. An attempt to switch the patient to sotalol in the Federal Center failed because of poor tolerance to the drug, treatment with metoprolol succinate was continued under control of HM-ECG. Under observation by arrhythmologists of the Center pregnancy was prolonged to 38 weeks and ended in vaginal delivery under epidural anesthesia. After delivery intermissions in the work of heart, attacks of tachycardia, presyncopal conditions persisted; the mentioned rhythm disorders were recorded in

References

1. Abdrakhmanova AI, Mayanskaya SD, Serduk IL. Narushenie serdechnogo ritma y beremennykh [Heart rhythm disorders in Pregnant]. Prakticheskaya meditsina [Practical medicine]. 2012; 65 (9): 45-51. (in Russian)

2. Kalinin RE, Suchkov I A, Mzhava-nadze ND, Shitov II, Povarov VO. Vrozh-dennaya polnaya blokada serdtsa u beremennykh zhenshchin: mul’tidistsiplinarnyj podkhod k diagnostike i lecheniyu [Congenital total heart block in pregnant women: a multidisciplinary approach to diagnosis and treatment]. Rossijskij mediko-biologicheskij vestnik imeni akademika I.P. Pavlova [I.P. Pavlov Russian Medical Biological Herald]. 2016; 3 (24): 79-85. (in Russian)

control HM-ECG after 2 months. Implantation of CD is planned in 6 months after delivery. This clinical case shows that management of pregnant women with disorders in heart rhythm presents difficulties for practicing physicians. The critical requirement to antiarrhythmic drugs is the minimal unfavorable influence on the organism of a woman and fetus. In view of this, medical drugs with the proven risk for fetus (category D in FDA classification) should not be used as the first line therapy. Administration of amiodarone to our patient in the prehospital period shows the necessity to improve awareness of physicians of the tactics of management of pregnant females with arrhythmias.

Thus, despite the fact that disorders in heart rhythm are rather common in pregnancy, life-threatening malignant arrhythmias in young women are rare and in the absence of structural changes in the myocardium produce no influence of prognosis. Even existence of such potentially malignant arrhythmia as repeated ventricular extrasystole with paroxysms of persistent ventricular tachycardia accompanied by syncopal conditions did not require interruption of pregnancy, and the minimal antiarrhythmic therapy under due observation permitted to effectively bring up the patient to delivery.

No conflict of interest.

3. Stryuk RI, Brytkova YV, Nemirovskij VN, Shoikiemova DU. Aritmii pri beremennosti: etiologiya i perinatal’nye iskhody [Arrhythmias in pregnancy: etiology and perinatal outcomes]. Kardiologiya [Cardiology] . 2007; 4 (8): 29-31. (in Russian)

4. Shekhtman MM. Zabolevaniya serdechno-sosudistoj sistemy u beremennykh [Diseases of cardiovascular system in pregnant women]. V kn.: Rukovodstvo po ekstragenital’noj patologii u beremennykh [In: Manual on Extragenital Pathology in Pregnant Women]. 5th ed. M.: Triad-X; 2011. P. 93-106. (in Russian)

5. Sultonova NA, Navruzov ER. Faktory riska razvitiya preeklampsii u beremennykh i puti eyo snizheniya [Risk factors for pre-

eclampsia in pregnant women and ways to reduce it]. Nauka molodykh (Eruditio Juvenium) [Science of young (Eruditio Juvenium)]. 2015; 2: 67-74. (in Russian)

6. Sulimov VA, ed. Medikamentoznoe lechenie narushenij ritma serdtsa u beremennykh [Drug treatment of heart rhythm disorders in Pregnant]. V kn.: Medikamentoznoe lechenie narushenij ritma serdtsa [In: Drug treatment of heart rhythm disorders]. Moscow: GEOTAR Media; 2011. P. 372-81. (in Russian)

7. Stryuk RI. Narusheniya serdechnogo ritma i provodimosti [Heart rhythm and conduction disorders]. V kn.: Zabolevaniya serdechno-sosudistoj sistemy i beremennost’ [In: Diseases of cardiovascular system and pregnancy]. Moscow: GEOTAR Media; 2010. P. 152-68. (in Russian)

8. Eliseev OM. Narusheniya serdechnogo ritma u beremennykh. Nuzhno li i mozhno li lechit’? [Heart rhythm disorders in Pregnant. Whether it is necessary and whether it is possible to treat?]. Terapevticheskij arkhiv [Therapeutic archive] . 1989; 61 (8): 131-8. (in Russian)

9. Diagnostika i lechenie serdechno-sosudistykh zabolevanij pri beremennosti. Rossijskie rekomendatsii [Diagnostics and treatment of cardiovascular diseases in pregnancy. Russian guidelines]. Rossijskij kardiologicheskij zhurnal [Russian cardiology magazine], 2013; 4 (102): 31-8. (in Russian)

10. Ushkalova EA. Lechenie serdechnykh aritmij vo vremya beremennosti [Treatment of cardiac arrhythmias during pregnancy]. Farmateka [Pharmacy]. 2003; 6: 80-7. (in Russian)

11. ESC guidelines on the management of cardiovascular diseases during pregnancy. European Heart Journal. 2011; 32: 3147-97. DOI:10.1093/eurheartj/ehr218

12. Stryuk RI. Narusheniya serdechnogo ritma pri beremennosti: rukovodstvo dlya vrachej [Heart rhythm disorders during pregnancy: guide for doctors]. Moscow: GEOTAR Media; 2007. 128 p. (in Russian)

13. Kiyakbaev GN. Aritmii serdtsa: Osnovy elektrofiziologii, diagnostika, lechenie i sovremennye rekomendatsii [Heart arrhythmias: Electrophysiology bases, diagnostics, treatment and the modern recommendations]. Moscow: GEOTAR Media; 2010. 238 p. (in Russian)

14. Bunin YA. Diagnostika i lechenie takhiaritmij serdtsa [Diagnostics and treatment of tachyarrhythmias of heart]. Moscow: Med practice-M; 2011. 400 p. (in Russian)

15. Shlyakhto EV, Treshkur TV, Tulintseva TE, Zhdanova ON, Tikhonenko VM, Tsurinova EA et al. Algoritm vedeniya patsientov s zheludochkovymi aritmiyami [Algorithm for management of patients with ventricular arrhythmias]. Terapevticheskij arkhiv [Therapeutic archive]. 2015; 87 (5): 106-12. (in Russian)

16. Spears D. Ventricular arrhythmias approach to management in pregnancy.u R, eds. Arrhythmias in pregnancy. In: Breijo-Marquez F.R., ed. Cardiac Arrhythmias: New Considerations. In Tech China, Shanghai, 2012. P. 497-514.

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS

Terekhovskaya Y.V. — resident of Hospital Therapy Department, Ryazan State Medical University, Ryazan. E-mail: [email protected]

Smirnova E.A. — MD, PhD, DSc, head of department, SBI Ryazan Regional Clinical Cardiologic Dispensary, associate professor of Hospital Therapy Department, Ryazan State Medical University, Ryazan.

РАДИОЧАСТОТНАЯ АБЛАЦИЯ ЖЕЛУДОЧКОВОЙ ТАХИКАРДИИ БЕЗ ФЛЮОРОСКОПИИ У БЕРЕМЕННОЙ ЖЕНЩИНЫ

Турсунбеков А. Б., Абдрахманов А. С., Нуралинов О. М., Смагулов Ш. Ж., Абильдинова Г. С., Альжанова А. Б., Турсунова А. М., Алдибекова Г. И.

АО «Национальный научный кардиохирургический центр», г.Астана;

Мероприятие: Шестой Всероссийский Съезд аритмологов

Секционное заседание: 76. Тезисная секция: Клинические случаи

Начало секционного заседания: 12:30

Зал: 1

Доклад: Устный

Продолжительность: 8 мин.

Просмотров: 1718


Наиболее частыми нарушениями ритма сердца при беременности являются экстрасистолии, из них желудочковые экстрасистолии (ЖЭС) встречаются в 16–59% случаев. Данная патология представляет собой серьезную медицинскую проблему, так как аритмии представляют угрозу здоровью и жизни беременной женщины и плода. Частота аритмий во время беременности увеличивается, что обусловлено значительными физиологическими изменениями в организме матери, увеличивая тем самым риск возникновения жизнеугрожающих нарушений ритма сердца. Так же, необходимо учитывать, что антиаритмические препараты могут оказывать тератогенное действие, недопустимое при беременности, что требует более безопасных методов лечения. Цель: Представить клинический случай радиочастотной аблации желудочковой тахикардии без применения флюороскопии у беременной. Методы: Пациентка У., 1988 г.р., поступила в отделение интервенционной аритмологии АО «ННКЦ» с диагнозом: Пароксизмальная желудочковая тахикардия. Синкопе. Беременность 26–28 недель. При поступлении предъявляла жалобы на приступы учащенного сердцебиения сопровождающиеся синкопальными состояниями. Из анамнеза: Давность нарушения ритма сердца не известно. Эпизоды потери сознания стали беспокоить во время беременности. При проведении Холтеровского мониторирования ЭКГ (ХМЭКГ) зарегистрированы частые пробежки желудочковой тахикардии (ЖТ). ЭКГ при поступлении: Ритм синусовый, неправильный. ЭОС горизонтальная. Частые желудочковые экстрасистолы. Короткие, нестабильные пробежки ЖТ с морфологией блокады левой ножки пучка Гиса с отклонением ЭОС вправо. На ХМЭКГ выявлено 14368 монофокусных ЖЭС, из них одиночных — 1610, парных — 355, эпизодов бигеминии — 11975. Так же выявлено 24 пробежек ЖТ с ЧСС 200 ударов в мин. из 15–30 комплексов. При Эхокардиографическом исследовании сердца структурных изменений не выявлено. Результаты: В нашей клинике с января 2014 г. проводится РЧА без флюроскопии различных нарушений ритма сердца. В связи с беременностью, тератогенным действием антиаритмических препаратов и тяжестью состояния пациентки 24.10.2014 г. проведено: электрофизиологическое исследование сердца и радиочастотная аблация без флюороскопии очага желудочковой тахикардии, локализованный в септальной стенке выводного отдела правого желудочка. После РЧА на ЭКГ регистрируется синусовый ритм с ЧСС 84 уд/мин. На контрольной ХМ ЭКГ в послеоперационном периоде основной ритм синусовый со средней ЧСС 86 уд/мин. Нарушений ритма сердца не выявлено. Выводы: Радиочастотная аблация является высокоэффективным и безопасным методом лечения желудочковых нарушений ритма сердца. Эффективная аблация желудочковых нарушений ритма сердца без флюроскопии позволяет исключить лучевую нагрузку беременной и плода, неблагоприятные, включая тератогенные действия антиаритмических препаратов.

СЛОЖНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ НАРУШЕНИЙ РИТМА СЕРДЦА У БЕРЕМЕННЫХ. СЛУЧАЙ РАДИОЧАСТОТНОЙ АБЛАЦИИ ПРЕДСЕРДНОЙ ТАХИКАРДИИ У БЕРЕМЕННОЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СИСТЕМЫ ТРЕХМЕРНОЙ НЕФЛЮОРОСКОПИЧЕСКОЙ НАВИГАЦИИ | Киргизова

1. Стрюк Р.И., Бунин Ю.А., Гурьева В.Н., Иртюга О.Б., Коков Л.С., Коломацкая О.Е., и др. Диагностика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний при беременности. Национальные рекомендации 2018. Российский кардиологический журнал. 2018;3(155):91–134. DOI: 10.15829/1560-4071-2018-3-91-134.

2. Regitz-Zagrosek V., Blomstrom Lundqvist C., Borghi C., Cifkova R., Ferreira R., Foidart J.M., et al. ESC Guidelines on the management of cardiovascular diseases during pregnancy: the task force on the management of cardiovascular diseases during pregnancy of the European Society of Cardiology (ESC). Eur. Heart J. 2011 Dec.;32:3147–3197. DOI: 10.1093/eurheartj/ehr218.

3. Мангушева М.М., Руднева Т.В., Якупова С.П., Шамсутдинова Н.Г., Шамеева Л.С. Нарушение ритма сердца и проводимости у беременных. Клиническое наблюдение. Практическая медицина. 2013;69(1–2):7–13.

4. MacIntyre C., Iwuala C., Parkash R. Cardiac arrhythmias and pregnancy. Current Treatment Options in Cardiovascular Medicine. 2018 Jul. 11;20(8):63. DOI: 10.1007/s11936-018-0660-9.

5. Дедкова А.А., Киргизова М.А., Кистенева И.В., Борисова Е.В. Шестилетний опыт ведения беременных с нарушениями сердечного ритма и проводимости. Материалы Всероссийского научно-образовательного форума «Кардиология XXI века: альянсы и потенциал». Томск; 25-27 апреля 2018:107–110.

6. Canobbio M.M., Warnes C.A., Aboulhosn J., Connolly H.M. Management of pregnancy in patients with complex congenital heart disease: a scientific statement for healthcare professionals from the American Heart Association. Circulation. 2017;135(8):e50–e87. DOI: 10.1161/CIR.0000000000000458.

7. Ермакова Е.А., Матюшин Г.В., Гоголашвили Н.Г., Еремина Н.П. Частота нарушений ритма и проводимости сердца у женщин в третьем триместре беременности. Сибирское медицинское обозрение. 2013;1:49–52.

8. Могутова П.А., Потешкина Н.Г. Нарушения ритма сердца у беременных. Российский медицинский журнал. Мать и дитя. 2016;5:331–333.

9. Стрюк Р.И., Бернс С.А., Филиппова М.П., Брыткова Я.В., Борисов И.В., Баркова Е.Л. и др. Сердечно-сосудистые заболевания и ассоциированные с ними коморбидные состояния как факторы, определяющие неблагоприятные перинатальные исходы при беременности – анализ данных регистра беременных “БЕРЕГ”. Терапевтический архив. 2018;1(90):9–16. DOI: 10.17116/terarkh30189019-16.

10. Рунихина Н.К., Васильева А.В., Новикова И.М., Ткачева О.Н. Нарушения ритма сердца у беременных с дисплазией соединительной ткани. Акушерство и гинекология. 2012;3:97–102.

11. Bernal O., Moro C. Cardiac arrhythmias in women. Rev. Esp. Cardiol. 2006;59:609–618.

12. Yarnoz M.J., Curtis A.B. More reasons why men and women are not the same (gender differences in electrophysiology and arrhythmias). Am. J. Cardiol. 2008;101:1291–1296.

13. Астахова А.В., Лепахин В.К. Лекарства. Неблагоприятные побочные реакции и контроль безопасности. Серия: Профессиональная медицина. М.: Эксмо; 2008:256.

14. Косенко В.В., Глаголев С.В. Организация системы мониторинга безопасности зарегистрированных лекарственных препаратов в Российской Федерации. Вестник Росздравнадзора. 2011;6:31–39.

15. Санитарные правила и нормативы СанПиН 2.6.1.1192-03 «Гигиенические требования к устройству и эксплуатации рентгеновских кабинетов, аппаратов и проведению рентгенологических исследований» (утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 14 февраля 2003 г.).

16. Сидорова И.С. Физиология и патология родовой деятельности. Руководство для практикующих врачей. М: Медицинское информационное агентство; 2013:1048.

Нарушения ритма сердца у детей

Постгипоксические осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы (ССС) у новорожденных детей составляют от 40 до 70% и представляют актуальную проблему детской кардиологии. По частоте встречаемости состояния постгипоксической дезадаптации сердечно-сосудистой системы стоят на втором месте после органической патологии сердца в периоде новорожденности.

В результате гипоксии у плода и новорожденного нарушается вегетативная регуляция сердца и коронарного кровообращения, что в дальнейшем может приводить к формированию стойких вегето-висцеральных нарушений, одним из проявлений которых является «постгипоксический синдром дезадаптации сердечно-сосудистой системы».

Что это такое? Это функциональное нарушение сердечно-сосудистой системы у новорожденного и ребенка раннего возраста, которое связано с перенесенной хронической антенатальной (неблагоприятное течение беременности: длительно текущие гестозы, угроза прерывания беременности, анемия во время беременности, обострение хронических заболеваний) и интранатальной гипоксией (слабость родовой деятельности, преждевременные роды, родостимуляция, кесарево сечение, обвитие пуповины).
Клиническая симптоматика данной патологии полиморфна, проявляется с первых дней жизни и часто маскируется под другие заболевания. Поэтому врачу приходится проводить дифференциальную диагностику с врожденными пороками сердца, врожденными кардитами, кардиомиопатиями.

Одним из частых клинических вариантов этого синдрома у новорожденных детей является нарушение ритма сердца, чаще в виде суправентрикулярной и желудочковой экстрасистолии, редко суправентрикулярной пароксизмальной тахикардии. Эти изменения могут возникать даже во внутриутробном периоде и первые часы после рождения.

Тяжесть состояния обычно обусловлена гипоксически – травматическим поражением центральной нервной системы в виде синдрома гипервозбудимости, гипертензионно-гидроцефального и судорожного синдромов, нарушением иннервации сердца, состоянием миокарда (сердечной мышцы) и гормональным статусом.

Экстрасистолия – это преждевременное по отношению к основному ритму сердечное сокращение. В зависимости от места расположения эктопического очага различают предсердные, атриовентрикулярные и желудочко В зависимости от места расположения эктопического очага различают предсердные, атриовентрикулярные и желудочковые экстрасистолы. Проблема экстрасистолии привлекает внимание кардиологов в связи с высокой её распространённостью и возможностью внезапной смерти. Прогностически наиболее неблагоприятной считается желудочковая экстрасистолия.

Опасны ли экстрасистолы?
Большинство аритмий в детском возрасте доброкачественны, обратимы и не представляют угрозы для жизни ребёнка. У новорождённых и детей раннего возраста они могут привести к развитию аритмогенной кардиомиопатии или сердечной недостаточности, способствуя ранней инвалидизации и даже к летальному исходу. Желудочковая экстрасистолия неблагоприятно сказывается на гемодинамике, вызывает уменьшение сердечного выброса и кровоснабжения сердечной мышцы, в результате может приводить к фибрилляции желудочков и сопряжена с риском внезапной смерти.

Как проявляются нарушения ритма сердца?
Приблизительно в 40% случаев нарушения ритма у детей протекают бессимптомно и выявляются случайно (на ЭКГ), либо при объективном обследовании во время диспансеризации или после перенесённых вирусных или инфекционных заболеваниях. Аритмии проявляются сердцебиением, ощущением перебоев в работе сердца, его замиранием. Кроме того, у ребёнка возможны слабость, головокружение, обмороки, одышка, периодически возникает бледность кожных покровов.

План обследования детей с нарушениями ритма сердца:
1. Оценка клинико-анамнестических и генеалогических данных.
2. ЭКГ-обследование (необходимо записать длинную ленту ЭКГ, т.к. часто НРС имеют непостоянный характер и на короткой ленте они не успевают проявиться).
3. Суточный мониторинг ЭКГ.
4. Холтеровский мониторинг (ХМ) — длительная регистрация ЭКГ (сутки и более) на специальный регистратор с последующей расшифровкой на специальной аналитической системе. Метод доступен для любого возраста, в т.ч. и для новорожденных детей. На сегодняшний день метод является ведущим в обследовании детей с НРС. Уникальность метода в том, что регистрация ЭКГ проводится без ограничения свободной активности пациента. Метод не имеет противопоказаний. 3. Холтеровский мониторинг (ХМ) — длительная регистрация ЭКГ (сутки и более) на специальный регистратор с последующей расшифровкой на специальной аналитической системе. Метод доступен для любого возраста, в т.ч. и для новорожденных детей. На сегодняшний день метод является ведущим в обследовании детей с НРС. Уникальность метода в том, что регистрация ЭКГ проводится без ограничения свободной активности пациента. Метод не имеет противопоказаний. 3. Холтеровский мониторинг (ХМ) — длительная регистрация ЭКГ (сутки и более) на специальный регистратор с последующей расшифровкой на специальной аналитической системе. Метод доступен для любого возраста, в т.ч. и для новорожденных детей. На сегодняшний день метод является ведущим в обследовании детей с НРС. Уникальность метода в том, что регистрация ЭКГ проводится без ограничения свободной активности пациента. Метод не имеет противопоказаний.Ультразвуковое исследование сердца, или ЭХО-кардиография (Эхо-КГ)
5. Консультация невролога с проведением НСГ (нейросоннографии) и ЭЭГ (электроэнцефалографии) сна
6. Консультация эндокринолога с проведением УЗИ щитовидной железы и определение гормонального статуса.

Принципы медикаментозной терапии нарушений ритма сердца у детей.
Лечение нарушений сердечного ритма, особенно угрожающих жизни, осуществляют строго индивидуально в зависимости от их происхождения, формы, продолжительности, влияния на самочувствие ребёнка и состояние его гемодинамики. При всех видах аритмий одновременно следует провести лечение кардиальных и экстракардиальных их причин. Лечение должно быть комплексным и включать в себя назначение нейрометаболических, сосудистых препаратов, стабилизаторов клеточных мембран и антиоксидантов. Взаимодействие этих видов терапии дает возможность обеспечения длительной ремиссии и полного клинического выздоровления.
Существуют ситуации, когда необходимо назначать специализированную антиаритмическую терапию. К таким изменениям относятся злокачественные аритмии и аритмогенная дисфункция левого желудочка.

Диспансерное наблюдение должно быть регулярным. Его частоту определяют в зависимости от основного заболевания (ревматизм, неревматический кардит, врожденный порок сердца и др.), формы аритмии и особенностей её течения. Обязательно динамическое снятие ЭКГ и назначение суточного мониторирования ЭКГ для оценки эффективности терапии.

экстрасистолия при беременности — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Была у кардиолога. Назначили УЗИ сердца.

Заключение: Экстрасистолическая аритмия. Тахикардия. Незначительно выраженный гиперкинетический синдром. Дополнительная хорда ЛЖ (фиброз).

Итак, теперь по порядку.

Экстрасистолическая аритмия.

Экстрасистола — это внеочередное сердечное сокращение, а если такие внеочередные сокращения возникают часто, то появляется нарушение ритма сердца, которое называется экстрасистолическая аритмия.

Такие экстрасистолы у меня были замечены еще задолго до беременности. Явной причины их тогда не выявили, дополнительные обследования не назначали. Да и вообще, меня это никак не беспокоило. Жила себе с единичными экстрасистолами и жила.

Что же теперь? Эти экстрасистолы возможно являются причиной моих предобморочных состояний. А еще кардиолог напугала, что это очень серьезно, и что при родах могут произойти серьезные перебои в работе сердца. И вообще, в дальнейшем, эта экстрасистология может перетечь в более серьезные проблемы.

Назначили Магне В6 и через 10-12 дней снова сделать кардиограмму. Если не поможет, будут назначать другие препараты.

Тахикардия — увеличение частоты сердечных сокращений от 90 ударов в минуту. Иногда ощущаю. Но в целом меня никак не беспокоит. Появилась скорее всего на фоне беременности.

Незначительно выраженный гиперкинетический синдром. Фиг его знает, что это такое. Кардиолог это не прокомментировала. В и-нете тоже ничего не понятно. Успокаивает фраза «незначительно выраженный»… =)

Ну и дополнительная хорда ЛЖ (фиброз)

Это просто такая генетическая особенность. УЗИст сказал, что на работу сердца она никак не влияет. Есть и есть. Он заодно решил посмотреть сердце моей малышки и обнаружил такую хорду и у нее. Вся в маму =)

В общем, не было проблем, так мы их найдем. =) Попью Магне В6, авось поможет. А вообще сказали после беременности серьезно заняться своим сердцем.

Случай успешного проведения радиочастотной аблации дополнительного предсердно-желудочкового соединения

В отдел Телемедицины Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева поступила выписка на пациентку Е. 34 лет из Костромской области с диагнозом:

Синдром WPW (Вольфа-Паркинсона-Уайта). Пароксизмальная фибрилляция предсердий с антеградным проведением. Беременность 11 недель.

Обследование по месту жительства

Пациентка считает себя больной последние 10 лет, после того как периодически стала отмечать короткие приступы учащенного сердцебиения. К врачам не обращалась, медикаментозно не лечилась. В возрасте 34 лет на фоне беременности возник приступ учащенного неритмичного сердцебиения, сопровождающийся общей слабостью, головокружением и предобморочным состоянием.

Бригадой скорой медицинской помощи пациентка была госпитализирована в Костромской кардиоцентр. Диагностирован пароксизм фибрилляции предсердий с проведением по дополнительному предсердно-желудочковому соединению с частотой желудочковых сокращений 230-260 уд/мин, гемодинамически значимый. Ритм сердца был восстановлен электроимпульсной терапией.

В связи с тем, что у пациентки выявлены жизнеугрожающие нарушения ритма сердца, ей было предложено прерывание беременности, от которого она отказалась. Медицинская документация отправлена в НЦССХ им. А.Н. Бакулева для определения тактики ведения больной и беременности.

Объективный статус

Общее состояние средней тяжести. Ритм сердца правильный. Частота сердечных сокращений (ЧСС) 90 уд/мин. Артериальное давление (АД) 110/80 мм. рт. ст. Дыхание везикулярное, хрипов нет. Печень не увеличена. Отёков нет.

Результаты исследований

ЭКГ: ритм синусовый. Нормальное положение электрической оси сердца. Синдром WPW.

Рис. 1, 2 — Результаты ЭКГ-исследования

Эхокардиография (ЭхоКГ): Камеры сердца имеют нормальные размеры и сократимость. Клапаны не изменены и нормально функционируют.

Холтеровское мониторирование ЭКГ и АД: Ритм синусовый, частота сердечных сокращений 57-96 уд/мин. Отмечаются редкие одиночные полиморфные желудочковые и редкие одиночные наджелудочковые экстрасистолы. Однократно — парные желудочковые экстрасистолы. Зарегистрирована групповая экстрасистолия с широкими комплексами с частотой желудочковых сокращений (ЧЖС) около 150 уд/мин. Отмечен эпизод тахикардии с широкими комплексами с ЧЖС около 180 уд/мин (вероятно, наджелудочковая с участием дополнительных путей проведения). QRST — изменения характерные для синдрома WPW. В течение суток показатели АД в норме. Изменение суточного ритма АД по типу недостаточной степени ночного снижения систолического и диастолического АД.

Телемедицинская консультация в Центре Бакулева

Пациентка консультирована в телемедицинском отделе НЦССХ. По результатам консультации показана срочная госпитализация и проведение радиочастотной аблации.

Поликлиника НЦССХ

На следующий день после телемедицинской консультации в поликлинике НЦССХ проведено обследование, по результатам которого установлен следующий диагноз:

«Манифестирующий синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта. Пароксизмальная форма фибрилляции предсердий».

Результаты исследований

ЭхоКГ:

Таблица 1 — Результаты ЭхоКГ исследования

ЛП

9,3 х 42

КЛА – не изменен

МК – створки подвижны

ЛЖ

ФК – 25 мм

Регур – нет

ФК – 31 мм

Регур – нет

КДР

48 мм

КРС

31 мм

КСО

39 мл

КДО

110 мл

УО

90 мл

АК – трехстворчатый

ТК – не изменен

ФВ

64%

ФК – 20 мм

Регур — нет

ФК – 29мм

Регур – нет

ПП

Не изменены

Аорта: дуга и перешеек без особенностей. Диаметр восходящего отдела 30 мм

ПЖ

Заключение: Сократительная функция миокарда левого желудочка сохранена. Полости сердца не расширены. Клапанной патологии не выявлено

Рентгенография органов грудной клетки: очаговых и инфильтративных изменений нет.

ЭКГ: синусовый ритм. Частота сердечных сокращений 70 ударов в минуту. Длина интервалов: PQ = 100 мсек, QRS = 120 мсек, QRST = 400 мсек.

Госпитализация в Центр Бакулева

Госпитализирована пациентка в отделение хирургического лечения интерактивной патологии: (ОХЛИП) в возрасте 34 лет.

При осмотре:

Состояние средней степени тяжести. Сознание ясное. Активность сохранена. Гиперстеник. Рост 161 см, вес 78 кг. Индекс массы тела (ИМТ) = 30,09.

Строение тела — правильное. Развитие подкожной клетчатки умеренно повышено. Отеков нет. Кожные покровы бледные, слизистые бледно­розовые. Язык влажный, чистый.

Грудная клетка правильной формы. Дыхание везикулярное, проводится во все отделы, хрипов нет, частота дыхания (ЧД) 16/мин. Тоны сердца ритмичные, частота сердечных сокращений (ЧСС) 70 уд/мин. Шумов сердца нет. Артериальное давление (АД) 120/70 мм. рт. ст., одинаково на обеих руках. Печень не увеличена. Селезёнка не пальпируется. Физиологические отправления в норме. Симптом Пастернацкого отрицательный с обеих сторон.

Обследование в отделении

ЭКГ: синусовый ритм, нормальное положение электрической оси сердца. ЧСС 70 уд/мин.

В день госпитализации проведены: электрофизиологическое исследование сердца и операция точечной радиочастотной аблации дополнительного предсердно-желудочкового соединения левой заднебоковой локализации.

Послеоперационный период и выписка

Послеоперационный период прошел без осложнений.

При осмотре

Кожные покровы чистые. В лёгких дыхание везикулярное, хрипов нет. Сердечные тоны ритмичные, шумов сердца нет, ЧСС = 63 уд/мин. АД = 100/70 мм. рт. ст. Печень не увеличена. Физиологические отправления в норме.

Результаты обследований после операции

ЭхоКГ: ФВ = 73%. В полости перикарда жидкости нет.

ЭКГ: нарушений ритма и проводимости нет.

Анализы крови и мочи без патологии.

На седьмые сутки после операции в удовлетворительном состоянии пациентка выписывается домой с рекомендациями: наблюдение

кардиолога по месту жительства, соблюдение рационального режима труда и отдыха, контроль ЭКГ в динамике, контроль в поликлинике НЦССХ им. А.Н. Бакулева через один год.

Преждевременные сокращения желудочков | Павильон для женщин

Что такое преждевременные сокращения желудочков?

Преждевременное сокращение желудочков (ЖС) — это дополнительное и раннее сердцебиение, которое начинается в нижних камерах сердца (желудочках) и нарушает нормальный сердечный ритм плода.

Преждевременные сокращения желудочков — это разновидность аритмии сердца плода, врожденные пороки сердца, включающие аномальное сердцебиение. Аритмия может привести к тому, что сердце будет биться слишком быстро, слишком медленно или, в данном случае, нерегулярно.

В большинстве случаев преждевременные сокращения желудочков не представляют опасности для здоровья плода и проходят сами по себе. Однако важно, чтобы любое нерегулярное сердцебиение было должным образом оценено, точно диагностировано и тщательно контролировалось во время беременности.

Состояние также иногда называют преждевременными желудочковыми комплексами, преждевременными желудочковыми сокращениями или желудочковыми экстрасистолиями (дополнительными сердечными сокращениями).

Нарушение нормального сердцебиения

Обычно верхние камеры (предсердия) и нижние камеры (желудочки) сердца попеременно сокращаются и расслабляются в устойчивом ритме, перекачивая кровь по всему телу.

Этот ритм контролируется синусовым узлом, группой клеток в предсердиях, известных как «естественный кардиостимулятор сердца». Синусовый узел генерирует электрические импульсы, которые начинаются в верхних камерах (предсердиях), предсердия сокращаются, а затем сигнал передается в нижние камеры (желудочки), и желудочки сокращаются. Эти сокращения или накачки — ваше сердцебиение или «нормальный синусовый ритм».

Аритмия возникает, когда что-то нарушает этот процесс.

У плода с преждевременными сокращениями желудочков в желудочках запускается дополнительное сокращение до того, как начнется следующее нормальное сердцебиение, что нарушает нормальный порядок выкачивания крови.За этим экстра-желудочковым сокращением обычно следует короткая пауза перед следующим регулярным сердцебиением, часто более сильным, из-за чего создается впечатление, что сердце «пропускает удар».


Как преждевременные сокращения желудочков влияют на моего ребенка?

Преждевременные сокращения желудочков обычно не вредны для плода. Обычно они проходят спонтанно во время беременности или вскоре после родов, без необходимости вмешательства.

Хотя это случается редко, у детей с этим заболеванием есть риск развития более серьезной формы аритмии плода, известной как наджелудочковая тахикардия плода (СВТ), при которой сердце бьется слишком быстро.Если состояние прогрессирует до СВТ, у плода может быть риск сердечной недостаточности или опасного для жизни состояния, известного как водянка (скопление жидкости в нескольких областях тела ребенка), и необходимо лечение.

Причина и распространенность

Аритмия плода в целом осложняет от 1 до 2 процентов всех беременностей. Безусловно, наиболее распространенным типом аритмии сердца плода является состояние, называемое преждевременными сокращениями предсердий (PAC). Преждевременные сокращения желудочков примерно в десять раз реже, чем преждевременные сокращения предсердий

Причина большинства аритмий неизвестна.Некоторые случаи могут быть вызваны дисбалансом электролитов, воспалением, приемом лекарств или наследственным генетическим заболеванием.

В редких случаях преждевременные сокращения желудочков могут развиться в результате серьезного врожденного порока сердца, такого как структурные пороки сердца, миокардит (воспаление сердечной мышцы), кардиомиопатия (заболевания сердечной мышцы), опухоли сердца и удлинение интервала QT. синдром (быстрое, хаотичное сердцебиение).

Диагноз

Преждевременные сокращения желудочков могут быть обнаружены, когда врач выслушивает сердцебиение плода или во время обычного пренатального УЗИ.

В некоторых случаях нарушения ритма могут проявиться только на более поздних сроках беременности. Как правило, у матери нет никаких симптомов и изменений в движениях плода.

Если диагностировано нарушение сердечного ритма, быстрое направление в кардиологический центр для плода для дальнейшего обследования жизненно важно для исключения структурных аномалий и обеспечения точного диагноза и надлежащего лечения. В Детском фетальном центре Техаса мы организуем для вас как можно более быстрое посещение для всесторонней оценки командой специалистов, имеющих опыт лечения сердечной аритмии плода, включая врачей по материнско-фетальной медицине (акушеры-гинекологи, специализирующиеся на беременностях с высоким риском). ), фетальные и детские кардиологи, специалисты по визуализации плода и детские электрофизиологи (специалисты по проблемам сердечного ритма).

Дополнительное тестирование может включать:

  • Ультразвуковое исследование анатомии с высоким разрешением для подтверждения диагноза, оценки состояния и поиска других аномалий
  • Сверхбыстрая МРТ для более детального изучения анатомии плода
  • Эхокардиограмма плода для оценки структуры и функции сердца плода, а также определения типа аритмии
  • Ультразвуковая допплерография для исследования структуры кровотока
  • Амниоцентез и хромосомный анализ для выявления генетических аномалий

Наши специалисты встретятся с вами, чтобы обсудить результаты, обсудить рекомендации по лечению и ответить на любые вопросы вашей семьи, чтобы помочь вам принять наиболее обоснованные решения относительно ухода за вашим ребенком и его лечения.

Лечение во время беременности

Лечение изолированных преждевременных сокращений желудочков при отсутствии других состояний обычно не требуется. Состояние обычно проходит само по себе во время беременности или вскоре после родов.

Однако из-за риска развития более серьезной формы аритмии плода частота сердечных сокращений вашего ребенка будет тщательно контролироваться на протяжении всей беременности. Цель состоит в том, чтобы обнаружить развитие наджелудочковой тахикардии плода (СВТ), при которой сердце бьется слишком быстро, прежде чем это станет опасным для жизни.

В некоторых случаях вам могут посоветовать снизить потребление кофеина и снизить уровень стресса. В редких случаях, если дополнительные сердечные сокращения учащаются и приходят последовательно, может потребоваться дальнейшее лечение.

Доставка

В случаях изолированных, нечастых преждевременных сокращений желудочков обычно не требуется специального планирования родов или постнатального наблюдения. После родов, если есть какие-либо опасения по поводу нерегулярного или учащенного сердцебиения, будет сделана электрокардиограмма (ЭКГ) для оценки сердечного ритма плода.

В случаях очень частых преждевременных сокращений желудочков или в случае развития наджелудочковой тахикардии у плода родоразрешение должно происходить в центре с программой лечения врожденных пороков сердца самого высокого качества, что гарантирует наличие опыта и ресурсов, необходимых для лечения аритмий сердца плода во время родов и во время родов, включая при необходимости, отделение интенсивной терапии новорожденных или кардиологов (NICU или CICU).

Команда нашего центра плода тесно сотрудничает с педиатрическими экспертами Детского кардиологического центра Техаса, национального лидера в области детской кардиологии и кардиохирургии, для беспрепятственного доступа к службам неотложной помощи и специалистам, которые могут понадобиться вашему ребенку после родов, без необходимости переводить их.Здесь педиатры-специалисты, лечащие вашего ребенка, были неотъемлемой частью их команды ухода еще до рождения.

Лечение после родов

Потребности в лечении после рождения варьируются в зависимости от аритмии каждого ребенка и любых сопутствующих состояний.

В большинстве случаев у детей с преждевременными сокращениями желудочков прогноз благоприятный, без каких-либо отдаленных проблем.

Все дети должны находиться под пристальным наблюдением детского кардиолога с опытом лечения врожденных пороков сердца до разрешения преждевременных сокращений желудочков.

Команда по уходу за вашим ребенком после рождения может включать:

Почему Техасский детский фетальный центр?

  • Единое место для оказания квалифицированной медицинской помощи матери, плоду и педиатру. В Детской больнице Техаса матери и младенцы получают специализированную помощь, необходимую для диагностики и лечения врожденных пороков сердца, в одном месте, для тщательно скоординированного ухода и планирования лечения.
  • Квалифицированная, опытная команда с проверенными результатами. У нас есть специальная команда специалистов по медицине матери и плода, экспертов по визуализации плода, кардиологов и педиатров, а также неонатологов, которые работают сообща, чтобы заботиться о вас и вашем ребенке на каждом этапе пути, используя проверенные протоколы, которые мы разработали в течение годы. Благодаря объединенному опыту и единому подходу эта команда предлагает наилучший уход при беременности, связанной с аритмией сердца плода.
  • Мы заботимся о потребностях вашего ребенка на всех этапах жизни. Наш комплексный подход начинается с вашего первого дородового визита и продолжается во время родов, послеродового ухода, детства и далее, по мере необходимости, благодаря одной из ведущих в стране групп специалистов по сердечно-сосудистым заболеваниям плода и детей.

Детская больница Техаса — № 1 в стране по детской кардиологии и кардиохирургии

Наша программа кардиологии плода является результатом сотрудничества Детского центра плода Техаса и Детского кардиологического центра Техаса, занимающего первое место в стране по детской кардиологии и кардиохирургии по версии U.S. News & World Report третий год подряд с одними из лучших результатов в стране.

В новостях

Дополнительные ресурсы

Объемы и результаты

Видео

Исследования и клинические испытания

Texas Children’s вместе с нашим партнерским учреждением Baylor College of Medicine постоянно стремится найти новые и лучшие методы лечения детей с врожденными пороками сердца.

За дополнительной информацией обращайтесь в Центр клинических исследований сердечно-сосудистой системы по телефону 832-826-2064 или по электронной почте sandrea @ texaschildrens.орг.

Узнайте больше о наших кардиологических исследованиях плода.

Преждевременные сокращения желудочков (ПВЖ): симптомы, причина, лечение

Если ваше сердце ощущает сбой ритма или «трепетание», особенно при сильном беспокойстве, это может быть вызвано преждевременными сокращениями желудочков или ЖЭ.

Это наиболее частая причина аритмии или нерегулярного сердечного ритма.

Некоторые другие названия ЖЭ:

  • Преждевременные желудочковые комплексы
  • Желудочковые преждевременные сокращения
  • Экстрасистолии

ЖЭ не являются поводом для беспокойства, если в остальном вы здоровы.Фактически, большинство из нас в какой-то момент их получает. Но если они у вас часто возникают, это может быть признаком болезни сердца или другой проблемы со здоровьем.

Симптомы

Если вы время от времени получаете ЖЭ, вы можете почувствовать, что ваше сердце «екнуло», но это не то, что происходит. На самом деле они вызывают дополнительный удар. Ощущение пропуска возникает из-за силы удара после PVC.

Если вы получаете их чаще, у вас может быть больше трепетания. И если они произойдут настолько, что повлияют на способность вашего сердца перекачивать кровь, вы можете почувствовать головокружение или слабость.

Поговорите со своим врачом, если у вас были какие-либо из этих симптомов. Они могут быть вызваны безвредными ПВХ. Или они могут быть связаны с другими состояниями, например:

Причины

В вашем сердце четыре камеры, по которым перекачивается кровь. Два наверху называются предсердиями, а два внизу — желудочками. Сердцебиение вызывается электрическими зарядами, которые заставляют четыре камеры сжимать и перекачивать кровь. ЖЭ — это дополнительные сердечные сокращения, которые начинаются в одном из желудочков.

Если у вас есть ЖЭ, картина вашего сердцебиения выглядит следующим образом: нормальное сердцебиение, дополнительное сердцебиение (ПВК), небольшая пауза, а затем более сильное сердцебиение.Этот последний удар имеет дополнительный «удар», потому что ваше сердце наполняется кровью во время паузы.

Эксперты не уверены, что вызывает дополнительное биение, известное как PVC. Они, как правило, происходят без реальной причины, но определенные триггеры и состояния здоровья могут иметь значение. К ним относятся:

Диагноз

Даже если у вас никогда не было симптомов, у вас могут быть диагностированы ЖЭ во время обычного сердечного теста, называемого электрокардиограммой (ЭКГ). Это тот же тест, который вам назначил бы врач, если бы вы обратились с определенными симптомами ЖЭ.Во время этого теста вам на грудь надевают липкие пластыри с датчиками, называемыми электродами. Они записывают электрические импульсы, проходящие через ваше сердце.

Продолжение

Тест занимает всего несколько минут, и этого может быть недостаточно, чтобы заметить случайный PVC. В этом случае вы можете получить портативную ЭКГ. Есть два типа:

  • Монитор Холтера: устройство, которое можно носить в кармане или на поясе. Он записывает активность вашего сердца за период от 24 до 48 часов.
  • Регистратор событий: когда вы чувствуете симптомы, вы нажимаете кнопку, чтобы записать активность своего сердца, чтобы врач мог видеть ее ритм в течение этого времени.

Другой тип ЭКГ — это тест с физической нагрузкой. Это похоже на стандартную ЭКГ, но это делается, когда вы едете на велосипеде или на беговой дорожке. Если во время этого теста ЖЭ не случаются часто, обычно считают, что они безвредны. Если кажется, что упражнения вызывают дополнительные удары, у вас может быть более высокий риск других проблем с сердечным ритмом.

Лечение

Возможно, вам не понадобится лечение ЖЭ, если они случаются нечасто и у вас нет других заболеваний.Но некоторые изменения в образе жизни могут помочь вам контролировать их: ограничьте употребление кофеина, табака и алкоголя и управляйте стрессом и тревогой.

Если ваш врач обнаружит, что ваши ЖЭ вызваны сердечным заболеванием или проблемой со структурой вашего сердца, они должны исчезнуть, если эти состояния будут вылечены.

Ведение редкого случая аритмогенной дисплазии правого желудочка во время беременности: история болезни | Journal of Medical Case Reports

  • 1.

    Corrado D, Basso C, Rizzoli G, Schiavon M, Thiene G: Повышает ли спортивная деятельность риск внезапной смерти у подростков и молодых людей ?.J Am Coll Cardiol. 2003, 42: 1959-1963. 10.1016 / j.jacc.2003.03.002.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 2.

    Fressart V, Duthoit G, Donal E, Probst V, Deharo JC, Chevalier P, Klug D, Dubourg O, Delacretaz E, Cosnay P, Scanu P, Extramiana F, Keller D, Hidden-Lucet F, Simon F, Bessirard V, Roux-Buisson N, Hebert JL, Azarine A, Casset-Senon D, Rouzet F, Lecarpentier Y, Fontaine G, Coirault C, Frank R, Hainque B, Charron P: анализ десмосомных генов в аритмогенном правом желудочке дисплазия / кардиомиопатия: спектр мутаций и клиническое влияние на практику.Europace. 2010, 12: 861-868. 10.1093 / europace / euq104.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 3.

    McKenna WJ, Thiene G, Nava A, Fontaliran F, Blomstrom-Lundqvist C, Fontaine G, Camerini F: Диагностика аритмогенной дисплазии / кардиомиопатии правого желудочка. Рабочая группа Рабочей группы по заболеваниям миокарда и перикарда Европейского общества кардиологов и Научного совета по кардиомиопатиям Международного общества и Федерации кардиологов.Br Heart J. 1994, 71: 215-218. 10.1136 / час.71.3.215.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 4.

    Маркус Ф.И., Маккенна В.Дж., Шерилл Д., Бассо К., Баус Б, Блюмке Д.А., Калкинс Х., Коррадо Д., Кокс М.Г., Дауберт Дж. П., Фонтейн Дж., Гир К, Хауэр Р., Нава А, Пикард М. Х. , Protonotarios N, Saffitz JE, Sanborn DM, Steinberg JS, Tandri H, Thiene G, Towbin JA, Tsatsopoulou A, Wichter T, Zareba W. Диагностика аритмогенной кардиомиопатии / дисплазии правого желудочка: предлагаемая модификация критериев целевой группы.Тираж. 2010, 121: 1533-1541. 10.1161 / CIRCULATIONAHA.108.840827.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Далал Д., Джеймс С., Деванагонди Р., Тихнелл С., Такер А., Пракаса К., Спевак П.Дж., Блумке Д.А., Абрахам Т., Рассел С.Д., Калкинс Х., судья Д.П.: Проникновение мутаций в плакофилин-2 среди семьи с аритмогенной дисплазией / кардиомиопатией правого желудочка. J Am Coll Cardiol. 2006, 48: 1416-1424.10.1016 / j.jacc.2006.06.045.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 6.

    Maithili D, Pamuru PR, Mohiuddin K, Remersu S, Calambur N, Oruganti SS, Nallari P: Клиническая картина пациентов с аритмогенной дисплазией / кардиомиопатией правого желудочка из Индии. Indian Pacing Electrophysiol J. 2009, 9: 5-14.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 7.

    Sen-Chowdry S, Syrris P, Ward D, Asimaki A, Sevdalis E, McKenna WJ: Клиническая и генетическая характеристика семей с аритмогенной дисплазией / кардиомиопатией правого желудочка позволяет по-новому взглянуть на паттерны проявления заболевания. Тираж. 2007, 115: 1710-1720. 10.1161 / CIRCULATIONAHA.106.660241.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Bauce B, Daliente L, Frigo G, Russo G, Nava A: Беременность у женщин с аритмогенной кардиомиопатией / дисплазией правого желудочка.Eur J Obstet Gynecol Rep Biol. 2006, 127: 186-189. 10.1016 / j.ejogrb.2005.10.011.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Wichter T, Borggeffe M, Haverkamp W, Chen X, Breithardt G: Эффективность антиаритмических препаратов у пациентов с аритмогенной болезнью правого желудочка. Тираж. 1992, 86: 29-37.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 10.

    Бруноцци Л.Т., Меникони Л., Чиокки П., Либерати Р., Зуанетти Дж., Латини Р.: Пропафенон в лечении хронических желудочковых аритмий у беременных.Br J Clin Pharmacol. 1988, 26: 489-490.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Zipes DP, Camm AJ, Borggrefe M, Buxton AE, Chaitman B, Fromer M, Gregoratos G, Klein G, Moss AJ, Myerburg RJ, Priori SG, Quinones MA, Roden DM, Silka MJ, Tracy C. , Smith SC, Jacobs AK, Adams CD, Antman EM, Anderson JL, Hunt SA, Halperin JL, Nishimura R, Ornato JP, Page RL, Riegel B, Blanc JJ, Budaj A, Dean V, Deckers JW: Американский колледж кардиологии / Целевая группа Американской кардиологической ассоциации; Практические рекомендации Комитета кардиологов Европейского общества; Европейская ассоциация сердечного ритма; Общество сердечного ритма.ACC / AHA / ESC 2006 г. Рекомендации по ведению пациентов с желудочковой аритмией и профилактике внезапной сердечной смерти: отчет Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации и Европейского общества кардиологических комитетов по практическим рекомендациям (письменный комитет для разработать Руководство по ведению пациентов с желудочковой аритмией и профилактике внезапной сердечной смерти): разработано в сотрудничестве с Европейской ассоциацией сердечного ритма и Обществом сердечного ритма.Тираж. 2006, 114: e385-e484. 10.1161 / CIRCULATIONAHA.106.178233.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 12.

    Komura M, Suzuki J, Adachi S, Takahashi A, Otomo K, Nitta J, Nishizaki M, Obayashi T, Nogami A, Satoh Y, Okishige K, Hachiya H, Hirao K, Isobe M: Клинический курс аритмогенной кардиомиопатии правого желудочка в эпоху имплантируемых кардиовертеров-дефибрилляторов и радиочастотной катетерной абляции. Инт Сердце Дж.2010, 51: 34-40. 10.1536 / ihj.51.34.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 13.

    Мела Т., Галвин Дж. М., Макговерн Б. А.: Дефицит магния во время кормления грудью как провоцирующий фактор желудочковых тахиаритмий. Стимуляция Clin Electrophysiol. 2002, 25: 231-233. 10.1046 / j.1460-9592.2002.00231.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Turrini P, Corrado D, Basso C, Nava A, Thiene G: Неинвазивная стратификация риска при аритмогенной кардиомиопатии правого желудочка.Ann Noninvasive Electrocardiol. 2003, 8: 161-169. 10.1046 / j.1542-474X.2003.08212.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Houfani B, Meyer P, Merckx J, Roure P, Padovani JP, Fontaine G, Carli P: Послеоперационная внезапная смерть двух подростков с миеломенингоцеле и нераспознанной аритмогенной дисплазией правого желудочка. Анестезиология. 2001, 95: 257-259. 10.1097 / 00000542-200107000-00037.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Индийская педиатрия — редакционная

    Джатиндер Сингх Горая,
    Шриканта Басу

    Вина Р.Пармар

    От Департамента педиатрии Государственного управления Медицинский колледж, Чандигарх 160 047, Индия.

    Запросы на переиздание: д-р Джатиндер С. Горая, Старший преподаватель кафедры педиатрии государственного медицинского учреждения Больница колледжа, сектор 32, Чандигарх 160 047, Индия.

    Рукопись поступила: 7 декабря 1999 г .;
    Первоначальная проверка завершена: 4 января 2000 г .;

    Изменения приняты: 25 января 2000 г.

    Преходящие нарушения сердечного ритма плода: не редкость во время беременности.Нечастые эктопические сокращения возникают у 90% нормальных беременностей и 3-4 эпизодов брадикардии секунды или короткие всплески тахикардии часто наблюдаются при нормальном беременность (1). Устойчивая брадикардия (<100 ударов в минуту), тахикардия (> 200 ударов в минуту) или частые нерегулярные удары (> 1 из 10 ударов) представляют собой нарушение сердечного ритма (1,2). В то время как неблагоприятный плод исход может произойти при устойчивой тахи- или брадиаритмии, экстрасистолии в большинстве своем доброкачественные и проходят самостоятельно (3).Однако если заботливый врач не подозревает о безвредности этих эктопии, ненужные и потенциально опасные акушерские или неонатальные могут быть сделаны вмешательства (4), помимо того, что вызывают сильное беспокойство родителям (3). Эта рукопись иллюстрирует, что такой плод эктопии носят доброкачественный характер.

    Случай 1: 24-летняя вторая беременная женщина при доношенной беременности была направлена ​​в больницу из-за пропущенного сердцебиение плода.Дородовой период протекал без каких-либо медицинских или акушерские осложнения. Обследование показало, что частота сердечных сокращений плода составляет 140-160 ударов в минуту с частыми пропусками ударов. Она прошла экстренное кесарево сечение (CS) в связи с предыдущим CS и рубцом нежность. Родилась живая девочка массой 2,7 кг. У ребенка был нормальный Оценка по шкале Апгар. Кардиологическое обследование новорожденного: нормальное частота сердечных сокращений с частыми пропущенными ударами, происходящими с переменной частотой от 1 из 7 до 10 ударов.Электрокардиограмма (ЭКГ) выявила наличие желудочковая эктопия. Эхокардиография исключила какие-либо структурные сердечное заболевание. Серийные ЭКГ, выполненные в течение следующих нескольких дней жизни выявили стойкость этих эктопий. Однако эти эктопии исчез в возрасте 2 месяцев без дальнейшего рецидива.

    Случай 2: мать-первородящая, 28 лет. при доношенной беременности выявлена ​​частая потеря сердца плода ударов, происходящих с частотой от 4 до 5 ударов в минуту.ЧСС плода была поддерживается между 120-140 в минуту. Ребенок позже был доставлен КС при частых падениях ЧСС плода (до 110 в минуту) найденный. Ребенок заплакал сразу при рождении и имел нормальный Апгар. оценки. Кардиологическое обследование новорожденного выявило частоту сердечных сокращений 120 ударов в минуту с пропущенными ударами каждые 9-10 ударов ударов. Электрокардиограмма выявила наличие наджелудочкового эктопия.Эхокардиографическое обследование без особенностей. Ребенок был выписанные и пропущенные сокращения исчезли к 3-недельному возрасту.

    Расчётные нарушения сердечного ритма плода встречается примерно у 1–3% всех плодов во время третьего триместр (2). К ним относятся стойкая брадикардия или тахикардия, как а также эктопические ритмы. Однако более 80% аритмий плода бывают экстрасистолии, предсердные чаще, чем желудочковые (2,3,5).Эти аритмии обычно отмечаются случайно во время регулярных тренировок. дородовое обследование (2,3). Симптомы могут иногда быть снижение шевеления плода и многоводие, связанное с водянкой fetalis (1-3). Эхокардиография плода — важная диагностика модальность, не только для диагностики состояния, но и для исключения ассоциированные врожденные аномалии и оценить гемодинамику плода статус (2).

    В то время как тахиаритмии плода являются первичными в происхождения брадиаритмии обычно связаны со структурным порок сердца или СКВ у матери (1-3,5).Оба представляют серьезную угрозу для выживание плода, вызывая водянку плода (13). Эктопия плода на с другой стороны, доброкачественные и ограниченные. Заболеваемость лежащее в основе структурное поражение сердца очень низкое (5,6). Эти эктопии имеют тенденцию исчезать до родов или в неонатальном периоде. Развитие стойких тахиаритмий происходит очень редко. (менее чем в 1%), либо внутриутробно, , либо постнатально (3). На в целом прогноз отличный.Однако в ближайшем будущем они могут быть путают с замедлением, что приводит к ненужному акушерскому вмешательству (4) или неонатальные вмешательства, помимо причинения большого беспокойства родители (3). Поскольку мы не знали о доброкачественности эмбрионального эктопии, Пациенту 1 было проведено несколько электрокардиографических исследований. экзамены, когда, вероятно, не требовались и только родительские уверенность и клиническое наблюдение за ребенком — вот все, что было требуется.Однако этот последний подход был успешно применен. у следующего пациента (Случай 2).

    Большинство экстрасистол представляют собой изолированные явления, не влияют на состояние плода (4) и управляются консервативно, с заверениями родителей и избегая потенциально стимулирующие препараты, такие как кофеин и адренергические препараты (3). Впоследствии еженедельная аускуляция сердца плода рекомендуется при частом возникающие эктопии.Пока не исчезнут экстрасистолические препараты. Присутствие экстрасистолии плода не должны влиять на акушерские или неонатальный уход. Целью этого сообщения было создание осведомленность педиатров о безвредности этих эктопия плода.

    1. Снайдер AR. Двумерный и доплеровский эхокардиографическая оценка. Clin Perinatol 1988; 15: 523-565.

    2.Ито С., Маги Л., Смоллхорн Дж. Лекарственная терапия при аритмиях плода. Clin Perinatol 1994; 21: 543-552.

    3. Копель Дж. А., Фридман А. Х., Клиенман К. С.. Ведение аритмий сердца плода. Акушер Гинекол Клин Норт Am 1997; 24: 199-211.

    4. Huhta JC, Jian Z. Эхокардиография плода в практика перинатальной кардиологии. В: Наука и Кардиолгой. Ред. Гарсон А., Брикер Дж. Т., Фишер Д. Д., Neish SR.Балтимор, Уильямс и Уилкинс, 1998; pp 2281-2300.

    5. Kleinman CS. Пренатальная диагностика и лечение внутриутробных аритмий. Fetal Ther 1986; 1: 92-95.

    6. Respondek M, Wloch A, Kaczmarek P, Borowski D, Wilczynski J, Helwich E. Диагностическое и перинатальное ведение экстрасистолия плода. Педиатр Кардиол 1997; 18: 361-366.

    Как распознать и лечить тригеминию: симптомы и многое другое

    Тригеминия — это нарушение сердечного ритма, вызывающее учащенное сердцебиение.В частности, это состояние вызывает нарушение сердечного ритма при каждом третьем сокращении сердца.

    Тригемини может быть безвредным. Во многих случаях это вызывает легкие симптомы или отсутствие симптомов. Однако он также может указывать на наличие чего-то более серьезного, например, сердечного заболевания, или вызывать проблемы с сердечной функцией (если это происходит часто).

    Некоторые люди испытывают более стойкие симптомы, например регулярные изменения сердцебиения. Врач может назначить лекарства, чтобы помочь людям с этими симптомами.

    В этой статье мы обсудим, что такое тригемин, его причины и способы его лечения.

    Поделиться на Pinterest У человека с тригеминизмом может возникнуть трепетание в сердце.

    Тригеминии — это тип ненормального сердечного ритма, напоминающий трехкратный паттерн.

    Медицинский термин для обозначения нарушений сердечного ритма — аритмия. Это состояние может привести к тому, что сердце будет биться слишком медленно, слишком быстро или нерегулярно.

    Электрическая активность сердца определяет, как оно бьется.При нормальных обстоятельствах сердцебиение будет повторять регулярный паттерн, чтобы выкачать кровь из сердца. Сердце сокращается в ответ на электрическое сердцебиение.

    Однако нарушение электрической активности сердечной ткани может вызвать аритмию.

    Преждевременное сокращение желудочков (PVC) происходит, когда сердечный ритм наступает раньше, чем ожидалось. Желудочки составляют нижнюю часть сердца. Раннее сокращение вызывает преждевременное или дополнительное сердцебиение, нарушающее нормальный ритм.

    PVC могут возникать в нестандартных схемах. Тригеминии возникает, когда каждое третье сердцебиение является ЖЭ.

    Обычно паттерн состоит из двух обычных долей с нерегулярной долей раньше. Удар, следующий за нерегулярным ударом, обычно более сильный.

    Этот ритм отличается от бигеминии, которая представляет собой нормальное сердцебиение, за которым следует преждевременное (чередование нормальных ударов и сокращений ЖЭ).

    Тригеминии является результатом аномальной или раздражительной электрической активности желудочков.Некоторые структурные проблемы с сердцем, такие как сердечные заболевания, застойная сердечная недостаточность или рубцы, также могут вызывать это нарушение.

    Другие возможные причины включают:

    • низкий уровень кислорода в крови, например, при хронической обструктивной болезни легких
    • высокое кровяное давление
    • употребление алкоголя
    • анемия
    • некоторые лекарства, такие как деконгестанты
    • курение
    • повышенный уровень адреналина, например от кофеина, физических упражнений или беспокойства
    • порок клапанов сердца
    • аномалии щитовидной железы или другие гормональные проблемы
    • беременность
    • высокий уровень выносливости
    • структурные нарушения сердца, такие как увеличение левого предсердия
    • апноэ во сне

    При тригеминии может казаться, что сердце замирает.Это чувство обычно бывает преходящим без каких-либо дополнительных симптомов. Фактически, многие люди испытывают тригеминии, даже не подозревая, что они у них есть.

    Однако в некоторых случаях у человека могут наблюдаться более продолжительные симптомы, которые включают:

    • ощущение трепетания в сердце
    • ощущение биения сердца
    • повышенное осознание биения сердца

    В более редких случаях некоторые люди также может наблюдаться одышка, боль в груди, головокружение или усталость.Если тригеминии возникает на фоне другого заболевания, могут развиться и другие симптомы.

    Для диагностики тригеминии врач может использовать различные тесты в зависимости от таких факторов риска, как возраст, семейный анамнез и образ жизни.

    Основным тестом при любой форме аритмии является электрокардиограмма (ЭКГ). ЭКГ оценивает электрическую активность сердца.

    В ходе теста к груди прикрепляют до 12 электродов, лежа на столе. Эти электроды оценивают электрическую активность сердца под разными углами.Они должны иметь прямой контакт с кожей, что может включать сбривание волос на груди или ногах.

    Врач может назначить эхокардиограмму, которая представляет собой ультразвуковое исследование сердца, для выявления структурных нарушений. К ним могут относиться проблемы с насосной функцией сердца или рубцы на сердце.

    В некоторых случаях врач может также потребовать генетическое тестирование. Эти тесты чаще встречаются у новорожденных и людей с семейным анамнезом определенных сердечных заболеваний.

    Врачи могут также использовать МРТ для создания детального изображения сердца.Это также полезно для обнаружения рубцов или других структурных проблем с сердцем.

    Тригемини не всегда вызывает симптомы или увеличивает риск сердечных заболеваний.

    Иногда проблема разрешается сама по себе. Врач также может предложить изменить образ жизни, например ограничить употребление кофеина, алкоголя, табака и стресса, чтобы снизить электрическую возбудимость сердечной ткани.

    Однако тригеминизм может быть вызван основной причиной, требующей лечения, например тревожностью, анемией или другими проблемами с сердцем.Кроме того, высокое бремя тригемина может привести к нарушению насосной способности сердца. Это также может потребовать лечения.

    Врач может прописать лекарства для облегчения симптомов и лечения любых связанных состояний. Эти лекарства могут включать антиаритмические средства, бета-блокаторы или блокаторы кальциевых каналов.

    В более тяжелых случаях может потребоваться хирургическое вмешательство или другие процедуры для лечения состояния. Например, врач может порекомендовать катетерную абляцию.

    Во время операции этого типа электрофизиолог использует радиочастотную энергию, чтобы заглушить электрические участки сердечной ткани, которые заставляют сердце биться с нерегулярным ритмом.

    Ведение здорового образа жизни снижает риск возникновения осложнений, связанных с нарушением сердечного ритма.

    Для этого врач может порекомендовать:

    • бросить курить
    • регулярно заниматься спортом и оставаться активным
    • придерживаться здоровой диеты
    • управлять уровнями стресса
    • поддерживать умеренный вес
    • лечить апноэ во сне

    нет лекарства от тригеминии, но иногда он может пройти самостоятельно.Многие люди с этим заболеванием могут даже не замечать его или не испытывать никаких симптомов.

    У других людей могут быть более частые симптомы, или тригемин может влиять на их сердечную функцию и нуждаться в лечении. Это может включать прием лекарств и регулярные осмотры у врача, чтобы снизить риск возникновения более серьезного состояния.

    Тригеминии — нарушение сердечного ритма из-за ЖЭ. Состояние вызывает дополнительное сокращение, повторяющееся каждые третье сокращение сердца.

    Многие люди с тригемином испытывают легкие симптомы или вообще не имеют симптомов.Часто в лечении нет необходимости, поскольку состояние может исчезнуть само по себе, если человек внесет определенные изменения в свой образ жизни.

    Однако у некоторых людей тригемин может вызывать проблемы. Это также может указывать на более серьезное заболевание.

    Любому человеку с нарушением сердечного ритма полезно внести некоторые изменения в здоровый образ жизни, чтобы снизить риск осложнений.

    Какие факторы увеличивают риск преждевременных сокращений желудочков (ЖЭ)?

    Автор

    Джеймс Э. Кини, доктор медицины, FACEP Заместитель медицинского директора, служба неотложной помощи, Региональный медицинский центр миссионерской больницы, Детская больница округа Ориндж в миссии

    Джеймс Кини, доктор медицины, FACEP является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей неотложной помощи, Американский колледж спортивной медицины, Калифорнийская медицинская ассоциация

    Раскрытие информации: раскрывать нечего.

    Соавтор (ы)

    Асем Д. Десаи, доктор медицины, FACC Кардиологический электрофизиолог, Mission Internal Medicine Group, Inc

    Асем Д. Десаи, доктор медицины, FACC является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж кардиологии, Американский колледж врачей , Американская кардиологическая ассоциация, Phi Beta Kappa

    Раскрытие информации: раскрывать нечего.

    Специальная редакционная коллегия

    Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: Получил зарплату от Medscape за работу.для: Medscape.

    Эдди С. Ланг, MDCM, CCFP (EM), CSPQ Адъюнкт-профессор, старший научный сотрудник отдела неотложной медицины, кафедра семейной медицины, медицинский факультет Университета Калгари; Доцент кафедры семейной медицины медицинского факультета Университета Макгилла, Канада

    Эдди С. Ланг, MDCM, CCFP (EM), CSPQ является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей неотложной помощи, Общества академической неотложной медицины, Канадская ассоциация врачей скорой помощи

    Раскрытие: Ничего не раскрывать.

    Главный редактор

    Эрик Д. Шрага, MD Штатный врач, Отделение неотложной медицины, Mills-Peninsula Emergency Medical Associates

    Раскрытие информации: Ничего не разглашать.

    Дополнительные участники

    Ассаад Дж. Саях, доктор медицины, FACEP Президент и главный исполнительный директор, Кембриджский альянс здравоохранения

    Ассаад Дж. Саях, доктор медицинских наук, FACEP является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей скорой помощи, Медицинское общество Массачусетса

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Насколько я должен беспокоиться об этом «лишнем» сердцебиении?

    Newswise — Люди могут чувствовать дрожь в груди, когда они находятся в состоянии стресса, плохо спят или даже во время обычной активности. Они могут сказать: «Я почувствовал, как мое сердце остановилось на секунду». Но в большинстве случаев это ощущение остановки сердца на самом деле является дополнительным сердцебиением, называемым преждевременным сокращением желудочков (PVC).

    «Они очень распространены», — сказала доктор Сара Хусейн, кардиолог-электрофизиолог из Института сердца и сосудов штата Пенсильвания.«Некоторые люди их чувствуют, а другие — нет».

    ПВХ чаще всего образуются в нижних камерах сердца. «ПВХ — это более широкое сердцебиение», — сказала Барбара Бенц, сертифицированная практикующая медсестра из Института сердца и сосудов. «За этим дополнительным сокращением почти всегда следует пауза, которая возникает, когда сердце возвращается к своему нормальному ритму».

    Людям, чувствующим ПВХ, они могут показаться пугающими. «Они не всегда опасны», — сказал Хуссейн.

    Причины возникновения PVC могут быть разными.Они могут возникать в ситуациях с высоким уровнем адреналина, вызванных стрессом или тревогой. Другие могут быть побочными эффектами некоторых лекарств. Иногда электролитный дисбаланс может вызывать ЖЭ. То же самое может быть слишком много кофеина или алкоголя.

    ЖЭ могут возникать в любом возрасте, молодом или старом. Причины ЖЭ часто варьируются в зависимости от возраста пациента.

    PVC становятся серьезной проблемой, если они случаются часто. «Если более 10–15% сердечных сокращений человека за 24 часа приходится на ЖЭ, это чрезмерно», — сказал Бенц.Чем больше возникает ЖЭ, тем чаще они могут вызвать состояние, называемое кардиомиопатией (ослабление сердечной мышцы).

    Людям, перенесшим ранее инфаркт миокарда, или тем, у кого уже диагностирована кардиомиопатия, также следует серьезно относиться к ЖЭ. То же самое должны делать люди, у которых наблюдаются симптомы, которые могут включать боль в груди и одышку, а также учащенное сердцебиение или пропущенное сердцебиение.

    Первым шагом в диагностике ЖЭ и выяснении того, нужно ли им лечение, является электрокардиограмма (ЭКГ), которая проводится в кабинете врача первичного звена.Врач может порекомендовать носимый кардиомонитор (холтеровский), который будет регистрировать сердцебиение человека в течение 24 часов. «Это позволит количественно определить, сколько у кого-то PVCs и какова частота их PVC», — сказал Хуссейн.

    В некоторых случаях врачи могут назначить тест с физической нагрузкой, чтобы определить, ухудшается ли ЖЭ от нагрузки.

    Лечение ЖЭ зависит от их причины. «Если люди испытывают их только после того, как выпьют большую чашку кофе, то, вероятно, выходом будет сокращение потребления кофеина», — говорит Бенц.Другие изменения в образе жизни могут включать сокращение потребления алкоголя или энергетических напитков.

    Людям, страдающим частым ЖЭ, могут уменьшить количество дополнительных ударов такие лекарства, как бета-блокаторы, замедляющие частоту сердечных сокращений, или блокаторы кальциевых каналов, расслабляющие сердце. Также могут использоваться антиаритмические препараты. Если лекарство неэффективно или хорошо переносится из-за побочных эффектов, врачи могут порекомендовать минимально инвазивную процедуру, называемую аблацией сердца. Он прижигает то место в нижней камере сердца, которое вызывает ЖЭ.

    Хотя большинство ЖЭ безвредны, людям, у которых наблюдается нерегулярное сердцебиение, следует позвонить своему врачу.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *