Пароксизмальное состояние у детей: Дифференцированный подход к диагностике и лечению пароксизмальных состояний у детей раннего возраста

Содержание

Псевдоэпилептические пароксизмы у детей | Интернет-издание «Новости медицины и фармации»

Псевдоэпилептические пароксизмы (псевдосудороги, психогенные приступы, истерические судороги) — пароксизмы, которые не только по своему характеру напоминают эпилептические, но и трактуются и лечатся, как эпилептические. Псевдоэпилептические пароксизмы влияют на взаимоотношения ребенка с окружающими его людьми (в этом их отличие от других неэпилептических пароксизмальных состояний) [1].

Популяционная частота псевдоэпилептических приступов не известна. По данным Л. Сахлхолдт и Й. Альвинга (1999), в неврологических стационарах дети с псевдоэпилептическими пароксизмами составляют около 10 % всех пациентов с диагнозом «эпилепсия», а среди больных с так называемой резистентной (не поддающейся лечению антиконвульсантами эпилепсией) — 20 % всех пациентов [2]. До десятилетнего возраста псевдоэпилептические пароксизмы одинаково часто встречаются и у мальчиков, и у девочек, после 10 лет — чаще у девочек. Во взрослом возрасте в 60–80 % случаев псевдоэпилептическими пароксизмами страдают женщины.

Чаще всего псевдоэпилептические пароксизмы имеют психологические причины и возникают при наличии семейных, школьных и социальных проблем. Пусковым звеном для псевдосудорог может быть черепно-мозговая травма, сексуальное насилие, а также психопатологические состояния у родителей (особенно у матери). Возможным механизмом возникновения псевдосудорог является необоснованное беспокойство матери о наличии болезни у ее ребенка. Часто физиологические симптомы (вялость или двигательное беспокойство) трактуются как симптомы патологические (эпилептические). Иногда тяжесть имеющегося у ребенка заболевания преувеличивается родителями с определенной целью и этим запускается психологический порочный круг. Одной из наиболее значимых причин возникновения псевдоэпилептических пароксизмов является нарушение ролевых функций родителей и детей в семье. Отец может быть слабой фигурой, а взаимоотношения матери и ребенка эмоционально напряжены, имеется сильная взаимная зависимость с агрессивной окраской.

В подобной семье мать и ребенок являются «союзниками» в борьбе с отцом и часто используют пароксизмы как оружие в этой борьбе. Некоторые матери демонстрируют интенсивный, навязчивый интерес к заболеванию у ребенка, в то же время совершенно не интересуясь другими аспектами его жизни. Как правило, для выяснения конфликтов в семье требуется тщательная работа психолога, так как подобные семьи склонны скрывать имеющиеся у них проблемы. Родители в таких случаях заявляют, что у них «все совершенно благополучно, за исключением приступов у ребенка и недостаточного внимания врачей». Еще одной частой причиной псевдоэпилептических приступов являются трудности в обучении у ребенка, не всегда очевидные для его родителей и приводящие к боязни школы.

Псевдоэпилептические состояния могут возникнуть практически в любом возрасте — от 4 лет до 80, но все-таки большинство пациентов составляют люди в возрасте от 15 до 35 лет. Псевдосудороги могут наблюдаться изолированно или в структуре эпилепсии. Как правило, псевдосудороги у больного эпилепсией возникают тогда, когда эпилептические приступы уже закончились. В редких ситуациях бывает сочетание эпилептических и неэпилептических пароксизмов в одно и то же время. Если псевдоэпилептические приступы наблюдаются без предыдущих эпилептических, то чаще всего интеллект ребенка нормален, при сочетании эпилептических и псевдоэпилептических приступов он может быть снижен [4]. Ребенок может имитировать приступ с целью обратить на себя внимание или избежать неприятной для него ситуации, но говорить о сознательной симуляции приступа в данном случае нельзя. Только очень небольшой процент пациентов сознательно симулирует эпилептический приступ.

Клинические проявления включают в себя большое разнообразие двигательных и поведенческих изменений. Псевдоэпилептический пароксизм может напоминать те эпилептические приступы, которые ранее отмечались у ребенка, или те приступы, которые он видел у других пациентов. Приступы возникают и заканчиваются по произвольному желанию ребенка, протекают в присутствии свидетелей и провоцируются стрессорными ситуациями.

Характерна высокая частота приступов (ежедневные, несколько раз в день, десятки в день).

Псевдоэпилептические пароксизмы по клиническим проявлениям могут напоминать любой тип эпилептических приступов. Однако наиболее часто встречаются три группы клинических симптомов:

— Одно- или двустороннее напряжение мышц конечностей и тремор в них. Движения пациента имеют довольно большую амплитуду и мало напоминают типичный тонико-клонический приступ. Одновременно могут наблюдаться самые разнообразные движения, самоповреждение во время приступа не характерно.

— Эмоциональные и поведенческие изменения, при которых ребенок говорит об испытываемом дискомфорте. За ними, как правило, следует бесцельное поведение, во время которого ребенок ходит, бессмысленно трогает предметы и т.д. Создается впечатление, что сознание ребенка утрачено. Однако в отличие от эпилептических приступов изменения поведения не имеют стереотипного характера и амнезия отсутствует.

— Эпизоды, во время которых ребенок не реагирует на самые различные раздражители, как бы замирает, возможны движения руками.

Перед псевдоэпилептическим пароксизмом у половины пациентов отмечаются ощущения, напоминающие ауру (тошнота, необычные обонятельные и зрительные ощущения, абдоминальные симптомы). После приступа ребенок может быть вялым и сонливым, но, как правило, постприступный сон отсутствует.

Если псевдоэпилептический пароксизм продолжается более 30 минут, то такое состояние называется псевдоэпилептическим статусом. G.K. Bergey приводит уникальное клиническое описание пациентки, которая 27 раз попадала в реанимацию и получала общий наркоз в течение нескольких суток по поводу псевдоэпилептического статуса [3]. Естественно, что лечение псевдоэпилептического статуса как эпилептического опасно для пациента. Считается, что более половины пациентов, поступающих в реанимацию с псевдостатусом, имеют нарушения дыхания, вызванные большими дозами антиконвульсантов и требующие искусственной вентиляции легких.

Диагностика и дифференциальная диагностика псевдоэпилептических приступов сложна, так как абсолютные диагностические критерии отсутствуют. Диагноз ставится на основании совокупности множества анамнестических, клинических и электроэнцефалографических данных, требует дополнительных исследований и консультаций (психиатра и психолога). Согласно T. Betts, в «псевдоэпилептическом характере приступа никогда нельзя быть уверенным на все 100 %» [2]. Как правило, проходит довольно длительное время до тех пор, пока врач не заподозрит наличие псевдосудорог. Это предположение может возникнуть при совокупности следующих

анамнестических данных:

1. Псевдоэпилептические (истерические) пароксизмы имеют необычный, часто разнообразный характер (отсутствует стереотипность течения приступов, характерная для эпилепсии) и не соответствуют проявлениям известных форм эпилепсии.

2. Описываемая родителями высокая частота приступов не соответствует тяжести состояния больного (отсутствие неврологических симптомов и снижения интеллекта).

3. Отсутствует эффект адекватной антиконвульсантной терапии.

4. Отсутствуют реальные причины резистентности приступов к антиконвульсантам (структурные изменения головного мозга по данным магнитно-резонансной томографии, наследственные болезни обмена веществ, хромосомные синдромы и др.).

5. Выявляются парадоксальные реакции на противосудорожные препараты: учащение и утяжеление приступов при назначении адекватного антиконвульсанта; маловероятный и быстро наступающий положительный эффект при очень низких дозах и т.д.

Больной, у которого врач подозревает псевдоэпилептический характер пароксизмов, должен быть госпитализирован в неврологическое отделение. Важнейшим этапом дифференциальной диагностики является тщательный анализ клинических проявлений пароксизма, в котором ведущую роль играет видеозапись приступа. Следует отметить, что ни один из симптомов, взятый в отдельности, не является патогномоничным для псевдоэпилептических приступов.

Неоднозначным является вопрос о возможности самопроизвольной провокации приступов. Имеются клинические описания больных с эпилепсией, которые в стрессорных ситуациях провоцировали у себя развитие настоящего эпилептического приступа. К сожалению, даже такой важный для дифференциальной диагностики симптом, как нарушение сознания, не всегда является абсолютно значимым. У пациентов с псевдоэпилептическими приступами сознание также может изменяться. Изменения сознания имеют несколько другой характер, чем при эпилептическом приступе. Сознание может как бы сужаться с сохранением реакций на определенные, специфичные для каждого пациента раздражители. Поэтому и реакция зрачков на свет у пациента с псевдоэпилептическим приступом может быть изменена.

Следующим этапом диагностики является запись приступной электроэнцефалограммы. Во время псевдоэпилептического пароксизма должны отсутствовать эпилептические изменения на ЭЭГ [1]. В то же время отсутствие эпилептических знаков не является абсолютным диагностическим критерием. Например, накожные электроды не регистрируют эпилептические разряды, возникающие в глубоких отделах височных долей головного мозга. Возможно использование в дифференциальной диагностике постприступной ЭЭГ, так как после генерализованного тонико-клонического приступа, как правило, характерно замедление основного коркового ритма. Отсутствие аналогичных изменений при данном типе приступа предполагает неэпилептическую его природу.

Лечение

Далеко не всегда отмена диагноза эпилепсии встречается родителями пациента с радостью. Несмотря на все тяжелые последствия неправильного диагноза эпилепсии (длительная противосудорожная терапия с возможными побочными проявлениями, проблемы обучения и ограничения в социальной сфере), изменение диагноза часто провоцирует у родителей отрицательные эмоциональные реакции. Как правило, к этому моменту родители, все родственники больного и лечившие его доктора привыкли к мысли о том, что у него тяжелое заболевание, плохо поддающееся терапии и сложившийся стереотип поведения не может измениться моментально.

Не приветствуется родителями и сам факт установления диагноза истерии.

Поэтому первой реакцией на диагноз «псевдоэпилептическое состояние» часто бывают недоверие или даже родительский гнев. Лучше, чтобы доктор сказал родителям что-нибудь напоминающее следующее: «…Я рад, что теперь мы знаем, что приступы у вашего ребенка не имеют эпилептического характера, теперь мы сможем справиться с ними». Употребление терминов «симуляция», «истерия» вызывает только антагонизм и их лучше избегать. Важно, чтобы сам пациент осознал, что его приступы не являются эпилептическими. Некоторым девочкам-подросткам избавиться от приступов помогает просмотр видеозаписи. Конфронтация врача с пациентом и обвинение пациента и родителей в неправильном поведении бесполезны и неуместны. W. Shen и соавт. в 1990 году подготовили специальный протокол информирования родителей о диагнозе псевдоэпилептического состояния. Он заключается в следующем:

1. Показать больному и его родителям видеозапись приступа и убедиться в том, что родители рассказывают именно о таких пароксизмах.

2. Сообщить родителям «хорошие новости» о том, что приступы не эпилептические.

3. Сообщить родителям «плохие новости» о том, что пока не известна истинная причина приступов.

4. Посоветовать родителям обратиться к психологу и психиатру.

5. Подчеркнуть, что данный диагноз не означает, что ребенок обязательно страдает психическим заболеванием.

6. Предположить, что больной может сам справляться с данными состояниями.

Ребенка не следует сразу же выписывать из стационара после установления диагноза «псевдоэпилептические пароксизмы». Персоналу стационара, друзьям и родственникам необходимо игнорировать приступы и избегать их «поощрения». Обстановка во время приступа у больного должна быть спокойной. Следует избегать скопления врачей, студентов, медсестер и другого персонала вокруг больного. Как правило, данная тактика приводит к первоначальному резкому увеличению числа приступов, но затем приступы становятся все реже и реже. С другой стороны, медицинский персонал не должен демонстрировать свое отрицательное отношение к родителям ребенка, так как помощь в данной ситуации нужна всей семье [6].

Необходимо выяснить ту цель (первичную или вторичную), которую преследует больной провокацией приступов. Следует подчеркнуть, что если ребенок пытается обратить на себя внимание окружающих (то есть определенная цель), это не значит, что он произвольно провоцирует и прекращает свои приступы. Далеко не каждый пациент с псевдоэпилептическими приступами нуждается в психотерапии. Иногда достаточно объяснения причин возникновения приступов для их постепенного исчезновения. Внутрисемейные проблемы, вызывающие приступы, бывают не очень серьезными, и тогда достаточно советов психолога, чтобы исправить ситуацию. В других случаях психолог сталкивается с давно существующими серьезными эмоциональными проблемами в семье, и тогда нужны годы психологической работы для исправления ситуации.

По данным O. Kristensen, J. Alving, 45 % всех больных в течение 5 лет с момента постановки диагноза псевдоэпилептические пароксизмы регрессируют [5]. Следует отметить, что прогноз при псевдоэпилептических состояниях у детей лучше, чем у взрослых (процент ремиссии в данной возрастной группе достигает 70–80 %). К факторам неблагоприятного прогноза псевдоэпилептических приступов относится длительность их существования и серьезный характер психиатрической патологии.

Головокружение у детей

Причины вестибулярного головокружения в детском возрасте во многом схожи с таковыми у взрослых. Причиной головокружения у детей могут быть сложные парциальные припадки, возникающие при локализации очага в височных зонах коры. Детское головокружение наблюдается также при приступах мигрени.

В детском возрасте встречается также и доброкачественное пароксизмальное головокружение.

Доброкачественное пароксизмальное головокружение у детей — ДПГ (легкое пароксизмальное головокружение) — заболевание детей раннего возраста. Большинство приступов начинаются в возрасте от 1 года до 3 лет (максимум — на втором году жизни). Мальчики и девочки страдают одинаково часто. Провоцирующих факторов заболевания обычно не выявляется, редко имеются сведения о перенесенной ушной инфекции. Относительно часто присутствует семейная отягощенность по мигрени (доходит до 50%).

ДПГ представлено нечастыми и короткими (в большинстве случаев частота варьирует от 1 до 4 приступов в месяц, а длительность от нескольких секунд до 5 минут) эпизодами резкой неустойчивости, во время которых очень часто ребенок падает. Иногда упавший может лежать на полу и отказываться двигаться. В момент приступа можно заметить побледнение и потливость ребенка, а также выявить нистагм. Изредка могут предъявляться жалобы на тошноту, но рвоты, как правило, не отмечается. Сознание всегда сохранено, однако при коротком пароксизме может сложиться впечатление об его утрате, особенно при впервые возникшем приступе и испуге родителей. Не освоенная в достаточной степени вербальная коммуникация ребенка первых лет жизни приводит к тому, что дети очень редко описывают свои ощущения во время приступа. При наличии же описания ребенком своих ощущений остается мало сомнений, что имел место острый приступ головокружения. Чрезвычайно характерным признаком в момент пароксизма является стремление ребенка найти опору — схватиться за что-то, прижаться к чему-то, прилечь на диван, кровать и т.д. Изредка в момент пароксизма можно отметить вынужденное положение головы. У детей в возрасте до одного года состояния, описываемые как пароксизмальный тортиколлис, также связывают с ДПГ. В данном случае приступ длится чаще несколько минут, но может продолжаться и в течение часов, ребенок бледен, старается не двигаться, нистагма не отмечается. Данное состояние требует, также, дифференцирования с синдромом Сандифера (гастроэзофагальным рефлюксом).

Вне приступов ДПГ ребенок клинически здоров, слух не страдает. Большинство приступов самопроизвольно проходят к 4 годам. Значительное улучшение наблюдается в течение года с момента возникновения пароксизмов. У некоторых детей в дальнейшем развивается мигрень, что наряду с семейной отягощенностью по данной патологии дает основание относить ДПГ к детским «мигренозным эквивалентам» (Lanzi G, Balotti U, Fazzi E 1994, Abu-Arafch I, Russel G 1995).

Головокружение у детей наблюдается и при редком наследственном заболевании, дебютирующим в детском возрасте — семейной периодической атаксии 2 типа. Заболевание часто манифестирует с приступов головокружения, нистагма и потери равновесия; длительностью от нескольких часов до нескольких дней. Эпизоду сопутствует дизартирия, звон в ушах и парестезии. Вне приступа нередко можно зафиксировать нистагм (особенно «бьющий вниз») и атаксию, которая нередко прогрессирует. Характерна дизритмия на ЭЭГ и атрофия мозжечка при нейровизуализации. В лечении приступов эффективен диакарб, может быть эффект от дифенина или карбамазепина (Donat J.R, Auger R 1979, Brandt T 2000).

Головокружение, обусловленное одно- или двусторонней потерей вестибулярной функции, может входить в структуру врожденных аномалий, вызванных внутриутробной инфекцией, токсинами, редких синдромов Mondini, Calman’a, Usher’a, CHARGE и др. (Bower C.M., Cotton R.T. 1995, Brandt T. 2000).

ЭЭГ-мониторинг | Детский Клинико Диагностический центр в Домодедово

Когда у ребенка возникают пароксизмальные состояния неясной этиологии, необходимо найти причины и исключить серьезную патологию. Если есть подозрения, что эти причины связаны с центральной нервной системой, проводят диагностическое обследование – электроэнцефалография.


Когда у ребенка возникают пароксизмальные состояния неясной этиологии, необходимо найти причины и исключить серьезную патологию. Если есть подозрения, что эти причины связаны с центральной нервной системой, проводят диагностическое обследование – электроэнцефалография.

Зачастую это кратковременное исследование биоэлектрической активности головного мозга, которое проводится во время бодрствования ребенка. При этом ребенок подвижен, часто неусидчив, что вызывает двигательные помехи на ЭЭГ.

Для более качественной оценки электроэнцефалограммы и анализа пароксизмального состояния(приступа) проводят видео-ээг-мониторинг.

Видеомониторинг ЭЭГ – это диагностическая процедура синхронной записи электроэнцефалограммы, аудио и видео (положения пациента, уровня сознания, двигательной активности, реакции на раздражители и других важных параметров пациента).

Видеоээгмониторинг проводится длительно(дневной или ночной видео ээг мониторинг), что позволяет записывать ЭЭГ во время сна(физиологического – без лекарств). Преимущество ээг во сне в том, что во сне биоэлектрическая активность головного мозга отличается от таковой в бодрствовании и дает информацию для полного понимания клинической картины. Ребенок не двигается, а значит нет двигательных помех. Таким образом возможно оценивать качество сна у ребенка и проводить диагностику нарушений сна. В случае, когда требуется определить связь возникновения приступов с определенными стадиями сна, проводят ночной видео-ЭЭГ- мониторинг сна. А также у высоковозбудимых детей, которые не спят днем.

ВидеоЭЭГмониторинг является золотым стандартом диагностики эпилепсии во всем мире. Продолженная ЭЭГ и видеозапись увеличивают вероятность фиксации эпилептического приступа. Синхронность записи видео и ЭЭГ позволяют с большой достоверностью сделать вывод об эпилептической или другой природе приступа, локализации очага и форме эпилепсии.

Не все судорожные состояния являются эпилептическими. Психогенные приступы часто напоминают эпилептические приступы. В таких случаях видео-ЭЭГ-мониторинг позволяет распознать истинную картину и избежать необоснованных назначений.

По международным стандартам видео ЭЭГ мониторинг проводится в условиях лаборатории видео-ЭЭГ-мониторинга «Детского диагностического центра», под наблюдением квалифицированного медицинского персонала. Оснащенность лаборатории видео-ЭЭГ-мониторинга позволяет проводить обследование детям всех возрастных групп (от новорожденных до 18 лет).

Основные показания для видео-ээг-мониторинга:

  • любые приступы
  • нарушения сна
  • задержка психоречевого развития
  • контроль антиэпилептической терапии

Стоимость услуги


Для прохождения обследования видео-ээг-мониторинга в «Детском диагностическом центре» необходимо:

  • Предварительно записаться на видео-ээг-мониторинг по тел. +7-925-518-83-86 с 08.00 до 20.00 в будние дни, с 09.00 до 18.00 в выходные дни.
  • Своевременно (за полчаса до начала обследования) прибыть по адресу:
    Московская область город Домодедово ул. Северная дом 6 «Детский диагностический центр».
    Схему проезда можно посмотреть на сайте. Продолжительность обследования определяет направляющий врач. Время начала и окончания обследования определяет специалист, проводящий обследование.
  • Взять с собой все медицинские документы:
    • амбулаторная карта,
    • выписки из стационаров,
    • заключения по обследованиям.
  • Находиться с пациентом во время видео-ээг-мониторинга может один человек (родитель или родственник, который может ответить на все вопросы, касательно здоровья ребенка)
  • Противопоказания к видео-ээг-мониторингу:
    • кожные заболевания головы, 
    • острые состояния здоровья.
  • Голова пациента должна быть чистой.
  • Во время видео-ээг-мониторинга ребенок находится на кровати без одеяла. Необходимо взять пижаму, теплые носки.
  • Пациент и сопровождающий должны иметь сменную обувь.
  • Необходимо с собой взять посуду и еду (для ребенка). Будет возможность разогреть пищу в СВЧ. Есть холодильник, электрочайник.
  • Если ребенок принимает антиэпилептические препараты, режим приема лекарств не меняется во время обследования.
  • В палате есть раскладушка для сопровождающего лица (при ночном видео-ээг-мониторинге).
  • Видео-ээг-мониторинг во время сна значительно повышает информативность исследования. Необходимо сделать все возможное, чтобы ребенок поспал во время обследования (разбудить пораньше, не давать спать по пути на обследование).
  • Результат обследования в виде заключения и фрагментов ленты ЭЭГ выдается через 7 календарных дней.
  • Комментарии к результатам обследования можно получить на отдельной консультации врача по предварительной записи.
  • Все вопросы можно выяснить по тел.+7-925-518-83-86 с 08.00 до 20.00 в будние дни, с 09.00 до 18.00 в выходные дни.

Прием у врача

Эпилепсия у взрослых и детей

Впервые внезапно возникающие судорожные приступы или пароксизмальные состояния всегда вызывают чувство страха и неизвестности у самого пациента и окружающих. 

Как правило, так проявляются первые признаки эпилепсии. Это заболевание центральной нервной системы известно с древних времен и плохо поддавалось лечению. Но развитие медицины позволило изучить эту болезнь и дало возможность подбирать методы лечения для длительного купирования приступов и комфортного уровня качества жизни пациентов.

 
Эпилепсия – это хроническое заболевание ЦНС, симптомами которого являются приступы судорог, помрачения сознания, в ряде случаев изменение поведения и когнитивные нарушения. Приступы разнообразны, могут проявляться в виде тонико-клонических судорог, абсансов, миоклонических приступов с нарушением сознания или без его нарушения, а также другими симптомами.

На сегодняшний день известно более сорока видов эпилепсий и эпилептических синдромов. С древних времен эпилепсию изучали и классифицировали от простого к сложному. Таким образом в научном мире много раз принимали общепринятую классификацию эпилепсий.

По мере изучения этого заболевания и развития медицины, классификация эпилепсий становилась все более точной и подробной. Так последняя(новая)классификация была принята Международной Противоэпилептической Лигой(ILAE) в 2017 году. А перед этим в 1989 году.

Причинами приводящими к эпилептическим приступам могут быть аномалии развития мозга, опухоли головного мозга, кровоизлияния, травмы ЦНС, повреждение головного мозга в момент родов, генетические заболевания, метаболические нарушения. Поэтому необходимо во время сделать диагностику или пройти обследование!

Методы диагностики эпилепсии
  • электроэнцефалография(ЭЭГ),
  • видеоЭЭГмониторинг.
Методы обследования эпилепсии
  • компьютерная томография(КТ),
  • магнитно-резонансная томография(МРТ),
  • позитронно-эмиссионная томография(ПЭТ) головного мозга,
  • некоторые анализы.
Методы лечения эпилепсии

На сегодняшний  день существуют следующие популярные методы лечения эпилепсии:

  • терапия противосудорожными лекарствами,
  • кетогенная диета,
  • стимуляция блуждающего нерва,
  • нейрохирургическое лечение. 

Другие методы могут быть только сопутствующими основному методу. Лекарственные средства последнего поколения имеют высокую противосудорожную эффективность и наименьшие побочные действия.

Точный диагноз эпилепсии устанавливается на основании:
  • типа приступа(фокальный, генерализованный, с неустановленным началом)
  • этиологии(структурное изменение мозга, генетические факторы, инфекционное воздействие, метаболические изменения, имунная этиология, неуточненная этиология)
  • типа эпилепсии(генерализованная, фокальная, комбинированная, неуточненная)
  • отдельное внимание уделяется Особым эпилептическим синдромам(эпилептическим энцефалопатиям).

Детская эпилепсия

Согласно имеющейся статистике эпилепсия встречается у 1-5% детей. У 75% взрослых, страдающих эпилепсией, дебют заболевания приходится на детский или подростковый возраст.

У детей, наряду с доброкачественными формами эпилепсии, встречаются злокачественные (прогрессирующие и резистентные к проводимой терапии) формы, такие как синдром Веста, синдром Леннокса-Гасто. Нередко эпилептические приступы у детей протекают атипично, стерто, а клиническая картина не всегда соответствует изменениям на электроэнцефалограмме.

Особое место в детской эпилептологии занимают эпилептические энцефалопатии, такие как синдром Айкарди, синдром Веста, синдром Леннокса-Гасто, синдром Драве, синдром Отахары, синдром Ландау-Клеффнера. Для каждого синдрома характерен свой возраст возникновения приступов, свои особенности картины на ЭЭГ и в клинической картине. Для каждого синдрома существуют свои особенности лечения.

Чтобы разобраться в многообразии форм эпилепсии, сложности диагностики и точности подбора эффективных методов лечения, врач эпилептолог проходит специальное обучение и набирается опыта. На основании клинических проявлений, результатов видео-ЭЭГ-мониторинга, анализов и других обследований ЦНС эпилептолог ставит диагноз и назначает противосудорожные лекарства.

Антиэпилептические препараты последнего поколения имеют высокий уровень эффективности и наименьший спектр нежелательных явлений. Большинство форм эпилепсии на сегодняшний день хорошо поддаются контролю за приступами, в ряде случаев можно добиться многолетней ремиссии с последующей отменой препаратов.

В многопрофильном медицинском центре «Президент-Мед» г. Видное открыто новое направление Нейродиагностики. Проводятся электроэнцефалография, дневной видео-ЭЭГ-мониторинг.

Врач эпилептолог ведет прием пациентов(взрослых и детей) с любыми пароксизмальными состояниями. А также детский невролог принимает детей с задержкой психоречевого развития, аутизмом, умственной отсталостью, ДЦП и другими заболеваниями, при которых необходима нейродиагностика.

Записаться на прием к врачу-эпилептологу в “Президент-Мед” г. Видное можно по тел.: +7 (495) 106-27-20, +7 (498) 547-15-42, +7 (495) 541-76-30, +7 (498) 547-29-20

Ждем Вас ежедневно с 8.00 до 21.00
по адресу: г. Видное, ул. Строительная, д.27

Автор: Мамунц Цовинар Алексеевна

Главный врач Президент-Мед г. Видное

Высшее медицинское, Пермский государственный медицинский институт, лечебный факультет, специальность-лечебное дело

Записаться к врачу

Интегрити: Межрегиональная научно-практическая конференция с международным участием «Эпилепсия и пароксизмальные состояния

.

Название:

Межрегиональная научно-практическая конференция с международным участием «Эпилепсия и пароксизмальные состояния — как междисциплинарная проблема» 

Дата, место, время проведения:

19 февраля 2020
Отель «Аэростар», г. Москва, Ленинградский пр., д.37 стр.9, конференц-зал «Петровский»

Организаторы:

Департамент Здравоохранения города Москвы
Всероссийское общество неврологов           
Российская Противоэпилептическая Лига
Кафедра неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России
ГБУ «НИИ ОЗММ ДЗМ»
ОМО по неврологии
АНО «Персонализированная медицина»
Технический организатор: ООО «Интегрити»

Краткое описание:

В рамках научной программы была представлена информация о новых подходах к лечению пароксизмальных состояний и эпилепсии в амбулаторных и стационарных условиях. Данная научно-практическая конференция имела большое научно-практическое значение для неврологического сообщества г. Москвы. На мероприятии присутствовали специалисты неврологи, терапевты, психиатры ведущих лечебных учреждений г. Москвы амбулаторного и стационарного звена, а также сотрудники ведущих неврологических клиник.

Документация по данному мероприятию была представлена в Комиссию по оценке учебных мероприятий и материалов для НМО. Участники конференции получили Свидетельства НМО.

Программа:

09:00 — 10:00 Регистрация 

Пленарное заседание посвящено Памяти Гагика Норайровича Авакяна
(доктора медицинских наук, профессора кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова, президента Российской противоэпилептической Лиги, члена Президиума Правления Всероссийского общества неврологов )

10:00 — 10:10 Открытие конференции. Вступительное слово (5 мин)
М.Ю. Мартынов  — член-корреспондент РАН, профессор 10:10 — 10:30 Лекция «Гагик Норайрович и Российская Противоэпилептическая Лига»
В.А. Карлов — Президент Российской противоэпилептической Лиги,  заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент РАН, профессор кафедры нервных болезней лечебного факультета ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва) 10:30 — 10:50  Лекция «Г.Н. Авакян — координатор взрослой и детской эпилептологии»
В.И. Гузева — профессор, заведующая кафедрой неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики ФГБОУ ВО СПбГПМУ Минздрава России; главный внештатный детский специалист невролог Минздрава России; Член-корреспондент Российской Академии Естествознания, член Центральной методической комиссии по неврологии Минздрава РФ, член президиума Российского общества неврологов, член Европейской противоэпилептической лиги, д.м.н., (г. Санкт-Петербург)
10:50 — 11:10 Лекция «Совместная работа с Г. Н. Авакяном в организации эпилептологической службы»
А.И. Федин — Академик РАЕН, заслуженный врач РФ, профессор, заведующий кафедрой неврологии факультета дополнительного профессионального образования ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва) 11:10 — 11:30 Лекция «Комплексная медико-социальная помощь семьям с детьми страдающими эпилепсией»
Т.Т. Батышева
— Директор ГБУЗ «НПЦ ДП» ДЗМ, главный внештатный детский специалист ДЗМ по неврологии, главный внештатный детский специалист по медицинской реабилитации Минздрава России, профессор, д.м.н., (г. Москва)
С.Г. Бурд — профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., руководитель отдела эпилепсии и пароксизмальных состояний ФГБУ «ФЦЦПИ» Минздрава России (г. Москва) 11:30 — 11:50 Лекция «Памяти Г.Н. Авакяна – Человека и Ученого. Клинико-экспериментальные исследования эпилептической системы мозга и возможностей фармакологической защиты»
Т.А.Воронина
— профессор, заслуженный деятель науки, лауреат Государственной Премии СССР, Лауреат Премии правительства России, заведующая лабораторией психофармакологии ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В.Закусова», д.м.н. (г. Москва) 11:50 — 12:10 Доклад «Г.Н. Авакян: Учитель»
О.Л. Бадалян
— профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва) 12:10 — 12:30 Лекция «Медицинские и социальные аспекты эпилепсии в г. Москве»
Е.И. Гусев — Академик РАН, профессор, заведующий кафедрой неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва)
А.Б.Гехт — директор ГБУЗ НПЦ им. Соловьева ДЗМ, профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва)
Ф.К. Ридер — ведущий научный сотрудник Отдела эпидемиологии, профилактики и организации помощи при пограничных психических расстройствах ГБУЗ НПЦ им. Соловьева ДЗМ, к.м.н., (г. Москва) 12:30 — 12:50 Интерактивная лекция «Клиника, диагностика, лечение посттравматической эпилепсии»
Н.Н.Маслова — профессор, заведующая кафедрой неврологии и нейрохирургии ФГБОУ ВО СГМУ Минздрава России, главный невролог Департамента Смоленской области по здравоохранению., д.м.н., (г. Смоленск) 12:50 — 13:10 Лекция «Критерии качества ремиссии эпилепсии»
Т.В.Докукина
— заместитель директора по научной работе ППО ГУ «РНПЦ психического здоровья», д.м.н. (г. Минск) 13:10 — 13:30 Лекция «Эндоскопическая нейрохирургия эпилепсии»
А.А.Суфианов — Главный врач Федерального центра нейрохирургии г. Тюмень, заведующий кафедрой нейрохирургии ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет). Институт профессионального образования; профессор, заслуженный врач Российской Федерации, врач-нейрохирург высшей категории, д.м.н.  (г. Тюмень) 13:30 — 13:35 Дискуссия 13:35 — 14:00 Перерыв

14.00 — 16.15 Заседание №1 

14:00 — 14:20 Доклад «Патогенез эпилепсии от Джексона до наших дней»
*) при поддержке компании  UCB, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
В.А. Карлов — Президент Российской противоэпилептической Лиги,  заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент РАН, профессор кафедры нервных болезней лечебного факультета ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва)  14:20 — 14:40  Доклад «Возрастные аспекты эпилепсии»
*) при поддержке компании  UCB, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
С.Г. Бурд — профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., руководитель отдела эпилепсии и пароксизмальных состояний ФГБУ «ФЦЦПИ» Минздрава России (г. Москва) 14:40 — 15:00 Доклад «Всегда ли рациональная политерапия эпилепсии назначается вовремя?»
*) при поддержке компании Эйсай, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
А.В. Лебедева — профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, зав. ОМО по неврологии НИИ ОЗММ,  д.м.н., (г. Москва) 15:00 — 15:20 Доклад «Современные особенности  терапии женщин фертильного возраста с эпилепсией»
*)при поддержке компании  UCB, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
И.А. Жидкова — профессор кафедры нервных болезней ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва) 15:20  15:40 Доклад «Гендерные особенности терапии эпилепсии, подходы к ведению беременных с эпилепсией»
*) при поддержке компании  UCB, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
П.Н. Власов — профессор кафедры нервных болезней Московского государственного медико-стоматологического Университета им. А.И. Евдокимова, д.м.н., (г. Москва) 15:40 — 16:00 Доклад «Своевременный пересмотр терапии у пациента с эпилепсией: когда и кому?»
*) при поддержке компании Эйсай, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
С.Г. Бурд — профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., руководитель отдела эпилепсии и пароксизмальных состояний ФГБУ «ФЦЦПИ» Минздрава России (г. Москва) 16:00 — 16:15 Доклад «Эпилепсия с абсансами»
*) при поддержке компании Алкалоид, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
Е.Д. Белоусова — профессор, руководитель отдела психоневрологии и эпилептологии ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова Минздрава России, д.м.н. (г. Москва) 16:15 — 16:30 Перерыв

16.30 — 18.45 Заседание №2

16:30 — 16:45 Доклад «Идиопатические генерализованные эпилепсии. Возможности эффективной терапии»
Н.А. Ермоленко
— профессор, главный детский невролог департамента Воронежской области, заведующая неврологическим отделением  БУЗ ВО «ВОДКБ № 1», д.м.н. (г. Воронеж) 16:45 — 17:05 Доклад «Ранняя дополнительная терапия современными ПЭП в повседневной клинической практике»
*) при поддержке компании Эйсай, данный доклад не обеспечивается баллами НМО
И.Ю. Ковалева — профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, к.м.н. (г. Москва) 17:05 — 17:25 Лекция «Новые возможности в выборе лекарственной терапии при эпилепсии»
*) при поддержке компании ПИК-фарма, данная лекция не обеспечивается баллами НМО
Т.А.Воронина — профессор, заслуженный деятель науки, лауреат Государственной Премии СССР, Лауреат Премии правительства России, заведующая лабораторией психофармакологии ФГБНУ «НИИ фармакологии имени В.В.Закусова», д.м.н. (г. Москва)
Н.В. Пизова — профессор кафедры нервных болезней и медицинской генетики ЯГМУ, д.м.н. (г. Ярославль) 17:25 — 17:45 Интерактивная лекция «Этическое сопровождение лечения пациентов с эпилепсией: гендерные и возрастные аспекты»
Е.П. Михаловска-Карлова Екатерина
— Академик РАЕН, профессор, приглашенный профессор кафедры нервных болезней МГМСУ им. А.И.Евдокимова, д.ф.н. (г. Москва) 17:45 — 18:05  Интерактивная  лекция «Аффективные расстройства при эпилепсии»
А.Н. Боголепова — профессор кафедры неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., (г. Москва) 18:05 — 18:20 Интерактивная лекция «Коморбидность эпилепсии и нарушения сердечного ритма»
Ю. В. Рублев
а — заведующая неврологическим отделением ФГБУ “ФЦЦПИ” Минздрава России, к.м.н.,  (г. Москва)
М.Б.Миронов — ведущий научный сотрудник отдела пароксизмальных заболеваний ФГБУ “ФЦЦПИ” Минздрава России, к.м.н.,  (г. Москва)
С.Е. Сердюк — старший научный сотрудник отдела клинической кардиологии и молекулярной генетики ГНИЦ профилактической медицины, к.м.н., (г. Москва) 18:20 — 18:35  Интерактивная лекция «Эпилепсия и сон»
Журавлев Д.В. — научный сотрудник отдела по изучению пароксизмальных состояний неэпилептического генеза при пограничных психических расстройствах ГБУЗ НПЦ им. Соловьева ДЗМ, (г. Москва) 18:35 — 18:45 Дискуссия 18:45 — Закрытие конференции

Невролог для родителей о детях

Что общего между ребенком, боящимся выйти к доске, и отличником, страдающим кожной аллергией и тиками?

Между импульсивным ребенком, который грубит учителям и бьет одноклассников, и боязливым и неуверенным в себе троечником с головными болями и нарушением внимания?

Между беспокойным, раздражительным, нервничающим по любому поводу ребенком и его соседом по парте страдающим расстройством сна и энурезом, которому ничего не интересно, на которого не действуют ни окрики, ни двойки?

В основе многих этих проявлений поведения у детей лежат нарушения механизмов развития нервной системы…

Чем же объясняются нарушения нервной деятельности у малыша, если видимых изменений в мозге не определяется?

Дело в том, что внешне правильно сформированный мозг еще не является гарантией нормальной его работы. Испытав неблагоприятные влияния в критическом периоде (внутриутробно, в процессе родов или в новорожденном), мозг «выходит из расписания» своего развития в наиболее ответственную фазу. Формирование важнейших функций не успевает «укладываться» в отведенный для этого оптимальный возрастной период, в своеобразный пик пластичности нервной системы, и тогда, кроме уже сказанного, у малыша могут развиться и необратимые состояния ….

Но если бы все, что происходит в периоде детства было необратимым, то и детские болезни нервной системы были бы неизлечимы…

А это не так!

Как лечить болезни мозга? На это ответят наши детские неврологи и психоневрологи.

Детскому психоневрологу, в отличие от взрослого невропатолога, приходится встречаться практически со всей патологией, присущей организму:

  • поражением нервной системы внутриутробно и в родах в результате различных неблагоприятных факторов
  • нарушениями моторного развития (от темповых задержек формирования начальных двигательных навыков до парезов и параличей)
  • родовой и бытовой черепно-мозговой травмой и их последствиями
  • эпилепсией, др. судорожными состояниями
  • расстройствами сна, в том числе пароксизмальными
  • нарушениями мозгового кровообращения (инсультами) как в острой, так и в хронической стадии
  • гидроцефалией врожденного и приобретенного характера
  • «помолодевшим» рассеянным склерозом, опухолями мозга др. прогрессирующими заболеваниями нервной системы
  • болями различного происхождения
  • наследственными нервно-мышечными заболеваниями и др. генетическими заболеваниями с поражением нервной системы
  • нарушением поведения, проблемами адаптации, невротическими реакциями и привычками (тики, заикания, недержание мочи, навязчивости, страхи и др.)
  • заболеваниями психической сферы (ранней детской шизофренией, аутизмом, задержками психического развития — интеллектуальной недостаточностью различной степени выраженности)
  • расстройствами, «сопровождающими» хронические соматические заболевания

и многими другими расстройствами, кроме, пожалуй, очень небольшого круга генетических состояний, возраст-зависимых, но и они имеют тенденцию к омоложению…

Перинатальное поражение нервной системы — собирательный диагноз, подразумевающий нарушение функции или структуры головного (энцефалопатии) и спинного мозга различного происхождения, возникающее в перинатальный период (с 28 недели внутриутробного развития, включая родовой акт, до периода соответствующего первой неделе жизни ребенка с характерными для него процессами адаптации новорожденного к условиям внешней среды). Причинами, влияющими на возникновение симптомов ППНС могут быть:

  • внутриутробные инфекции (краснуха, герпес, цитомегаловирус, сифилис и др.)
  • обострения хронических заболевании будущей матери с неблагоприятными изменениями метаболизма
  • интоксикации
  • действие различных видов излучения
  • генетическая обусловленность
  • длительный безводный период
  • отсутствие или слабая выраженность схваток и неизбежная в этих случаях стимуляция родовой деятельности
  • недостаточное раскрытие родовых путей
  • стремительные роды
  • применение ручных родовспомогательных приемов
  • кесарево сечение
  • обвитие плода пуповиной
  • большая масса тела и размеры плода
  • нейроинфекции
  • травмы

Следствием этих причин является нарушение дыхания и кровообращения (асфиксия, гипоксия), энергодефицит сердца и мозга, недостаточность отдельных органов или функциональных систем (полиорганная недостаточность), приводящая в некоторых случаях к необратимым явлениям.

Родовая травма новорождённых это повреждения органов и тканей плода, которые возникают во время родов в результате несоответствия между родовыми изгоняющими силами (схватками, потугами) и эластичностью тканей плода. К предрасполагающим причинам относят: токсикозы беременных, сердечно-сосудистые заболевания матери, инфекции, перенесенные во время беременности, нарушения обмена веществ, недонашивание и перенашивание беременности и др. Особую роль в возникновении родовой травмы играет внутриутробная асфиксия (гипоксия) плода.

Иногда травмы сопровождаются внутричерепными кровоизлияниями, отёком головного мозга с повышением внутричерепного давления, с развитием гидроцефалии (водянки мозга), переломами ключиц и плечевых костей, позвоночника, повреждениями лицевого нерва и параличами плечевого сплетения и др.

Черепно-мозговая травма ( в т.ч. бытовая). Травмы головы могут быть очень разными по степени тяжести: от небольшого ушиба мягких тканей головы до серьезных повреждений черепа и головного мозга. У маленьких детей даже порой внешне «безобидные» падения с небольшой высоты могут скрывать под собой переломы черепа, его внутренней платины с повреждением ткани мозга. Механическая травма черепа приводит к сдавлению мозговой ткани, натяжению и смещению ее слоев, и временному резкому повышению внутричерепного давления. Смещение мозгового вещества может сопровождаться разрывом мозговой ткани и сосудов (кровоизлияниям), ушибом мозга. Обычно эти механические нарушения дополняются сложными изменениями в мозге и их последствиями.

Эпилепсия, хроническое психоневрологическое заболевание, характеризующееся склонностью к повторяющимся внезапным припадкам. Припадки бывают различных типов (судорожные и безсудорожные), но в основе любого из них лежит очень высокая электрическая активность нервных клеток головного мозга.

Эпилепсия известна с древнейших времен. Эпилептические припадки отмечались у многих выдающихся людей, таких, как апостол Павел и Будда, Юлий Цезарь и Наполеон, Гендель и Данте, Ван Гог и Нобель. Ее распространенность достигает 15–20 случаев на 1000 человек. Кроме того, примерно у каждого двадцатого ребенка хотя бы раз отмечались судороги при повышении температуры. Различают эпилепсию как самостоятельное заболевание, эпилептические синдромы (при различных заболеваниях головного мозга) и эпилептические реакции на внезапно возникшие внешние стимулы (отравления, интоксикации, влияния условий внешней среды, травмы, стрессы и др.)

Пароксизмальные расстройства сна (парасомнии). Пароксизмальные нарушения сна известны со времен античности и описаны в трудах Гиппократа и Аристотеля. Отдельные из них имеют сходство с эпилепсией, как по проявлениям, так и по диагностическим характеристикам. К настоящему времени известно большое число самостоятельных синдромов, возникающих во сне, которые связанны с особенностями развития нервной системы ребенка (включая общемедицинские, неврологические, эмоциональные, социальные проблемы, факторы окружающей среды). Это такие как энурез, ночные страхи и кошмары, вегетативные нарушения (избыточная потливость, нарушения частоты дыхания, приступы удушья и сердцебиения), бруксизм (скрежет зубами), избыточная двигательная активность во время сна, вздрагивания, снохождение, сноговорения, приступообразные ночные боли, судороги в конечностях, нарушения пробуждения после сна.

Наряду с этими расстройствами сна выделяют и нарушения ритма «сон-бодрствование», связанные с расстройствами засыпания (диссомнии), а так же расстройства сна при сопутствующих заболеваниях (ОРВИ, ринит, различные болевые синдромы, период прорезывания зубов у детей и др.), расстройства сна могут отмечаться и при психиатрических заболеваниях и др.

Нарушения мозгового кровообращения у детей. У детей возможно развитие всех видов нарушений мозгового кровообращения, начиная с их начальных проявлений (в виде головных болей, головокружений, расстройств сознания, задержек интеллектуального развития и др.) и заканчивая инсультами. Болезни крови, опухоли мозга, неправильное развитие стенок самих мозговых сосудов (аневризмы), сахарный диабет, употребление алкоголя и наркотиков могут привести к сосудистым заболеваниям мозга, как у взрослых, так и у детей. Достаточно высока вероятность их развития при болезнях сердца, нарушениях сердечного ритма, пороках сердца и воспалительных заболеваниях мышцы сердца. Воспалительные заболевания сосудов мозга — васкулиты — также могут быть причиной нарушения мозгового кровообращения. У детей чаще встречается васкулит при ревматизме. Нарушения мозгового кровообращения головного и спинного мозга у детей могут быть и отдаленными последствиями родовой травмы позвоночника.

Нервный ребенок — это раздражительный, непослушный ребенок, который не умеет и не хочет владеть собой. Причем под этот родительский «диагноз» попадает практически 90%, совершенно различных детей. Рождение нервного ребёнка может зависеть от того, что будущая мать нервничала, страдала от токсикоза, тяжело рожала. Но даже в том случае, когда нет ни одной из перечисленных причин, и ваш ребенок родился и растет в благополучных условиях, причиной нервозности может стать врожденная недостаточность определенных структур мозга. Под понятием «нервный ребенок» с точки зрения медицины может скрываться как ребенок с повышенной эмоциональной чувствительностью, так и с аномалиями развития характера, неврозом, с органическими нарушениями деятельности головного мозга.

Нервным ребенок также становится, когда недосыпает, весь день смотрит телевизор, слушает ужастики, когда в доме очень шумно и многолюдно, в семье ссорятся, когда он единственный ребенок в семье, и любящие его взрослые выполняют любой его каприз или желание, думая, что в этом и заключается истинная любовь.

Если вас что-то тревожит в поведении нервного ребенка, непременно обратитесь к врачу: неврологу, психоневрологу, клиническому психологу. В большинстве случаев речь идет не о серьезных психических отклонениях, а об обычных недомоганиях, которые, если их вовремя «захватить», довольно легко поддаются коррекций. Специалисты смогут выяснить причину, с помощью различных видов обследования — ультразвукового исследования (УЗИ), электроэнцефалографии (ЭЭГ), лабораторных анализов, нейропсихологического и патопсихологического обследования. Лечение нервного ребенка комплексное – медикаментозное (психофармакотерапия), психосоциальное лечение (направлено на коррекцию микросоциальной среды, окружающей ребенка, на формирование поддержки и помогающих взаимоотношений), психотерапия (направлена на коррекцию поведения),

Невротические реакции — это психогенные расстройства, которые появляются из-за ссор, конфликтов, «загрызающего» чувства одиночества, каких-либо страхов. Невротическая реакция легко возникает из-за пережитого печального или страшного для человека события. Подталкивает к ним и напряжённый ритм современной жизни и школьные нагрузки, и всё чаще они обнаруживаются у самых незащищённых — у наших детей. Конечно же, жизнь маленького человечка не обходится без проблем. Но и проблемы детишек бывают разные. Одно дело, когда они укладываются в рамки возрастных норм развития. Но некоторые малышовые проблемы могут решить только специалисты, такие как тики, заикания, энурез, синдром гиперактивности с дефицитом внимания сосание пальцев и языка, раскачивания телом и головой (яктация), мастурбация (онанизм), возникший в допубертатном возрасте, кусание ногтей (онихофагия), выдёргивание волос (трихотилломания) и др.

При задержке психического развития помощь оказывает детский невролог, психоневролог, психиатр. Родители не всегда осознают желательность раннего обращения к данным специалистам, хотя именно они могут оказать помощь в проблемах ребенка, в том числе поведенческих и эмоциональных. Обязательна консультация эндокринолога, кардиолога, т.к. причины задержки могут крыться в неврологических, гормональных нарушениях, болезнях сердечно-сосудистой системы. Возможно, ребенку понадобится проведение дополнительных исследований -МРТ (магнитно-резонансная томография), компьютерная томография (КТ), ультразвуковые исследования (УЗИ), ЭЭГ (электроэнцефалография). Для более точного понимания причин происхождения проблем ребенка.

По показаниям могут назначаться лекарства, улучшающие память и внимание, уменьшающие возбудимость и развивающие усидчивость. У детей, в отличие от взрослых, больше резервов и возможностей организма. При своевременной помощи явления задержки психического развития в дальнейшем заметно сглаживаются, происходит хорошая адаптация в быту

Что такое синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) ?

«Гиперактивность» — это неусидчивость, невнимательность и импульсивность, частые ночные пробуждения, встречается чаще всего в детском возрасте и влияет на общую атмосферу в Вашей семье и на социальное будущее Вашего ребенка. Этот синдром — «сборная солянка» самых различных болезней, их причину необходимо выяснить.

Раннее органическое поражение головного мозга в перинатальном периоде (например, осложнения во время беременности, родовая травма, гипоксия в родах), а также генетические и социально-психологические факторы (семейные конфликты, дефекты в воспитании, острые и хронические стрессы, снижающие устойчивость нервной системы к внешним и внутренним воздействиям).

«Дети-катастрофы», «трудные дети» — так называют детей с СДВГ. Действительно, они доставляют столько хлопот родителям, постоянно попадают в какие-то неприятные ситуации, так как у них часто не развито чувство самосохранения и контроль за поведением. В школе они не могут усвоить учебный материал, находиться за партой в течение всего урока. При этом такие дети чаще всего не обнаруживают задержку психического развития или выраженных неврологических нарушений, хотя повышенная возбудимость может проявляться и при различных ранних поражениях нервной системы (травмы головы, нейроинфекции и т.д.). Такие дети требуют индивидуального подхода в учебном процессе, поэтому важны рекомендации педагога. Не стоит считать таких детей агрессивными и опасными для других детей. С возрастом в процессе социального взаимодействия явления гиперактивности становятся менее выражены. Иногда такие люди становятся лидерами, обладают повышенной работоспособностью.

При СДВГ может помочь невролог, психоневролог, психиатр, медицинский психолог (клинический психолог), а еще лучше – все вместе, ведь тогда у врачей будет возможность обсудить схему комплексного лечения, что будет наиболее эффективным.

Так, нужно обязательно выяснить, каково состояние физического здоровья, не являются ли особенности поведения ребенка следствием органических нарушений в головном мозгу ультразвуковые исследования (УЗИ), ЭЭГ (электроэнцефалография), МРТ (магнитно-резонансная томография), консультация невролога.

Важно оценить состояние сердечно-сосудистой системы (проконсультироваться у терапевта, кардиолога), определить уровень гормонов и получить консультацию эндокринолога.

Лечение – комплексное — биологическое, психологическое и социальное. Медикаментозное лечение (психофармакотерапия) направлено на уменьшение двигательного беспокойства, улучшение функций познания окружающего мира, нормализацию сна.

Энурез

Энурез (второе название — недержание мочи) – неспособность человека «дотерпеть» до туалета, постоянная борьба с мокрыми простынями.

Приучение малыша к горшку является одним из этапов общего психического и физического развития ребенка. Возраст, в котором уже можно говорить об энурезе у ребенка, должен составлять не менее 4-5 лет.

Причины энуреза самые различные — психическая травма, аномалии развития мочевыводящих путей, недоразвитие пояснично-крестцового отдела позвоночника, неправильный режим дня, нерациональное питание, эндокринные нарушения, задержка созревания нервной системы.

Энурез может быть как самостоятельным заболеванием, так и проявлением какой-либо другой болезни. Различают энурез дневной и ночной, первичный и вторичный. При первичном энурезе отмечается отсутствие предшествующего контроля за опорожнением мочевого пузыря. О вторичном энурезе говорят в том случае, если человек, как минимум, 6 месяцев контролировал процесс мочеиспускания, а потом опять начал мочиться в штаны или постель, вследствие влияния урологических, неврологических, психических или эндокринных заболеваний.

При энурезе отмечаются стойкие нарушения сна, проблемы с засыпанием и пробуждением, чрезмерно глубокий сон, ночные страхи, сноговорение и снохождение. Если такого ребенка разбудить насильно, то можно наблюдать нарушение ориентации с двигательным возбуждением, страхами.

Кто поможет при энурезе?

При энурезе поможет, психоневролог. Дополнительно нужно обследоваться, чтобы исключить порок развития мочевого тракта и позвоночника, сахарный диабет, заболевания центральной нервной системы. Понадобятся консультации педиатра, эндокринолога, лабораторные исследования, ультразвуковое исследование почек и мочевого пузыря (УЗИ), ЭЭГ (электроэнцефалография).

Лечение энуреза – комплексное. Медикаментозное лечение (психофармакотерапия) направлено на устранение тревоги и страхов, стабилизацию настроения. Психотерапия – на устранение эмоциональных расстройств и изменение поведения, в частности соблюдение распорядка дня, пищевого и питьевого режима — ограничение жидкости, употребление продуктов только с малым содержанием жидкости. Другие немедикаментозные методы воздействия – иглорефлексотерапия, мануальная терапия.

ГОЛОВНАЯ БОЛЬ У ДЕТЕЙ

Дети довольно часто жалуются на головную боль. В большинстве своем она носит, как говорят врачи, доброкачественный характер и лишь в редких случаях становиться проявлением серьезного общего или неврологического заболевания. А потому важно не отмахиваться от робкой жалобы ребенка, который порой еще и не может четко сформулировать, что у него болит. Родительская тревога, побуждающая их обращаться к врачу для выявления причин нездоровья ребенка, объяснима и оправдана.

Почему же у детей болит голова?

Острая головная боль у детей является в первую очередь одним из основных симптомов острых нейроинфекционных заболеваний, а также пароксизмальных состояний, в то время как хроническая головная боль является частым проявлением вегетодистонии, неврозов.

Наиболее частая ГОЛОВНАЯ БОЛЬ НАПРЯЖЕНИЯ. В ее основе — болезненное сокращение мышц мягких тканей головы (скальпа) или шейно-затылочной области.. Головная боль напряжения связана, как правило, с эмоциональными стрессами. А какие стрессы у ребенка? Их не счесть. Это, например, подготовка к контрольной или экзаменам, пропажа любимого домашнего животного, ссора с другом… Полный ребенок, которому не хочется раздеваться в присутствии одноклассников, часто жалуется на головную боль перед уроками физкультуры. Длительность такой боли обычно не превышает 1 — 2 часов. Конечно, контрольные, экзамены в школе врач не в силах отменить, но вот над устранением, смягчением стрессорных воздействий надо потрудиться и родителям, и учителям, и врачу. Врач обычно назначает профилактические средства.

Наиболее характерный тип сосудистой головной боли — МИГРЕНЬ. Это заболевание связывают с генетически обусловленными изменениями мозговых сосудов. Приступы мигрени у детей, как и у взрослых, провоцируют физические и умственные перегрузки, эмоциональные стрессы, изменения атмосферного давления, погодных условий, аллергические реакции: например, так любимые ребенком сыр и шоколад могут стать причиной головной боли.

Чаще у детей бывает простая форма мигрени. Фаза, предшествующая возникновению приступа боли, включает в себя раздражительность, недомогание, головокружение, тошноту, затуманивание зрения или появление пятен перед глазами, резкое изменение настроения.

Родителям следует знать: у страдающего мигренью ребенка особо чувствительный тип нервной системы, которая реагирует на разные раздражители болевыми ощущениями по ходу сосудов головного мозга и скальпа. Поэтому очень важно с помощью врача максимально выявить все факторы, провоцирующие приступы, и по возможности исключить их из жизни детей.

Нередко у детей диагностируют ПСИХОГЕННУЮ ГОЛОВНУЮ БОЛЬ. Она может быть связана с депрессией, страхом перед поступлением в школу, усиливаться при трудностях усвоения школьной программы и отсутствии контакта со сверстниками или родителями. Такие дети требуют консультации психоневролога и психолога.

Бывает, что родители опасаются, что головная боль у их ребенка вызвана ОПУХОЛЬЮ МОЗГА. Хотя это наиболее редкая причина, она должна быть исключена путем тщательного обследования. У детей опухоли локализуются в основном в задней черепной ямке, вызывают затруднение оттока спинномозговой жидкости, повышают ее давление. Боль при этом ощущается в затылке или шее, сопровождается тошнотой и рвотой. Ребенок нередко выглядит вялым, безразличным. Наблюдается шаткость походки. Развитие гемипареза (слабости в мышцах левых или правых конечностей) может свидетельствовать о развитии опухоли в одном из полушарий мозга. Наиболее информативная диагностическая процедура для подтверждения или исключения опухоли головного мозга — компьютерная томография, на которую обычно и направляют пациента.

Крайне редко у детей наблюдается невралгическая боль имеющая пароксизмальный характер. Это короткие, следующие друг за другом приступы пронизывающей, режущей, жгучей боли с локализацией в области лица (краниальная невралгия или прозопалгия) с присутствием зон, раздражение которых провоцирует приступ (прикосновение, умывание, прием пищи и т.д.), сюда в частности относится невралгия тройничного нерва.

Помимо этого, выделяют лекарственную головную боль, вызванную приемом некоторых лекарственных препаратов, например антигистаминных, антибиотиков и др.

Головная боль, связанная со злоупотреблением различных анальгетиков, чаще нестероидных противовоспалительных средств, а также противомигренозных средств, называется абузусной, или риккошетной. Известна также головная боль кофеиновой абстинении у любителей крепкого чая и кофе при невозможности выпить любимый напиток еще и еще раз.

Если у ребенка головная боль сочетается с высокой температурой и напряжением мышц шеи, затрудняющим сгибание головы вперед, есть основание заподозрить МЕНИНГИТ. В таких случаях без промедления обращайтесь к врачу.

Смешанная головная боль. Головная боль представляет собой лишь субъективный симптом, который сопровождает разные заболевания. Чтобы успешно лечить головную боль, необходимо, прежде всего, выяснить механизм ее возникновения, так как различные типы головной боли требуют совершенно разного подхода.

Обследование детей, страдающих головной болью, начинается с тщательного изучения жалоб, истории развития заболевания и внимательного врачебного осмотра. Если при осмотре выявляют симптомы органического поражения центральной нервной системы, то проводятся специальные инструментальные и лабораторные исследования для уточнения диагноза. Помощь по головной боли оказывают неврологи и психоневрологи. Для правильной диагностики важны исследования —УЗИ сосудов (Допплерографическое исследование), ЭЭГ, МРТ, КТ, осмотр окулиста и пр. специалистов по показаниям.

Их не надо бояться. Напротив, не затягивая, выполните все предписанное врачом. Ибо только тогда результат лечения вашего ребенка будет обеспечен максимально

Лечение головной боли. В нашем центре применяется патогенетический подход к лечению головной боли. Он включает в себя не только медикаментозную терапию, а также нетрадиционные методы в лечении (иглорефлексотерапию, мануальную терапию), психологическую коррекцию, рациональную психотерапию и рекомендации по изменению образа жизни (поведенческая медицина).

Эпилепсия и неэпилептические пароксизмальные состояния у де…

Гузева, В. И.

Подробно изложены исторические сведения об эпилепсии, отражены вопросы эпидемиологии, этиологии, патогенеза эпилептических пароксизмов. Представлены сведения об основных экспериментальных моделях эпилепсии, данные о классификации и клинических формах эпилепсии.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Неврология. Невропатология
  • Целевое назначение:Исследования
  • ISBN:978-5-89481-533-6
  • Серия:Несерийное издание
  • Издательство: Медицинское информационное агентство
  • Год издания:2007
  • Количество страниц:563
  • Тираж:2000
  • Формат:70х100/16
  • УДК:616.8
  • Штрихкод:9785894815336
  • Переплет:в пер.
  • Сведения об ответственности:Валентина Гузева
  • Код товара:4299596

Неэпилептические Пароксизмальные расстройства у детей. Аффективно-респираторные пароксизмы у детей

,00

2 Международная конференция по заболеваниям центральной нервной системы и терапии

05-07 декабря 2016 г. Дубай, ОАЭ

Гюнель Зейналова-Латифофа

Азербайджанский Медицинский Университет, Азербайджан

Scientific Tracks Abstracts : J Neurol Neurophysiol

Аннотация :

Неэпилептические пароксизмальные расстройства у детей и подростков — большая группа заболеваний и синдромов, которые характеризуется относительно спорадической потерей сознания и / или разнообразной моторной, эмоциональной, психологической вегетативной проблемы.В широком смысле концепции N.E.P.R. включает любые внезапно появившиеся симптомы, для которых используется термин «эпилепсия» неподходящий. 1. Обморочные состояния — обмороки, обмороки, коллапс. 2. Неэпилептические нарушения сна. 3. Расстройства, связанные с нарушениями в эмоциональной сфере (панические атаки, приступы истерии). 4. Другие пароксизмальные расстройства в детском возрасте (аффективно-респираторные пароксизмы, угасание (в ролях), гримаса, приступы дрожи, мастурбация у маленьких детей, мышечные спазмы при жевании).5. Экстрапирамидные симптомы. 6. Мигрень. 7. Соматогеновые пароксизмальные расстройства. 8. Приступообразные расстройства с острым мозговым кровообращением с черепно-мозговой травмой и др. 8-й раздел ILAE 2001 включает припадки, для которых определение «эпилепсия» не всегда подходит. Эта группа может также содержат следующие расстройства: доброкачественные неонатальные припадки, лихорадочные припадки, рефлекторные припадки, припадки, связанные с алкоголем. абстинентный синдром, судороги, связанные с приемом различных лекарств и т. д.Аффективно-респираторные пароксизмы возникают у детей раннего возраста в ответ на внешние неблагоприятные воздействия. Частота Заболеваемость в педиатрической популяции составляет 4-17%, с учетом того, что аффективно-респираторные пароксизмы сопровождаются апноэ. и / или асистолия, и многие авторы считают их состоянием, угрожающим жизни. По некоторым данным, аффективно-респираторный пароксизмы составляют около 8% таких состояний.

Биография :

Гюнель Зейналова-Латифофа, в возрасте 22 лет окончила Азербайджанский Медицинский Университет.5 лет практиковала ассистентом профессора детской неврологии З.Алиева. Затем работала врачом-неврологом в Центре детской неврологии в Баку. В 2014 году прошла курс EEQ в университете нейрофизиологии в Москве, в педиатрическом университете в Москве, в неврологическом университете в Москве в течение 2 месяцев. Имеет сертификаты Всемирных конгрессов неврологов. Она работает главным врачом в частной клинике Medicus Klinika.

Электронная почта: [электронная почта защищена]

Неэпилептические пароксизмальные явления, имитирующие припадки

  • 1.

    Апакама О., Эпплтон Р. Неэпилептические клинические диагнозы у детей, направленных на амбулаторную ЭЭГ с использованием видеомониторинга. Эпилептическое расстройство. 2006; 8: 156–8.

    PubMed Google Scholar

  • 2.

    Ульдалл П., Алвинг Дж., Хансен Л.К., Кибек М., Буххольт Дж. Неправильный диагноз эпилепсии у детей, поступивших в центр третичной эпилепсии с приступами приступов. Arch Dis Child. 2006; 91: 219–21.

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 3.

    Уоллес С.Дж., Фарелл К. Эпилепсия в детстве. 2-е изд. Нью-Дели: JAYPEE Brothers Medical Publishers (P) Ltd; 2006.

  • 4.

    Stephenson JB. Аноксические припадки: самоустраняющиеся обмороки. Эпилептическое расстройство. 2001; 3: 3–6.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 5.

    Айер А., Эпплтон Р. Управление рефлекторными аноксическими припадками у детей. Arch Dis Child. 2013; 98: 714–7.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 6.

    Ройбер М. Психогенные неэпилептические припадки: диагностика, этиология, лечение и прогноз. Schweiz Arch Neurol Psychiatr 2005; 156: 47–57.

  • 7.

    Mahowald MW. Парасомнии. Med Clin North Am. 2004. 88: 669–78.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 8.

    Дайкен М.Э., Лин-Дайкен Д.К., Ямада Т. Диагностика нарушения ритмических движений с помощью видеополисомнографии. Pediatr Neurol. 1997; 16: 37–41.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 9.

    Derry CP. Сон урывками: практическое руководство по различению ночной эпилепсии от нарушений сна. Pract Neurol. 2014 г. 9 июня. Pii: Practneurol-2014-000890. DOI: 10.1136 / Practneurol-2014-000890. [Epub перед печатью].

  • 10.

    Vendrame M, Kothare SV. Эпилептические и неэпилептические пароксизмальные явления вне сна у детей. J Clin Neurophysiol. 2011; 28: 111–9.

  • 11.

    Маккей М. Приступы, обмороки и забавные повороты у детей. Врач Ост Фам.2005; 34: 1003–8.

    PubMed Google Scholar

  • 12.

    Tandon PN, Bajpai PC. Синдром детского тремора. В: Spillane JD, редактор. Тропическая неврология. Лондон: Издательство Оксфордского университета; 1973. с. 114–9.

    Google Scholar

  • 13.

    Garewal G, Narang A, Das KC. Синдром детского тремора: синдром дефицита витамина B12 у младенцев. J Trop Pediatr. 1988; 34: 174–8.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 14.

    Нечай А., Росс Л. М., Стивенсон Дж. Б.П., Реган Миссури. Расстройство удовлетворения («детская мастурбация»): обзор. Arch Dis Child. 2004. 89: 225–6.

    CAS PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 15.

    Рамдхани Н.А., Сикма М.А., Виткамп Т.Д., Слоутер А.Дж., де Ланге Д.В. Пароксизмальная вегетативная нестабильность с дистонией у пациента с туберкулезным менингитом: история болезни.Представитель J Med 2010; 4: 304.

    PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 16.

    Капур Д., Сингла Д., Сингх Дж., Джиндал Р. Пароксизмальная вегетативная нестабильность с синдромом дистонии (ПАИД) после остановки сердца. Singapore Med J. 2013, 31 декабря. DOI: 10.11622 / smedj.2013264.

  • 17.

    Блэкман Дж. А., Патрик П. Д., Бак М. Л., Руст-младший Р. С.. Пароксизмальная вегетативная нестабильность с дистонией после черепно-мозговой травмы. Arch Neurol.2004; 61: 321–8.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 18.

    Барри С., Бэрд Дж., Ласселлес К., Бантон П., Хеддерли Т. Расстройства нервного развития, связанные с движением — обновленная информация о моторных стереотипах в детстве. Dev Med Child Neurol. 2011; 53: 979–85.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 19.

    Финкельхор Б.К., Харкер Л.А. Доброкачественное пароксизмальное головокружение детского возраста. Ларингоскоп.1987; 97: 1161–3.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 20.

    Сангер Т.Д., Чен Д., Фелингс Д.Л., Халлетт М., Ланг А.Е., Минк Дж.В. и др. Определение и классификация гиперкинетических движений в детстве. Mov Disord. 2010; 25: 1538–49.

    PubMed Central PubMed Статья Google Scholar

  • 21.

    Coulter DL, Allen RJ. Доброкачественный миоклонус сна новорожденных.Arch Neurol. 1982; 39: 191–2.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • Психиатрические особенности у детей и подростков с псевдосудорожными припадками | Педиатрия | JAMA Педиатрия

    Фон Псевдоприпадки могут возникать как соматоформное расстройство у детей и подростков, а также у взрослых. Однако имеется мало данных о психиатрических особенностях или исходах у педиатрических пациентов.

    Пациенты и методы Мы обследовали 34 пациентов (25 девочек [74%]), которые были обследованы детским психиатром в нашем учреждении сразу после диагностики псевдоприпадков с помощью иктальной видеоэлектроэнцефалограммы (ЭЭГ) в возрасте от 9 до 18 лет (средний возраст 14 лет). У каждого пациента был по крайней мере 1 псевдоприпадок, записанный с помощью видео-ЭЭГ, который был оценен пациентом и семьей как типичный, характеризующийся отсутствием реакции, подергиванием или вялостью конечностей и другими особенностями, при этом ЭЭГ показывала сохранение нормальных фоновых ритмов коры головного мозга.

    Результаты Помимо конверсионного расстройства, у 11 пациентов (32%) были расстройства настроения, включая большую депрессию, биполярное расстройство или дистимическое расстройство, обычно с тяжелыми психосоциальными стрессорами. Восемь детей (24%) страдали тревогой разлуки и отказом от школы с умеренными психосоциальными стрессорами. У двух пациентов (6%) был кратковременный реактивный психоз или шизофреноформное расстройство. У нескольких (1-3) пациентов было паническое расстройство, тревожное расстройство, расстройство адаптации, оппозиционное / вызывающее расстройство или расстройство контроля над импульсами.У четырех пациентов (12%) также были расстройства личности. Одиннадцать пациентов (32%) в анамнезе подвергались сексуальному насилию. Особенно часто это было в подгруппе с расстройствами настроения (7 [64%] из 11 пациентов). Пятнадцать пациентов (44%) имели серьезные семейные стрессоры, включая недавний развод родителей, разлад родителей или смерть близкого члена семьи. Два пациента (6%) в анамнезе подвергались физическому насилию. Свобода от псевдоприпадков в течение предшествующих 9–55 месяцев (в среднем 30 месяцев) была достигнута у 15 (72%) из 21 пациента, с которыми можно было связаться по телефону.У 8 (53%) из этих 15 пациентов последний ложный припадок произошел в течение 1 месяца после постановки диагноза по видео ЭЭГ.

    Выводы Серьезные расстройства настроения и тяжелый экологический стресс, особенно сексуальное насилие, распространены среди детей и подростков с псевдосудорожными припадками, и их следует учитывать в каждом случае. Подгруппа детей с тревогой разлуки и отказом от школы имела менее серьезные психические проблемы и умеренные психосоциальные стрессоры. Четкий диагноз с помощью видео-ЭЭГ, вместе с быстрой психиатрической оценкой и лечением, может привести к избавлению от псевдоприпадков у большинства детей и подростков.

    ПСЕВДОЗЫРЬКИ, также называемые «психогенными припадками», «неэпилептическими припадками» или «истерическими припадками», представляют собой клинические события, напоминающие эпилептические припадки, но не связанные с аномальными корковыми электрическими разрядами. Они могут возникать как соматоформное расстройство, распространенность которого оценивается в 5% амбулаторного населения взрослых с эпилепсией. 1 Псевдоприпадки могут также проявляться у детей и подростков, начиная с 5-6 летнего возраста. 2 -5 Пациенты с псевдосудорожными припадками могут составлять от 15% до 22% взрослых, направляемых в центры эпилепсии, 6 , 7 и составляли 7% педиатрических пациентов, которым проводился мониторинг видеоэлектроэнцефалограммы (ЭЭГ) в клинике Кливленда. Foundation, Кливленд, Огайо, с 1989 по 1995 год.

    С момента появления расширенной диагностики с помощью длительного видео-ЭЭГ-мониторинга, псевдоприпадки были подробно изучены у взрослых 6 , 8 -19 и детей. 2 -5,20 -25 Большинство отчетов было сосредоточено на характеристиках псевдоприпадков для дифференциальной диагностики от эпилептических событий, но некоторые были сосредоточены на основных психологических факторах у взрослых. 26 -34 Имеется мало данных о психиатрических аспектах 5 , 20 , 22 , 24 или исходе 3 псевдосудорожных припадков у детей и подростков. Чтобы изучить эти проблемы, мы изучали педиатрических пациентов, у которых в нашем учреждении диагностировали псевдоприпадения.

    Мы идентифицировали 38 детей и подростков, у которых были псевдоприпадки, диагностированные с помощью иктальной видео-ЭЭГ в The Cleveland Clinic Foundation в период с 1992 по 1996 год. Четыре пациента были исключены, поскольку их не обследовал детский психиатр в нашем учреждении. Остальные 34 пациента были в возрасте от 9 до 18 лет (средний и средний возраст 14 лет) на момент оценки. Возраст начала псевдоприпадков составлял от 8 до 18 лет (среднее и медиана 13 лет), а продолжительность псевдоприпадков до постановки диагноза видео ЭЭГ была равна 0.От 5 до 48 месяцев (в среднем 11,4 месяца; медиана 4,5 месяца). Двадцать пять пациентов (74%) были женщинами и 9 мужчинами. Псевдоприпадки возникали ежедневно у 21 пациента, еженедельно у 10 пациентов или реже у 3 пациентов. На момент постановки диагноза 24 пациента (70%) принимали противоэпилептические препараты. Еще один пациент принимал атенолол и флудрокортизона ацетат по поводу предполагаемого вазовагального обморока.

    Всем пациентам в течение нескольких дней после отмены противоэпилептических препаратов проводился длительный видео-ЭЭГ-мониторинг в The Cleveland Clinic Foundation с помощью электродов для кожи головы (система 10-20).Электроэнцефалограф изучал ежечасные двухминутные компьютеризированные образцы интериктальной ЭЭГ, а также дополнительные образцы, идентифицированные компьютерной программой обнаружения спайков. Видеозаписи и ЭЭГ всех записанных событий также интерпретировались электроэнцефалографом и архивировались вместе с интерктальными образцами.

    У каждого пациента было по крайней мере 1 событие, записанное видео ЭЭГ, которое было оценено пациентом и семьей как типичное. События характеризовались пониженной реактивностью у всех пациентов, а также вялостью или фокальными или генерализованными подергиваниями и подергиваниями конечностей.У некоторых пациентов также наблюдалось моргание глаз, слюнотечение или выделение пузырей слюны, вокализация или тряска. Большинство пациентов не могли вспомнить иктальные события после ложного припадка. Электроэнцефалограммы показали сохранение нормальных ритмов коркового фона во время всех зарегистрированных псевдоприпадков. События у 3 пациентов были вызваны внушением и инъекцией физиологического раствора, 35 , 36 , но этот провокационный тест впоследствии был отменен, а остальные псевдоприпадки возникли спонтанно.

    У 30 пациентов результаты интериктальной ЭЭГ были нормальными. У четырех пациентов (12%) были интерктальные эпилептиформные аномалии, подтверждающие ранее известный диагноз эпилепсии в дополнение к недавно диагностированным псевдоприпадкам. Эпилептические припадки у каждого из этих 4 пациентов явно отличались от неэпилептических событий и находились под хорошим контролем с помощью лекарств. У одного пациента в детстве была абсансная эпилепсия, которая хорошо контролировалась вальпроатом, у 1 были сложные парциальные припадки, возникшие в правой задней височно-теменной области из-за корковой дисплазии с редкими эпилептическими припадками после операции по эпилепсии, у 1 были двигательные припадки слева и гемипарез слева из-за удаленной правой теменной зоны -окципитальный инфаркт, и у 1 были двигательные припадки слева на фоне диффузного нарушения миграции нейронов (синдром двойной коры головного мозга).Видеозаписи эпилептических и неэпилептических припадков были просмотрены вместе с родителями, чтобы они четко понимали, какие события требуют лечения противоэпилептическими препаратами, а какие — психиатрического вмешательства.

    После того, как диагноз был подтвержден видео-ЭЭГ типичного эпизода, лечащий детский невролог немедленно представил результаты пациенту и его семье. Наша стратегия раскрытия диагноза аналогична описанной в другом месте. 37 Прием противоэпилептических препаратов не возобновлялся, за исключением 4 пациентов с эпилепсией и псевдосудорожными припадками. Мы подкрепили дискуссию брошюрой по этой теме, которая выпускается в нашем учреждении. 38 , 39

    У 4 пациентов с двойным диагнозом неэпилептические события встречались намного чаще, чем эпилептические припадки. Разъяснение того, что повседневные события были психогенными и что эпилептические припадки были на самом деле редкими, привело к сокращению или упрощению противоэпилептической лекарственной терапии в каждом случае.4 пациента с эпилептическими и неэпилептическими припадками были единственными выписанными из больницы пациентами, которые все еще получали противоэпилептические препараты.

    Все пациенты в этой серии были обследованы на момент постановки диагноза детским психиатром в нашем учреждении, имеющим большой опыт в оценке и лечении псевдосудорожных припадков. Один из нас (J.G.) провел психиатрическое обследование 30 пациентов (88%). Многоосные психиатрические данные были систематизированы в соответствии с системой, описанной в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , четвертое издание (DSM-IV) . 40

    Большинство пациентов этой серии были направлены из удаленных медицинских центров для диагностики, а последующее наблюдение продолжалось в домашнем учреждении. Лишь немногие пациенты получали длительную амбулаторную психиатрическую помощь в нашем учреждении. С 21 пациентом (62%) можно было связаться по телефону в течение 11–61 месяцев (в среднем 35 месяцев) после постановки диагноза с помощью видео-ЭЭГ. Остальные пациенты переехали без доступного адреса для пересылки.

    Axis I DSM-IV диагнозы включали конверсионное расстройство в каждом случае.Подавление болезненных мыслей или воспоминаний, наряду с диссоциацией, чтобы избежать конфронтации этих проблем, казалось, явно или неявно оперантно в каждом случае. Ни у одного из детей или подростков в нашей серии псевдоприпад не был оценен по доверенности как следствие симуляции, фиктивного расстройства (синдром Мюнхгаузена) или фиктивного расстройства.

    Коморбидная ось I, II и III DSM-IV диагнозов перечислены в таблице 1. Психосоциальные стрессоры (ось IV DSM-IV диагнозов) были оценены как умеренные у 18 пациентов и как тяжелые у 16 ​​пациентов.Наиболее распространенные факторы стресса перечислены в таблице 2.

    Таблица 1.

    Психиатрические диагнозы, классифицированные в соответствии с DSM-IV *

    Таблица 2.

    В целом серьезные расстройства настроения были выявлены у 11 пациентов (32%), в том числе у 9 девочек и 2 мальчиков. Все пациенты с расстройствами настроения, кроме трех, имели тяжелые психосоциальные стрессоры. В этой подгруппе особенно часто были случаи сексуального насилия в анамнезе (7 [64%] из 11 пациентов).Двое из этих пациентов, подвергшихся сексуальному насилию, имели классические признаки посттравматического хронического стрессового расстройства, включая воспоминания о событии и других особенностях, и у обоих также было расстройство личности.

    Напротив, подгруппа с тревогой разлуки и отказом от школы (8 пациентов: 6 девочек, 2 мальчика), как правило, имели менее серьезные психосоциальные стрессоры. Только 1 пациент в анамнезе подвергался сексуальному насилию, а 1 — физическому насилию. Сопутствующие признаки включали чрезмерное возбуждение (2 пациента), расстройство адаптации (1 пациент), дистимическое расстройство (1 пациент), истерическое расстройство личности (1 пациент) или синдром дефицита внимания / гиперактивности (2 пациента).Некоторые из детей начали пропускать школу из-за головных болей или болей в животе, но после принудительного посещения школы у них развились псевдоприпадки. Все эти дети не ходили в школу в течение многих недель к тому времени, когда с помощью видео-ЭЭГ были диагностированы псевдоприпадения, что свидетельствует о высоком уровне функциональных нарушений и нарушений развития из-за псевдоприпадков.

    У большинства пациентов псевдоприпадки не возникали сразу после определенного психосоциального стрессора, а возникали через месяцы или годы после сексуального или физического насилия или на фоне хронической семейной дисфункции.Особенно распространенным сценарием было появление псевдосудорожных припадков у девочек-подростков в результате сексуального насилия в раннем детстве. Иногда можно было идентифицировать немедленный, более очевидный осадитель. Например, у одной пациентки развились псевдоприпадки в день свадьбы ее сестры, когда внимание семьи было отвлечено от пациентки после того, как она выздоровела после недавней успешной операции по лечению эпилепсии. Однако чаще лежащие в основе психосоциальные стрессоры были менее четко привязаны по времени к псевдоприпадкам и часто требовали подробных психиатрических интервью для выявления.

    Большинство наших пациентов не вернулись в наше учреждение для длительного психиатрического лечения после выписки из больницы. Из 21 пациента, с которым можно было связаться по телефону, у 15 (72%) не было псевдоприпадков в течение предшествующих 9–55 месяцев (в среднем 30 месяцев), а у 6 (28%) были стойкие псевдоприпадки. Среди 15 пациентов, у которых не было псевдосудорожных припадков, последнее событие произошло во время оценки видео ЭЭГ в 4 случаях (27%) и в течение 1 месяца после постановки диагноза в 5 случаях (33%).У оставшихся 6 пациентов без псевдосудорожных приступов (40%) частота событий постепенно снижалась с периодическими обострениями и полностью прекращалась в течение 2 лет.

    Из 4 пациентов с эпилепсией и псевдосудорожными припадками, двое были доступны для последующего наблюдения, и у обоих не было псевдоприпадков. Эти 2 пациента продолжали принимать противоэпилептические препараты с хорошим контролем над своими эпилептическими припадками. Два дополнительных пациента также принимали противоэпилептические препараты во время наблюдения, несмотря на отсутствие диагноза эпилепсии в нашем учреждении.У обоих этих пациентов не было псевдосудорожных припадков, но они продолжали принимать малые дозы карбамазепина или габапентина из-за убежденности родителей в эпилептической этиологии.

    Число пациентов было слишком маленьким для значимого анализа, но четких тенденций в отношении результатов между психиатрическими группами не выявлено. Среди пациентов, с которыми можно было связаться для последующего наблюдения, свобода от псевдоприпадков была достигнута у 4 из 7 пациентов с тревогой разлуки и отказа от школы, у 5 из 6 пациентов с серьезным расстройством настроения, у 2 из 3 пациентов с расстройством личности, у 2 из 2 пациентов с шизофреноформное расстройство или кратковременный реактивный психоз, а также 3 из 4 пациентов с историей сексуального насилия.

    Мы не могли связать исход с долгосрочным психиатрическим вмешательством, потому что почти все пациенты были направлены на долгосрочное амбулаторное лечение в другие психиатрические центры, расположенные ближе к дому. Во время нашего последующего телефонного разговора с семьями мы узнали, что объем и характер долгосрочной психиатрической помощи сильно различаются от пациента к пациенту. Такая высокая степень вариабельности не позволила провести подробный анализ результатов.

    Наши результаты показали, что серьезные расстройства настроения и серьезный экологический стресс, включая откровенное насилие, распространены среди детей и подростков с псевдосудорожными припадками, и их следует учитывать в каждом случае.Примерно у одной трети этих пациентов было серьезное расстройство настроения, и примерно у одной трети в анамнезе было сексуальное насилие со значительным совпадением между двумя группами. У 44% пациентов были серьезные семейные стрессоры, включая недавний развод родителей, разлад родителей или смерть близкого члена семьи, а 2 пациента пострадали от физического насилия со стороны взрослого родственника. Три пациента соответствовали диагностическим критериям хронического посттравматического стрессового расстройства.

    Псевдоприпадки обычно не возникали сразу после определенного психологического стрессора, а возникали через месяцы или годы после сексуального или физического насилия или на фоне тяжелой хронической семейной дисфункции.Связь между стрессорами и псевдоприпадками редко была очевидна во время неврологического обследования и сбора анамнеза, и почти в каждом случае требовалось подробное психиатрическое интервью для выявления основных этиологических предшественников. Положительная видео-ЭЭГ-идентификация неэпилептической природы псевдоприпадков привела к отходу от терапии противоэпилептическими препаратами, в то время как выяснение психиатрической патофизиологии и диагноза привело к специфическому психофармакологическому вмешательству, психотерапии и семейному консультированию.

    Помимо конверсионного расстройства, у нескольких детей и подростков из нашей серии были психические расстройства, отличные от аффективных расстройств, включая паническое расстройство, тревожное расстройство, оппозиционное / вызывающее расстройство, расстройство импульсного контроля и, в 2 случаях, психоз. Хотя наши результаты подтвердили психозы только в 5% случаев, их редкость в общей популяции указывает на то, что педиатрические пациенты с псевдосудорожными припадками должны проходить скрининг на эти тяжелые расстройства.

    Предыдущие авторы также подчеркивали важность сексуального насилия в детстве как фактора псевдоприпадков 41 -44 и соматоформных расстройств в целом. 45 Тем не менее, имеется немного предыдущих данных о других психиатрических характеристиках псевдоприпадков у педиатрических пациентов. В исследовании 43 детей и подростков Lancman et al 5 описали умеренную депрессию только у 3 пациентов (7%), «истероидные особенности» у 3 пациентов (7%), «обсессивно-компульсивную личность» у 1 пациента (2 %) и «психотическая личность» у 1 пациента (2%).Основываясь на этих наблюдениях, Lancman et al пришли к выводу, что тяжелая психопатология не часто встречается у детей с психогенными припадками, в отличие от взрослых. Однако в их отчете не подробно описываются характер или степень психиатрической экспертизы. Более высокая частота значимых психиатрических диагнозов в нашей педиатрической серии может быть связана с нашим систематическим подходом, когда детский психиатр в нашем учреждении проводит немедленную постдиагностическую оценку каждого пациента. С помощью этого метода мы в большинстве случаев выявляли серьезные психиатрические или психосоциальные проблемы.

    Наша серия включала подгруппу детей и подростков с тревогой разлуки и отказом от школы. В нескольких случаях дети сначала пропускали школу из-за головных болей или болей в животе, а затем переросли в псевдосудорожные припадки, когда изначально было принудительно посещать школу. У некоторых детей была тревога разлуки, связанная с семейной дисфункцией, в то время как другие избегали школы из-за неудач, вызванных невыявленной неспособностью к обучению или синдромом дефицита внимания / гиперактивности.Этим детям было полезно семейное консультирование, изменение обстановки в классе на основе результатов нейропсихологической оценки и, в некоторых случаях, лечение метилфенидатом или трициклическими антидепрессантами при синдроме дефицита внимания / гиперактивности или тревоге разлуки.

    Среди тех, кого можно было охватить для последующего наблюдения, 70% детей и подростков в нашей серии не имели псевдоприпадков после среднего периода наблюдения почти 3 года с момента постановки диагноза видео ЭЭГ.Эти результаты аналогичны результатам предыдущей серии из нашего учреждения, 3 , в которой результаты без псевдосудорожных приступов через 1, 2 и 3 года были значительно чаще среди 18 детей и подростков (73%, 75%). , и 81% соответственно), чем среди 20 взрослых (25%, 25% и 40% соответственно). Результаты нашей предыдущей серии 3 и текущей серии показывают, что псевдоприпадки поддаются лечению у большинства педиатрических пациентов.

    ОТСУТСТВИЕ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЙ ХОНИЧНОСТИ может быть положительным фактором исхода псевдоприпадков у детей и подростков.В предыдущей серии из нашего учреждения, 3 , дети и подростки не только имели лучший результат, чем взрослые, но также имели более короткую среднюю продолжительность псевдоприпадков до постановки видео-ЭЭГ-диагностики (5,5 месяцев против 5,5 лет). В текущем педиатрическом исследовании средняя продолжительность постановки диагноза составила 4,5 месяца. Другие также отметили важность хронизации как предиктора исхода. 28 , 46 , 47 Мы согласны с Brunquell 48 в том, что ранняя нейропсихиатрическая диагностика и вмешательство имеют решающее значение для предотвращения полного включения поведенческой модели псевдоприпадков в личность и образ жизни пациента.

    В нашей серии мы не обнаружили различий в исходах в отношении псевдоприпадков на основании психиатрического диагноза. Свобода от псевдоприпадков одинаково часто наблюдалась у пациентов с различными психиатрическими диагнозами, а также у пациентов с сексуальным насилием в анамнезе или без него. Однако количество пациентов в диагностических группах было слишком маленьким для значимого сравнения. Напротив, Губерман 28 отметил тенденцию, основанную на психиатрическом диагнозе в небольшом исследовании взрослых, со свободой от псевдоприпадков у 5 из 6 пациентов с менее тяжелой психопатологией и историей недавних эмоциональных травм, по сравнению с постоянством псевдоприпадков для каждого из них. 6 пациентов с более тяжелыми психическими расстройствами.Однако у нескольких взрослых с плохим исходом также была длительная история псевдосудорожных припадков, 28 , так что хроническая болезнь могла быть фактором. Насколько нам известно, в предыдущих педиатрических исследованиях систематически не изучались исходы в связи с конкретным психиатрическим диагнозом.

    Двенадцать процентов наших пациентов страдали эпилепсией, а также псевдоприпадками с аномальными интерктальными ЭЭГ и четким анамнезом двух различных типов событий. Другие также отметили значительное совпадение эпилепсии и псевдосадков у детей и подростков. 24 , 25 В каждом из наших случаев эпилептические припадки сильно отличались от псевдоприпадов, и пациенты и их семьи могли оценить разницу. Просвещению пациентов способствовал просмотр с семьей записанных на видео событий, записанных во время оценки. Из 2 пациентов с эпилептическими и неэпилептическими припадками, с которыми можно было связаться для последующего наблюдения, у обоих не было псевдосудорожных припадков, и в обоих случаях эпилептические припадки также находились под хорошим контролем с помощью противоэпилептических препаратов.Двойной диагноз эпилептических и неэпилептических припадков сложнее, чем чистый диагноз псевдосудорожных припадков, но не является несовместимым с благоприятным исходом.

    Большинство наших пациентов не возвращались в наше учреждение для формального психиатрического обследования во время последующего наблюдения, поэтому мы не могли определить, в какой степени свобода от псевдоприпадков соответствовала выздоровлению, полноценному образу жизни и решению других психиатрических проблем. Однако другие подошли к этому вопросу.В исследовании случай-контроль, проведенном в Дании, Кристенсен и Алвинг 49 сравнили пациентов с псевдосудорожными припадками с пациентами с эпилепсией и обнаружили, что значительно более высокий процент пациентов с псевдосудорожными припадками проживает на государственной пенсии по инвалидности. В их исследовании у 45% пациентов с псевдоприпадом не было проявлений явлений, но это не обязательно отражало полное функциональное восстановление.

    В заключение, важнейшие инструменты для диагностики и лечения псевдоприпадков включают видео ЭЭГ и детальную педиатрическую психиатрическую оценку.Серьезные расстройства настроения и серьезные психосоциальные факторы стресса, включая сексуальное и физическое насилие, часто встречаются у детей и подростков с псевдосудорожными припадками, и их следует искать в каждом случае. Встречаются и другие психические заболевания, но психозы встречаются редко. Меньшая подгруппа включает детей с тревогой разлуки и отказом от школы, которым могут помочь консультирование, образовательная оценка и вмешательство, а в некоторых случаях и фармакотерапия. Признание того, что приступы являются психогенными, а не эпилептическими, вместе с определением соответствующих психиатрических и психосоциальных факторов являются сильными терапевтическими инструментами.Основываясь на результатах наших текущих и предыдущих исследований 3 , кажется, что у большинства педиатрических пациентов можно добиться избавления от псевдосудорожных припадков.

    Принята к публикации 19 августа 1998 г.

    Автор, ответственный за переписку: Элейн Уилли, доктор медицины, Программа детской эпилепсии, Фонд клиники Кливленда, 9500 Euclid Ave, Cleveland, OH 44195.

    Примечание редактора: Тот факт, что треть детей в этом исследовании подвергались сексуальному насилию, вызывает у меня расстройство плохого настроения.- Кэтрин Д. ДеАнгелис, MD

    1. Скотт Д.Ф. Распознавание и диагностические аспекты неэпилептических припадков. Райли TLRoy Aeds Псевдоприпадки Балтимор, Мэри Уильямс и Уилкинс 1982; 21-34 Google Scholar2.Wyllie Э.Фридман DRothner ОБЪЯВЛЕНИЕ и другие. Психогенные припадки у детей и подростков: исход после постановки диагноза с помощью иктальной видео- и электроэнцефалографической записи. Педиатрия. 1990; 85480-484Google Scholar3.Wyllie Э.Фридман DLüders HMorris HRothner DTurnbull J Исход психогенных приступов у детей и подростков по сравнению со взрослыми. Неврология. 1991; 41742-744Google ScholarCrossref 4.Kramer UCarmant LRiviello JJ и другие. Психогенные припадки: видеотелеметрические наблюдения у 27 пациентов. Pediatr Neurol. 1995; 1239-41Google ScholarCrossref 5.Lancman MEAsconape JJGraves SGibson П.А. Психогенные припадки у детей: многолетний анализ 43 случаев. J Child Neurol. 1994; 9404-407Google ScholarCrossref 6. Gates JRRamani VWhalen SLoewenson R Иктальная характеристика псевдоприпадков. Arch Neurol. 1985; 421183-1187Google ScholarCrossref 7.Mattson RH Значение интенсивного мониторинга. Вада Я.Пенри JKeds Достижения в эпилептологии 10-й международный симпозиум по эпилепсии Нью-Йорк, Нью-Йорк Рэйвен Пресс, 1980; 43–51 Google Scholar8.Desai BTPorter RJPenry JK Психогенные припадки: исследование 42 приступов у шести пациентов с интенсивным наблюдением. Arch Neurol. 1982; 39202-209Google ScholarCrossref 9. Король DWGallagher BBMurvin AJ и другие. Псевдоприпадки: диагностическая оценка. Неврология. 1982; 3218-23Google ScholarCrossref 10.Krumholz А.Н.идермейер E Психогенные припадки: клиническое исследование с данными последующего наблюдения. Неврология. 1983; 33498-502Google ScholarCrossref 11.Wilkus RJDodrill CBThompson ПМ Интенсивный мониторинг ЭЭГ и психологические исследования пациентов с псевдоэпилептическими припадками. Эпилепсия. 1984; 25100-107Google ScholarCrossref 16. Peguero Эабу-Халил Б.Фахури TMathews G Самоповреждение и недержание мочи при психогенных припадках. Эпилепсия. 1995; 36586-591Google ScholarCrossref 17.Devinsky OSanchez-Villasenor FVazquez BKothari MAlper KLuciano D Клинический профиль пациентов с эпилептическими и неэпилептическими припадками. Неврология. 1996; 461530-1533Google ScholarCrossref 19.Бенбадис SRLancman MEKing LMSwanson SJ Преиктальный псевдосон: новое открытие в психогенных припадках. Неврология. 1996; 4763-67Google ScholarCrossref 20. Уильямс DTSpiegel HMostofsky Д.И. Нейрогенные и истерические припадки у детей и подростков: дифференциально-диагностические и терапевтические соображения. Am J Psychiatry. 1978; 13582-86Google Scholar21.Finlayson RELucas А.Р. Псевдоэпилептические припадки у детей и подростков. Mayo Clin Proc. 1979; 5483-87Google Scholar22.Gross M Псевдоэпилепсия: исследование подростковой истерии. Am J Psychiatry. 1979; 136210-213Google Scholar23.Holmes GLSackellares JCMcKiernan JRagland MDreifuss FE Оценка детских псевдоприпадков с помощью телеметрии ЭЭГ и видеомониторинга. J Pediatr. 1980; 97554-558Google ScholarCrossref 24.Goodyer И.М. Эпилептические и псевдоэпилептические припадки в детском и подростковом возрасте. J Am Acad Child Psychiatry. 1985; 243-9Google ScholarCrossref 25.Metrick MERitter FJGates JRJacobs MPSkare SSLoewenson Р.Б. Неэпилептические явления в детстве. Эпилепсия. 1991; 32322-328Google ScholarCrossref 28. Губерман Психогенные псевдоприпадки у неэпилептических пациентов. Can J Psychiatry. 1982; 27401-404Google Scholar 29.Stewart RSLovitt RStewart Р.М. Истерические припадки больше, чем истерия? диагностические критерии исследования, DSM-III и психометрический анализ. Am J Psychiatry. 1982; 139926- 929Google Scholar30.Ramchandani DSchindler B Оценка псевдоприпадков: психиатрическая перспектива. Психосоматика. 1993; 3470-79Google ScholarCrossref 31.Blumer D Пароксизмальное соматоформное расстройство: серия пациентов с неэпилептическими припадками. Рябина AJGates JReds Неэпилептические припадки Boston, Mass Butterworth-Heinemann, 1993; 165–172Google Scholar32.Roy ABarris M Психиатрические концепции при психогенных неэпилептических припадках.Рябина AJGates JReds Неэпилептические припадки Boston, Mass Butterworth-Heinemann, 1993; 143-151 Google Scholar33.Alper К.Девинский OPerrine Кваскес BLuciano D Психиатрическая классификация неконверсионных неэпилептических припадков. Arch Neurol. 1995; 52199-201Google ScholarCrossref 34.Bortz JJPrigatano GPBlum Д.Фишер RS Характеристики дифференциального ответа у пациентов с неэпилептическими и эпилептическими припадками на тесте вербального обучения и памяти. Неврология. 1995; 452029-2034Google ScholarCrossref 35.Slater JDBrown MCJacobs WRamsay RE Индукция псевдосудорожных припадков с помощью плацебо внутривенного солевого раствора. Эпилепсия. 1995; 36580-585Google ScholarCrossref 36.Devinsky Офишер R Этичное использование плацебо и провокационных тестов для диагностики неэпилептических припадков. Неврология. 1996; 47866-870Google ScholarCrossref 37.Shen WBowman ESMarkand ON Постановка диагноза псевдосудорожный припадок. Неврология. 1990; 40756-759Google ScholarCrossref 38.

    Benbadis SRStagno SJ Психогенные припадки: Руководство для пациентов и семей . Ft Lauderdale, Fla. Образовательный фонд клиники Кливленда и Департамент научных публикаций, 1993;

    39.Benbadis SRFriedman А.Л.Косалко JStagno SJ Психогенные припадки: руководство для пациентов и их семей. J Neurosci Nursing. 1994; 26306-308Google ScholarCrossref 40.

    Американская психиатрическая ассоциация, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание. Вашингтон, округ Колумбия, Американская психиатрическая ассоциация, 1994;

    41. Брутто M Инцестуозное изнасилование: причина истерических припадков у четырех девочек-подростков. Am J Orthopsychiatry. 1979; 49704-708Google ScholarCrossref 42.Goodwin JSimms М.Бергман R Истерические припадки: продолжение инцеста. Am J Orthopsychiatry. 1979; 49698-703Google ScholarCrossref 43.Гудвин JM Сексуальное насилие в детстве и неэпилептические припадки. Рябина JAGates JReds Неэпилептические припадки Boston, Mass Butterworth-Heinemann, 1993; 181-191Google Scholar44.Alper К.Девинский OPerrine Кваскес BLuciano D Неэпилептические припадки и сексуальное и физическое насилие в детстве. Неврология. 1993; 431950-1953Google ScholarCrossref 46.Lempert TSchmidt D Естественный анамнез и исход психогенных приступов: клиническое исследование с участием 50 пациентов. J Neurol. 1990; 23735-38Google ScholarCrossref 47.Buchanan NSnars J Псевдоприступы (расстройство, не связанное с эпилепсией): клиническое ведение и исход у 50 пациентов. Захват. 1993; 2141-146Google ScholarCrossref 48.Brunquell PJ Психогенные припадки у детей. Int J Pediatr. 1995; 10 (приложение 1) 47-54Google Scholar 49.Kristensen OAlving J Псевдоприпадки, факторы риска и прогноз: исследование случай-контроль. Acta Neurol Scand. 1992; 85177-180Google ScholarCrossref

    Захват или нет? Неэпилептические пароксизмальные явления в педиатрии

    ,00

    «Все, что трясет или теряет сознание, не обязательно должно быть эпилепсией», — сказал однажды французский детский невролог Жан Айкарди. К сожалению, неправильный диагноз эпилепсии не только подвергает ребенка побочным эффектам противоэпилептических препаратов, но и исключает возможность вылечить его истинное состояние.

    Проблема встречается чаще, чем вы думаете.Исследования, проведенные в Великобритании, показали, что от 25 до 30 процентов детей, страдающих эпилепсией, не страдают ею. У детей, которых посещают в Центре эпилепсии Бостонской детской больницы для консультации «CIBAS» («может быть, припадок?»), Также часто ставят другой диагноз.

    Подводные камни ЭЭГ

    ЭЭГ часто виноваты в ошибочном диагнозе эпилепсии. Улавливаемые ими электрические сигналы относительно слабые и имеют низкое отношение сигнал / шум. Сигналы легко спутать с движением, напряжением мышц и другими артефактами.Из-за этих ограничений мы часто повторяем тестирование ЭЭГ или проводим длительный мониторинг, чтобы зафиксировать реальное событие. Интерпретация — еще одна ловушка. Даже в опытных руках вариабельность между наблюдателями высока, и ложноположительные результаты являются обычным явлением.

    Диагностическая ценность ЭЭГ действительно зависит от дотестовой вероятности эпилепсии, то есть от вашей предыдущей степени c

    уверенность в том, есть ли это у вашего пациента. Получение более подробной информации может повысить вашу уверенность. Например:

    # 1: Родитель: «Няня увидела заклинание пристального взгляда, которое длилось 10 секунд, затем он проснулся и разговаривал, но не мог двигаться.”

    № 2: Няня (прямо по телефону): «Он смотрел в сторону, повернул голову вправо, не отвечал, затем стал вялым, вялым и бормотал несколько минут».

    Второй разговор поддерживает диагноз эпилепсии сильнее, чем первый, и это делает те же результаты ЭЭГ более информативными.

    Прежде чем подумать «эпилепсия»

    Перед тем, как заказать ЭЭГ, попробуйте поставить диагноз, отличный от эпилепсии. Множество других состояний, некоторые из которых являются доброкачественными, могут вызывать приступы.С помощью видеозаписей с мобильного телефона родители могут записывать заклинания для вашего просмотра. Избегайте диагностических испытаний противоэпилептических препаратов, особенно если явления нечастые и не угрожающие.

    Иногда лучше не ставить определенную метку на тип события. Например, приступы пристального взгляда или тряски, которые случаются нечасто и не выглядят угрожающими, могут рассматриваться как «приступообразные явления неясной этиологии» до тех пор, пока не будет поставлен конкретный диагноз. Частые или явно опасные для жизни события требуют направления к специалисту, а иногда и госпитализации для видео-ЭЭГ-мониторинга.

    События, похожие на припадки

      • Миоклонус сна или непроизвольные мышечные подергивания или подергивания. Это доброкачественное заболевание у младенцев возникает только во время сна, никогда не затрагивает лицо и не будит ребенка. Подергивания обычно возникают в первый час сна и могут продолжаться 30 минут или дольше. Они могут перемещаться между конечностями и могут различаться по интенсивности. Разбудить ребенка во время занятия — это простой диагностический тест: если движения прекращаются, это не приступ.Это видео, снятое одним из родителей, показывает доброкачественный миоклонус сна:

    • Парасомнии, , включая ночные кошмары и сомнамбулизацию, могут выглядеть как ночные приступы лобных долей. Дети с ночными страхами могут просыпаться в возбуждении, сидеть в постели, кричать, бормотать, стонать и ходить во сне, потеть с учащенным сердцебиением. Обычно они не возбуждаются полностью, не узнают своих родителей и ничего не помнят по утрам.Многие парасомнии проходят сами по себе и часто безвредны, требуя лишь заверений.
    • Трясёт головой . Родители могут наблюдать, как младенцы и маленькие дети ритмично бьют головой или ногами или раскачивают тело во время сна или засыпания. Это чаще наблюдается при аутизме, задержке развития, жестоком обращении или пренебрежении. Это может длиться от нескольких минут до часов, но может казаться жестоким, но обычно не причиняет травм.
    • Эпизоды после кормления. Иногда считают, что сильная сонливость после еды или во время смены подгузников свидетельствует о судорогах.Некоторые младенцы могут смотреть и становиться бледными, красными или синюшными. Старым термином для этого было «ваготония», сигнализирующая о чрезмерной блуждающей реакции. Дети с синдромом Сандифера могут испытывать дискомфорт или боль, напрягаться и принимать странные позы (скручивание шеи, выгибание спины) после кормления, чтобы уменьшить дискомфорт от рефлюкса. Рекомендуется эмпирическое лечение или дальнейшее обследование желудочно-кишечного тракта на ГЭРБ. В этом родительском видео показано, как выглядит опистотонус (выгибание головы, шеи и позвоночника назад), хотя в данном случае неясно, является ли причиной рефлюкса:

    • Судорожный обморок. Обморок может сопровождаться судорогами и другими двигательными явлениями (движениями глаз, поворотом головы, сгибанием верхних конечностей, атонией, а также неритмичными и неустойчивыми миоклоническими или клоническими движениями). Некоторые дети даже прикусывают язык (обычно за кончик) и теряют контроль над мочевым пузырем. Обратите внимание, что замешательство после этих событий (кажущееся ошеломление или кратковременная дезориентация) отличается от постиктальных симптомов (возбуждение, неспособность пробудиться, кислородная недостаточность).

    Обморок имеет множество причин. Выясните, были ли у ребенка пресинкопальные симптомы (головокружение, поседение / потемнение в глазах, тошнота, липкость или холодный пот, шум в ушах или слышимые звуки, как если бы они были отдаленными, ощущаемая слабость в ногах) и потенциальные триггеры обморока (жар, боль и т. Д.)). Если обморок вызван испугом или физической нагрузкой, подумайте о сердечной аритмии, например о синдроме удлиненного интервала QT.

    • Заклинания задержки дыхания: Подобно обморокам, сопровождаемым судорогами, длительная задержка дыхания может вызвать аноксический припадок у некоторых младенцев и маленьких детей, обычно после продолжительного интенсивного плача. Если родители наблюдают это, оцените ребенка на предмет железодефицитной анемии. В этом видео для родителей показан рефлекторный аноксический припадок, вызванный неожиданной болью:

    Еще другие явления, которые могут выглядеть как припадки

    • Мастурбация / самостимуляция: Родители могут наблюдать напряжение в ногах и ритмичные движения, иногда сопровождающиеся снижением реакции, хрюканьем, пристальным взглядом и покраснением лица у детей в возрасте от 4 месяцев, особенно когда ребенок скучает или находится в стрессе.Ключ в том, что «эпизоды» можно прерывать. Они являются нормальной частью полового развития, но если они продолжаются, подумайте о стрессе или жестоком обращении. Домашние видео могут быть очень полезны при постановке диагноза.
    • Приступы дрожи: Иногда у младенцев и детей в возрасте до 5 лет бывают приступы быстрой дрожи. Обычно они длятся несколько секунд и затрагивают голову, плечи, а иногда и туловище, как если бы кто-то вылил на спину ребенка холодную воду. Приступы могут происходить до 100 раз в день, но почти всегда безболезненны — опять же, вы можете попросить родителей записать эпизоды на видео.ЭЭГ нужна редко:

    • Стереотипы наблюдаются в любом возрасте, особенно у детей с неврологическими нарушениями. Родители могут отмечать пристальный взгляд, ритмичные движения (хлопанье, покачивание головой, покачивание), движения глаз, толкание языком, тонизирующую позу и многое другое. Стереотипы усиливаются, когда ребенок возбужден или расстроен, и могут сочетаться с тиковым расстройством, ОКР и СДВГ. Их можно считать похожими на тики, но они должны вызывать подозрение, если они коррелируют со снижением когнитивных функций или серьезными проблемами в новой школе.
    • Пароксизмальные двигательные расстройства: Существует длинный список, который следует учитывать, включая тики, эпизодическую атаксию, пароксизмальную кривошею, пароксизмальные дискинезии и дистонии, гиперэкплексию и состояния, связанные с движением глаз: пароксизмальный тонизирующий эффект (обычно доброкачественный) и окуло-гирный криз, болезненное дистоническое движение глаз, которое можно лечить холинолитиками или антигистаминными препаратами.
    • Псевдо-припадки и неэпилептические припадки возникают в среднем детском и подростковом возрасте.Обычно это не происходит по сознательному выбору. Реже дети могут инсценировать припадки как способ отыграться или привлечь внимание, или события могут быть спровоцированы жестоким обращением или проблемами с психическим здоровьем. Если это так, то прогноз у детей, получивших надлежащее и раннее вмешательство в области психического здоровья, хороший. Однако иногда псевдоприпадки могут сосуществовать с настоящими приступами. Характеристики, которые помогают отличить эпилептические припадки от психогенных неэпилептических припадков, представлены в таблице ниже.

    Итог

    Когда дело доходит до припадков, дьявол кроется в деталях. Заказывая ЭЭГ, будьте готовы принять ложноположительный ab

    .

    нормальных результатов. Поместите все результаты тестов в соответствующий клинический контекст и не спешите диагностировать эпилепсию у ребенка, если у вас нет полной диагностической уверенности. Если вы подозреваете эпилепсию, попробуйте сначала поставить диагноз клинически и никогда не пробуйте противоэпилептические препараты как средство постановки диагноза.Подробная история имеет решающее значение.

    Ресурс врача:

    Справочник по детской неврологии , под редакцией доктора Петерса , содержит главу об эпилепсии и пароксизмальных явлениях с подробным разделом о неэпилептических событиях.

    Чтобы направить пациента или запросить консультацию, позвоните по телефону 617-355-7970.

    О нашем эксперте:

    ЕСЛИ ЭТО НЕ ЭПИЛЕПСИЯ. . .

    Самая важная диагностическая проблема в эпилептологии — отличить эпилептические припадки от синкопальных состояний и психогенных приступов.Менее распространенной проблемой является необходимость отличать эпилепсию от других пароксизмальных расстройств, с которыми она может частично совпадать. Лучшее понимание нарушений ионных каналов размыло определение эпилепсии.

    Диагноз эпизодического измененного сознания в значительной степени опирается на историю болезни, несмотря на значительные достижения в области технологий визуализации и нейрофизиологии. Распространенными причинами ошибочного диагноза являются:

    неадекватный или отсутствующий анамнез — например, отсутствие свидетеля
    клонические движения или недержание мочи, сопровождающие обмороки или психогенные атаки
    незаслуженный акцент на семейном анамнезе эпилепсии фебрильные судороги в анамнезе
    сверхинтерпретация незначительных аномалий электроэнцефалографии (ЭЭГ) или нормальных возрастных вариантов.

    СИНКОП

    Обморок — наиболее частая «неэпилептическая» причина изменения сознания. Два основных типа — это рефлекторный (вазовагальный) и ортостатический обморок. Менее распространенные, но более серьезные причины включают обмороки сердца и центральной нервной системы.

    Рефлекторный (вазовагальный) обморок

    Это вызвано преувеличенными, но нормальными сердечно-сосудистыми рефлексами, и так происходит у здоровых людей, в основном у детей и молодых людей.

    Клинические особенности

    В таблице 1 приведены характеристики, отличающие вазовагальный обморок от эпилептических припадков.

    Таблица 1

    Клиническое отличие рефлекторного (вазовагального) обморока от судорог

    Триггеры включают длительное стояние (школьные собрания), вставание из лёжа (туалет ночью), жаркая многолюдная среда (ресторан), эмоциональные травмы и боль (хирургическая операция). Продромальные симптомы (пресинкопе), развивающиеся в течение 1–5 минут, включают головокружение, тошноту, потливость, сердцебиение, поседение или потемнение зрения, нарушение слуха и чувство отстраненности.

    Свидетель может описать бледность, потливость и холодную кожу.Мышечный тонус вялый, иногда с несколькими нескоординированными клоническими подергиваниями, возникающими после падения. Распространенной ошибкой является обозначение обморока как припадка, учитывая свидетельство очевидца о тряске (судорожный обморок) .2 Недержание мочи и травмы встречаются нечасто, а прикус латерального языка случается редко. Восстановление обычно происходит быстро и без путаницы.

    Механизм

    Механизм сложный. Венозный возврат снижается, когда кровь скапливается либо в ногах (длительное стояние), либо в внутренних сосудах (повышенный тонус блуждающего нерва — например, реакция на кровь).Таким образом, сердечный выброс падает, но кровяное давление первоначально поддерживается симпатической периферической вазоконстрикцией. Рефлекс Бецольда-Яриша запускается, когда сильные сердечные сокращения стимулируют механорецепторы стенки желудочка, возбуждая опосредованные 5-гидрокситриптамином (5-HT, серотонином) афференты блуждающего нерва, ложно «предполагая» переполненное сердце. Результирующий всплеск активности блуждающего нерва и снижение симпатического тонуса, несмотря на падение артериального давления, создали порочный круг брадикардии, падения периферического сопротивления и резкого кровообращения.Кроме того, сужение сосудов головного мозга, предшествующее коллапсу кровообращения, объясняет предобморочное состояние, предшествующее значительному падению артериального давления.

    Расследования

    Диагноз обычно ставится в анамнезе. Электрокардиограмма (ЭКГ) показана, если обморок возникает при физической нагрузке, в положении лежа или при сердцебиении (см. Сердечные обмороки ниже). Значительное снижение постурального артериального давления редко случается у амбулаторных больных; действительно, кровяное давление обычно показывает нормальный первоначальный подъем при стоянии.Поэтому при наличии сомнений в диагностике важно испытание на наклонном столе (наклон 60 ° в течение 45 минут) (рис. 1A). Оно очень чувствительно (<90%) и специфично (70%) для синкопальной тенденции. Меры по индукции обморока - например, изопреналин - вызывают обморок быстрее, но с меньшей специфичностью.

    фигура 1

    Изменения ЧСС и артериального давления во время тестирования наклонного стола при (A) вазовагальном и (B) ортостатическом обмороке.

    Менеджмент

    Объяснения и совета по позе — опустить голову или лечь плашмя при появлении симптомов или медленно подняться из положения лежа — часто бывает достаточно.Поведенческая психотерапия и систематическая десенсибилизация могут помочь с определенными триггерами, например, с кровью. Лекарства включают β-блокаторы4 для ограничения сильных сердечных сокращений, солевую нагрузку или флудрокортизон для предотвращения недостаточного наполнения сердца, или селективные ингибиторы обратного захвата серотонина для модуляции рефлексов ствола блуждающего нерва. Двухкамерная кардиостимуляция может помочь при тяжелом (злокачественном) вазовагальном обмороке: поддержание частоты сердечных сокращений, несмотря на падение артериального давления, может не предотвратить обморок, но позволяет проявиться пресинкопальным симптомам (и ускользнуть).

    Ортостатический обморок (вегетативная недостаточность)

    Люди с вегетативной дисфункцией теряют нормальную вазоконстрикционную реакцию на постуральное падение артериального давления. Обморок наступает через несколько секунд или минут после того, как вы встанете, особенно при вставании и после еды. В отличие от рефлекторного вазовагального обморока кожа остается теплой, частота пульса не меняется, несмотря на падение артериального давления, а потоотделение отсутствует.

    Вегетативная дисфункция может быть связана с вегетативной невропатией (например, пожилой возраст, диабет, алкоголь, амилоидоз) или сложной вегетативной недостаточностью (множественная системная атрофия).Лекарства, такие как гипотензивные средства, фенотиазины, трициклические антидепрессанты, антипаркинсонические средства и диуретики, усугубляют проблему.

    Артериальное давление лежа и стоя (падение осанки без изменения частоты пульса) обеспечивает диагностику. Также помогают другие тесты вегетативной функции (артериальное давление и частота пульса во время гипервентиляции или маневра Вальсальвы) и тестирование на наклонном столе (рис. 1B). Важно исключить анемию или гипонатриемию.

    Управление включает отмену провоцирующих лекарств и избегание определенных ситуаций, таких как длительное стояние, обильные приемы пищи и алкоголь.Может помочь наклон головы вверх ночью. Флюдрокортизона ацетат (50–200 мкг в день) является обычным препаратом первого ряда.

    Сердечный обморок

    Сердечный обморок возникает в результате нарушения ритма (электрического) или структурного («водопровод») и потенциально опасен для жизни. Некоторые внезапные необъяснимые смерти от эпилепсии, несомненно, являются ошибочно диагностированным сердечным обмороком. Обморок возникает из-за любой позы (аритмогенный обморок — обычное явление в постели), при напряжении или эмоциях. Обморок во время упражнений требует срочного исключения сердечной причины, хотя чаще всего это рефлекторные вазовагальные обмороки.

    Тахиаритмии

    Быстрая тахикардия снижает сердечный выброс из-за неполного диастолического наполнения желудочков. Сердцебиение возникает во время приступов и между ними. Наджелудочковые тахикардии распространены, часто доброкачественные и обычно не связаны со структурными заболеваниями сердца; желудочковые тахикардии более серьезны и часто возникают при сердечных заболеваниях.

    Синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта (короткий интервал PR и дельта-волна) предрасполагает к «повторной тахикардии» из-за аномального короткого замыкания пучка Кента.Родственный синдром Лауна-Ганонга-Левина показывает короткий интервал PR, но не имеет дельта-волны.

    Унаследованные синдромы удлиненного интервала QT представляют собой нарушения калиевых или хлоридных каналов, приводящие к различной рефрактерности между соседними миофибриллами сердца. 5 Возникающий в результате феномен «повторного входа» провоцирует «torsades de pointes», потенциально фатальную желудочковую тахиаритмию, при которой ось QRS многократно поворачивается на 360 °. Основные генетические синдромы — это Романо-Уорд (аутосомно-доминантный) и синдром Джервелла и Ланге-Нейлсена (аутосомно-рецессивный, более тяжелый и с глухотой).Рецидивирующие обмороки развиваются, особенно при вставании. Обычно пациенты падают, лежат неподвижно и затем бьются в конвульсиях. Риск внезапной смерти делает скрининг семьи безотлагательным.

    Приобретенные изменения QT, предрасполагающие к аритмии, являются обычным явлением. Укорочение происходит при дигоксине, гипертермии и гиперкальциемии; удлинение происходит при приеме некоторых антиаритмических средств, антигистаминных препаратов и при ишемической болезни сердца.

    Брадиаритмии

    Хроническая брадикардия — например, полная блокада сердца — снижает сердечный выброс, нарушая мозговое кровообращение; у пациентов развиваются утомляемость, а также обмороки.

    Гиперчувствительность каротидного синуса является частой причиной остановки пазух носа и «приступов падения» .6 Это обнаруживается у 10–20% людей старше 60 лет, особенно мужчин, из которых около 20% имеют обмороки, связанные с давлением сонной артерии (например, , плотный воротник, поворот головы и т. д.). Диагностический массаж каротидного синуса проводится пациенту в положении лежа на спине (повторяется в вертикальном положении, если подозрение сильное) под контролем ЭКГ и артериального давления. Каждую сонную артерию массируют в течение <15 секунд (оставляя более 15 секунд между сторонами).Положительные ответы бывают либо кардиоингибирующими (синусовая пауза> 3 секунд), либо вазодепрессорными (падение артериального давления> 50 мм рт. Ст.) Или смешанными. Риски включают длительную асистолию, преходящий или постоянный неврологический дефицит и внезапную смерть.

    Другими причинами рефлекторного брадикардического обморока являются маневр Вальсальвы (например, кашель или обморок трубачей), глотание (часто с языковоглоточной невралгией) или мочеиспускание.

    Структурные сердечные причины

    Обструкция выводного тракта левого желудочка (стеноз аорты, гипертрофическая обструктивная кардиомиопатия) и недостаточное наполнение левого желудочка (митральный стеноз, миксома предсердий) снижают ударный объем.Нарушение сердечной помпы (кардиомиопатия, ишемическая болезнь сердца, аритмогенная дисплазия правого желудочка (АРВД)) также снижает сердечный выброс. Однако в каждом случае обморок в основном имеет вазовагальный характер, когда сильные сокращения желудочков приводят к усилению тонуса блуждающего нерва.

    ARVD является аутосомно-доминантным и может проявляться внезапной смертью. Диагноз затруднен без семейного анамнеза, поскольку отклонения ЭКГ (перевернутые зубцы T в V2 – V4) встречаются только в 70% случаев, а пятнистый фиброз стенки правого желудочка может быть пропущен при эндокардиальной биопсии.

    Обморок центральной нервной системы (ЦНС)

    Существует несколько моделей обмороков ЦНС:

    Прерывистая обструктивная гидроцефалия (киста третьего желудочка, мальформация Киари) обычно проявляется как «давящая» головная боль, нарастающая за несколько секунд до потери сознания. Возможный результат — внезапная смерть.
    Контузионные (немедленные посттравматические) припадки возникают в течение нескольких секунд после острой черепно-мозговой травмы. Они не являются эпилептическими, не показывают типичных изменений на ЭЭГ и не предсказывают более позднюю эпилепсию.
    Вегетативная дисрефлексия может следовать за полным поражением спинного мозга. Потеря вегетативного контроля артериального давления приводит к периодической массивной гипертензии, иногда достаточной для изменения сознания.
    Диэнцефальные приступы, возникающие после диффузных поражений головного мозга (травмы головы, гипоксическая энцефалопатия), проявляются в виде перемежающейся гипертензии, потоотделения, тахикардии и даже потери сознания.

    Психогенные атаки

    Психогенные неэпилептические приступы как часть панического расстройства и диссоциативного расстройства обычно ошибочно называют эпилепсией.7 8

    Паническое расстройство

    Тревога и паническое расстройство могут завершиться обмороком из-за гипокапнии, вызванной гипервентиляцией, и, как следствие, сужения сосудов головного мозга. Покалывание лица и конечностей может быть латеральным и легко приниматься за преходящие ишемические атаки или судороги. Сопутствующие симптомы включают чувство паники, головокружение, одышку, сердцебиение, стеснение в груди и горле, нечеткость зрения и карпопедальный спазм.

    Трудности отличить паническое расстройство от эпилепсии возникают по трем причинам.Во-первых, паника может напоминать судороги — например, «испуганные» ощущения в эпигастрии, симптомы сердцебиения и гипервентиляции (см. Выше). Во-вторых, паническое расстройство может возникнуть в результате эпилепсии. Пациенты с эпилепсией по понятным причинам обеспокоены риском судорог, травм и социальных затруднений; Возникающие в результате панические симптомы запускают порочный круг явно увеличивающейся частоты приступов. В-третьих, паника усугубляет эпилепсию из-за гипервентиляции, недосыпания и повышенного потребления алкоголя.Ухудшение припадков во время стресса вполне соответствует диагнозу эпилепсии.

    Менеджмент

    Полезно объяснение (подтвержденное письменными материалами) природы и механизма атак. Лечение направлено на предотвращение провоцирующих или угрожающих ситуаций и уменьшение как тревожности (например, бензодиазепины или пароксетин), так и физических симптомов (например, β-адреноблокаторов).

    Когнитивно-поведенческая терапия фокусируется на склонности пациента неверно интерпретировать телесные ощущения (например, сердцебиение или покалывание) как указание на надвигающуюся катастрофу.Это можно сочетать с контролем дыхания и расслаблением.

    Диссоциативное неэпилептическое приступовое расстройство (NEAD)

    Диссоциативные неэпилептические припадки, имитирующие тонико-клонические припадки («псевдоклонические припадки»), вызывают серьезные диагностические трудности и несут значительные ресурсы и потенциальные осложнения в случае пропуска диагноза. Диссоциативный NEAD может составлять до 50% предполагаемого эпилептического статуса.

    Клинические особенности

    Диссоциативный NEAD характеризуется частыми приступами, вызванными стрессовыми событиями, что обычно дает врачам возможность стать свидетелями приступов.В таблице 2 показаны особенности, отличающие их от приступов.

    Таблица 2

    Клиническое отличие диссоциативных неэпилептических припадков («псевдоприпадов») от эпилептических припадков

    Пациенты с диссоциативным NEAD обычно женщины (8: 1), часто с предыдущим патологическим поведением и многократной госпитализацией, и часто подвергались физическому и / или сексуальному насилию в детстве. Их приступы обычно начинаются после 10 лет, они устойчивы к лекарствам и часто повторяются, часто с «эпилептическим статусом».«Псевдостатус» следует заподозрить, если судороги, резистентные к лечению, возникают повторно, без существенной основной дисфункции головного мозга ни клинически, ни на ЭЭГ или сканировании мозга.

    Расследование

    Интерриктальная ЭЭГ обычно в норме; Постиктальная ЭЭГ не показывает замедления, ожидаемого после эпилептического припадка. Видео-мониторинг ЭЭГ особенно полезен при диссоциативном НЕАД. Можно не только наблюдать приступы и рассматривать ЭЭГ как нормальные, но также и воспроизводить запись для пациента, что позволяет обсудить переживания.

    Может помочь измерение концентрации пролактина до и через 20 минут после начала приступа. Нет подъема после неэпилептических припадков, тогда как значительное повышение следует за эпилептическими судорогами, сложными парциальными припадками или обмороками.

    Менеджмент

    Диагностическая достоверность идеальна, но полное исключение эпилепсии редко возможно; некоторые приступы все еще могут быть эпилептическими. Полезно объяснить, что этот диагноз является хорошей новостью, поскольку он потенциально излечим, и подчеркнуть бессознательный характер приступов, возникающих как стрессовая реакция (сопоставимая с контролем дыхания и частоты сердечных сокращений).

    Последующие действия важны, так как они дают возможность обсудить проблемы, страхи и воспоминания. Может быть раскрыто физическое или сексуальное насилие в детстве. Могут помочь методы релаксации, контроль дыхания, гипноз, ароматерапия или когнитивная терапия. Когда пациент будет готов, противоэпилептические препараты следует отменить.

    Результат

    Значительная заболеваемость может быть результатом NEAD, особенно «псевдостатуса». Медикаменты, канюляция, инфекция и вспомогательная вентиляция легких потенциально опасны, а беременные женщины с NEAD рискуют преждевременным вмешательством и родами.Даже при доброжелательном обращении и долгосрочном наблюдении прогноз остается осторожным.

    Ярости

    Ярость может напоминать иктальное или постиктальное поведение. Эпилептические приступы (возникающие лобно), как правило, неспровоцированы, кратковременны и сопровождаются сонливостью, тогда как эпизодический дисконтроль демонстрирует ситуативную провокацию отдельных приступов.

    Мигрень

    Эквиваленты мигрени (аура мигрени без головной боли) могут создавать диагностические проблемы. 10 Зрительная аура мигрени зигзагообразная, яркая и монохромная, постепенно эволюционирует и пересекает поле зрения.Напротив, эпилептические зрительные галлюцинации не имеют формы или круглые (но не зигзагообразные), многоцветные и часто ограничиваются одним полушарием. Соматосенсорная мигрень обычно вызывает одностороннее покалывание, распространяющееся от одной части тела к другой в течение 15–30 минут, проходя от первой (например, руки) до достижения следующей (например, лица). Напротив, эпилептические сенсорные симптомы обычно быстро распространяются, охватывая всю ипсилатеральную сторону, иногда с судорогами.

    Несколько вариантов мигрени можно спутать с эпилепсией.Мигрень сетчатки вызывает повторяющуюся, часто очень частую одностороннюю зрительную ауру без головной боли или системных расстройств. Аспирин обычно является эффективной профилактикой. Мигрень по базилярной артерии, обычно у детей, совпадает с доброкачественной затылочной эпилепсией (зрительная аура, головная боль, рвота) и проявляется в виде длительного визуального затемнения, головокружения, диплопии, потери сознания, головной боли и рвоты. Мигрени обморок (с постепенным началом) и даже мигрени кома могут осложнить семейную гемиплегическую мигрень. Кома может повторяться, но отдельные приступы имеют отличный прогноз.

    Другие сосудистые заболевания

    Преходящие ишемические атаки (ТИА) широко отличаются от приступов и мигрени по их «негативным» симптомам (онемение, слабость или преходящая слепота) и сохранению сознания. Однако покалывание может возникать при ТИА, а фокальные подергивания сопровождают серьезно нарушенный церебральный кровоток из-за двустороннего стеноза сонной артерии. Кроме того, при затылочной эпилепсии наблюдается двусторонняя потеря зрения, иногда на несколько минут. Измененное сознание возникает при ТИА только при ишемии, поражающей ствол мозга или всю кору (например, после остановки сердца).

    Транзиторная глобальная амнезия проявляется в преходящей (несколько часов) антероградной потере памяти с повторяющимися вопросами и иногда головной болью мигрени. Предположительно имеется преходящая ишемия (спазм сосудов) мезиальных височных структур. Прогноз благоприятный, рецидивы рецидивируют редко. Рецидивирующие или необычно короткие эпизоды вызывают подозрение на височную эпилепсию, особенно на преходящую эпилептическую амнезию.

    Нарушения сна

    Чрезмерная сонливость

    Обструктивное апноэ во сне — распространенное, излечимое и недостаточно распознанное заболевание.Связанный со сном коллапс верхних дыхательных путей вызывает частые апноэ и фрагментацию сна; последующая чрезмерная сонливость в дневное время может указывать на эпилепсию. Кроме того, недосыпание может усугубить ранее существовавшую эпилепсию. Важными предрасполагающими факторами являются ожирение, употребление алкоголя и структурное сужение верхних дыхательных путей (включая заложенность носа).

    Нарколепсия хорошо известна, но диагноз слишком высок. Он проявляется дневной сонливостью и несоответствующим сном, например, во время разговора или приема пищи.Другие симптомы включают быстрое засыпание, плохой сон в ночное время, гипнагогические (непосредственно перед сном) галлюцинации и паралич сна.

    Катаплексия, по сути, быстрый сон (быстрое движение глаз), нарушающий бодрствование, является частью синдрома нарколепсии. Смех или эмоции вызывают преходящую осевую и лицевую атонию с дизартрией или мутизмом, часто с подергиванием лица, но без изменения сознания. Лечится кломипрамином.

    Парасомния

    Парасомнии — включая спутанные возбуждения, периодические движения конечностей, нарушение ритмических движений, ночные кошмары и сомнамбулизм — не являются эпилептическими, но их легко спутать с припадками.Признано, что большинство семейных парасомний, вероятно, являются примерами аутосомно-доминантной ночной лобной эпилепсии (ADNFLE).

    Расстройство поведения во время быстрого сна является результатом диссоциации между быстрым сном и осевой атонией; пациент разыгрывает сны. Обычно оно возникает в пожилом возрасте и связано с заболеванием ствола мозга (рассеянный склероз или множественная системная атрофия). Это может привести к самоповреждению, и обычно эффективен клоназепам.

    Пароксизмальные двигательные расстройства и атаксии

    Пароксизмальные дистонические расстройства частично совпадают с эпилепсией и обычно хорошо поддаются лечению противосудорожными препаратами.Пароксизмальная кинезигенная дистония — это семейное заболевание, при котором резкое движение вызывает непроизвольную одностороннюю дистоническую позу, продолжающуюся около минуты. Тонические спазмы при рассеянном склерозе — это непроизвольные, часто болезненные односторонние дистонические движения. Пароксизмальная ночная дистония является формой ADNFLE, а не первичным двигательным расстройством; от этого термина в значительной степени отказались.

    Периодические атаксии — аутосомно-доминантные нарушения ионных каналов, проявляющиеся в виде приступов в детском или подростковом возрасте, напоминающих судороги.Эпизодическая атаксия / миокимия (тип 1), калиевая каннелопатия (хромосома 12p), проявляется как атаксия и миокимия, длящиеся от нескольких секунд до минут. ЭЭГ часто показывает резкие и медленные волны, также возникают настоящие эпилептические припадки. Чувствительная к ацетазоламиду аутосомно-доминантная периодическая атаксия (тип 2) — это кальциевая каналопатия (хромосома 19p), связанная с семейной гемиплегической мигренью. Это проявляется головокружением, атаксией и даже потерей сознания. Обычно эффективен ацетазоламид.

    Эндокринные, метаболические и токсические причины

    Гипогликемия, которую легко диагностировать и которую можно исправить, следует рассматривать у любого человека с недиагностированным измененным сознанием.Очевидной причиной является сахарный диабет, который лечится инсулином. Инсулинома, хотя и встречается редко, часто не учитывается. Это проявляется в виде повторяющейся спутанности сознания, приступов рано утром и увеличения веса (частые сладкие напитки). 72-часовое голодание вызывает приступы с низким уровнем глюкозы в крови и чрезмерно высокими концентрациями эндогенного инсулина. Алкоголь, гепатома или необъявленный экзогенный инсулин (например, синдром Мюнхгаузена) также провоцируют гипогликемию. Гипокальциемия (например, от гипопаратиреоза) может проявляться в виде повторяющихся эпизодов покалывания, карпопедального спазма и обморока.Феохромоцитома и карциноидный синдром могут проявляться в виде эпизодов спутанности сознания.

    Порфирия редко вызывает неспровоцированные судороги. Однако острая спутанность сознания и психоз могут имитировать эпилепсию, а противоэпилептические препараты (например, карбамазепин или фенитоин) только усугубляют порфирию. Часто в семейном анамнезе есть психотические приступы или невропатия.

    Сводка
    Подробный анамнез и показания свидетелей необходимы для диагностики и лечения эпизодически измененного сознания
    20% пациентов, которым была назначена эпилепсия и которые лечились, имеют другие причины явных отключений энергии
    Обморок и психогенные приступы. наиболее частые причины неправильного диагноза эпилепсии
    Клиницисты не должны спешить с ярлыком эпилепсии; испытания противоэпилептического лечения редко бывают оправданными. быстрое выздоровление (просыпается на полу, а не в машине скорой помощи).Недержание и травма менее полезны
    Вазовагальный обморок возникает в результате вегетативной гиперрефлексии; ортостатический обморок возникает в результате вегетативной недостаточности
    Обморок, вызванный физической нагрузкой, хотя часто вазовагальный, требует срочного кардиологического обследования
    Признаки, полезные для отличия психогенных неэпилептических приступов («псевдосептических припадков») от эпилептических судорог, являются триггерами (расстройства) , внушение, в компании), продолжительность (часто очень продолжительная), беспорядочные движения (драки, толчки тазом), розовое и дышащее состояние, сопротивление открытию глаз и зрительному контакту, часто быстрое выздоровление
    Эпилепсия часто сопровождается паническими симптомами; они могут быть вызваны, могут обостряться и могут имитировать припадки
    Возможно, 50% взрослых, поступивших в реанимацию по поводу «эпилептического статуса», имеют психогенные приступы, а не эпилепсию
    Припадки лобной доли легко ошибочно диагностировать как психогенные атаки

    Избыток алкоголя может спровоцировать обмороки, судороги или кому из-за прямой токсичности, синдрома отмены или гипогликемии.На рисунке 2 показан хорошо известный исторический пример связанных с алкоголем приступов, диагностированных как эпилепсия. Незаконные наркотики вызывают судороги либо из-за прямой токсичности (например, кокаин), либо из-за лишения сна (например, амфетамин, включая экстази). Преднамеренное отравление у лиц, не употребляющих наркотики, может проявляться как недиагностированное изменение сознания. «Наркотики от изнасилования на свидании», такие как флунитразепам (рогипнол), быстро растворяются, бесцветны и безвкусны и вызывают состояние, подобное трансу, с расслаблением мышц. Жертвы изнасилования испытывают трудности с предъявлением обвинений из-за амнезии.

    фигура 2

    Винсент Ван Гог (1853-1890). Автопортрет с перевязанным ухом (1889 г.), любезно предоставлен Институтом Кортхо, Лондон. «Эпилепсия» Ван Гога представляла собой повторяющиеся продолжительные (до двух недель) приступы замешательства, головокружения и нехарактерного насилия, за которыми следовали раскаяние и, в одном случае, членовредительство. Предлагаемые объяснения включают эпилептический психоз, порфирию и болезнь Меньера. Психоз, вызванный абсентом, алкогольным напитком, доступным во Франции в конце 19 века, возможно, обостряющим сложные парциальные припадки, кажется наиболее вероятным диагнозом.11

    Эпилепсия с ошибочным диагнозом

    Некоторые эпилепсии обычно изначально ошибочно принимают за неэпилептические.

    Генерализованные приступы (например, пропуски занятий в детстве) могут быть отклонены как плохая концентрация с катастрофическими последствиями для обучения. Диагностическое значение миоклонических рефлексов можно упустить.

    Особые диагностические трудности вызывают приступы лобной дополнительной моторной области. Частые, непродолжительные приступы или приступы, связанные со сном, могут указывать на парасомнию.Диссоциативный NEAD можно заподозрить из-за гиперкинетического поведения, сохранения сознания и гипервентиляции во время приступов. Кроме того, судорожная активность, расположенная между полушариями головного мозга, может давать нормальную поверхностную ЭЭГ (только артефакт движения) во время приступов.

    Приступы медиальной височной доли, начинающиеся как эпигастральные «бабочки», могут указывать на паническое расстройство; сопутствующее сердцебиение, тахикардия или брадикардия предполагают обморок сердца. Припадки теменной доли, проявляющиеся как эпизодические латеральные ощущения или боль без двигательных компонентов, или затылочные припадки, проявляющиеся как иктальная слепота или зрительные галлюцинации, часто ошибочно диагностируются как мигрень или психогенная болезнь.

    Бессудорожный эпилептический статус легко пропустить, если он проявляется как острая спутанность сознания. Сложный частичный эпилептический статус — обычная причина у взрослых. Эпилептический статус отсутствия чаще встречается у детей, хотя «эпилептический статус отсутствия de novo» проявляется как спутанность сознания у взрослых (обычно пожилых) пациентов, иногда без эпилепсии в анамнезе.

    Последствия для менеджмента

    Уверенный диагноз эпилепсии важен для правильного лечения. Если диагностические сомнения остаются, клиницисты не должны спешить с ярлыком эпилепсии.Открытый ум и течение времени часто позволяют истинной природе приступа заявить о себе с меньшим количеством проблем, чем при поспешном ярлыке эпилепсии. Лучше избегать испытаний противоэпилептического лечения.

    Ключевые ссылки на эпилепсию

    1. 1-1.
    2. 1-2.
    3. 1-3.
    4. 1-4.
    5. 1-5.
    6. 1-6.
    7. 1-7.

    Судороги: причины, определение и лечение

    Судороги возникают, когда мышцы человека неконтролируемо сокращаются.Они могут продолжаться от нескольких секунд до многих минут.

    Судороги могут возникать в определенной части тела человека или могут затрагивать все его тело.

    Судороги могут вызывать несколько различных состояний, в том числе:

    Эпилептические припадки

    По данным Фонда эпилепсии, эпилепсия — это состояние, которое вызывает у человека множество припадков.

    Судороги — это электрические нарушения в головном мозге. Есть много разных типов припадков, каждый из которых имеет разные симптомы.

    Иногда эпилептические припадки могут вызвать у человека судороги. Самый распространенный тип — тонико-клонические припадки. «Тоник» означает жесткость, а «клонический» — подергивание. Эти движения описывают основные характеристики приступа.

    Помимо судорог, человек может издавать стонущие звуки, когда воздух с силой проходит мимо его голосовых связок.

    Многие люди думают о судорогах, когда имеют в виду эпилептические припадки, но некоторые припадки не приводят к судорогам.

    Например, абсанс — это когда человек остается неподвижным и не отвечает во время электрического нарушения в головном мозге.

    Лихорадочные судороги

    По данным Национального института неврологических расстройств и инсульта (NINDS), фебрильные судороги могут поражать детей в возрасте от 6 месяцев до 5 лет, страдающих лихорадкой.

    Лихорадочные припадки вызывают судороги, которые обычно длятся до 5 минут.

    Большинство фебрильных судорог не имеют длительного негативного воздействия на ребенка.Как правило, они безвредны и не требуют лечения.

    Однако, если припадок продолжается более 5 минут или если ребенок не выздоравливает быстро, необходимо вызвать скорую помощь.

    Неэпилептические припадки

    Согласно NINDS, неэпилептические припадки — это припадки, которые выглядят как эпилепсия, но не вызваны электрическими нарушениями в головном мозге человека.

    Врачи считают неэпилептические припадки «психогенными» заболеваниями. Это означает, что они возникают из-за умственного или эмоционального стресса.По этой причине врачи иногда называют их «психогенными неэпилептическими припадками».

    Врачи часто рекомендуют психологические методы лечения, такие как когнитивно-поведенческая терапия, для лечения неэпилептических припадков. Эти методы лечения помогают человеку справиться со стрессом, вызывающим судороги.

    Пароксизмальная кинезигенная дискинезия

    По данным Национального центра развития трансляционных наук (NCATS), пароксизмальная кинезигенная дискинезия (PKD) является редким заболеванием, вызывающим судороги.

    Припадки PKD обычно происходят после того, как человек испытывает резкое движение, например, испуганный или вставший.

    Судороги обычно длятся менее 5 минут, но в некоторых случаях могут длиться дольше. С возрастом у человека обычно случается меньше эпизодов.

    Это генетическое заболевание, которое означает, что родитель может передать его своим детям.

    Исследования показали, что противосудорожные препараты, такие как карбамазепин, являются эффективным средством лечения поликлинической болезни.

    Реакции на лекарства

    В редких случаях некоторые лекарства могут вызывать эпилептические припадки с судорогами. Фонд эпилепсии предоставляет обширный список токсинов и лекарств, которые могут вызвать эпилептические припадки.

    Мигрень

    Есть некоторые свидетельства того, что мигрень может приводить к эпилептическим припадкам. Это называется мигралепсией.

    Однако другие исследования оспаривают это понимание мигралепсии. Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, является ли мигралепсия отдельным заболеванием.

    Если человек испытывает судороги, первое, что нужно сделать, это убедиться, что он в безопасности. Если судороги не прекратятся через 5 минут, вызовите скорую помощь.

    Если судороги случаются регулярно, необходимо поговорить с врачом, чтобы определить причину.

    Некоторые состояния, вызывающие судороги, проходят с возрастом, в то время как другие требуют лечения, чтобы уменьшить их частоту. В любом случае врач вместе с кем-нибудь разработает индивидуальный план лечения.

    Классификация аудиовестибулярных симптомов, связанных с мигренью, часть 3: Доброкачественное пароксизмальное головокружение у детей

    Это последняя статья из серии из трех частей, посвященных мигрени, вариантам мигрени и связанным с ними аудиовестибулярным симптомам. В первой статье (см. Сентябрьский HR) дается описание и классификация мигрени, а также обзор некоторых общих симптомов мигрени. Во второй статье обсуждается синдром Маль де Дебаркмента (MDD), который в длительном состоянии может быть ассоциирован или замечен в большей степени у тех, кто страдает мигренью (migraineurs).Синдром БДР особенно интересен, потому что, хотя и довольно редко, он может вызывать ряд аудиовестибулярных симптомов, о которых должны знать специалисты по слуховым аппаратам. В этой заключительной статье будет представлен обзор педиатрического варианта мигрени, называемого доброкачественным пароксизмальным головокружением у детей (BPVC).

    Что такое БПВХ?
    Вестибулярные расстройства у детей обычно не упоминаются в литературе. Pikus 1 недавно представил всестороннее обсуждение наследственных вестибулярных нарушений.Доброкачественное пароксизмальное головокружение в детстве, которое обычно считается наиболее частой причиной головокружения у детей, скорее всего, является вариантом мигрени с семейной предрасположенностью. По оценкам, на него приходится до 35% случаев в педиатрии. 2 Это состояние проявляется в виде повторяющихся спонтанных приступов головокружения у здоровых детей.

    Впервые о заболевании сообщил Basser 3 у детей младше 4 . Первоначально считалось, что это состояние связано с вестибулярным нейронитом.Ребенок может испугаться, кричать, цепляться за своих родителей или пошатнуться и стать атаксичным. Проявления BPVC могут имитировать нейронит, включая головокружение, тошноту и рвоту. Во время эпизода также может наблюдаться нистагм. Многие из этих детей сообщают об истинном ощущении вращения, но у них могут быть трудности с вербализацией того, что на самом деле происходит. Приступы головокружения могут возникать до нескольких раз в месяц, а через несколько лет они уменьшаются и просто прекращаются. У большинства детей больше не бывает заклинаний после 7 или 8 лет.

    Атаки могут длиться от секунд до часов, но чаще всего от 1 до 5 минут. Эта преходящая и непродолжительная продолжительность эпизода может еще больше отличить состояние от нейронита. Этот эпизод также может имитировать ночной ужас, поскольку ребенок ведет себя так, как будто после события вообще ничего не произошло.

    Интересно, что отсутствуют головные боли и слуховые симптомы, такие как шум в ушах или потеря слуха. Неврологические и оториноларингологические обследования также ничем не примечательны, равно как и МРТ и ЭЭГ.К счастью, нет постоянного аудиовестибулярного поражения, как это можно увидеть при классической мигрени и ее вариантах.

    Патофизиология
    Международное общество головной боли4 классифицировало BPVC в категорию варианта мигрени или базилярной мигрени. Пациенты с ДПЖК имеют разные клинические картины вестибулярных симптомов с общей патофизиологией: сужение сосудов вестибулярных ядер с последующим расширением сосудов.

    Хотя патофизиология BPVC неясна, считается, что сужение сосудов может происходить в пределах заднего церебрального кровообращения, которое затем влияет на вестибулярные ядра.Также возможно, что может быть дальнейшая дифференциация состояния в зависимости от того, включают ли проявления нистагм или кривошея. Считается, что вовлечение верхней части кровоснабжения сосудов с большей вероятностью приведет к нистагму. Поражение нижних сосудов может быть причиной кривошеи. У младенцев и детей младшего возраста нижняя часть вестибулярных ядер все еще поражается. Эта теория объясняет, почему у детей, страдающих ишемическими нарушениями в нижнем отделе, более вероятно появление кривошеи в раннем младенчестве. 5

    Сообщалось, что 30-50% случаев ДПЖЕЛ могут в конечном итоге развиться до классической мигрени в течение жизни этих детей. 6

    Сообщалось о появлении болезни Меньера и у этих пациентов. 7 Дифференциальный диагноз с BPVC и другими состояниями, такими как вестибулярный нейронит (как было впервые предположено Basser3), может отличаться по началу и продолжительности приступа: разная частота и непродолжительность по сравнению с вестибулярным нейронитом .Также наблюдалась сильная корреляция с семейными моделями мигрени у этих детей.

    Рис. 1. Младенец с пароксизмальной кривошеей, из-за которой голова и шея повернуты влево.

    BPVC с Torticollis
    Torticollis — это состояние, о котором сообщает Snyder 8 , которое описывает асимметричное положение головы и шеи (рис. 1). У большинства детей с кривошеей в течение первого года жизни имеется врожденная мышечная кривошея, вторичная по отношению к одностороннему фиброзу грудино-ключично-сосцевидной мышцы.Считается, что пароксизмальная кривошея, связанная с BPVC, возникает из-за отолитической дисфункции, вторичной по отношению к ранее обсуждавшейся вазоконстрикции. Именно это отолитическое поражение через вестибулоколлический рефлекс затем вовлекает грудинно-ключично-сосцевидную мышцу. 9

    Читатели, знакомые с вестибулярно-вызванными миогенными потенциалами (VEMP), помнят, что тестирование VEMP стимулирует саккулярную часть отолитовой системы и приводит к сокращению грудино-ключично-сосцевидной мышцы.Этот ответ измеряется как миогенный потенциал, вторичный по отношению к акустической стимуляции ипсилатеральной улитки. Дети с BPVC не обязательно должны иметь кривошею как часть расстройства. На самом деле кривошея встречается гораздо реже, чем кратковременные приступы головокружения, тошноты и рвоты.

    Варианты лечения
    Davidoff 10 сообщает, что в настоящее время нет испытаний каких-либо профилактических препаратов для состояния BPVC. Хорошая новость в том, что большинство детей вырастут из этой серии событий, очень похожих на ночные ужасы.

    Однако детей с компонентом кривошеи необходимо направить к педиатру или эрготерапевту для соответствующего лечения. Доброкачественная пароксизмальная кривошея, которая начинается в первые несколько месяцев жизни, может чередоваться между правосторонним и левосторонним положением шеи. Сообщается, что утром хуже, чем вечером, и проходит спонтанно примерно в возрасте одного года.

    Терапевтическое лечение кривошеи может представлять собой комбинацию массажа, растяжения и шинирования шеи.

    Резюме и выводы
    Слушающие медицинские специалисты, особенно отоларингологи и аудиологи, могут видеть младенцев и маленьких детей, родители которых сообщают об этих пугающих случаях острого головокружения, тошноты и рвоты. Часто тестирование этой педиатрической группы может быть затруднено, если инструменты вращающегося кресла недоступны для оценки функции вестибуло-окулярного рефлекса (VOR). Однако, поскольку эти атаки временны и недолговечны, маловероятно, что практикующий сможет увидеть приступ, пока он происходит.Очень встревоженные родители рассказывают большую часть информации анекдотично. Еще больше усложняет диагностику отсутствие клинических данных в этой популяции.

    Хотя эти младенцы и маленькие дети в конечном итоге перерастут приступы, стоит разъяснить родителям (особенно тем, кто сам в анамнезе мигрень или мигрень аналогично), что по мере того, как их дети достигают половой зрелости, они могут начать проявлять себя как мигрени. К счастью, современное медицинское сообщество настроено на лечение этого интересного и сложного расстройства.

    Ричард Э. Ганс, доктор философии, является основателем и исполнительным директором Американского института баланса, Семинолы, Флорида, а также автором книг Вестибулярная реабилитация: протоколы и программы и Справочник ENG.

    Корреспонденция может быть адресована HR или Ричарду Э. Гансу, доктору философии, Американский институт баланса, 11290 Park Blvd., Seminole, FL 33772; электронная почта: [адрес электронной почты защищен]

    Список литературы
    1.Пикус А. Наследственные вестибулярные расстройства. В: Ганс Р.Э., под ред. Вестибулярная диагностика и реабилитация: наука и клиническое применение. Семинары по слуху. 2002; 23: 2: 113-120.
    2. Bower CM, Cotton RT. Спектр головокружения у детей. Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1995; 121: 911-915.
    3. Basser LS. Доброкачественное пароксизмальное головокружение в детском возрасте: разновидность вестибулярного нейронита. Мозг. 1964; 87: 141.
    4. Комитет по классификации головной боли Международного общества головной боли.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *