Послушные дети: 3 типа родителей, у которых растут самые послушные дети

Содержание

«Самые опасные дети — это послушные дети». Правила воспитания Ксении Чудиновой

У главного редактора проекта «Сноб» Ксении Чудиновой две дочери — Настя (20 лет) и Агния (11 лет). Накануне 8 марта мы поговорили с Ксенией о том, как в современном мире нужно и не нужно воспитывать девочек, почему важно говорить с ними о теле, сексе и менструации, как относятся к детям в Израиле и почему её старшая дочь пошла в израильскую армию.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Меня воспитывали феминисты. Так что я просто не спорю с принципами, которые были подарены мне родителями. Я настоящий продукт воспитания хорошей советской семьи, в которой декларировались право человека на жизнь, на самовыражение, на уважение в обществе — все эти гуманистические принципы. И в целом, я не вижу отличий в воспитании своих детей от того, что было в моем детстве. Ведь что такое феминизм? Это, с одной стороны, разговор про социальное — про равные права в обществе. Второе и не менее важное — разговор про личное, про внимание и уважение к своему телу. У нас были сложные отношения с папой, но в семье всегда декларировались уважение к себе и окружающим, ценность независимого суждения, бережное отношение к человеческому телу и недопустимость вмешательства в сексуальную жизнь взрослых людей. Если простыми словами, то это звучало так: нельзя никого трогать без его разрешения; нельзя вмешиваться в то, что находится между двумя взрослыми людьми, никто не имеет права это обсуждать, никто не имеет права это осуждать. И неважно, кто эти взрослые люди: двое мужчин, две женщины, трое мужчин, три женщины, все вместе.

2. С девочками нужно говорить о менструации — нормальным языком. И это, на мой взгляд, главное изменение, которое произошло в обществе «в деле воспитания девочек». Раньше эта тема была абсолютно табуирована. Например, я только теперь понимаю, что не стыдно сказать, что у меня сейчас менструация или ПМС. Но моя мама не считает, что это уместно, тем более, если рядом есть мужчина.

Конечно, когда мама учила гигиене — как утилизировать прокладки, как застирать любимое платье или штаны, — она проговаривала какие-то важные базовые вещи, но одновременно в меня вложили мысль, что этот разговор частный, только для нас двоих и в него нельзя впускать кого бы то ни было. Более того, чаще всего звучала следующая идея: если ты хочешь добиться уважения и признания в этом большом мужском мире, выпячивать свои женские особенности, призывать окружающих внимательно относиться к своей физиологии, — ни в коем случае нельзя. Для этого есть специальные дни: 8 Марта, например. Ну или если я сильно заболею, тогда можно поделиться.

3. Менструальный феминизм круто раздвинул границы, в том числе, понимания своего тела. Я ни разу в жизни не видела, чтобы моя мама при мне буднично меняла прокладки. Я же при своих детях это делаю легко. И хорошо помню шок младшей, и старшей, когда они первый раз обратили на это внимание. В обоих случаях получился очень смешной и хороший первый разговор: да, это бывает у каждой женщины, это будет у вас, и это хорошо для нас.

Эта бытовая простота дает, как мне кажется, самое важное — понимание, что разговор будет не единичный, что можно еще что-то уточнить у мамы. У девочек возникает миллион вопросов: нормально ли, что у меня ПМС? Почему у меня болит грудь? Сколько должно из меня вытекать? Как это должно выглядеть и пахнуть? Ответы на все эти вопросы, наверняка, есть в интернете, но я абсолютно убеждена, о них должны говорить мамы с дочерьми. И кстати, что особенно важно, — мама должна помочь дочери с поиском своего гинеколога, но помнить, что здесь действует то же правило, что и с психотерапевтом: гинеколог, как и психолог не может быть у вас общий.

3. Между мамой и дочерью более интимная связь, чем между мамой и сыном или папой и дочерью. Во многом это связано с телом и с качеством разговора про тело. Именно мама первой должна объяснить, что женское тело меняется каждый месяц, и условные колебания в пару килограммов — абсолютно нормально. И полагаться на интернет, который поможет ребенку с ответами, ужасно глупо: во-первых, там надо очень серьезно искать, а во-вторых, массовая культура отчего-то формирует искаженное, чрезмерно идеализирующее представление о женщине и ее физиологии. Самое важное, что моя мама подарила мне, — это понимание, что моё тело не живет в мире само по себе: я связана невидимыми нитями с предыдущими поколениями, с маминой и с папиной стороны. Я похожа на свою родню, наследую ее приколы и особенности.

Я задавала миллион вопросов и получала на них ответы. Нормально ли у меня выглядит грудь, вагина, почему они похожи или не похожи на мамины?

Какие у меня есть фишки, которые передаются из поколения в поколение? Какие родинки и пятнышки? Кто чем болел? За чем надо последить, когда вырастешь? Эти ответы очень помогли мне в исследовании и принятии себя. Просто потому, что невидимые нити ДНК — это одно, и совсем другое — мое собственное тело, с которым надо как-то управляться: кормить, заботиться, одевать, лечить, справляться со вспышками гнева или потоком слез. Мне важно, чтобы такие интимные разговоры, как у меня были с мамой, происходили между мной и моими детьми. Потому что ребёнку — и особенно, подростку — тяжело. Он пахнет, у него пот, прыщи и так далее.

И к этому надо относиться с пониманием и сочувствием, постоянно повторяя: «Да, у меня было то же самое (Или ой, ничего себе! У меня такого не было, но я знаю, что бывает!), не волнуйся, всё будет классно». Это не про замыливание и бесконечное захваливание ребенка, а про помощь в принятии своего тела.

4. «У нас так не принято». Этой фразой я обычно объясняю девочкам некоторые правила нашей семьи. Наверно, в других семьях можно выйти из-за стола и не убрать за собой. Возможно, в каких-то семьях нормально, когда мама приходит домой, а её никто не встречает и не предлагает ей чай. Вероятно, в каких-то семьях можно швырять книжки или давать собаке жрать мебель. Но у нас так не принято. Это не правила на все времена и для всех семей, но для нас они работают. Это даёт ребенку понимание, что у всех разное представление о норме. Что у нас принято? Уважать и любить друг друга. При этом я никогда не смогу сказать своим детям, что у нас не принято орать, потому что они видят, какая у нас суперкрикливая семья, где все орут, перебивают друг друга и болтают без остановки.

Так же нелепо говорить им, что у нас не принято ругаться матом, — они просто рассмеются мне в лицо. Ну да, так говорить не очень хорошо, но у нас бывает: поэтому мы не будем говорить, что у нас это принято, но у нас так бывает.

5. Самые опасные дети — это послушные дети. Если ребёнок послушный, это прямо зарубка для родителей: что-то идет не так. Современные дети живут в век индивидуализма, а значит, они будут требовать специального, ни на что не похожего уважения к их личности. И я очень рада, что этот век наступил. Он очень отличается от того времени, когда росли мы. Мы формировались в 90-е и начале нулевых, в обществе, которое только-только осознало, что можно беззастенчиво (или застенчиво) потреблять. Я помню, как мне хотелось быть красивой. Я же носила мужскую куртку и мужские ботинки, потому что ничего другого не было или купить это было невозможно. Мне не нравилась одежда, не нравился быт и не нравилось мое тело, как у подростков во все времена. Мой бунт и бунт моего поколения проявлялся в формировании субкультур, специальных приколов с внешностью или через музыку.

Мои дети, как бы мы ни относились к сегодняшней политике, живут в постоянно улучшающейся экономической ситуации

У нас не было подгузников, когда родилась старшая дочь. Сейчас у обеих девочек смартфоны, свои комнаты, свои шкафы с одеждой. Изменился мир, изменилась структура потребления. Наши дети могут себе позволить то, чего у нас не было. У них нет той гиперкомпенсации за счет внешности, одежды, какая была у нас. И поэтому ценности сместились. Сегодня они хотят уважения. И как они хотят этого уважения добиться? Как всегда, явным или неявным бунтом. И это большая личностная работа каждого подростка. Я с огромной любовью и уважением смотрю на тот персональный ад, в который каждый из них погружается в возрасте 9-11 лет. Ведь им нужно занять место в обществе, в коллективе, потом выделиться из этого коллектива, найти своих друзей, понять свои особенности. Этот процесс нельзя подавлять требованиями о послушании.

6. Если ребенок сделал что-то хорошее, почему нельзя его похвалить?

Если он приготовил классный ужин, я не могу ему сказать, что это вкусно? Если твой ребёнок сам дошёл из школы до дома, надо ему сказать, что он молодец. Если он помыл полы, надо ему сказать, что он офигенно крутой молодец. Потому что он, во-первых, сделал это для всех, а не для себя самого, а во-вторых, потому что он хотел, чтобы его поступок заметили. И почему это мы, взрослые, будем это игнорировать? Это очень странно и даже глупо. Если вдруг мои родители меня не хвалили за что-то, я приходила в комнату, вставала в центр и заводила свою шарманку: «Дорогие друзья, обратите внимание! Я помыла полы и окна / постирала белье/ офигенно убралась. Это сделала я! Говорите мне, что я молодец». И все такие: «Ого! Вот это да! Конечно, молодец-молодец». То есть я, будучи маленькой, прямо требовала, чтобы мне говорили комплименты и хвалили. И ничего в этом плохого нет, как и в слове «молодец»: доброе слово и кошке приятно. И да, всем людям нужно одобрение, тем более от старших товарищей.

7. В Израиле по-другому относятся к детям, потому что там все люди — немножко дети. Там нет ощущения, что взрослые к ребенку относятся снисходительно. Например, моя младшая дочь — большой любитель ходить босиком и свистеть. Если в других странах прохожие этому умиляются, то в Израиле никто не будет умиляться — люди просто снимут ботинки и пойдут рядом с ней, также посвистывая. Это очень интересный эффект — как будто ты живешь в «перехватываемом» пространстве. И это совсем не про то, чтобы говорить ребенку, какой он молодец, а про «блин, как круто, я тоже так хочу». То есть взрослые мгновенно готовы разделить опыт ребенка. Я не знаю, почему так происходит. То ли погода, то ли сами люди, то ли этот плавильный котёл разных национальностей, то ли огромное количество туристов из всех стран мира. Какие там вырастают дети? Наглые, конечно же. Ребенок чувствует себя суперполноценным членом общества. Он качает права. Он убежден, что он здесь такой же, как и все. Он учится отстаивать свои границы (и заодно проверяет наши): «Если вы будете со мной плохо обращаться, я от вас уйду, а ещё в полицию заявлю!». С одной стороны, мне нравится, когда у людей такая высокая степень наглости.

Важно, чтобы у ребенка формировалась хорошая самооценка, чтобы он учился понимать и формулировать требования к обществу, в том числе, уважения к себе, к своим интересам, особенностям, приколам и так далее. С другой стороны, за такой свободой стоит разнузданность и недисциплинированность, которую я не люблю.

8. Образ взрослого не должен размываться, потому что он очень нужен ребенку. Образ взрослого, который всё время стоит как будто позади, рядом с тобой, но не наравне. Этот взрослый дает нежные пинки, хвалит, помогает и постоянно повторяет: «Я рядом, я тебя не брошу. Я с удовольствием смотрю за тем, как ты растешь и движешься. Ты все делаешь сам, и ты огромный молодец». Этот взрослый умеет отпускать, не соревнуется с ребенком за место в мире и готов к смене роли (сегодня взрослый, а завтра — приятель с правом голоса, но без права принятия решения за другого). В Израиле такое общество, в котором люди всех возрастов как будто стоят на старте вместе — и потом все вместе побегут. Но по-честному побегут не все. И, может быть, нам вообще в разные стороны? Я прекрасно понимаю, что в каких-то вещах безнадёжно отстану от моих детей. Я не могу думать, что буду с ними всю жизнь наравне. Это странная глупость и недальновидность. Важно еще и то, что образ взрослого формирует у ребёнка уважительное отношение в принципе к людям — не ко взрослым. Мне кажется важным, чтобы дети понимали, что есть определенное расстояние, пространство между мной и другим человеком, которое я не имею права нарушить. И вот у моей младшей дочери, которая выросла в Израиле, я вижу некоторые сбои в этом вопросе.

9. Страшный обман и заблуждение родителей — думать, что только личным примером можно всего добиться. Не всего! Особенно, если ты забываешь поговорить с ребенком: объяснить ему, чем ты недоволен, за что ты его наказываешь, почему наказание именно такое. Обсудить с ним, в том числе, вопросы воспитания: что бы мы хотим добиться, почему мы от него это требуем, зачем нам всё это. Он не может находиться в безвоздушном пространстве, в котором просто живут и действуют взрослые, и зеркальные нейроны ребенка как-нибудь поведение родителей «считывают». Я видела массу примеров, когда дети считывали совсем не то, что им хотели показать взрослые. Когда я работала в школе, обращала внимание на такой казус: вот люди приличные, симпатичные, открытые, толерантные, классные, а потом приходит их ребенок — и там какой-то ад. А потом разговариваешь с ребенком и понимаешь, что у них в семье родители декларируют одно, а делают другое. И ребенку очень тяжело, потому что он живёт в каком-то перекошенном пространстве, в котором он не получает объяснений, почему пространство в этом месте вот так перекосилось. Все-таки сколько бы мы ни приносили из школы, от друзей или партнеров, все базовые вещи формируются в доме и семье.

10. Армия должна быть не тюрьмой, а образованием. Моя старшая дочь этой весной идет служить в израильскую армию. И я понимаю, что там она получит серьёзное, сильное образование, связанное с самыми разными вещами: физической подготовкой, с пониманием, что такое государство и где его границы, как работать в коллективе. Я очень рада, что израильская армия в этом смысле здоровая, симпатичная и вполне себе живая структура. И мне невыносимо жаль, что в России армией пугают. Люди, принимающие решение, уверены, что нет ничего важнее муштры, а ценность жизни солдата равна нулю. Родители в России боятся за жизнь ребенка. Читая новости про российскую армию, я понимаю, что если бы у меня был сын, я бы приписала ему все страшные заболевания, лишь бы он не пошел служить. И вопрос даже не в том, что я бы боялась, что он потеряет жизнь. Я бы боялась, что он ее потеряет зря — не потому, что участвовал в боевых действиях, спасая и защищая страну, а потому, что его просто насиловали, унижали и убивали. Это не значит, что в Израиле или где бы то ни было еще, за детей не боятся. Но вопрос не в страхе потери, а в том, как к с вами будут обращаться, если что-то пойдет не так. Помогут ли ребенку или бросят его одного, будут его унижать, а заодно и его семью? Будут ли к нему относиться как к герою и к его семье соответственно так же, или будут подкидывать гробы к порогу дома и стыдливо убегать, потому что сказать матери, что случилось с ее ребенком, никто не может? Я считаю, что Настя получит в Израиле офигенное образование. Конечно, мы все переживаем. Хотела ли она туда идти? Сначала хотела, потом нет, затем совсем не хотела, сейчас снова захотела. Но мне все-таки кажется, что это не важно — здесь вопрос не желания, а осознания. Желание возникает, когда есть выбор. А когда человек стоит перед неизбежностью или долженствованием, запускаются совсем другие механизмы. Конечно, армия — это не торт, но и вся взрослая жизнь — не торт. Я очень уважаю Настю за ее готовность, принятие, я очень сочувствую её переживаниям. Кажется, понимаю, что с ней происходит.

11. Практически любая школа — это репрессивная машина, какая бы хорошая она ни была. Я сама когда-то работала учителем и очень жалела детей в школе. И несмотря на то, что человечество уже придумало более удобную и симпатичную систему образования — я имею в виду школы с проектным обучением, — повсеместно они не встречаются. Проектное образование — это круто. Оно инклюзивное, индивидуальное, там дети учатся помогать друг другу. Они знают, что за проект отвечают вместе, учатся распределять обязанности, а самое главное — учатся ответственности. Я очень люблю людей, которые умеют и брать ответственность, и отказываться от неё; умеют говорить «да» и «нет»; понимать своё время; адекватно оценивать свои возможности и себя по отношению к другим, свой труд в общем деле и свой индивидуальный труд. И все эти качества воспитываются, никто с ними не рождается.

12. Я считаю, что «недодала» детям. Я могла бы и Насте, и Агнеше дать гораздо больше. Они живут совсем не похоже на то, как воспитывали и образовывали меня. Родители очень много вкладывались в моё образование: от дополнительных кружков до поступления в МГУ. Я же не нагружаю своих детей так, как это делала мои мама и папа. Сейчас папы уже нет, есть только мама, которая, как мантру, повторяет одну и ту же фразу: «Детей надо видеть, и если если ребёнку дано много, — помоги ему это развить». Я согласна с мамой: нельзя оставлять ум без работы, не загружать его. Я точно знаю, если мою младшую дочь «просто оставить в покое», наша квартира превратится в «дом лизунов». Лизуны будут свисать с потолка, со стен. Вы когда-нибудь видели, как с потолка свисает сосульками «случайно подброшенный вверх» огромный, двухкилограммовый золотой слайм? А если ей с утра дать сделать математику, ее будет не так колбасить от желания смешать тетраборат натрия с персилом. Потому что и то, и другое занятие — по большому счету про умственную нагрузку.

13. Хорошее образование — это труд родителя. Родитель должен себе в какой-то момент сказать: «Окей, я этим занимаюсь, я не забиваю, я погружён, я все тонко и чутко отслеживаю». Но не все родители на это способны. А ещё родители работают, еще у них своя личная жизнь, ещё у них может быть депрессия и личные, психические, интеллектуальные и прочие особенности. Мне повезло с родителями. А моим детям, в маминой системе координат, «не повезло». Но я с этим спорю — у всех детей свои мамы и папы, которые формируют детям целые вселенные. И нам всем, откровенно говоря, крупно повезло, что у нас есть родители.

Почему дети не должны быть послушными


Лиана Хазиахметова

Мечта родителей, чтобы дети ели полезные продукты, убирали за собой игрушки, не дрались на детской площадке. Правила в семье — это полезная и нужная практика. Рассуждая на тему о послушных детях, мы хотим сделать акцент на другом. Во-первых, послушание означает сведения к минимуму детских ошибок. Во-вторых, это стремление к удобству: чтобы дети не мешали взрослым, не доставляли проблем. В этом признается не каждый родитель. Но сначала рассмотрим, к чему ведет воспитание, где «послушные» дети не должны ошибаться.

Моменты совершения ошибок — лучшее время для роста мозга

В книге «Безграничный разум» приводятся данные об учебном процессе. Но эти результаты важны в подходе к воспитанию в целом. Ведь то, как относятся к ошибкам в семье, влияет на жизнь и за пределами дома.

Когда в процессе обучения мы готовы преодолевать препятствия и совершать ошибки, возникает много новых нейронных связей, способствующих лучшей обучаемости. Позитивное влияние ошибок и трудностей выявлено в ходе нейробиологических исследований и поведенческого анализа людей, добившихся высоких результатов в разных сферах деятельности. Некоторые результаты выглядят парадоксально, поскольку мы давно привыкли, что всё должно быть «правильно». Отбросив мысль о том, что человек всегда обязан вести себя правильно и не допускать ошибок, люди буквально преображаются.

Кэрол Дуэк, одна из ведущих мировых специалистов в области изучения сознания и автор книги «Гибкое сознание», считает, что каждый раз, когда мы совершаем ошибку, в мозге появляется новый синапс, способствуя его росту. Все привыкли к мысли, что ошибок следует избегать, однако Кэрол приводит данные исследования реакции мозга на совершаемые ошибки, и можно сделать прямой вывод: ошибки способствуют развитию мозга.


Не ошибается тот, кто ничего не делает. Источник

Джейсон Мозер и его коллеги дополнили исследование Кэрол Дуэк, связанное с реакцией мозга на совершаемые ошибки. Результаты оказались поразительными. Ученые попросили участников эксперимента пройти тест, а в это время активность их мозга они оценивали с помощью МРТ. Сравнив снимки мозга во время правильных ответов и ошибочных, они обнаружили, что мозг более активен, развивается и растет, когда человек совершает ошибку, нежели когда сразу выдает верное решение. Сегодня нейробиологи убеждены: ошибки положительно влияют на укрепление нейронных связей.

Обратите внимание, позволяете ли вы совершать детям ошибки в обычной жизни (если это не угрожает здоровью и жизни). Это может выражаться в мелочах. Ребенок рисует человека, а вы кидаетесь его исправлять. Ребенок хочет потрогать снег, а вы не разрешаете, потому что без варежек замерзнут пальчики. Ребенок хочет надеть футболку белого цвета, а вы отказываетесь, потому что испачкается.

Речь не о том, чтобы позволять ребенку делать все, что захочется. Правила должны быть в каждой семье. Но зачастую мы, родители, запрещаем ребенку все подряд. Пусть он испачкает футболку, зато увидит результат и в следующий раз наденет что-нибудь потемнее (стиральная машинка в помощь). Не стоит учить ребенка все делать «правильно», если он об этом вас не просит. Например, малыш в два года не сможет нарисовать человека, потому что у него еще не развит мозг, чтобы обозначить на листке бумаги шею, тело, ноги, руки, поэтому и получаются «колобки» на ножках. А вот желание рисовать можно отбить запросто.

Излишне хорошее поведение

В Вашингтоне ученые, наблюдавшие за группой детей от младенчества до пяти лет, обнаружили, что «частое послушание [было] иногда связано с неудовлетворительной адаптацией ребенка». И наоборот, «некоторое сопротивление власти родителей» расценивалось как «положительный знак». Еще одна пара психологов описала в журнале Journal of Abnormal Child Psychology тревожное явление, которое они назвали компульсивной уступчивостью, когда страх ребенка перед родителем заставляет его немедленно и без раздумий выполнять любое распоряжение. Многие терапевты также высказывались об эмоциональных последствиях чрезмерного стремления нравиться взрослым и слушаться их. Они указывали, что удивительно хорошо воспитанные дети делают то, чего от них хотят родители, и даже становятся теми, кем их хотят видеть, но часто ценой потери чувства собственного «я», пишет психолог Альфи Кон в книге «Воспитание сердцем».

Есть принципиальная разница между ребенком, который поступает определенным образом, потому что сам считает это правильным, и тем, который делает то же самое по принуждению. Позаботиться, чтобы дети усвоили наши ценности, не значит помочь им сформировать собственные. И это диаметрально противоположно желанию научить их самостоятельно мыслить.


Дети должны познавать мир на собственном опыте. Источник

Большинство из нас хотят, чтобы дети умели думать, были уверенными в себе, имели ясные представления о нравственности и могли их отстаивать, общаясь с друзьями. Мы надеемся, что они смогут дать отпор хулиганам и воспротивиться давлению сверстников, особенно когда дело касается секса и наркотиков. Но если нам важно, чтобы дети не стали «жертвами чужих идей», мы должны научить их «иметь собственное мнение обо всех идеях, в том числе взрослых». Или, говоря другими словами, если дома мы ставим на первое место послушание, то можем в конечном счете вырастить людей, готовых и вне дома соглашаться со всем, что им скажут.

Писательница Барбара Колорозо замечает, что ей часто приходится слышать от родителей подростков жалобы: «Он был таким хорошим ребенком, чудесно себя вел, был прекрасно воспитан, прилично одевался. А теперь посмотрите на него!» На это она отвечает: «С самого детства он одевался так, как вы ему велели; поступал так, как вы вынуждали; говорил то, что вы хотели. Он слушал другого человека, который указывал ему, что делать… И он не изменился. Он по-прежнему слушает других людей, которые говорят ему, что делать. Проблема в том, что теперь это не вы, а его ровесники».

По сути послушание — это попытка сделать детей «удобными». Но дети — это не роботы и тем более не животные, готовые исполнять команды. Дети — это такие же взрослые, но с маленьким опытом. И этот опыт они должны формировать без давления со стороны.

По материалам книг «Безграничный разум», «Гибкое сознание», «Воспитание сердцем»

Обложка поста: unsplash.com

Послушные дети | Заметки детского психолога

Кто из родителей хочет, чтобы ребенок их не слушался? Поднимите руку! Что-то ни одной. Вряд ли кто пожелает, чтобы его чадо было неуправляемым. Мы все хотим послушных детей. Стараемся, воспитываем, организуем. Но чем это грозит ребенку в будущем?

Маленький ребенок не может обойтись без взрослого. Это факт. Мы все это понимаем.
Но вот он подрастает, а мы продолжаем за него все решать, помогать, подстилать «соломку». Из любви и лучших побуждений, конечно. Так что не так?

Давайте на минутку представим, каким бы вы хотели видеть своего ребенка, когда он станет взрослым. Давайте я попробую угадать. Самостоятельным, успешным, уверенным в себе. Желательно, чтобы еще реализовался в семье и в профессии.

Какие качества должны быть у такого человека? Инициативность, решительность, умение отстаивать свое мнение, способность двигаться вперед и развиваться самостоятельно.
Не видите противоречия?

Вот мы и подошли к проблеме. Я пока что не слышала об изобретении волшебной таблетки. Ну так, чтобы дитё было до определенного возраста послушным и удобным, а потом даешь ему волшебную пилюлю и он раз — и вот такой взрослый и успешный. Вы тоже не слышали от такой?


Так что мы имеем в реальности?

Я много работаю с подростками. И вот мои наблюдения: современные дети в большинстве своем не умеют действовать без указки взрослого. Самостоятельных навыков — принятие решения, выбор, мотивация себя, постановка цели — их просто нет. И речь не о маленьких детях, а именно о подростках, старшеклассниках. В их системе мира — взрослый (родители, школа, преподаватели) дает указание, ребенок выполняет (или саботирует). Кто хорошо выполняет — тот молодец. Кто плохо — того перевоспитывают, ругают и направляют на путь истинный. Что-то мы делаем не так, товарищи взрослые.

Инфантилизм уже назвали болезнью 21 века.


И что делать, спросите вы? Ребенок же должен учиться (желательно хорошо!), ходить на кружки и занятия, есть полезную еду и т.д (продолжите список сами), а если его не заставлять, то….
Но речь не о том, чтобы перестать воспитывать своих детей.
Речь о том, чтобы прививать им навыки самостоятельности и ответственности. Поощрять все те качества, которые вы хотели бы сформировать в них (и видеть в будущем). А на формирование любых навыков нужно время. А пока что:


Дать им право принимать решения (там, где это возможно, с учетом возраста)
Дать им возможность учиться на своих ошибках и сталкиваться с последствиями своих поступков (где возможно и не опасно)
Дать им право выбора и формирования собственных приоритетов

Дать им право иметь свое мнение, даже если вы с ним не согласны

Помогать им искать решения их проблем и затруднений, а не решать их за них

Помогать им составлять планы и поддерживать там, где нужно

Оставить их в покое и не мешать в тех делах, где они справляются сами

Учитывать их интересы, а не ставить в качестве целей свои амбиции

Помогать им развивать навыки, необходимые для их возраста и уровня развития


Желаю Вам родительской мудрости, а детям — успешного развития!
О навыках еще поговорим подробнее.

С уважением, Ирина Иванова
Детский психолог, автор проекта «Психологического здоровье ребенка»

Послушные дети — такое бывает | Тренинг-Центр Синтон

Послушные детки — мамины помощники, убранные книжки, игрушки в порядке… — разве это не мечта любого родителя? А вы сами хотите, чтобы ваш ребёнок был таким? Вы готовы положить конец капризам и ссорам? Тогда, эта статья написана специально для вас, по книге опытного психолога, ведущего российского писателя в области практической психологии, основателя учебного центра «Синтон» — Николая Ивановича Козлова.

То ли вы требуете мира, то ли — понимания, то ли уважения своих законных прав, — если вы хотите иметь не возмущенные крики, а нужный вам результат, то вам надо выполнять некоторые правила, которые выполнять надо всегда.

Если, конечно, вы хотите влиять — грамотно. То есть — эффективно.

Как это, например? Итак, вот конкретная ситуация:

Деревня, вы идете поливать с кухни на огород — поливать огурцы, ваш ребенок сидит на крыльце, скучает и ищет, чем бы развлечься. Вы видели, что в комнате разбросаны его книги, плюс хорошо бы, чтобы он помог вам на огороде.

Итак, как же поднять ребенка с крыльца, дабы он ручками своими игрушки за собой убрать соизволил и принял участие в поливке зеленых огородных огурцов? Полистайте популярные брошюры по воспитанию детей, почитайте практические советы, и тогда с ответом вы не затруднитесь: «Чтобы ребенок что-то сделал, ребенка надо заинтересовать!» Все правильно. Идея эта великолепная, некоторые затруднения вызывает только следующий вопрос: «Как? Чем заинтересовать?» Ну, например, предложить Игру.

— Слушай, там на грядке такие огурцы зеленые! Пойдем с тобой устроим соревнование: кто быстрее наполнит свою корзинку! У меня корзина моя, большая, а у тебя — твоя любимая, маленькая!

Вариант хороший, добрый, но проходит чаще с детьми: маленькими, наивными, привязанными к родителям, которым совсем нечем заняться. Короче, умные дети со своими интересами на это реагируют слабо. Конечно, если ребенок ничем сильно не занят, бывает достаточно показать, что то, что вы ему предлагаете, — интересное дело.

— Слушай, там на грядке такие огурцы зеленые! Пойдем пособираем и похрумкаем!

Если ваш энтузиазм заразил ребенка, я вас поздравляю, но если ребенок, не повернув головы кочан, цедит вам в ответ: «Не хочется», то вы немного в глупом положении. Потому что вы теперь перед ребенком — безоружны. Потому что вы сделали ребенку предложение, а после предложения давить уже — нельзя. Объясню.

Три самые разумные формы обращения к человеку — это Просьба, Предложение и Требование.
Просьба употребляется, когда нечто нужно вам, а человек вам не должен.

Дали — спасибо, в просьбе отказали — извинились.

Дают обычно хорошим и честным людям из доброго к ним расположения и в предположении, что они вам никогда ничего плохого делать не будут (например, не будут на вас давить и проедать вам лысину). Поэтому, если вам отказали, а вы продолжаете просить, клянчить и давить — значит, вы врун, и у вас уже не Просьба, а Настаивание.

Требование может звучать, когда вам от человека понадобилось то, что он вам должен. Обязан.

Верни, пожалуйста, деньги согласно расписке.

Конечно, это не всегда приятно, но обоснованное требование воспринимается нормально. Тем более если его упаковать в форму просьбы:

У меня к тебе просьба: мне деньги понадобятся к выходным…

Вроде бы просьба, хотя все всё понимают: ну, не совсем это просьба, это деликатная формулировка требования. А кто этого не понял, тому при надобности пояснят, и обижаться не на кого. Тут не было вранья, тут была — тактичность. Деликатность. И именно поэтому —

Начинать с просьбы, продолжать требованием — нормально.

А вот если вы начали с Предложения… Тут надо быть аккуратнее.

Предложение — это то, что вы с улыбкой и заботой преподносите человеку как то, что ему будет нужно или приятно, что он может сделать, если это ему покажется интересным.

Пряник хочешь? Хочешь — скушай, не хочешь — дело твое.

На предложения откликаются тогда, когда есть вера, что вас не дурят и не заманивают в ловушку. Если же после вашего отказа от пряника вам пытаются насильно засунуть его в рот: «Жри, гад!», то вы понимаете, что вас обманули, что улыбка вам была враньем! И тогда, такого человека вы начинаете воспринимать как врага. Именно поэтому —

После предложения давить — нельзя.

И если вы знаете, что необходимого вам вы добиваться будете все равно, то можете начинать — с мягкой просьбы, можете начинать — с открытого требования, но не надо начинать — с предложения.

Чтобы это усвоилось, рекомендую проверить и посмотреть на результаты.

Если же решили, что самое разумное — все-таки попробовать заинтересовать (а это действительно один из разумных вариантов).

Для родителей, которые хотят уметь заинтересовать ребёнка, укрепить ощущение принятия и любви, для родителей, которые хотят чтобы дети слышали их и слушались — в тренинговом центре «Синтон» проходит специальный тренинг «Родители и дети: доверие и любовь».

Лично я, основываясь на личном и профессиональном опыте, рекомендую следующий алгоритм:

Обратите внимание на себя и убедитесь в наличии контакта.
Обратите внимание на то, что у вас к ребенку просьба, и убедитесь, что вас услышали.
Изложите проблему, сформулируйте требование (лучше в форме просьбы) и убедитесь, что вашу просьбу поняли.
Выслушайте ответ и договоритесь до чего-то, что устроило бы обе стороны.
Если нужно, решите вопрос с мотивацией.
Договоритесь о контроле — как вы узнаете о выполнении.
Подтолкните к выполнению и эмоционально подкормите теплом или личным отношением.
Постоянный фон при этом: спокойствие, теплота и требовательность (варьировать по ситуации).

Автор: Козлов Н.И.
Размещено на сайте http://www.syntone.ru. При публикации статьи ссылка на сайт обязательна.

Непослушные дети. 5 полезных советов по воспитанию ребенка.

Почему ребёнок вас не слушается?

В этой статье я расскажу про 5 самых распространённых причин детского непослушания. Это поможет вам лучше понимать своего ребёнка.

Если вы уже давно слушаете мои вебинары, читаете мои письма и статьи, то эта информация будет вам хорошо знакома, вы просто вспомните то, что и так уже знаете.

Почему ребенок не слушается. Причина №1: физиологические потребности организма ребенка

Ребёнок не выспался, устал, начинает болеть, ему нездоровится, он проголодался или хочет пить, кушать или спать.

Что делать в этом случае?

Когда в следующий раз ваш ребёнок будет капризничать или упрямится, обязательно задайте себе эти вопросы:
— Он выспался? Он сыт? Он достаточно пил? У него ничего не болит? Он не утомился?

Все эти физиологические причины могут сильно влиять на настроение и состояние вашего ребёнка. И сам он об этом, скорее всего, вам не скажет.

Почему ребенок не слушается. Причина №2: нереалистичные ожидания взрослых

а) Например, вы считаете, что ребёнок должен сидеть смирно и ждать, а ему это физиологически сложно в этом возрасте. Ему хочется, двигаться, говорить и исследовать мир вокруг себя. И его неспособность «тихо сидеть и ждать» вы воспринимаете, как непослушание. А на самом деле – он просто не может по-другому в этом возрасте.

б) Или вам кажется, что ребёнок должен понимать, что мама занята важным делом и её не нужно трогать. А ребёнок всё равно просит с ним поиграть или задаёт кучу вопросов. Потому что в этом возрасте он не способен долгое время играть и заниматься самостоятельно и это естественно, что он подходит к вам. А вас это раздражает и вы думаете, что с ним что-то не так.

в) Вы выключаете мультики, а ребёнок начинает горько плакать. Вам кажется, что он не должен так реагировать, а ему сложно справиться со своими чувствами обиды и его реакция недовольства вполне естественна. Это не значит, что вы должны «идти на поводу» и снова включить мультики. Но и ругать, стыдить, а тем более наказывать ребёнка за бурное проявление чувств нельзя. Надо принять его чувства, приласкать, успокоить и переключить его внимание на что-то другое.

Все приведенные выше примеры – не детское непослушание, а непонимание мамой детских потребностей и возрастных особенностей ребёнка.

Что делать?

Задача мамы – научиться лучше понимать своего ребёнка, найти информацию про возрастные особенности каждого периода, научиться задавать себе вопрос: «А умеет ли он уже делать то, что я от него хочу?», чаще идти навстречу и помогать ребёнку в том, что у него пока не получается.

Почему ребенок не слушается. Причина №3: желание показать своё «Я», проявить свою личную силу

Ребёнок протестует против приказывающего, диктующего и не терпящего возражения тона взрослых.

Против команд, которые требуют мгновенного подчинения. Против того, что его мнение ничего не значит и его не слушают,
против неуважительного тона.

Ребёнок как-будто пытается показать своим упрямым поведением: «Я тоже личность и я хочу, чтобы со мной считались».
Он делает всё по-своему и «наоборот» в надежде самоутвердится, показать своё маленькое «Я». Хочет почувствовать свою важность и значимость в ваших глазах, проявить свою Личную Силу (так я это называю).

Важно! Чем больше вы в этом случае пытаетесь подавить ребёнка и заставить делать то, что нужно, тем больше он будет сопротивляться и продолжать упрямится.

Что делать?

Научиться видеть в ребёнке личность, внимательно относится к его чувствам и потребностям, слушать и слышать его, с уважением относится к его мнению, даже если Вы с ним не согласны: «Я считаю по-другому, но понимаю. что у тебя может быть своё мнение на этот счёт».

Обсуждайте и договаривайтесь с ребенком, заинтересовывайте его в том, что нужно сделать (классический пример — Том Сойер, который красил забор и все дети стояли в очереди, чтобы тоже попробовать). При этом придерживайтесь своей родительской линии.

Когда ребёнок чувствует, что вы с ним считаетесь и договариваетесь, а не «спускаете указания сверху», он быстрее идёт вам навстречу.

Мирно и спокойно решать любые конфликтные ситуации со своим ребёнком мы учимся с родителями на онлайн-курсе «Покладистый ребёнок и спокойная мама», на который совсем уже скоро будет открыт новый набор. Курс будет проходить осенью 2017 года, и у вас скоро появится возможность записаться в ранний список.

Почему ребенок не слушается. Причина №4: нехватка внимания от родителей

Ребёнок не получает достаточно позитивного и качественного внимания от взрослых и поэтому начинает «плохо» себя вести в попытках привлечь к себе это недостающее внимание.

Забрался с ногами на стол — взрослые обратили внимание и накричали (цель достигнута).

Таскаешь кошку за хвост — обратили внимание и наругали (цель достигнута).

Рассыпал мамины украшения — обратили внимание и наказали (цель достигнута).

Чего только ребёнок не сделает, чтобы обратить на себя внимание, которого ему так не хватает!

Что делать?

Давайте ребёнку позитивное внимание через совместные игры и занятия, через добрые и ласковые слова, тактильный контакт, общение. Отложите все свои дела в сторону и проведите с вашим ребёнком какое-то время, не отвлекаясь на телефон, компьютер или домашнее хозяйство.

Даже 15-30 минут в день такого адресного внимания ребёнку благотворно повлияют на его поведение и ваши с ним отношения. Просто попробуйте и вы увидите сами. Я называю такое время «Время Разума, Души и Тела»

Почему ребенок не слушается. Причина №5: психологические состояние мамы

Эмоциональное состояние ребёнка очень зависит от психологического состояния мамы.
Наверняка Вы замечали: когда Вы отдохнувшая, спокойная и в хорошем настроении — с ребёнком намного легче.
Он меньше капризничает и упрямится, чаще идёт навстречу.

Мамины усталость, неудовлетворённость, страхи, тревожность, нервозность, обиды на своего мужа или родителей, депрессии, апатия — всё это отражается на ребёнке.

Чем хуже мамино состояние, тем больше это влияет на состояние ребёнка. Отсюда могут появляться истерики, упрямство, агрессия, энурез (недержание мочи), заикание и т.д.

Что делать?

Наводить порядок в своём душевном мире, разбираться со своими психологическими проблемами. Поставить сон в приоритет и стараться спать как можно больше (как бы банально это не звучало). Про душевное здоровье мамы я напишу отдельную статью.

В моем онлайн-курсе «Покладистый ребёнок и спокойная мама» есть целый большой раздел «Душевное здоровье мамы». Это один из самых любимых разделов у участниц курса.

Вообще, после прохождения этого курса начинает меняться восприятие не только себя и своего ребёнка, но и окружающего мира.

Лучше всего об этом рассказывают сами участницы курса. Обязательно почитайте, что они пишут >>> прочитать отзывы

Совсем скоро у вас появится возможность записаться в ранний список на этот курс.

В следующих статьях я более подробно расскажу вам про каждый из вышеперечисленных пунктов.

Я очень хочу помочь вам лучше понимать своего ребёнка!

Также смотрите видео Екатерины Кес «Почему ребенок не слышит с первого раза»