Кем дети хотят стать когда вырастут: 18 историй о том, кем мечтают стать дети, когда вырастут – Кем на самом деле хотят быть современные дети? Вы можете удивиться!

Содержание

Кем сегодня мечтают стать дети — Рамблер/женский

Кем мы мечтали стать, когда были маленькими? Мальчики — космонавтами, строителями, врачами. А девочки — балеринами, учителями, актрисами. Многое ли изменилось с тех пор? Кем сейчас мечтают стать наши дети?

Накануне Дня космонавтики редакция Tlum.Ru изучила форум портала u-mama.ru и выяснила, какие профессии выбирают себе современные малыши.

МАЛЬЧИКИ:

«Гриша хочет быть художником-строителем-космонавтом и еще кем-то, забыла».

«Мой 2,6 от роду категорически заявляет, что он будет королем!».

«Сыну 7 лет, вчера только на эту тему беседовали. Хочет быть следователем — ловить преступников, распутывать сложные загадки».

«Мой хочет быть динозавром и человеком пауком. а еще работником зоопарка — тока Динозоопарка».

«Ромка говорит, что будет роботов делать (у него роботомания), грит, что изобретет для меня робота, который будет мне помогать, а еще обязательно изобретет машину, которая будет летать и никогда не будет ломаться».

«4 года. Уже год хочет стать врачом и только врачом (генетику никто не отменял)

— Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

— Врачом!

— А кого ты будешь лечить? Детей, животных?

— Тебя, мам!

Занавес…».

«Мотогонщиком. А до этого собирался стать «начальником всех строителей»)))».

«У нас тоже уже год хочет быть «дизайнером который машины придумывает» Раньше таксистом хотел быть».

«Водителем грузовика (моему 3,11)».

«Хочет водителем, но настраиваю на «большого начальника» чтоб водить «самую дорогую машину»».

«Мой десятилетний сын хочет стать палеонтологом%0 вот куда приводят увлечения динозаврами!».

«Сын (почти 6) говорит, что будет доктором и композитором, как Александр Розенбаум, к музыке явные способности есть, ну, а дохтур у нас дядя любимый, так что все логично».

ДЕВОЧКИ:

«Моей 7 лет. Последний год она хочет быть дизайнером и переводчиком. В принципе интерес к языкам у нее есть, быстро запоминает, старательно делает всегда дз по английскому. При этом любит всякие украшательства, делать перестановку, придумывать макияж. В комп играет очень редко, но это всегда какие-нибудь игры или по созданию образа, или интерьера».

«Тренером ФК — это из последнего. А так много чего было: моделью, принцессой, конструктором автомашин, всего не припомню».

«Автомобильным дизайнером».

«А так, по жизни — конечно же, ветеринаром. Или этологом. Мечтаем поехать в заповедник и наблюдать в природе за жизнью тигров».

«Моя дочка в 7 лет хотела быть патологоанатомом, потом дирижером хора. Где-то в классе 5-м юристом, сейчас колеблется между учителем младших классов и врачом, хотя обучение строит с врачебной профессией».

«С 5 лет (сейчас 9) мечтает работать в дельфинарии. И содержать приют для кошек-собак».

«Моя (ей 7 лет) еще не определилась с желаниями. Из последних — фотокорреспондентом. А ваще у нее последнее время основной лейтмотив — хочу быть известной. Вчера смотрели фильм про Пугачеву по НТВ, Катька сказала: «Хочу быть ей»».

«Моя, когда маленькая была, всегда мечтательно так, говорила: «А я, мама, буду директором города»…».

«Дочь (9 лет) хочет быть тренером по латине. Она на этих девочках-красотках, которые у них танцы ведут, бзикнулась окончательно».

«Моя (через три недельки пять будет) хочет стать космонавтом Очччень сожалеет, что «в космос папов и мамов не берут»».

Кем на самом деле хотят быть современные дети? Вы можете удивиться

Говорят, в советское время была мечта, но не было денег. А теперь есть деньги, но нет мечты. Точнее, деньги стали единственной настоящей целью, так что даже дети лишились «бескорыстных» помыслов. Если в СССР каждый второй ребенок хотел стать космонавтом или учителем, то в современной России уже детсадовцы смыслят в том, что «дорого стоит», а о будущей профессии рассуждают не по-детски прагматично: «буду работать тем, у кого много денег».

Ну а если конкретно?

Россия

«Хочу быть звездой», — это был самый популярный ответ в ходе масштабного опроса юных россиян от 9 до 15 лет в 2012 году. Так-то! Профессия космонавта отказалась на предпоследнем месте, учитель вообще не попал в список, зато появился новый «вид деятельности» – не работать совсем. К счастью, пока на последнем месте.

Оглашаем весь список – пожалуйста! (Результаты в процентах среди мальчиков и девочек).

Подкрепим цитатами: как говорится, «устами детей…»

«Я знаю, что работа – это труд, а труд не может приносить удовольствие. Потому за свой труд я бы хотел получать большие деньги».

Игорь, 14 лет, опрос «АиФ» 2015 г.

«Если я похудею, попробую поступить в модельное агентство. Они много путешествуют по миру, у них яркая жизнь, работать вообще не надо, знай ходи по подиуму, тебя и накрасят, и расчешут».

Алина, 17 лет, тот же опрос

«Моя мама много получает. Сказала, что может зарабатывать хоть сколько, если б было время еще считать. Я тоже хочу стать экономистом: буду много считать и много зарабатывать».

Коля, 10 лет, тот же опрос

«Хочу стать директором, зарабатывать много и всеми командовать, а работать меньше всех».
«Я хочу стать банкиром, потому что они много зарабатывают. Если я буду много зарабатывать, я буду много путешествовать, отдыхать и мало работать».

Школьники Москвы от 12 до 14 лет, опрос образовательной сети «Эврика», 2008 г.

Сравните с рассуждениями белорусских дошкольников.

«Хочу быть банкиром. Мне нужно много денег, чтобы у меня была хорошая квартира и большая кровать, на которой я буду долго спать».

Илья, 7 лет, уличный опрос сайта CityDog.by в Минске, 2015 г.

«Я очень люблю животных, поэтому мечтаю работать в питомнике. Но не каким-то там ветеринаром, а директором или заместителем».

Алиса, 6 лет, тот же опрос

А как же западные детишки, маленькие граждане тех стран, где строй и идеология не менялись, по крайней мере, лет 70?

США

Перед вами итоги свежего опроса (ноябрь-2015) среди 500 американцев от 1 до 10 лет. «Как же мало изменились дети в 21 веке!» — прокомментировали их выбор журналисты, но отметили, что появились 2 новые популярные профессии – ученый и инженер.

Германия

А вот о какой работе мечтают соседи поближе: 500 немецких ребятишек от 5 до 9 лет были опрошены в ноябре 2013 года. От русских и американских сверстников они отличаются тем, что совершенно четко представляют себе будущую сферу деятельности.

Ну и для контраста давайте посмотрим, кем хотят работать дети на противоположном краю Земли.

Япония

Вот результаты исследования 2013 года среди дошкольников и учеников 1-6 классов.

Мальчики

Девочки

Кстати, вы заметили, что только маленькие японцы, помимо обычных профессий, назвали одну фантастическую (герой аниме)? В других странах дети тоже воображают себя супергероями, например, в ФРГ многие мальчики играют в Джеймса Бонда, девочки – в принцесс, а в США и России найдется немало Бэтменов и Человеков-пауков. Но, как видно, для них это не больше, чем игра.

А вы помните свои детские мечты?

В тему: Сколько нужно зарабатывать в России и мире, чтобы стать абсолютно счастливым

Кем хотят стать современные дети?

В Мастерславле побывала съемочная группа телеканала «Москва-24», чтобы взять у детей интервью о том, кем они мечтают стать, когда вырастут, для специального репортажа в программу «Один вечер с…». На следующем этапе подготовки сюжета ребята смогут познакомиться со взрослыми представителями любимой профессии и пойдут вместе с ними на работу, а пока что они рассказали о своих мечтах и о том, чем занимаются уже сейчас. Яркая группа в зеленых футболках на первой фотографии — это ребята и девчата из «Летнего дня в Мастерславле». Все они — фигуристы, вместе занимаются спортом, вместе пришли к нам знакомиться с профессиями и дали сегодня интервью журналистам. 

Полина Певчева (вторая слева) мечтает стать олимпийской чемпионкой в спортивных танцах на льду: «Я высокая, поэтому прыжки мне не очень удаются». В то же время она собирается получить экономическое образование. Кумир Полины – Аделина Сотникова. А вот Юлия Липницкая, по ее словам, занимается с ними на одном катке и “в последнее время стала необщительная”. 

Подруга Полины Маша Семенова (крайняя слева) не собирается быть профессиональной фигуристкой, но зато планирует стать ни много ни мало судебным антропологом: «Мне это нравится, потому что ты начинаешь больше понимать людей и их поступки, по фотографии можешь понять характер человека». 

Варя Фомичева (на фото ниже) всей душой хочет быть балериной, но серьезные занятия балетом невозможно совмещать с математической школой, в которой она учится. «В балетной школе нужно жить, и там некогда заниматься математикой, но я все равно хочу стать балериной», — говорит Варя. У нее уже есть балетная пачка, и мама обещает подарить ей пуанты. 

Ульяна Пипия хотела бы стать поваром, потому что любит готовить и помогает сестре. Но еще ей нравится профессия официанта. 

10-летний Саша Соболев собирается стать журналистом: «Мне нравится задавать людям вопросы и слушать, что они отвечают. А еще мне нравится смотреть новости и знать, что происходит в мире». Саша любит спорт и занимается плаванием, и не исключает, что станет спортивным журналистом. А вот великим спортсменом он вряд ли будет: «Я бы хотел, конечно, но я слишком много времени уделяю учебе». 

Вика Цыганкова уже точно знает, что хочет стать режиссером-аниматором, и не представляет для себя другой профессии: «Я люблю рисовать, и мультфильмы – моя страсть с детства. Мне интересно оживлять картинки». Вика уже сделала мультфильм про автобус: «Это мультфильм для удовольствия, он про приключения автобуса, который однажды потерялся, и люди помогли ему доехать до парка. То есть это фильм о дружбе и взаимопомощи». 

Аня Селиванова занимается в театральном кружке и мечтает стать актрисой. «Самое сложное для меня – вжиться в роль. Например, трудно сыграть Бабу-Ягу, когда ты еще маленькая девочка и не знаешь, что значит быть старухой. Я играю в кружке цыпленка, и мне это легче дается, так как я сама маленькая». 

13-летний Никита Басамыкин (справа) в детстве мечтал работать в полиции, но сейчас передумал, потому что эта работа «не сильно оплачивается», а ему хочется «семью радовать и себя, иметь хороший дом». Сейчас Никита склоняется к тому, чтобы учиться на врача. 

У Матвея Боброва и Игоря Вылежнева отцы занимаются бизнесом, а мальчики оба мечтают стать хирургами и спасать людей. 

Полина Мальцева любит петь и танцевать. «Кем я стану, я решу позже, а пока занимаюсь своим любимым делом. Больше всего мне нравится работать с эмоциями, показывать себя с разных сторон и смотреть, как реагируют зрители. Я могу быть сначала нежная, а потом перевоплотиться в злодейку. Я обожаю играть отрицательных героев, и Баба Яга мне нравится гораздо больше, чем какая-нибудь принцесса или Золушка».

Следующее Предыдущее

Кем мечтаю стать дети в разных странах?

Кем хотят стать дети, выбор от кинозвезды до плотника

Кем хотели стать дети в недалёком прошлом России

Какие родители не мечтают, чтобы их ребёнок состоялся в будущей взрослой жизни, получил хорошую профессию, прилично зарабатывал, в общем, чтобы всё у него складывалось хорошо. Так вот, насчёт профессии … Если представления старшего поколения о будущей профессии детей часто кардинально противоположны мнению их отроков-старшеклассников, то что говорить о том, кем хотят стать дети, в столь юном возрасте, когда о призвании, вроде бы, и говорить ещё рано.

 

Тем не менее, чтобы определить способности ребенка можно пройти небольшой тест, который покажет в каком направлении двигаться!

И тем не менее даже младшие школьники имеют своё собственное мнение (правда, часто меняемое) о том, кем они хотят стать в будущем. Иногда дети хотят стать учителями, врачами, инженерами, то есть мечтают о самых знакомых и прозаичных профессиях. Но гораздо чаще их мечты о необычных и героических профессиях. Но, это было раньше, и конкретно в России, когда она ещё была Советским Союзом. Во времена великого «застоя» девочки мечтали стать учительницами, врачами, мальчики — инженерами, военными, геологами, часто выбирали более героические профессии, лётчика или космонавта.

 

Страна меняется, мечты меняются

Всё очень сильно изменилось, когда наша страна неожиданно вышла из многолетнего брежневского «застоя», немного потопталась на горбачёвском «ускорении» и стремительно двинулась к радужным капиталистическим далям. Дети стали мечтать о том, кем хотят стать, в соответствии с представлениями о престижности и привлекательности тех профессий, которые в то время казались наиболее интересными, перспективными и выгодными. В девяностых годах В России мальчики хотели быть банкирами, бизнесменами, юристами, иногда рэкетирами, а девочки моделями, кинозвёздами, экономистами.

Приведу конкретный пример, кстати, из жизни собственной семьи. Моя дочь была маленькой во время застоя, и её «голубая мечта» была, стать укротительницей зверей в цирке. Он даже дрессировала нашего маленького котёнка, и у неё это неплохо получалось. Но мы с мужем, полные прагматизма, очень подробно объяснили ей, что это абсолютно невыполнимо, что, в цирковое училище очень трудно поступить, что, в основном, цирковыми артистами становятся дети цирковых артистов, и т.д. и т. п. Вот неразумные родители!

Наша маленькая дочь горько плакала, ведь мы отняли её детскую мечту. Когда дочь стала бы взрослее, она бы сама забыла о цирке, и о том, как она хотела стать укротительницей. Так, кстати, и произошло. Сын был младшеклассником в девяностые, тогда основная масса людей жила финансово нестабильно (задержка зарплат, стремительно растущие цены) и на наши вопросы, кем он хочет стать, он отвечал: «Я буду работать тем, у кого большая зарплата».
  
Мой вывод не только из собственного опыта, но и из многочисленных статистических наблюдений на тему «Кем хотят стать дети», такой – предпочтения детей о их будущей профессии, это отражение реальной жизни и ситуации в стране в тот отрезок времени, в котором они маленькие. Чаще всего, становясь взрослее, дети меняют своё мнение о будущей профессии, хотя не всегда.

 

Кем хотят стать современные российские дети

В настоящее время, представления российских детей о том, кем они хотят стать, кардинально изменились по сравнению с годами застоя, но и существенно отличаются от предпочтений детей о желанных профессиях, во времена «лихих девяностых».

Проведённый в 2013 году, социологический опрос среди большой группы детей от 9 до 13 лет из разных школ, определил, кем хотят стать дети, когда вырастут.

  • На первом месте среди мальчиков оказалось занятие собственным бизнесом, среди девочек – стать «звездой».
  • Затем наиболее востребованными у мальчиков были профессии «звезды», программиста, спортсмена (всем известно, что большой спорт сейчас хорошо оплачивается), у девочек – дизайнер, бизнес-вумен, фотограф.
  • Последние места в этом опросе и у мальчиков, и в девочек занимают профессии врача, учёного и космонавта.
  • О профессии педагога, вообще, никто не мечтает.
  • Ещё небольшой процент детей заявили, что, вообще, не хотят работать.

 

А вот и конкретные высказывания детей о том, кем они хотят стать, когда вырастут:

— Я хочу стать звездой. Они много зарабатывают, красиво одеваются и их все любят.
Алина, 10 лет, опрос проведён в 2011 году
— Когда вырасту, я стану банкиром, у них всегда много денег, а работа не трудная, сиди да считай деньги или смотри всякие документы.
Олег, 12 лет, опрос 2014 года
Когда вырасту, работать никем не хочу, потому что не люблю работать. Но всё равно придётся, поэтому я буду работать там, где больше платят.
Андрей, 13 лет, опрос2014 года.


Вот такие прагматичные и не романтичные наши современные российские ребятишки. Возможно, опросы и статистические наблюдения и не дают полной картины, кем хотят стать наши дети, но тенденция хорошо жить и много зарабатывать явно прослеживается.


Так, про наших детей всё, более-менее, понятно. А как же в других странах, о чём мечтают их зарубежные сверстники?

Кем хотят стать дети в странах с развитым капитализмом

Во многих странах, где жизнь стабильна, где не было наших российских взлётов и падений, а общественный и политический строй и идеология десятилетиями не менялись, взгляды детей о том, кем они хотят стать несколько отличаются от взглядов наших ребятишек.

 

О какой работе мечтают дети в успешной Америке

Вот результаты опроса, проведённого в Америке в ноябре 2015 года:

  •  На первом месте стоит профессия спортсмена
  •  Три следующих места занимают профессии врача, учителя и ветеринара
  •  Далее по нисходящей идут профессии пожарного, учёного и астронавта
  •  И последние места в этом опросе занимают профессии инженера и полицейского

И что же, маленькие граждане США более романтичны, что почти на первое место поставили профессии педагога, врача, ветеринара? Это вряд ли, в Америке, где у взрослых успешность и хорошие доходы ставятся во главу главных американских ценностей, у детей не может быть таких идеалистических взглядов на то, кем они хотят стать, когда вырастут.

Скорее всего, то, что именно эти профессии в США пользуются заслуженным уважением и хорошо оплачиваются, привлекает маленьких американцев. Но кое в чем взгляды американских и российских школьников по поводу их будущих занятий сходятся, и у тех, и у других профессии учёного и космонавта не пользуются особым успехом. Может быть потому, что работа космонавта (астронавта) опасна, а для профессии учёного нужно иметь талант или, хотя бы, призвание.

 

Практичные взгляды немецких детей

А кем хотят стать европейские ребятишки, а конкретно, немецкие? В ноябре 2013 года в Германии был проведён опрос среди 500 детей от 5 до 9 лет.

  • На первом месте у маленьких немцев стоит работа ветеринара,
  • на втором – футболиста и полицейского,
  • затем идут соответственно лётчик, автогонщик,
  • на последнем – пожарный и медсестра.

Как видите, мечты немецких ребятишек о том, кем они хотят стать в будущем, вполне конкретны и прагматичны. Они не мечтают стать «звёздами» и моделями и занятие бизнесом их тоже не привлекает.


Кем хотят стать дети в стране Восходящего Солнца

Посмотрим, кем хотят стать дети на другом конце Земли, например, в Японии. Исследования проводились среди дошколят и младших школьников до 5-го класса.

Желания японских детей существенно отличаются от их российских, американских и европейских сверстников.

Хотя маленькие японцы, как и американцы, на первое место поставили профессию футболиста и бейсболиста,

зато на втором месте – работа повара и кондитера,

а в середине списка – врач и учёный.

Японские дети мечтают даже получить рабочие профессии – машиниста, водителя, плотника. Правда эти работы стоят на предпоследних местах, но всё же они есть.

Среди предпочтений японских детей о том, кем они хотят стать, есть и фантастическая профессия – герой аниме.

 

А вот японские девочки, как будто вышли из России шестидесятых-семидесятых годов. На первых местах у маленьких японок стоят профессии кондитера, воспитателя детского сада, врача,учительницы.

В середине списка — дрессировщица, медсестра, пианистка и цветочница. И лишь небольшой процент девочек (последнее место в списке желанных профессий) хотят работать в сфере красоты и в шоу-бизнесе. Полная противоположность российским сверстницам.

 

Кем хотят стать маленькие жители Земли и, главное, почему

По какому принципу дети выбирают будущие профессии? И почему мечты детей о том, кем они хотят стать в будущем, в разных странах, тоже разные? На мой взгляд ничего сложного в этом вопросе нет, не бином Ньютона.


Взгляды, суждения и мнения наших детей, и не только по вопросу о будущей профессии, это только отражение нашей взрослой жизни. Оно может быть правильным, иногда искажённым, но отражение взрослой жизни и мнений самих взрослых именно той страны, где проживают дети. На желания детей о том, кем они хотят стать влияют разговоры взрослых, телевизор, Интернет (эти законодатели любых понятий), собственные наблюдения.

Они, конечно, не знают всех специфических особенностей и сложностей выбираемых профессий, а судят по внешним признакам привлекательности и успешности той или иной работы, но не это главное. Ведь и взрослые, даже обучившись какой-то профессии, тоже не полностью представляют, пока не поработают, что конкретно представляет на деле их будущее занятие.

 

Главное то, что дети, наше будущее и будущее нашей планеты кем-то хотят стать, хотят заниматься любимым делом, а не просто бездумно жить и радоваться жизни, как растение. И неважно, что часто они становятся не тем, кем хотели быть в детстве, и их детские мечты претерпевают существенные изменения впоследствии, главное, чтобы их взрослая жизнь не омрачалась неудачно выбранным занятием.

 

Молоко на губах не обсохло. Кем хотят стать наши дети, когда вырастут

В переговорке, где проходил наш круглый стол, наверное, еще никогда не было такой смешанной компании. Трое подростков: Катя, Настя и Кирилл – расположились по одну сторону стола. Ребята смущенно озирались, позже осмелели и стали вести себя чуть раскованней. Тогда мы с ними и познакомились: девочки – 13-летняя Катя и 12-летняя Настя – хихикая, сели возле меня, а серьезный мальчик Кирилл (ему 15) нашел себе место напротив. Приглашенные специалисты были куда серьезнее. Валентина Чекан, педагог с 20-летним стажем, которая открыла школу для девочек It-Princess Academy, раскладывала перед собой распечатки. Сергей Хонский – психолог и бизнес-коуч – налаживал контакт с 15-летним Кириллом. А глава HR-департамента Сергей Шпаковский из компании Helmes потирал руки, то ли греясь с мороза, то ли предвкушая активный диспут. Мы начинаем.

 

Валентина Чекан

KYKY: Назовите три самые важные профессии, которые будут актуальны в ближайшие 10 лет?

 

 

Валентина Чекан: В Штатах говорят, что самой популярной профессией в ближайшие 5-7 лет будет медсестра – это профессия, которую нельзя автоматизировать. Также меньше всего рискуют хирурги, стоматологи, финансовые аналитики, математики, разработчики и инженеры, социальные работники, учителя, кураторы, тьюторы и все творческие профессии: хореографы, писатели – все те, кого нельзя заменить роботами. Все остальное отваливается.

Сергей Хонский: Одной из профессий будущего называют тренд-вотчера – человека, который будет следить, как изменения в различных областях влияют на запросы потребителя. Еще одна профессия – майнд-фитнес инструктор. Это человек, с помощью которого люди смогут развивать свои когнитивные навыки и способности. А еще мне понравилась профессия тайм-брокера – он будет продавать на рынке труда время других специалистов.

 

Сергей Шпаковский

Сергей Шпаковский: В тренд возвращаются фундаментальные науки, связанные с химией, физикой, математикой. И все профессии, которые возле этого. Плюс, конечно же, дизайн. Если эпоха потребления подходит к завершающему этапу, то спрос на профессии, связанные с маркетингом и продажами, немного поутихнет.

 

Сергей Хонский

KYKY: Вопрос к ребятам. Из всего перечисленного есть ли что-нибудь, что вам близко?

Катя, 13 лет: Химия или математика – точно не про меня. Я согласна, что ничто не сможет заменить человеческие чувства: медсестры, волонтеры. Любого математика можно заменить компьютером или калькулятором, а чувства – нет. Я хочу быть психологом. Вряд ли машина сможет разговаривать с человеком так, как человек с человеком.

Настя, 12 лет: Мне очень интересны творческие профессии. Например, дизайнер. Мы про него говорили. Но у меня постоянно меняются хобби, интересы, увлечения. Кем я только не хотела быть! Творчество всегда было ближе всего: может, архитектор, дизайнер…

 

Настя

Кирилл, 15 лет: Мне тоже нравятся творческие профессии, такие как артист, журналист, работник театра. Я вот не думаю, что машины скоро придут в театр.

KYKY: Тогда вопрос к специалистам. Кем вы хотели быть в детстве? Совпала ли ваша мечта с тем, чем вы сейчас занимаетесь?

Сергей Шпаковский: В моем детстве все мечтали быть спортсменами или космонавтами. Но что это вообще за профессия – космонавт? Год болтаешься на орбите, иногда машешь в камеру. Конечно, они занимаются исследованиями, но когда я вырос, понял: мне это не интересно. У меня мама – ученый, отец – программист – вот я и пошел учиться на программиста. Но в какой-то момент со скандалами со стороны родителей ушел из университета. Сам поступил на психологию, закончил. С тех пор в этом направлении и работаю.

Валентина: С шести лет говорила, что хочу быть учительницей – так оно и пошло. Я отработала 10 лет в школе, 10 лет в университете, а сейчас делаю образовательную компанию. Я знаю, что буду развиваться, и что следующий проект тоже будет большой и образовательный – все равно я прихожу к тому, что обучаю других людей.

 

Катя

Сергей Хонский: А у меня есть зримое доказательство – кассеты из детского садика, где спрашивают: «Кем хочешь быть?» Не понимаю, как это произошло, но я сказал: «Хочу быть шофером». Потом я сказал: «Хочу помогать людям». Я стал психологом и продолжаю искать компоновки: тренерская деятельность, разработки программ, экспертная работа.

KYKY: Вопрос к юному поколению. На вас сейчас в выборе профессии влияют родители?

Катя: Нет. Если я точно определюсь, куда пойду, мама не будет меня переубеждать. Психолог – моя мечта. Возможно, я когда-нибудь передумаю.

Настя: Мы можем с родителями обсудить интересные профессии. Часто я даже не знаю, что такое бывает. Например, смешанные отрасли. Мне нравится биология и рисование.

 

Кирилл

Катя: Если нравится биология и рисование, можно скрестить эти области и рисовать картинки для учебников по биологии.

KYKY: А взрослые знают, как скрестить рисование с биологией?

Валентина: Я знаю, как скрестить биологию с дизайном – это отличная история. Когда я общаюсь со своими студентками, они часто говорят: «Я хочу быть дизайнером и ветеринаром». Хорошим примером смешения отраслей могут стать бионические механизмы – скажем, роботы Boston Dynamics, которые открывают двери и заходят внутрь помещения. Вам, ребята, придется мирить человечество с технологиями.

Кирилл: Мне родители тоже ничего не навязывают. Наоборот, если что-то интересно, я могу спросить у них совет: куда поступить, какой университет лучше выбрать.

 

Вы читаете этот материал благодаря «Савушкин продукт»

KYKY: Вопрос ко взрослым. Когда начинать профориентацию? И как это сделать мягко?

 

Валентина: У нас сегодня очень благополучные гости, родители которых не делают ничего, чтобы выбор был насильственный. Я сторонница профориентации лет с 9-ти. К сожалению, у нас профориентация начинается с выбора ВУЗа. Может быть, университет бы нам и вовсе не понадобился, если бы мы очень хотели стать профи в чем-то.

Сергей Шпаковский: Совершенно верно. Можно только отметить, что успешные дети – это те, кто забивает гвозди в стены и разрисовывает обои. В детстве нужно пытаться попробовать все, что можно, примерять на себя разные ролевые модели. Наверное, к пятому классу еще нет понимания того, чего человек хочет – но это неважно. Школа дает базовые знания, а институт совершенно не обязателен. Самые лучшие знания – это те, которые получишь сам.

Валентина: Я услышала, что Катин выбор – психолог, но понимаю, что, скорее всего, она не знает, чем занимается психолог каждый день на своей работе. Наверное, Катя очень удивится, если узнает, в чем заключается ежедневный труд этих людей.

«TEOS» – ГРЕЧЕСКИЙ ЙОГУРТ, КОТОРЫЙ ДЕЛАЮТ ПО ОСОБОЙ ТЕХНОЛОГИИ: В ЕГО СОСТАВЕ ТОЛЬКО МОЛОКО И ЗАКВАСКА. ПРОИЗВОДИТЕЛИ ОТМЕЧАЮТ, ЧТО, НЕСМОТРЯ НА ГУСТУЮ, КРЕМООБРАЗНУЮ КОНСИСТЕНЦИЮ, НИ СТАБИЛИЗАТОРОВ, НИ СУХОГО МОЛОКА В ЙОГУРТЕ ВЫ НЕ НАЙДЕТЕ – ТОЛЬКО НАТУРАЛЬНЫЕ ИНГРЕДИЕНТЫ. И, ЧТО ВАЖНО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВЕДЕТ СПОРТИВНЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ: «TEOS» – НИЗКОКАЛОРИЙНЫЙ. В ЙОГУРТЕ БЕЗ САХАРА ВСЕГО 2% ЖИРНОСТИ, ВО ФРУКТОВО-ЯГОДНОМ ЕЩЕ МЕНЬШЕ – 1,8%. РЕДАКЦИЯ ПРОБОВАЛА, КАЖЕТСЯ, НЕПЛОХО.

Катя: Да нет, мне сфера понятна. Психолог не только говорит с больными.

Валентина: Согласись, Катя, если бы тебе дали возможность посидеть за стеночкой в кабинете психолога…

Катя: Я бы согласилась!

Валентина: Это дало бы классное понимание: хочу ли я этим заниматься каждый божий день или нет?

Сергей Хонский: Я соглашусь, лучшая профориентация – дать ребенку попробовать как можно больше. Я за то, чтобы не ограничивать и не спешить с выбором. И родители не должны настаивать на том, что «прибыльно и модно».

KYKY: Какие навыки надо прокачивать, если ребенок не определился? Какие будут универсальны?

Сергей Хонский: Эмоциональный интеллект станет одной из десяти базовых компетентностей. А, ну и нам говорят, что математика всегда будет существовать. Хорошо, если человек владеет хотя бы на среднем уровне компьютерными технологиями. Кем бы он потом ни стал – это всегда будет полезно.

Валентина: Есть нюанс: в 2021 году 40% персонала IT-компаний не будут техническими специалистами. Но есть шесть вещей, которые ты можешь прокачивать всегда. Языки (английский и другой популярный, какой угодно), математика, работа с данными и информацией, умение структурировать информацию и все виды коммуникаций, публичные выступления и самопрезентация.

KYKY: Все учат английский язык в школе?

Настя: Я еще учу польский. Недавно начала. Возможно, я поеду в Польшу учиться.

Thumb                 На эту тему:«Я тупая. Родители говорят, это сложно для меня». Кем будут наши дети, если их воспитаем мы

Катя: Без английского вообще никак. Я смотрю на свою двоюродную бабушку – она вообще не знает английский. Как же трудно ей живется! А еще, конечно, бизнес-навык. Я не то, чтобы прямо его развиваю, но пробую – продаю на «Куфаре» вещи, из которых я выросла, игрушки. Бизнес в любом случае будет востребован.

KYKY: Кирилл сказал про театр. Ты развиваешь какие-то навыки для него?

Кирилл: Я на сцене с семи лет. С самого начала я в музыкальную школу ходил, хор, выступал, был в ансамблях. Потом мне предложили в рекламе сняться.

Thumb

KYKY: Настя сказала, что хотела бы учиться и работать не в Беларуси. А вы бы хотели?

Катя: Мне кажется, что если учиться не в Беларуси, то будет больше возможностей. Я после девятого класса хочу уйти в лицей. А потом хотела бы в Вильнюс уехать учиться. Говорить дальше мне пока страшновато. Единственное, что друзья-семья – без них будет невесело.

KYKY: Беларуская система образования – какая она? Что в ней плохо, а что – хорошо?

Катя: Меня очень раздражает, что в школе всех вызывают к доске. Какая это проверка знаний, когда все сидят и списывают с доски? Я не вижу в этом никакого смысла. Может быть, вы объясните?

Валентина: Посмотри на это с другой стороны. Ты же можешь прокачать навыки выступления.

Катя: Но есть такие предметы, на которых нет смысла постоянно вызывать к доске. А если человек сидит и половины не понимает – кто ему объяснит? Если ты чего-то не знаешь, то это выявится на контрольной работе. А так сидишь, списываешь с доски, ничего не понимая.

Thumb              На эту тему:«В «Галерее» тусуются отстойники». Подростки с улицы – о том, куда модно ходить, как правильно одеваться и каких блогеров смотреть

Валентина: Нельзя работать только такими методами. Кто-то работает у доски, кто-то тупо списывает. Но вопрос: получится ли у вас таким образом прокачать навыки? У нас очень мало методов в школе, которые позволяли бы хорошо усваивать знания и демонстрировать их. Это грустно.

KYKY: Насколько я знаю, Валентина за домашнее обучение.

Валентина: За внешкольное – так будет правильнее.

KYKY: Кто из ребят хотел бы учиться дома?

Настя: Возможно, это полезно – если чего-то не знаешь, тебе сразу же объяснят. Но, мне кажется, я бы умерла со скуки. В школе мы учимся говорить, общаться – жизненный опыт получается.

Thumb

Валентина: Мы не подразумеваем одинокого ребенка, который сидит дома и ждет учителя. У меня много студентов на домашнем обучении. Они сами выбирают, что учить, с кем учиться. Если есть желание заниматься выступлениями, значит, выбираем конкретный театр и знаем, что по вторникам и пятницам – ходим в театр. На астрономию мы ходим в планетарий, а не смотрим убогие плакаты на доске. Биологию мы изучаем конкретно там, где дают пробирки в руки. Вот это про домашнее обучение.

Сергей Шпаковский: Я не обращаю внимания на высшее образование. В том же БГУИРе дают лишь основы программирования. С другой стороны, чего ругаться, если бюджет на образование у нас мизерный? Если на образование будут выделять больше денег, то и уровень подготовки станет лучше.

Валентина: И в существующей системе можно давать развивать больше навыков. Тут стоило бы подумать и родителям. Не возить детей по бесконечным репетиторам, а учить чему-то, что они могли бы делать руками.

Катя: Я вспомнила, как нас в учебнике по физике был такой пример: мы разбирали силы упругости, и там были описаны молоточки, которыми в магазине можно пощупать хлеб, измерить его упругость и проверить его свежесть. Сейчас таких молоточков нет, это приспособления были еще в СССР. Учебник издан для нас, а то, что внутри – супер-устаревшее! Или возьмите информатику. Практически весь шестой класс мы проходили Paint. Кому он сейчас нужен? Это даже не фотошоп.

Thumb jdompga0x4s 2На эту тему:Останутся только двоечники, которым плевать на мову. Что вчерашние школьники думают о своем образовании

Валентина: Microsoft вообще убрал Paint из своего пакета.

Thumb jdompga0x4s 2

Сергей Шпаковский: А ведь до сих пор есть завод, который эти штуки для хлеба делает! Закрываешь завод, и сразу 800 человек – хоп! – пошли искать новую работу. Все не так просто.

KYKY: Знаете ли вы, кем работают ваши родители? Чем они занимаются на работе?

Катя: Примерно представляю. Мама – директор. Она приходит на работу, и по понедельникам у нее в 12 часов планерка. Она показывала, как выглядят какие-то нереальные таблицы по выделению зарплаты, по денежным расходам. Я была в офисе, видела, чем она занимается в свободное от меня время, и примерное понимаю, что она делает.

Настя: Несмотря на то, что пару раз я была у родителей на работе, подробно ничего не могу рассказать. Знаю, что у них своя фирма, они покупают ткани, продают их. И это всё.

Кирилл: Мой папа – стоматолог. У него день проходит с пациентами, он лечит их, что-то подсказывает. А мама – капитан МВД. Она управляющий. Честно, я в это не вдавался. Она распоряжается финансами.

Thumb jdompga0x4s 2

KYKY: Насколько важно водить детей на свою работу?

Сергей Шпаковский: Возможно, это важно, если об этом спрашивают. А так – зачем? Я думаю, у ребенка своих дел достаточно.

Валентина: Для меня ничего удивительного в этих ответах. Но дети понимают только те профессии, с которыми им доводилось сталкиваться: врач, продавец, учитель. Как только мы уходим в менее очевидное, им сложно представить, из чего состоит рабочий день. Если показывать детям профессии изнутри, это снимет страхи перед будущим.

Сергей Хонский: Нужно дать понять ребенку, откуда берутся деньги, какие операции для этого нужно совершать. Важно показать, почему родители могут быть уставшие, недовольные, и насколько тяжелые они совершают операции, чтобы эти деньги получить. А дальше ребенок сам решит, что ему интересно.

Валентина: Это не всегда про удрученность или усталость. Это может быть про успех: родители клевые, они молодцы. Неважно, какие мы и в какой стране живем. Главное, что мы профи, и нам хорошо и комфортно существовать. Профессия – это не причина бояться взрослеть, а, наоборот, причина хотеть стать взрослым.

Fluid

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Кем хотят стать современные дети, или почему быть космонавтом больше не модно?

Кем хотят стать современные дети, или почему быть космонавтом больше не модно?

https://promum.com

Романтический образ космонавта с каждым годом остается в прошлом. Современных детей больше привлекают земные профессии. Согласно проведенным соцопросам, большинство детей видят себя бизнесменами или звездами. Далее в рейтинге отмечены такие профессии, как врач, спортсмен, ученый. И есть небольшой процент детей, которые хотели бы стать президентом, бухгалтером или учителем.

«Мой папа счастлив – я тоже так хочу»

Психологи считают, что на выбор будущей профессии в первую очередь влияют родители. Если ребенок видит, что мама или папа счастливы на работе, то невольно начинает копировать их поведение. Происходит это так — мой папа счастлив, я тоже так хочу. И наоборот, если ребенок видит, что с работы родители приходят уставшими и злыми, то подсознательно мечтает выбрать такую работу, чтобы компенсировать то, чего больше не хватает родителям. К примеру, если родители целыми сутками пропадают на работе, то ребенок будет мечтать о профессии со свободным графиком.

Также психологи отмечают, что на выбор будущей профессии могут влиять наши внутренние конфликты. То есть через реализацию на работе человек компенсирует то, чего ему не хватало в детстве. Если, к примеру, ребенок был обделен вниманием, то он может стать блоггером или ведущим.

— Возможен необычный выбор профессии из-за фиксации на определенных травмирующих обстоятельствах. Например, выбрать профессию доктора может тот человек, жизнь которого (либо жизнь его близких людей) когда-то спасли врачи, — рассуждает психолог Дарья Раченкова. — Помимо этого, с точки зрения психоанализа, профессия может выступать средством сублимации, перевода энергии либидо (сексуального влечения) на другой, социально приемлемый объект. Например, такие профессии, как хирург, шахтер, охотник, боксер могут быть средством сублимации агрессии. Таким образом, получается, мы выбираем профессию уже с определенным бессознательным багажом, нас может сильно тянуть в какую-то сферу деятельности, но не всегда наши способности могут этому соответствовать.

Социальная сеть по установлению деловых контактов LinkedIn провела опрос, по результатам которого оказалось, что лишь 30% людей работают по профессии, о которой мечтали с детства. Из них 85% счастливы на работе. 60% опрошенных респондентов заявили, что не любят свою работу и жалеют, что отказались в свое время от мечты. 54% говорят, что готовы пожертвовать мечтой и выбрать профессию, которая будет приносить им больше денег. И только 13% взрослых готовы поменять любимую работу на нелюбимую, но приносящую высокий доход.

Жителей Башкортостана рассказали, кем же мечтают стать их дети, и поддерживают ли они их выбор.

Лидия Алтынаманова

— Мой ребенок хочет стать машинистом. Мы в Шакше живем, часто ходим смотреть на проезжающие поезда. Вот сын и полюбил их . Я не знаю, останется ли у него это желание, когда он вырастит, но я постараюсь приложить все силы, чтоб он смог получить профессию, которую выберет ближе к сознательному возрасту.

В свое время мои родители были против моего выбора профессии. Мне самой сейчас очень тяжело работать там, где я себя в жизни не представляла. Останется мечта быть машинистом — будет. Захочет быть трактористом — я не против. Я не хочу, чтобы мой ребенок стал инструментом для удовлетворения собственных амбиций.

Ольга Скоробогатова

— Дочка хочет стать врачом. Говорит, бабушек жалко, которые еле ходят и еле разговаривают. Она мечтает их всех вылечить.

Надежда Зверева

— Дочка видит себя феей. Скорее всего, потому что любит мультики про фей. Они всегда красивые, в ярких платьях. Моей дочери 4 года, она еще слабо представляет, какие бывают профессии. Как-то сказала, что хочет быть детским врачом, я очень обрадовалась.

Я поддержу любой выбор дочери. Большинство людей занимаются тем, что не любят. Не хочу, чтобы и моего ребенка коснулось это.

Екатерина Сумаковская

— Как только мой ребенок начал разговаривать, сразу сказал, что хочет быть строителем. Сейчас ему уже 4 года, но эта мечта его не отпускает: строит из кубиков дома, рисует только дома, придумывает интересные здания, кто знает, может, это судьба.

Я бы хотела, чтобы ребенок стал режиссером, к примеру, или журналистом. Он большой выдумщик, ему бы это подошло. Но если все-таки решит строить дома – поддержу.

Марина Михляева

— Мой мальчик хочет стать спецназовцем. Говорит, они классные, с оружием защищают хороших людей. Но лично я против такого выбора. Пусть будет спасателем, пожарным или просто простым рабочим на заводе, например, мастером.

Ирина Малюшина

— Дочка хочет по моим стопам пойти – стать логопедом. Она когда встречает новых деток, может даже им сказать: «Ничего, ничего — мы тебя научим говорить. Меня же мама научила».

У нас династия педагогов в трех поколениях . В своем детстве я и не думала о другой профессии. С дочкой тоже так может получиться. Хотя… пусть сама решает, когда вырастет.

Анастасия Галиуллина

— Мой сынок постоянно говорит, что хочет стать полицейским. У нас чуть ли не с рождения любовь к машинам. Уже даже и не помню, с какого возраста ему и давали рулить настоящую машину (естественно, просто руль). Потом узнал, что полицейские машинки и дяди полицейские хорошие, они плохих дядей и тетей арестовывают, чтобы другим больно не делали. Вот с тех пор и говорит, что хочет быть полицейским, хочет арестовывать плохих и защищать хороших.

Ильнара Тухватова

— У нас сын повторяет за папой. Муж играет в хоккей любительский, у сына игрушечная клюшка и шайба, они гоняют эту шайбу вместе. Хотим в этом году поставить его на коньки. Каждый день просится на лёд и восхищается хоккеем. Все матчи смотрит с папой.

Как поступить родителям, если выбранная будущая профессия, по их мнению, далека от идеала?

Как советуют психологи, и как утверждает статистика, нелюбимая работа может испортить всю жизнь и сделать человека несчастным. Главная ошибка, которую допускают многие родители, разумеется, в желании помочь устроить лучшим образом будущую жизнь своего ребенка, это начать сравнивать. С собой, со своими детскими неудачами, с рассказами коллег о том, как чей-то ребенок стал, к примеру, художником и умер с голода. Важно помнить, что все люди индивидуальны. Что не вышло у одного, получится у другого. Если ребенок будет чувствовать поддержку, у него точно получится.

Минусы и плюсы

Нравится вам выбранная профессия или нет, постарайтесь наиболее объективно рассказать своему ребенку обо всех плюсах и минусах работы. Важно учить ответственности с детства.

Затем составьте план действий краткосрочный и долгосрочный. Выпишите, на какие предметы в школе нужно будет обратить пристальное внимание, какие курсы, возможно, понадобятся и т.д.

Все меняется

И даже если ваш ребенок все детство проходил со стетоскопом, а в школе больше всего любил биологию, это еще не означает, что его вкусы не изменятся в дальнейшем.

В семьях, где ребенка очень поддерживают и много вкладывают в то, чтобы мечта о профессии сбылась, дети, которые почему-то передумали, часто боятся рассказать об этом родителям из чувства вины. Постарайтесь объяснить ребенку, что он может изменить мечту. И вы от этого не станете его меньше любить.

Кем сегодня мечтают стать дети

Президент, директор, телеведущий или супергерой – сегодняшние мечты наших детей далеки от наших детских.

Оказывается, будущие космонавты по-прежнему существуют, правда, их немного – на сегодняшний день, по результатам соцопросов, всего лишь 5 детей из 100 мечтают повторить подвиг Юрия Гагарина и Алексея Леонова, причем 2 из них – девочки, а 3 — мальчики. Но это мечта — одна из самых невостребованных, более высокий рейтинг у современных детей занимают такие профессии, как учёный, врач, спортсмен, программист, а также фотограф и журналист.

Самый высокий рейтинг у бизнесменов (20% мальчиков  и 10% девочек) и у телезвезд (19% мальчиков и 25% девочек).

А ещё дети хотят стать супергероями или президентами, учителями, бухгалтерами или вообще не хотят думать о будущем и высказывают своё желание вовсе не работать.

Откуда корни

На самом деле, всё это не просто так, а продиктовано требованиями современности. Трудно в стремительно развивающемся бизнесе не захотеть иметь свою фирму, а в просмотре пестрящих телешоу не воспылать мечтой встать у микрофона. Добавляют масла в огонь и сами родители, рассказывая, какой это каторжный и малооплачиваемый труд – учитель, и что только ненормальные пойдут в эту профессию. Кстати, что касается учителей и врачей, частые пререкания мам и пап и с педагогами и врачами сказываются на мировоззрении ребёнка. Дети перестают уважать эти профессии: как результат не хотят поступать ни в педагогический, ни в медицинский вузы.

Родительская мечта

Есть ещё один тип мечты ребёнка – он хочет стать тем, кем хотят его видеть родители. Попросту говоря, если папа – несостоявшийся спортсмен, то он начинает давить на ребёнка, чтобы тот стал спортсменом (как бы вместо него). В результате – малыш идёт к этой цели, не понимая того, что это на самом деле совсем не его мечта. Родители подталкивают детей к бизнесу, мотивируя тем, что в нашей жизни «только так можно выжить», к журналистике («потому что это проще, чем учитель, и зарплата нормальная»), к программированию («всё равно любишь компьютер, вот работай!»). Стоп, ну разве это правильно? Разве ребенок получает выбор? Давайте честно ответим на этот вопрос сами себе и подумаем.

Мечты сбываются

Если всё будет именно так, как хотят современные дети (и как подталкиваем их к этому мы), то страшно подумать, каким станет мир! Без хороших педагогов, без деятелей искусств, лишь спортсмены, бизнесмены, телеведущие и программисты. Но что делать, если у ребенка именно такая мечта? Разрушать ее? Заставлять думать о чём-то другом? Ни в коем случае, пусть мечтает себе, но параллельно стоит расширять мировоззрение малыша, открывать новые профессии, новые подвиги. Вместе читать книги об известных личностях, смотреть фильмы, посещать музеи. Дети должны иметь широкий кругозор, чтобы по-настоящему, самим, выбрать то, что нравится им и идти к этому, изучая предметы. А мечта должна быть возвышенной и красивой, ведь, как сказала Элеонора Рузвельт, «будущее принадлежит тому, кто верит в красоту своей мечты…».

Оцените материал:

спасибо, ваш голос принят

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о