Кем дети хотят стать когда вырастут: 18 историй о том, кем мечтают стать дети, когда вырастут

Содержание

Кем хотят стать японские первоклассники, когда вырастут?

Общество

Из-за распространения нового коронавируса в Токио и Осаке школы будут закрыты по меньшей мере до конца майских праздников. Многие первоклассники, вероятно, разочарованы отменой или переносом вступительных церемоний, которых они с таким нетерпением ожидали. А кем хотели бы стать японские дети, когда вырастут?

Компания «Курарэ», которая производит искусственную кожу для школьных ранцев, с 1999 года на протяжении уже 22 лет проводит опрос среди только что начавших учёбу первоклассников, выясняя, кем они хотели бы стать, когда вырастут. Больше всего девочек хотят работать в пекарне или кондитерской (26,0%), хотя раньше эта профессия не поднималась выше второго места. Самый популярный выбор у мальчиков – стать спортсменами (18,8%).

Чем хотят заниматься в будущем нынешние первоклассники? Данные опроса 2020 года

Источник: «Курарэ»

Выбор «Знаменитости, певцы, модели» (8,8%) занимает второе место у девочек уже девятый год подряд.

 Первая десятка осталась неизменной с прошлого года, но в ней «Медсестра», «Врач» и «Офицер полиции» поднялись на одну позицию. Вас привлекает работа по защите здоровья и безопасности людей?

У мальчиков же «Офицер полиции» занимает второе место в списке девятый год подряд с рекордными 15,1%. В прошлом огромную популярность имел вариант «Спорт» (более 30%), но если посмотреть на тенденции с 1999 года, можно увидеть рост популярности полиции. Помимо того, что она работает на местах стихийных бедствий, детей могут увлекать «белые мотоциклы» и полицейская форма во время учебных туров на места работы полиции и экскурсий, проводимых в рамках образовательных и PR-мероприятий.

Какими же видами спорта хотят заниматься те, кто выбрал эту сферу для будущей профессии? Огромной популярностью пользуется футбол – 56,9%. За ним идут бейсбол (19,1%) и регби (4,0%).

 

А какую будущую профессию считают лучшей родители первоклассников? Для девочек на первом месте «Медсестра» (17,9%), на третьем – «Фармацевт» (7,9%), на четвёртом «Врач» (6,8%), на пятом – «Медицинский персонал» (6%), то есть популярны профессии, связанные с медициной. Для мальчиков лидирует выбор «Госслужащий» (19,8%), он уступил первое место только в 2009 году. Впервые «Спорт» выпал из первой тройки, лидирующие места занимают более стабильные профессии.

Профессия, которую бы выбрали родители первоклассников для своего ребёнка; данные опроса 2020 года

Источник: «Курарэ»

Фотография к заголовку: PIXTA

дети школа

Кем хотят стать девочки когда вырастут. Почему дети должны сами выбрать профессию и как им в этом помочь

В детстве мы все много мечтаем, думая о том, что нам подвластно все… и даже больше. Эту прекрасную пору грез и фантазий прожил каждый из нас, поэтому подобные истории пробуждают некую толику ностальгии.

  • В детстве любила сериал «Клон». Особенно восхищали мусульманские женщины. Думала, вот вырасту, выйду замуж и тоже буду ходить всегда накрашенная, нарядная, танцевать танец живота для мужа. Выросла. Вышла замуж. Ага, щас…
  • В начальной школе писали сочинение на тему «Кем хочешь стать, когда вырастешь». В общем, одноклассники написали, что хотят быть полицейскими, парикмахерами, докторами и космонавтами, а я один написал, что хочу стать котом. Я просто не так понял задание, поэтому писал про то, кем хочу быть в следующей жизни.
  • В детстве была болезным ребенком, поэтому мы с мамой часто ходили в поликлинику. Меня просто завораживало то, как уборщицы полы моют. Вшух-вшух, перевернула тряпку, вшух-вшух… Класс. Хотела стать уборщицей.
  • Когда была маленькая, то мечтала стать продавцом. Ведь продавцы владеют магазинами, а значит, могут брать там все, что захотят. Это я так думала, пока мне мама не рассказала правду.
  • Мечтал стать поездом. Не машинистом, а именно поездом. Меня всегда приводило в восторг то, как он чинно подъезжал к ждущим его на платформе людям. Мечта так и не осуществилась.
  • Я в детстве хотел стать Димой Маликовым.
    Без шуток.
  • В школьные годы очень завидовала родителям, ведь им по вечерам не нужно делать никакие уроки. Сходил на работу днем, а остальное время занимайся своими делами. Мечтала, когда вырасту, тоже буду так делать. Сейчас мне 25. Прихожу с работы и ничего не делаю. Будущее настало!
  • Мой младший брат мечтал стать кальмаром. На самом деле это значило маляр.
  • А я в детстве хотела стать девушкой легкого поведения. Помню соседку одну, которая была такая красивая, что даже и не описать. Когда она подъезжала к подъезду, то все девчонки со двора сбегались посмотреть на нее. Девочкам постарше она дарила одежду, а нам отдавала лаки для ногтей. Она была необычной, выделяющейся из толп остальных девушек. Бабульки дворовые всегда говорили типичную оскорбляющую фразу, когда видели ее. И вот тогда я решила, что буду как она — девушкой легкого поведения. Конечно, я тогда это говорила в более грубой форме, прямо как бабульки с лавочки. У родителей даже осталась запись на кассете с беседы со школьным психологом, когда меня принимали в 1-й класс.
    Сижу я там такая нарядная, а на вопрос, кем хочу стать, когда вырасту, гордо отвечаю, что стану «ш…»! Мама была в шоке, папа сидел хихикал, а я не могла понять их реакцию, они же должны были гордиться мной.
  • 5-летняя племяшка после садика собирается идти в магазин работать. Конкретнее — перебирать гнилые овощи.
  • Я в 1-м классе мечтал быть оружейный бароном, в 5-м уже хотел стать ученым в сфере генной инженерии, чтобы создавать сверхпрочные биологические волокна. После мечтал стать экономистом, а потом решил, что пойду на международные отношения. Сейчас я в 10-м классе. Моя мечта — стать пенсионером где-то в Западной Европе.
  • В детстве хотела стать дворником, потому что очень любила спать. Думала, что дворник рано утром проснулся, подмел быстро и дальше может идти домой… спать.
  • В детстве мечтал, что когда вырасту, то у меня будет своя рок-группа, с которой мы будем давать концерты по всему миру. Не сложилось. Я директор школы.

Кем вы хотели стать в детстве, а какую профессию выбрали в итоге? Делитесь своими историями в комментариях.

Вообще-то, мы теперь и не узнаем, правда ли, что все дети Советского Союза мечтали стать космонавтами, или это еще один пропагандистский миф про прекрасную жизнь при диктатуре. Но кто-то наверняка мечтал. И, что бы любители критиковать современных детей ни думали, кто-то из них и сейчас мечтает стать космонавтом. Или доктором. Или архитектором. Или музыкантом. У большинства детей есть вполне конкретная идея о том, кем они хотят стать. И что бы это ни было, как бы далеко эта профессия ни находилась от той, которую вы сами наметили своему «я в него столько вкладываю» ребенку, нужно ему помочь, и вот почему.

1. Всего 30% взрослых работают по профессии, о которой мечтали с детства.

2. 60% людей, которые выросли не в тех, в кого мечтали вырасти, заявляют, что несчастливы на работе.

3. При этом 85% (вдумайтесь в это) из тех, кто работает тем, кем мечтал в детстве, — счастливы.

4. 54% наученных прагматичными взрослыми подростков говорят, что готовы пожертвовать мечтой и выбрать профессию, которая будет приносить им больше денег.

5. При этом только 13% взрослых готовы поменять любимую работу на нелюбимую, но приносящую высокий доход.

Что это все значит? Ну, во-первых, конечно, что, видимо, с возрастом мы все же умнеем и понимаем, что достичь счастья трудно, и оно не целиком связано с количеством денег. Это утешительно.

А вот что не очень утешительно, так это то, что большинство детей собираются сделать страшную ошибку и выбрать, кем они хотят стать, исходя из того, сколько будут зарабатывать (а ведь не факт, что будут), а не исходя из того, какое занятие сделает их счастливыми.

Эти цифры как путешествие в будущее вашего ребенка. Может, сейчас как раз тот самый момент, когда нужно перестать говорить с ним про деньги и начать говорить о том, кем он хочет, а не должен работать, когда подрастет.

Итак, как сделать так, чтобы ребенок стал тем, кем хочет, когда вырастет.

1. Не разрушайте его мечты

Ваш ребенок мечтает о профессии, которая ему совершенно, по-вашему, не подходит. С такой профессией на хлеб не заработаешь. Или же он мечтает о чем-то настолько мощном, что вы точно знаете — он никогда не сможет стать врачом или балериной. Никогда. Нет никаких шансов. Вы тоже в детстве о многом мечтали, но не смогли. Значит, и он не сможет.

Вот это редкий момент, когда вам как хорошему родителю нужно заткнуться. Разговор сейчас не о вас, а о вашем ребенке. И то, что вам свою детскую мечту осуществить не удалось, не значит, что и у него не получится.

Или, может, вы по секрету даже хотите, чтобы и у него не получилось, чтоб на его фоне не чувствовать себя таким неудачником?

Если вы в себе уверены, вы хотите, чтобы у него все получилось, но ваша мотивация в данном случае не так важна. Не нужно говорить ребенку, что его мечта вас не устраивает. Какая бы она ни была безумная, ваша работа — ее поддержать. Да, у 99 детей из 100 не получится, но у одного получится, и возможно, именно потому, что его кто-то в детстве поддержал.

Может, этот один ребенок и есть ваш.

2. Составьте план действий

Помогите ребенку составить подробный план действий. Не ограничивайтесь казенным и ничего не значащим «будешь хорошо учиться, станешь». Не станет. Вы отлично знаете, что пятерки в аттестате совершенно не гарантируют вашему ребенку карьеру, о которой он мечтает. Вам нужен детальный план.

Какие предметы самые важные? На что нужно обратить особенное внимание? На какие дополнительные курсы пойти? Какие университеты лучшие и что нужно, чтобы туда поступить?

Какие совершенно не связанные с этой профессией дополнительные навыки могут пригодиться? Язык? Который?

Спорт? Что еще нужно знать? Чему научиться? С кем поговорить? И какой план Б, если в лучший вуз поступить не удастся? Стоит ли идти в вуз похуже или лучше год поработать и набраться опыта?

Каким бы план ни был, самое время объяснить ребенку, что у людей очень часто задуманное не получается с первого раза, и это не значит, что нужно сдаваться. Это значит, что нужно пробовать еще. До победы.

3. Разрешите ему поменять мечту

Еще одна проблема с детскими мечтами — часто с возрастом они меняются, и сильно. И иногда вы облегченно выдыхаете, потому что предыдущая мечта была неосуществима (или вас не устраивала), а иногда, наоборот, напрягаетесь. А в семьях, где ребенка очень поддерживают и много вкладывают в то, чтобы мечта о профессии сбылась, дети, которые почему-то передумали, часто боятся рассказать об этом родителям из чувства вины — «Ну что я буду сейчас говорить, что теперь хочу стать архитектором, а не врачом, когда мама уже пять лет оплачивает мне репетитора по химии».

Объясните ребенку, что он имеет полное право передумать на любом этапе. Вы не станете о нем из-за этого хуже думать.

Себе вы разрешаете передумывать по любому поводу, а от 14-летнего человека требуете, чтобы он железно определился с тем, чем будет заниматься всю оставшуюся жизнь?

Помогите ему. Это ваша главная обязанность — сделать так, чтобы он стал тем, кто он есть.

Кем мы мечтали стать, когда были маленькими? Мальчики — космонавтами, строителями, врачами. А девочки — балеринами, учителями, актрисами. Многое ли изменилось с тех пор? Кем сейчас мечтают стать наши дети?

Накануне Дня космонавтики редакция Tlum.Ru изучила форум портала u-mama.ru и выяснила, какие профессии выбирают себе современные малыши.

МАЛЬЧИКИ:

«Гриша хочет быть художником-строителем-космонавтом и еще кем-то, забыла».

«Сыну 7 лет, вчера только на эту тему беседовали. Хочет быть следователем — ловить преступников, распутывать сложные загадки».

«Мой хочет быть динозавром и человеком пауком. а еще работником зоопарка — тока Динозоопарка».

«Ромка говорит, что будет роботов делать (у него роботомания), грит, что изобретет для меня робота, который будет мне помогать, а еще обязательно изобретет машину, которая будет летать и никогда не будет ломаться».

«4 года. Уже год хочет стать врачом и только врачом (генетику никто не отменял)

Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

А кого ты будешь лечить? Детей, животных?

Тебя, мам!

Занавес…».

«Мотогонщиком. А до этого собирался стать «начальником всех строителей»)))».

«У нас тоже уже год хочет быть «дизайнером который машины придумывает» Раньше таксистом хотел быть».

«Водителем грузовика (моему 3,11)».

«Хочет водителем, но настраиваю на «большого начальника» чтоб водить «самую дорогую машину»».

«Мой десятилетний сын хочет стать палеонтологом%0 вот куда приводят увлечения динозаврами!».

«Сын (почти 6) говорит, что будет доктором и композитором, как Александр Розенбаум, к музыке явные способности есть, ну, а дохтур у нас дядя любимый, так что все логично».

ДЕВОЧКИ:

«Моей 7 лет. Последний год она хочет быть дизайнером и переводчиком. В принципе интерес к языкам у нее есть, быстро запоминает, старательно делает всегда дз по английскому. При этом любит всякие украшательства, делать перестановку, придумывать макияж. В комп играет очень редко, но это всегда какие-нибудь игры или по созданию образа, или интерьера».

«Тренером ФК — это из последнего. А так много чего было: моделью, принцессой, конструктором автомашин, всего не припомню».

«Автомобильным дизайнером».

«А так, по жизни — конечно же, ветеринаром. Или этологом. Мечтаем поехать в заповедник и наблюдать в природе за жизнью тигров».

«Моя дочка в 7 лет хотела быть патологоанатомом, потом дирижером хора. Где-то в классе 5-м юристом, сейчас колеблется между учителем младших классов и врачом, хотя обучение строит с врачебной профессией».

«С 5 лет (сейчас 9) мечтает работать в дельфинарии. И содержать приют для кошек-собак».

«Моя (ей 7 лет) еще не определилась с желаниями. Из последних — фотокорреспондентом. А ваще у нее последнее время основной лейтмотив — хочу быть известной. Вчера смотрели фильм про Пугачеву по НТВ, Катька сказала: «Хочу быть ей»».

«Моя, когда маленькая была, всегда мечтательно так, говорила: «А я, мама, буду директором города»…».

«Дочь (9 лет) хочет быть тренером по латине. Она на этих девочках-красотках, которые у них танцы ведут, бзикнулась окончательно».

«Моя (через три недельки пять будет) хочет стать космонавтом Очччень сожалеет, что «в космос папов и мамов не берут»».

То и дело слышно разговоры о том, что дети нынче другие, с другими ценностями и приоритетами. Раньше все мальчики хотели быть космонавтами, а сейчас они в директора рвутся.

Так ли это на самом деле? Как изменились детские стремления со времен нашего с вами детства? Давайте порассуждаем на эту тему!

Деньги

Сейчас, согласитесь, дети начинают знакомиться с деньгами гораздо раньше и ближе, что ли. В магазинах огромный ассортимент вкусностей и игрушек, получить которые можно только за деньги. Логика простая – ребенок хочет стать тем, у кого их много.

Раньше моя дочь была уверена, что продавцы и кассиры ворочают чуть ли не миллионами. Ведь именно у них находится касса со множеством купюр. Поэтому она очень хотела стать продавцом какого-нибудь магазина.

Мне удалось объяснить ей примерную структуру магазина, в которой продавец получает всего лишь свою зарплату, а не все деньги из кассы. Пыл дочери немного поубавился, но игр в магазин у нас меньше не стало. Еще бы, ведь все заработанные деньги шли ей в кошелек, а не поставщикам продукции.

Индустрия красоты

Редко можно встретить девочек, которые равнодушны к прическам, макияжу и одежде. До сих пор помню, как я стригла кукол, а теперь этим же занимается мой ребенок.

Что же изменилось?

Мне кажется, что радикальных изменений за последние несколько десятков лет не произошло, и профессии пожарников и врачей до сих пор популярны среди детей. Признаюсь, я ни разу не слышала, чтобы кто-то хотел стать бизнесменом или директором, как об этом любят рассуждать бабушки на лавочках.

С другой стороны, дошкольники еще не знакомы со всем разнообразием профессий и их особенностями. Поэтому, чтобы определиться с приоритетами, придется подождать как минимум до подросткового возраста.

Пока моей дочери многие профессии интересны – то она хочет делать конфеты, в другой раз желает работать в магазине игрушек или быть певицей. Я стараюсь максимально доступно рассказать об обратной стороне многих специальностей. О том, что гимнастки – это не только красивые костюмы, но и множество тренировок, а жизнь актрис – это не только выступления.

А кем хотят стать ваши дети? Как вы считаете, изменились ли детские приоритеты за последние годы?

Чтобы получать лучшие статьи, подпишитесь на страницы Алимеро в

Кем хотели стать дети в недалёком прошлом России

Какие родители не мечтают, чтобы их ребёнок состоялся в будущей взрослой жизни, получил хорошую профессию, прилично зарабатывал, в общем, чтобы всё у него складывалось хорошо. Так вот, насчёт профессии … Если представления старшего поколения о будущей профессии детей часто кардинально противоположны мнению их отроков-старшеклассников, то что говорить о том, кем хотят стать дети, в столь юном возрасте, когда о призвании, вроде бы, и говорить ещё рано.

Тем не менее, чтобы определить способности ребенка можно пройти небольшой тест, который покажет в каком направлении двигаться!

И тем не менее даже младшие школьники имеют своё собственное мнение (правда, часто меняемое) о том, кем они хотят стать в будущем. Иногда дети хотят стать учителями, врачами, инженерами, то есть мечтают о самых знакомых и прозаичных профессиях. Но гораздо чаще их мечты о необычных и героических профессиях. Но, это было раньше, и конкретно в России, когда она ещё была Советским Союзом. Во времена великого «застоя» девочки мечтали стать учительницами, врачами, мальчики — инженерами, военными, геологами, часто выбирали более героические профессии, лётчика или космонавта.

Страна меняется, мечты меняются

Всё очень сильно изменилось, когда наша страна неожиданно вышла из многолетнего брежневского «застоя», немного потопталась на горбачёвском «ускорении» и стремительно двинулась к радужным капиталистическим далям. Дети стали мечтать о том, кем хотят стать, в соответствии с представлениями о престижности и привлекательности тех профессий, которые в то время казались наиболее интересными, перспективными и выгодными. В девяностых годах В России мальчики хотели быть банкирами, бизнесменами, юристами, иногда рэкетирами, а девочки моделями, кинозвёздами, экономистами.

Приведу конкретный пример, кстати, из жизни собственной семьи. Моя дочь была маленькой во время застоя, и её «голубая мечта» была, стать укротительницей зверей в цирке. Он даже дрессировала нашего маленького котёнка, и у неё это неплохо получалось. Но мы с мужем, полные прагматизма, очень подробно объяснили ей, что это абсолютно невыполнимо, что, в цирковое училище очень трудно поступить, что, в основном, цирковыми артистами становятся дети цирковых артистов, и т.д. и т. п. Вот неразумные родители!


Наша маленькая дочь горько плакала, ведь мы отняли её детскую мечту. Когда дочь стала бы взрослее, она бы сама забыла о цирке, и о том, как она хотела стать укротительницей. Так, кстати, и произошло. Сын был младшеклассником в девяностые, тогда основная масса людей жила финансово нестабильно (задержка зарплат, стремительно растущие цены) и на наши вопросы, кем он хочет стать, он отвечал: «Я буду работать тем, у кого большая зарплата».

Мой вывод не только из собственного опыта, но и из многочисленных статистических наблюдений на тему «Кем хотят стать дети», такой — предпочтения детей о их будущей профессии, это отражение реальной жизни и ситуации в стране в тот отрезок времени, в котором они маленькие. Чаще всего, становясь взрослее, дети меняют своё мнение о будущей профессии, хотя не всегда.

Кем хотят стать современные российские дети

В настоящее время, представления российских детей о том, кем они хотят стать, кардинально изменились по сравнению с годами застоя, но и существенно отличаются от предпочтений детей о желанных профессиях, во времена «лихих девяностых».

Проведённый в 2013 году, социологический опрос среди большой группы детей от 9 до 13 лет из разных школ, определил, кем хотят стать дети, когда вырастут.

  • На первом месте среди мальчиков оказалось занятие собственным бизнесом, среди девочек — стать «звездой».
  • Затем наиболее востребованными у мальчиков были профессии «звезды», программиста, спортсмена (всем известно, что большой спорт сейчас хорошо оплачивается), у девочек — дизайнер, бизнес-вумен, фотограф.
  • Последние места в этом опросе и у мальчиков, и в девочек занимают профессии врача, учёного и космонавта.
  • О профессии педагога, вообще, никто не мечтает.
  • Ещё небольшой процент детей заявили, что, вообще, не хотят работать.

А вот и конкретные высказывания детей о том, кем они хотят стать, когда вырастут:

Я хочу стать звездой. Они много зарабатывают, красиво одеваются и их все любят.
Алина, 10 лет, опрос проведён в 2011 году
— Когда вырасту, я стану банкиром, у них всегда много денег, а работа не трудная, сиди да считай деньги или смотри всякие документы.
Олег, 12 лет, опрос 2014 года
Когда вырасту, работать никем не хочу, потому что не люблю работать. Но всё равно придётся, поэтому я буду работать там, где больше платят.
Андрей, 13 лет, опрос2014 года.

Вот такие прагматичные и не романтичные наши современные российские ребятишки. Возможно, опросы и статистические наблюдения и не дают полной картины, кем хотят стать наши дети, но тенденция хорошо жить и много зарабатывать явно прослеживается.

Так, про наших детей всё, более-менее, понятно. А как же в других странах, о чём мечтают их зарубежные сверстники?

Кем хотят стать дети в странах с развитым капитализмом

Во многих странах, где жизнь стабильна, где не было наших российских взлётов и падений, а общественный и политический строй и идеология десятилетиями не менялись, взгляды детей о том, кем они хотят стать несколько отличаются от взглядов наших ребятишек.

О какой работе мечтают дети в успешной Америке

Вот результаты опроса, проведённого в Америке в ноябре 2015 года:

  • На первом месте стоит профессия спортсмена
  • Три следующих места занимают профессии врача, учителя и ветеринара
  • Далее по нисходящей идут профессии пожарного, учёного и астронавта
  • И последние места в этом опросе занимают профессии инженера и полицейского

И что же, маленькие граждане США более романтичны, что почти на первое место поставили профессии педагога, врача, ветеринара? Это вряд ли, в Америке, где у взрослых успешность и хорошие доходы ставятся во главу главных американских ценностей, у детей не может быть таких идеалистических взглядов на то, кем они хотят стать, когда вырастут.


Скорее всего, то, что именно эти профессии в США пользуются заслуженным уважением и хорошо оплачиваются, привлекает маленьких американцев. Но кое в чем взгляды американских и российских школьников по поводу их будущих занятий сходятся, и у тех, и у других профессии учёного и космонавта не пользуются особым успехом. Может быть потому, что работа космонавта (астронавта) опасна, а для профессии учёного нужно иметь талант или, хотя бы, призвание.

Практичные взгляды немецких детей

А кем хотят стать европейские ребятишки, а конкретно, немецкие? В ноябре 2013 года в Германии был проведён опрос среди 500 детей от 5 до 9 лет.

  • На первом месте у маленьких немцев стоит работа ветеринара,
  • на втором — футболиста и полицейского,
  • затем идут соответственно лётчик, автогонщик,
  • на последнем — пожарный и медсестра.

Как видите, мечты немецких ребятишек о том, кем они хотят стать в будущем, вполне конкретны и прагматичны. Они не мечтают стать «звёздами» и моделями и занятие бизнесом их тоже не привлекает.


Кем хотят стать дети в стране Восходящего Солнца

Посмотрим, кем хотят стать дети на другом конце Земли, например, в Японии. Исследования проводились среди дошколят и младших школьников до 5-го класса.

Желания японских детей существенно отличаются от их российских, американских и европейских сверстников.

Хотя маленькие японцы, как и американцы, на первое место поставили профессию футболиста и бейсболиста,

зато на втором месте — работа повара и кондитера,

а в середине списка — врач и учёный.

Японские дети мечтают даже получить рабочие профессии — машиниста, водителя, плотника. Правда эти работы стоят на предпоследних местах, но всё же они есть.

Среди предпочтений японских детей о том, кем они хотят стать, есть и фантастическая профессия — герой аниме.

А вот японские девочки, как будто вышли из России шестидесятых-семидесятых годов. На первых местах у маленьких японок стоят профессии кондитера, воспитателя детского сада, врача,учительницы.


В середине списка — дрессировщица, медсестра, пианистка и цветочница. И лишь небольшой процент девочек (последнее место в списке желанных профессий) хотят работать в сфере красоты и в шоу-бизнесе. Полная противоположность российским сверстницам.

Кем хотят стать маленькие жители Земли и, главное, почему

По какому принципу дети выбирают будущие профессии? И почему мечты детей о том, кем они хотят стать в будущем, в разных странах, тоже разные? На мой взгляд ничего сложного в этом вопросе нет, не бином Ньютона.

Взгляды, суждения и мнения наших детей, и не только по вопросу о будущей профессии, это только отражение нашей взрослой жизни. Оно может быть правильным, иногда искажённым, но отражение взрослой жизни и мнений самих взрослых именно той страны, где проживают дети. На желания детей о том, кем они хотят стать влияют разговоры взрослых, телевизор, Интернет (эти законодатели любых понятий), собственные наблюдения.


Они, конечно, не знают всех специфических особенностей и сложностей выбираемых профессий, а судят по внешним признакам привлекательности и успешности той или иной работы, но не это главное. Ведь и взрослые, даже обучившись какой-то профессии, тоже не полностью представляют, пока не поработают, что конкретно представляет на деле их будущее занятие.

Главное то, что дети, наше будущее и будущее нашей планеты кем-то хотят стать, хотят заниматься любимым делом, а не просто бездумно жить и радоваться жизни, как растение. И неважно, что часто они становятся не тем, кем хотели быть в детстве, и их детские мечты претерпевают существенные изменения впоследствии, главное, чтобы их взрослая жизнь не омрачалась неудачно выбранным занятием.

Кем хотят стать наши дети? | Блоги

Мама иногда скептически замечает: «В 70-е годы дети мечтали стать космонавтами и пожарными, в 90-е – бандитами и проститутками, а в наши дни – ментами и чиновниками».

Опрос на тему, кем хотят стать наши дети, провожу уже несколько месяцев, и выводы для нашей нации напрашиваются неутешительные: социальные, действительно нужные, благородные профессии из представлений подрастающего поколения постепенно уходят.

По работе, во время занятий в секции по тайскому боксу, в дни встреч с друзьями, у которых есть дети, я частенько имею возможность общаться с подростками, и наши беседы неизменно упираются в вопрос выбора будущей профессии. Мне интересно узнать, какое будущее себе рисуют современные дети. Обычно я контактирую с так называемыми успешными, одаренными детьми – спортсменами, отличниками, музыкантами, а также с отпрысками начальников, бизнесменов, журналистов, педагогов, то есть не с той категорией, которая вечно зависает в кабинете инспектора ПДН, а с вполне, скажем так, хорошими и примерными ребятами. И от таких, как правило, ждешь каких-то умных мыслей, живых откровенных разговоров, честных ответов на вопросы и максималистских представлений о будущей жизни. И часто эти дети отвечают именно так, в какие-нибудь 14 лет уже демонстрируя и ум, и сообразительность, и живость, и интерес к окружающему миру. Но в действительности нередко эти дети уже слишком взрослые для своих лет, они уже ни о чем не мечтают, они слишком практичны, они постарели – видимо под грузом примерного родительского воспитания.

На днях один мальчик в Иркутске меня просто поразил своими рассуждениями. 14-летний сын моей хорошей приятельницы прекрасно вписался в компанию 30-летних хоккейных болельщиков. Примерный, умный, добрый мальчик буквально очаровал нашу компанию. И вот когда выдалась минутка для задушевной беседы, я завела свою старую пластинку про то, «кем ты хочешь стать». Ответ меня поразил!

— Я бы в прокуратуру пошел. А что? Там можно крышевать чей-нибудь бизнес, подняться на этом, через 10 лет уволиться и начать собственное дело. По-другому на квартиру, машину не заработаешь по-быстрому, — на полном серьезе рассуждал мальчик.

Контраргументы вроде тех, что профессию нужно выбирать для души, и что главное в жизни – не квартира и машина, а самоудовлетворение, способность быть полезным и нужным обществу, разумеется, не действовали.

— Я не знаю, кем бы я по-настоящему хотел быть. У меня нет такой мечты, — на такой печальной ноте закончился наш разговор.

В секции по тайскому боксу я дружу с несколькими мальчишками, опять же в силу того, что они очень взрослые в свои 14-15 лет. Это настоящие лидеры, сильные, уверенные в себе ребята, которые не страдают подростковыми комплексами и легко могут контактировать с достаточно взрослыми для них людьми. К одному такому подростку я присматривалась долго: физическая сила, благородство поступков, уважительное отношение к старшим – уж этот, казалось мне, станет настоящим героем. И вот что он мне ответил на мой вопрос о будущем:

— Хочу пойти в ФСБ. Говорят, если отучился в их школе, в армии служить не обязательно. Будет много связей, полезных контактов, смогу раскрутиться со временем, — считает юноша.

Кем бы он хотел быть по-настоящему, парень не знает, потому что никогда об этом всерьез не думал, его мысли и мысли родителей, суд по всему, были устремлены только к одному – к жизненному успеху, который в нашей стране выражается исключительно в деньгах и связях.

Чтобы не быть предвзятой, я опросила еще несколько молодых людей и их родителей. Выбор будущих профессий не мудрен – полицейский, сотрудник правоохранительных органов, таможни, юрист и смежные сферы деятельности.

Школьные отличницы – это вообще отдельная тема. У победительниц олимпиад, обладательниц медалей и всеобщей учительской любви голова забита только одним – ЕГЭ по обществознанию. Этот предмет, как ни удивительно, является наиболее популярным у российских школьников. Девочки просто мечтают изучить азы юриспруденции и никчемные российские законы и стать сотрудницами налоговой инспекции, таможни, пенсионного фонда, администрации муниципалитета. Одним словом – служить родному государству, пригревшись на теплом месте.

Такое положение меня удручает. И в первую очередь потому, что дети в стремлении к будущим мифическим материальным благам совершенно перестали мечтать. Вспоминаю себя в 7 лет: я писала на бумажках новости – придумывала их сама – садилась на табуретку, напротив садила маму и читала ей эти новости. Наверное, тогда я мечтала быть Екатериной Андреевой. В 14 лет эти мечты усилились настолько, что я бросила спорт и посвятила себя журналистике. Может быть, это не самая благородная профессия, но когда я выбирала ее, то не думала о том, сколько я буду получать, что дадут мне корпоративные связи, смогу ли откосить от армии, будет ли у меня выход на пенсию в 45 лет, льготы на транспорт и благоустроенное рабочее место с полным соц.пакетом. Почему сегодня молодежь в столь юном возрасте превращается в изощренных практиков, циников, дельцов и крючкотворов? Почему все их мысли устремлены к тому, чтобы поскорее заработать на квартиру и машину? Может быть, эти мысли не так уж и плохи, хотя бы молодежь задумывается о том, что придется самим все это заработать и что родители ничего не дадут. Но с другой стороны, эти ли приоритеты должны быть главными в жизни человека? Ведь о квартирах и машинах можно подумать уже во взрослом мире, а в детском — о чем-то действительно стоящем.

Знаю немало взрослых, 30-летних людей, которые в свои 14 лет уже постарели, или их состарили собственные родители. Эти люди стали юристами, бухгалтерами, аудиторами, чиновниками, налоговиками, юристами, полицейскими. Я ни разу не слышала, чтобы они были довольны работой, или жизнью, или своей страной. Им вечно все не нравится, денег не хватает, хот зарабатывают они прилично, Рашку они просто ненавидят. А заодно и своих предков, которые внушили им мысль о счастливом будущем с квартирой и машиной на должности белого воротничка. И вроде бы им впору задуматься о воспитании собственных детей: как сделать их по-настоящему счастливыми, самодостаточными, гордыми за себя и свою страну? И ответ вроде бы напрашивается сам собой, а слышишь примерно следующее: «Без бабок в этой жизни ты – никто, поэтому мой ребенок должен много зарабатывать, ведь он достоин самого лучшего». А в чем заключается это самое лучшее? Неужели в службе государству, которое тебя не уважает и не любит, и ради денег, которые все равно не сделают тебя счастливым?

Но закончить хочу на позитивной ноте. В нашей секции по боксу есть 11-летний Андрюшка. Обожаю этого несносного мальчишку с красивыми и взрослыми глазами. Не удержалась, и у него спросила про будущее, и он без колебаний ответил:

— Хочу стать хирургом. Буду оперировать на сердце.

Социологи рассказали, кем хотят стать современные школьники — Реальное время

Социолог Екатерина Павленко о фатализме и неудовлетворенности молодого поколения России

Фото: Варвара Кобыща

В 2012 году в России стартовало большое исследование «Траектории в образовании и профессии». В его рамках социологи общаются со школьниками, студентами и их родителями по всей стране о том, кем молодые люди себя видят через пять-десять лет, какая профессия им близка, куда они планируют поступать учиться после школы. Некоторыми результатами этого исследования в беседе с «Реальным временем» поделилась социолог Екатерина Павленко.

Дети с одинаковыми оценками выбирают разные траектории

Екатерина, расскажите, со школьниками из каких регионов вы общались в рамках своего исследования?

— Всего в выборку входят около пяти тысяч человек, 42 региона. Опросы стартовали с восьмиклассников в 2011 году, и дальше мы их опрашивали каждый год. Мы спрашивали их о бэкграунде, образовании родителей, переездах, значимых событиях в жизни, на эту тему также общались с родителями, задавали им вопросы, какое образование они хотят для своих детей. Но основное, что мы узнавали, — это образовательные решения и планы школьников: знают ли они, на кого хотят поступать, как эта профессия выглядит, кем они видят себя через пять-десять-тридцать лет, какой уровень образования они хотят получить.

Наш Центр культурсоциологии и антропологии образования в Институте образования НИУ ВШЭ разрабатывает методологию, анкеты. Опросы проводит наш партнер — Фонд общественного мнения. Однако не всю информацию можно собрать с помощью опросов. Тогда как наш интерес состоит в том, какие смыслы вкладывают дети, подростки и молодые люди в образование, работу, в свои решения. Поэтому мы решили также провести локальное исследование и лично пообщаться с ребятами. Сейчас это уже около 130 глубинных интервью. Проект называется «Меченый атом». В него входят восемь регионов: Москва, Петербург, Свердловская, Калужская, Амурская области, Краснодарский и Красноярский края, Татарстан. Общаемся мы со школьниками с 2013 года и изучаем, что они думают об образовании.

Фото Максима Платонова
Школьники очень разные. И тут есть проблема неравенства. Дети с одинаковыми оценками в школе часто выбирают разные траектории. Это связано с социальным положением их семей, уровнем образования родственников, окружением

— О чем же мечтают девятиклассники, каковы их амбиции?

— Школьники очень разные. И тут есть проблема неравенства. Дети с одинаковыми оценками в школе часто выбирают разные траектории. Это связано с социальным положением их семей, уровнем образования родственников, окружением. Дети родителей, у которых нет высшего образования, не имеют представления о том, что такое высшее образование, в чем его польза. Потому что, с точки зрения их родителей, получивших среднее профессиональное образование и даже занимающих статусные позиции, образование — это набор навыков, которые ты можешь приложить, навыки видимые, понятные, осязаемые.

Например, ты обучился на парикмахера и понимаешь, за что тебе будут платить деньги на работе. А те, кто уже имеет высшее образование, видят смысл образования иначе и умеют пользоваться им иначе. На Западе активно изучается проблема, связанная с так называемыми студентами университетов в первом поколении. Эти люди хорошо учатся, но им трудно интегрироваться в среду высшего образования, потому что по их навыкам, повседневным практикам и смыслам она для них непривычная. И даже если физически они в университет попадают, построить свою траекторию академически им сложно. Тем, у кого есть соответствующие представления о высшем образовании, проще ориентироваться в этой системе и успешно пользоваться ею.

Тут уместно вспомнить исследование такого феномена, как агентность. В одном недавнем исследовании оно трактовалось как умение ориентироваться в будущем, представить будущее и свое место в нем, проанализировать свои возможности как ощущение контроля над своей судьбой, умение преодолевать препятствия на пути к цели. Это не психологические характеристики, не когнитивные способности, а комплекс культурных смыслов, нарративов. И в исследовании показано, что этот комплекс смыслов освоен детьми семей среднего класса, у чьих родителей есть высшее образование, и не освоен детьми из семей, относящихся к рабочему классу, без высшего образования. А агентность считается очень важной в современной экономике, для современного рынка труда нужны как раз такие навыки. В такой перспективе получается, что дети, не освоившие нарратив агентности, практически обречены на неуспех в современном мире.

Фото Максима Платонова
Те, кто выбирает академический трек, то есть идут до 11-го класса и поступают в вуз, имеют инструменты для того, чтобы упростить сложный окружающий мир, который их так пугает (к этому нужно добавить также страх не сдать ЕГЭ и не поступить куда хочешь), — они считают, что важно просто поступить в вуз и получить высшее образование, не рассматривают другие варианты

Поступив в вуз, понимают, что это не то, чем хотели бы заниматься

— Какие представления у школьников о современном рынке труда, о профессиях?

— Мы обнаружили, что среди подростков, и среди тех, которые идут до 11-го класса и поступают в вуз, и среди тех, кто выбирает среднее специальное образование после 9-го класса, довольно редко встречаются целеустремленные, которые хотят приобрести определенную профессию и стать хорошим профессионалом именно в этой области. Проблема в том, что они не знают, на что опереться, чтобы принять решение. Не просто мало информации в открытом доступе, но они и не умеют ею пользоваться — где ее искать, как обрабатывать, как сравнивать, как вообще думать об образовании, чтобы оно помогло. Это непросто, и существующая система профориентации не очень помогает.

Те, кто выбирает академический трек, то есть идут до 11-го класса и поступают в вуз, имеют инструменты для того, чтобы упростить сложный окружающий мир, который их так пугает (к этому нужно добавить также страх не сдать ЕГЭ и не поступить куда хочешь), — они считают, что важно просто поступить в вуз и получить высшее образование, не рассматривают другие варианты. А дальше в основном выбирают по оценкам: какие у меня предметы получаются, такие я буду сдавать, и это определит факультет, на который я буду поступать, и дальше система образования меня поставит на путь к счастливой жизни.

И это очень пассивный выбор. Оценки выступают прокси и делают выбор за школьников, хотя предметы, по которым ты успешен, не обязательно тебе нравятся, и не обязательно тебе понравится специальность, на которую эти предметы нужно сдавать. И столкновения с реальностью происходят поздно. Уже поступив в вуз или колледж, молодые люди или девушки понимают, что это не то, чем они хотели заниматься, но перепостроить траекторию довольно сложно, и, опять же, мало осведомленности о возможностях и мало доступной информации.

— То есть поступление в вуз остается чем-то престижным, тогда как не поступившие в него остаются чем-то вроде людей второго сорта?

— Не столько престижным, сколько единственным адекватным вариантом. Это коллективно разделяемое представление, формировавшееся на протяжении многих лет. Получение высшего образования считается важным для обеспечения себе нормальной жизни. Причем нормальная жизнь, которая имеется в виду, — это не доступ к престижным товарам, это не доступ к высокому достатку, а просто минимальный базовый уровень, позволяющий не остаться без работы, «не работать грузчиком». На самом деле, за стремлением к высшему образованию часто стоит не очень высокая планка общих притязаний в жизни.

Фото Олега Тихонова
Поступление в вуз остается не столько престижным, сколько единственным адекватным вариантом. Это коллективно разделяемое представление, формировавшееся на протяжении многих лет. Получение высшего образования считается важным для обеспечения себе нормальной жизни

Но изменились некоторые моменты. Например, есть такой феномен, хорошо изученный на Западе (у нас мало, потому что в принципе образовательные траектории у нас изучены плохо), — это «быстрый трек во взрослость». Когда человек оканчивает школу и получает стабильную работу, у него появляются стабильные отношения, он создает семью, рождается ребенок — и в этот момент человек становится взрослым, согласно теории жизненного курса. Молодые люди, которые раньше получают образование и выходят на работу, находятся на «быстром треке во взрослость», потому что в теории они раньше обретают все эти статусы. Те же, кто идет в вуз, сначала долго учатся, потом медленно выходят на рынок труда, не сразу заводят семью и детей, то есть взрослеют дольше.

Но сегодня для ребят, которые идут в средние специальные учреждения в России, все не так просто. Некоторые, действительно, после техникума или колледжа сразу выходят на работу и создают семью, взрослеют быстро. Отдельный вопрос, как складывается их жизнь дальше. Но многие, кто уходит из школы после 9-го класса, в дальнейшем планируют получать высшее образование, и чем дальше они учатся в колледже, тем больше ребят начинают думать, что средним профессиональным образованием им не обойтись. И тогда для них путь во взрослость удлиняется, а их жизнь становится менее стабильной. Поскольку им нужно балансировать, работать и одновременно учиться, возможно, платить деньги за образование, это снижает их возможность «встать на ноги», создать семью и иметь детей и чувствовать себя в безопасности с точки зрения благополучия.

Молодежь конструирует образы благополучной жизни с нуля

— На какие источники информации ребята опираются, когда думают, как построить свою жизнь?

— Они находятся в сложном положении. Не могут полностью положиться на биографии родителей, потому что те строили свои образовательные, семейные траектории в других условиях. Молодежь конструирует образы благополучной жизни практически с нуля, им приходится самим придумывать, как это делать, чего от жизни хотеть, какими быть: что важнее — семья или работа, как выглядит успех, это квартира и машина или что-то другое? Они ищут образцы в интернете, в современной популярной культуре, это и рэп, и блогеры. Очень важно ближайшее окружение.

Например, есть истории, когда подросток учится в школе хорошо, его родители имеют среднее профессиональное образование и транслируют ему мысль, что надо доучиться до 11-го класса и идти в вуз. Но сам подросток не видит их аргументы достаточными, не понимает, зачем ему высшее образование, не может его осмыслить так, чтобы оно стало притягательным. И в итоге он поступает в колледж, куда идут его одноклассники, друзья.

Фото Максима Платонова
Выбор профессий стандартный — юрист, экономист, строитель, программист, учитель, военный, инженер, врач, менеджер. Это довольно типично. То есть на карте, помимо традиционных профессий, появился «программист», это на слуху, но важно то, что эти профессии абстрактные и «образные», без подробностей о том, в чем специфика той или иной профессии

Естественно, в самом по себе подобном выборе нет ничего плохого. Проблема здесь в том, что подростки принимают неинформированные решения, а часто опираются на обрывочную информацию, слухи, сарафанное радио, друзей, случайно увиденную рекламу, они не видят всей картины, всех возможностей, всех путей, и их представления о том, куда их приведут те или иные решения, не всегда реалистичные, если они вообще есть. И возможно, очень многие подростки из-за этого не реализуют свой потенциал, по какому бы треку они ни шли. Образ благополучия и путь к нему, получается, слабо связаны, а это значит, что достижение благополучия становится проблематичным.

— Какие профессии они выбирают?

— Набор стандартный — юрист, экономист, строитель, программист, учитель, военный, инженер, врач, менеджер. Это довольно типично. То есть на карте, помимо традиционных профессий, появился «программист», это на слуху, но важно то, что эти профессии абстрактные и «образные», без подробностей о том, в чем специфика той или иной профессии, или о том, какие разнообразные возможности могут быть внутри какой-то профессии.

— Какой преобладает сценарий жизни, что на первом месте — карьера или семья?

— Основное — это низкая агентность, неумение «проектировать» будущее и некоторый фатализм. Ребята говорят: «Я не знаю, не могу ничего решить сейчас, потому что мир очень неопределенный, непредсказуемый, я не могу ни на что рассчитывать, поэтому следующее решение буду принимать, когда окажусь на следующем шаге. Сейчас я поступаю, учусь, а думать о работе буду потом». То есть в основном построения своей траектории поверх системы образования нет, нет такого, что вот, что я хочу, какое образование мне для этого нужно? Скорее ребята попадают в вуз и чувствуют себя в надежных руках системы. Они рассчитывают на то, что система их дальше проведет по пути на рынок труда.

— То есть собственной мечты у них нет?

— В основном да, или она очень неопределенная, размытая. Мы разговаривали с ребятами из разных школ. В Москве мы тоже старались делать выборку из разных школ. Это и обычные школы, и сильные школы. Но Москва все равно отличается от остальных регионов, а столицы регионов — от всех остальных городов и поселений в регионах. Конечно, есть дети, которые учатся хорошо, которые более амбициозны и сильнее ориентированы на успех, как правило, это дети родителей с высшим образованием. Но, по нашим данным, тех, кто не очень хорошо представляет себе будущее, слабо ориентируется в нем и не строит свою траекторию активно, гораздо больше.

— А гендерные различия есть? Что думают о будущем девочки?

— Есть некоторые различия. У девочек гораздо чаще встречается нарратив о том, чтобы поступить куда-нибудь, это может быть и колледж, и вуз, но образование для них не так важно, потому что важна семья. Иногда девочки так и говорят: «Я не буду планировать свою карьеру и профессиональную жизнь, амбиций у меня по этому поводу нет никаких, потому что мне нужна семья». Но нельзя сказать, что это доминирующий нарратив. Многие девочки говорят о том, что надо встать на ноги, получить образование и работу: «А потом, когда я уже смогу быть уверена в завтрашнем дне, буду думать о семье».

Фото Максима Платонова
У девочек гораздо чаще встречается нарратив о том, чтобы поступить куда-нибудь, это может быть и колледж, и вуз, но образование для них не так важно, потому что важна семья

Отношение к работе у них скорее как к обязательству, необходимости

— А для чего им нужна работа? Это служение обществу, реализация себя или что-то другое?

— Мы спрашивали о том, какая им нужна работа, и они отвечают так: «Нам нужен хотя бы прожиточный уровень, чтобы не нуждаться, чтобы не дергали, чтобы не было лишних стрессов и отвращения». Это говорит о том, что когда они думают про работу, для них это не дело, которое ты делаешь и достигаешь результата, которому ты рад. Отношение к работе у них скорее как к обязательству, необходимости: ты этого не избежишь, и все, что ты хочешь, чтобы это было не столь обременительным и напряженным.

Так думают школьники и оканчивая 11-й класс, и учась в колледже. Возможно, со временем, оканчивая учебные заведения, работая, ближе знакомясь со специальностью, они меняют свои представления, мы сможем это узнать. Бывает, что по ходу обучения в вузе люди понимают, что такое тратить свое время на что-то. И если ты тратишь свое время на то, что тебе не нравится, у тебя возникает диссонанс, и ты понимаешь, что не хотел бы этим заниматься. И тогда они начинают искать то, на что хотели бы тратить время своей жизни. И тогда они перебирают разные профессии.

— Образовательная система сегодня помогает выпускникам трудоустроиться?

— На каждом уровне образования своя система помощи. В среднем профессиональном образовании сейчас делается большой акцент на том, чтобы учебное заведение имело тесный контакт с предприятиями и могло гарантировать выпускникам большой процент трудоустройства. В вузах другая ситуация, это большие организации, и интерфейс перехода на рынок труда не всегда отлажен, не во всех вузах есть службы, помогающие с трудоустройством. Есть обязательная практика, но это другое. Узнать о рынке труда: какие есть предприятия в регионе, где и кто нужен, такой информации студентам часто не предоставляется.

— И как они решают эту проблему?

— Многие опираются на информацию по знакомству, многие используют сайты-агрегаторы, особенно в крупных городах.

— Если большинство выпускников, школьников недостаточно хорошо понимают, чем хотят заниматься в будущем, как это влияет на ситуацию в экономике страны?

— Думаю, это влияет негативно на благополучие самих людей, поскольку они трудятся на работе, которая им не очень интересна, и им не так уж важно, какой результат они получат. Это специфическое проведение времени. Конечно, это может негативно сказываться на экономике, потому что вовлеченность работников важна для продуктивности труда и развития компаний.

— Как это можно было бы изменить?

—Думаю, в школах нужна новая система профориентации, учитывающая международную практику. В индустриальной экономике сочетали людей и рабочие места: тестировали людей на предмет того, к какой работе они подходят, и отправляли их по этому пути, грубо говоря. В современном обществе, постиндустриальном, такой подход не работает. Рынок труда другой, профессиональных траекторий, когда ты получил профессию и работаешь и растешь в ней постоянно, сейчас все меньше. Смена профессии, получение дополнительного образования, обладание несколькими профессиями — вот что распространяется.

Фото Максима Платонова
В современном обществе, постиндустриальном, рынок труда другой, профессиональных траекторий, когда ты получил профессию и работаешь и растешь в ней постоянно, сейчас все меньше. Смена профессии, получение дополнительного образования, обладание несколькими профессиями — вот что распространяется

Система профориентации должна включать в себя развитие навыков принятия решений, работы со сложностями и преодоления препятствий, работы с информацией, формирования своего пути. Образовательных и карьерных возможностей много. И как в этом всем построить свою личную траекторию — готовых рецептов нет. Нужно специально об этом думать, нужны навыки, ресурсы и специалисты, консультанты. Тестированием здесь не ограничиться.

Наталья Федорова

Справка

Екатерина Павленко — социолог, окончила магистерскую программу факультета социологии НИУ ВШЭ (2012) и совместную магистерскую программу Московской высшей школы социальных и экономических наук и Манчестерского университета. Младший научный сотрудник и преподаватель Центра культурсоциологии и антропологии образования Института образования НИУ ВШЭ.

ОбществоОбразование Татарстан

Кем дети хотят стать в будущем?

Сейчас мир меняется так быстро, как никогда ранее. Появляются совершенно новые профессии или становятся актуальными какие-то из традиционных, в то время как другие оказываются все менее востребованными.

Самый лучший способ помочь ребенку выбрать направление учебы (а значит, и будущую профессию) — уделять много времени и внимания его увлечениям, подбирая соответствующие занятия. Так считает большинство из 500 родителей, принявших участие в опросе, проведенном в этом году компанией SEB Dzīvības apdrošināšana. 

Заметить интерес

Иногда ребенок уже с малых лет проявляет интерес к одной определенной сфере, и этот интерес не исчезает и по прошествии лет. Но чаще всего ребенок сам не может определить, что его по-настоящему увлекает, пока не испробует различные занятия.

Задача родителей — в то время, как ребенок ходит в младшие классы, держать глаза и уши открытыми, а также разговаривать с ребенком, чтобы понять, что его интересует.

Родители тоже с этим согласны, и, например, 32% родителей, опрошенных в ходе исследования, подтвердили, что уделяют занятиям ребенка много внимания. 

Второй важный аспект — это желание и возможность поддерживать интересы ребенка финансово; в ходе исследования выяснилось, что так поступают чуть более четверти родителей. Не всегда нужно много денег — например, существуют различные занятия, финансируемые самоуправлениями, где требуется совсем небольшое участие родителей или даже оплата занятий полностью покрывается из средств самоуправления. Однако следует учитывать, что есть занятия, которые ежемесячно будут требовать более значительного вклада — например, фигурное катание или верховая езда. Также в зависимости от выбранного занятия средства будут необходимы на оборудование и инвентарь.

Накопление для поддержки

В ходе опроса выяснилось, что лишь пятая часть родителей знает, чем их ребенок хотел бы заниматься в будущем. Но наблюдается позитивная тенденция — родители своевременно готовятся поддержать своих детей, то есть в этом году больше родителей создают накопления на будущее ребенка. Если в 2013-м накопление для ребенка создавали лишь 5%, то в этом году это делают уже 15%.

Также значительно снизился удельный вес родителей, которые считают цели своих детей вопросом слишком отдаленного будущего, чтобы сейчас думать о необходимой им поддержке — в этом году таких родителей стало на 8% меньше, чем в 2015-м. 

«В этом году мы впервые спросили у родителей, в каком возрасте дети должны становиться финансово независимыми, и половина из них ответила, что только после окончания вуза. Мне кажется, это хорошее объяснение, почему все больше родителей начинают копить на будущее ребенка, так как они планируют поддержать его во время получения образования; соответственно, для этого необходимы дополнительные средства. Наши данные тоже свидетельствуют о том, что образование является самой популярной целью создания накоплений, и латвийские родители чаще всего начинают копить, когда ребенок достигает возраста 6–7 лет и идет в школу, в среднем выделяя на накопления около 30 евро в месяц», —  комментирует результаты председатель правления SEB Dzīvības apdrošināšana Кристине Ломановска. 

В топе — врачи и учителя

Согласно результатам опроса SEB, в течение последних трех лет профессия врача неизменно держится на вершине топа самых популярных профессий — больше всего опрошенных родителей указали, что эту профессию их дети видят в качестве своего будущего профессионального занятия. В списке наиболее популярных профессий впервые были упомянуты такие профессии, как учитель, музыкант и ветеринар. Это означает, что интеллект человека и личное отношение не потеряют свою актуальность и в будущем.

Линда Эзеркална,
журналист

Топ-20 профессий из детской и взрослой мечты

Рейтинги оказались разными у молодых респондентов до 25 лет и у респондентов старше 25. У молодежи самой популярной профессией детской мечты стала профессия дизайнера, тогда как у более старших респондентов она только на 13-м месте.

Лидер рейтинга у аудитории старше 25 лет — профессия врача. У молодежи она на втором месте. Наряду с врачом в топе рейтинга у обеих возрастных групп профессия актера (актрисы), но у молодежи она на втором месте, а у более старших — на третьем.

Мечта стать космонавтом у более старшего поколения на третьем месте, а у тех, кто моложе 25 лет, только на восьмом.

В детских мечтах молодого поколения, по сравнению со старшим, сильно сдали позиции профессии учителя и военного: если у респондентов старше 25 лет учитель был на втором месте, то у тех, кому меньше 25, — уже на 12-м, а военный спустился с пятого места на 15-е. Зато в детских мечтах поколения моложе 25 лет часто встречаются ветеринар и археолог, а в детстве более старшего поколения они были менее популярны.

В топ-20 профессий детской мечты у молодежи вообще не попали водитель, летчик и юрист, а у тех, кому больше 25, — журналист, художник и модель.

Чаще, чем старшее поколение, респонденты до 25 лет в детстве хотели стать бизнесменами (9-е место против 17-го).

Лишь у 5% респондентов старше 25 лет текущая специальность совпадает с той, о которой они мечтали в детстве. Еще у 17% совпадает частично. Выше всего доля тех, у кого мечты разошлись с реальностью, среди представителей банковской сферы (98%). Среди молодых людей младше 25 лет картина почти не отличается от общей.

Мы поинтересовались у тех, кто не воплотил мечту детства или воплотил ее лишь частично, кем они в итоге стали. Самыми популярными — как у молодежи до 25 лет, так и у более старшего поколения — стали инженерная и торговая профессии.

По понятным причинам программистов среди молодых людей больше, чем среди тех, кто старше 25 лет (6,3% против 2,5%). Как ни странно, доля учителей (преподавателей) среди молодых людей тоже оказалась больше, чем среди людей более старшего возраста (4% против 2,1%).

Мы также спросили респондентов, по каким причинам они не стали теми, кем мечтали стать в детстве. Самые популярные ответы у респондентов обеих возрастных групп:

  • с возрастом изменились взгляды на профессиональную карьеру;
  • недостаточно старались для того, чтобы стать теми, кем мечтали;
  • сложно попасть на эту работу без опыта.

Некоторые отметили свои варианты: например, невозможность переехать учиться в другой город или дороговизну обучения.

Если бы появилась возможность, то свою нынешнюю профессию решились бы сменить больше 60% респондентов обеих возрастных групп.

Самая популярная профессиональная мечта у обеих возрастных групп — начать свое дело или стать программистом. Только у более старших соискателей профессия разработчика на первом месте, бизнесмена — на втором, а у респондентов моложе 25 лет — наоборот. Условно можно сказать, что, когда ребенок, мечтавший стать дизайнером или врачом, взрослеет, он становится инженером или продавцом, но мечтает запустить свой бизнес или заняться программированием.

В целом же молодые люди чаще хотели бы сменить профессию на более творческую, чем соискатели старше 25 лет. Например, податься в актеры чаще желают более молодые респонденты, чем те, кому больше 25 (5,6% против 2,9%), в художники тоже (3,4% против 1,6%). Зато у возрастной группы старше 25 лет гораздо заметнее выражена мечта быть просто путешественником — она на третьем месте, тогда как у молодежи до 25 лет — только на 11-м.

Молоко на губах не обсохло. Кем хотят стать наши дети, когда вырастут

В переговорке, где проходил наш круглый стол, наверное, еще никогда не было такой смешанной компании. Трое подростков: Катя, Настя и Кирилл – расположились по одну сторону стола. Ребята смущенно озирались, позже осмелели и стали вести себя чуть раскованней. Тогда мы с ними и познакомились: девочки – 13-летняя Катя и 12-летняя Настя – хихикая, сели возле меня, а серьезный мальчик Кирилл (ему 15) нашел себе место напротив. Приглашенные специалисты были куда серьезнее. Валентина Чекан, педагог с 20-летним стажем, которая открыла школу для девочек It-Princess Academy, раскладывала перед собой распечатки. Сергей Хонский – психолог и бизнес-коуч – налаживал контакт с 15-летним Кириллом. А глава HR-департамента Сергей Шпаковский из компании Helmes потирал руки, то ли греясь с мороза, то ли предвкушая активный диспут. Мы начинаем.

 

Валентина Чекан

KYKY: Назовите три самые важные профессии, которые будут актуальны в ближайшие 10 лет?

 

 

Валентина Чекан: В Штатах говорят, что самой популярной профессией в ближайшие 5-7 лет будет медсестра – это профессия, которую нельзя автоматизировать. Также меньше всего рискуют хирурги, стоматологи, финансовые аналитики, математики, разработчики и инженеры, социальные работники, учителя, кураторы, тьюторы и все творческие профессии: хореографы, писатели – все те, кого нельзя заменить роботами. Все остальное отваливается.

Сергей Хонский: Одной из профессий будущего называют тренд-вотчера – человека, который будет следить, как изменения в различных областях влияют на запросы потребителя. Еще одна профессия – майнд-фитнес инструктор. Это человек, с помощью которого люди смогут развивать свои когнитивные навыки и способности. А еще мне понравилась профессия тайм-брокера – он будет продавать на рынке труда время других специалистов.

 

Сергей Шпаковский

Сергей Шпаковский: В тренд возвращаются фундаментальные науки, связанные с химией, физикой, математикой. И все профессии, которые возле этого. Плюс, конечно же, дизайн. Если эпоха потребления подходит к завершающему этапу, то спрос на профессии, связанные с маркетингом и продажами, немного поутихнет.

 

Сергей Хонский

KYKY: Вопрос к ребятам. Из всего перечисленного есть ли что-нибудь, что вам близко?

Катя, 13 лет: Химия или математика – точно не про меня. Я согласна, что ничто не сможет заменить человеческие чувства: медсестры, волонтеры. Любого математика можно заменить компьютером или калькулятором, а чувства – нет. Я хочу быть психологом. Вряд ли машина сможет разговаривать с человеком так, как человек с человеком.

Настя, 12 лет: Мне очень интересны творческие профессии. Например, дизайнер. Мы про него говорили. Но у меня постоянно меняются хобби, интересы, увлечения. Кем я только не хотела быть! Творчество всегда было ближе всего: может, архитектор, дизайнер…

 

Настя

Кирилл, 15 лет: Мне тоже нравятся творческие профессии, такие как артист, журналист, работник театра. Я вот не думаю, что машины скоро придут в театр.

KYKY: Тогда вопрос к специалистам. Кем вы хотели быть в детстве? Совпала ли ваша мечта с тем, чем вы сейчас занимаетесь?

Сергей Шпаковский: В моем детстве все мечтали быть спортсменами или космонавтами. Но что это вообще за профессия – космонавт? Год болтаешься на орбите, иногда машешь в камеру. Конечно, они занимаются исследованиями, но когда я вырос, понял: мне это не интересно. У меня мама – ученый, отец – программист – вот я и пошел учиться на программиста. Но в какой-то момент со скандалами со стороны родителей ушел из университета. Сам поступил на психологию, закончил. С тех пор в этом направлении и работаю.

Валентина: С шести лет говорила, что хочу быть учительницей – так оно и пошло. Я отработала 10 лет в школе, 10 лет в университете, а сейчас делаю образовательную компанию. Я знаю, что буду развиваться, и что следующий проект тоже будет большой и образовательный – все равно я прихожу к тому, что обучаю других людей.

 

Катя

Сергей Хонский: А у меня есть зримое доказательство – кассеты из детского садика, где спрашивают: «Кем хочешь быть?» Не понимаю, как это произошло, но я сказал: «Хочу быть шофером». Потом я сказал: «Хочу помогать людям». Я стал психологом и продолжаю искать компоновки: тренерская деятельность, разработки программ, экспертная работа.

KYKY: Вопрос к юному поколению. На вас сейчас в выборе профессии влияют родители?

Катя: Нет. Если я точно определюсь, куда пойду, мама не будет меня переубеждать. Психолог – моя мечта. Возможно, я когда-нибудь передумаю.

Настя: Мы можем с родителями обсудить интересные профессии. Часто я даже не знаю, что такое бывает. Например, смешанные отрасли. Мне нравится биология и рисование.

 

Кирилл

Катя: Если нравится биология и рисование, можно скрестить эти области и рисовать картинки для учебников по биологии.

KYKY: А взрослые знают, как скрестить рисование с биологией?

Валентина: Я знаю, как скрестить биологию с дизайном – это отличная история. Когда я общаюсь со своими студентками, они часто говорят: «Я хочу быть дизайнером и ветеринаром». Хорошим примером смешения отраслей могут стать бионические механизмы – скажем, роботы Boston Dynamics, которые открывают двери и заходят внутрь помещения. Вам, ребята, придется мирить человечество с технологиями.

Кирилл: Мне родители тоже ничего не навязывают. Наоборот, если что-то интересно, я могу спросить у них совет: куда поступить, какой университет лучше выбрать.

 

Вы читаете этот материал благодаря «Савушкин продукт»

KYKY: Вопрос ко взрослым. Когда начинать профориентацию? И как это сделать мягко?

 

Валентина: У нас сегодня очень благополучные гости, родители которых не делают ничего, чтобы выбор был насильственный. Я сторонница профориентации лет с 9-ти. К сожалению, у нас профориентация начинается с выбора ВУЗа. Может быть, университет бы нам и вовсе не понадобился, если бы мы очень хотели стать профи в чем-то.

Сергей Шпаковский: Совершенно верно. Можно только отметить, что успешные дети – это те, кто забивает гвозди в стены и разрисовывает обои. В детстве нужно пытаться попробовать все, что можно, примерять на себя разные ролевые модели. Наверное, к пятому классу еще нет понимания того, чего человек хочет – но это неважно. Школа дает базовые знания, а институт совершенно не обязателен. Самые лучшие знания – это те, которые получишь сам.

Валентина: Я услышала, что Катин выбор – психолог, но понимаю, что, скорее всего, она не знает, чем занимается психолог каждый день на своей работе. Наверное, Катя очень удивится, если узнает, в чем заключается ежедневный труд этих людей.

«TEOS» – ГРЕЧЕСКИЙ ЙОГУРТ, КОТОРЫЙ ДЕЛАЮТ ПО ОСОБОЙ ТЕХНОЛОГИИ: В ЕГО СОСТАВЕ ТОЛЬКО МОЛОКО И ЗАКВАСКА. ПРОИЗВОДИТЕЛИ ОТМЕЧАЮТ, ЧТО, НЕСМОТРЯ НА ГУСТУЮ, КРЕМООБРАЗНУЮ КОНСИСТЕНЦИЮ, НИ СТАБИЛИЗАТОРОВ, НИ СУХОГО МОЛОКА В ЙОГУРТЕ ВЫ НЕ НАЙДЕТЕ – ТОЛЬКО НАТУРАЛЬНЫЕ ИНГРЕДИЕНТЫ. И, ЧТО ВАЖНО ДЛЯ ТЕХ, КТО ВЕДЕТ СПОРТИВНЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ: «TEOS» – НИЗКОКАЛОРИЙНЫЙ. В ЙОГУРТЕ БЕЗ САХАРА ВСЕГО 2% ЖИРНОСТИ, ВО ФРУКТОВО-ЯГОДНОМ ЕЩЕ МЕНЬШЕ – 1,8%. РЕДАКЦИЯ ПРОБОВАЛА, КАЖЕТСЯ, НЕПЛОХО.

Катя: Да нет, мне сфера понятна. Психолог не только говорит с больными.

Валентина: Согласись, Катя, если бы тебе дали возможность посидеть за стеночкой в кабинете психолога…

Катя: Я бы согласилась!

Валентина: Это дало бы классное понимание: хочу ли я этим заниматься каждый божий день или нет?

Сергей Хонский: Я соглашусь, лучшая профориентация – дать ребенку попробовать как можно больше. Я за то, чтобы не ограничивать и не спешить с выбором. И родители не должны настаивать на том, что «прибыльно и модно».

KYKY: Какие навыки надо прокачивать, если ребенок не определился? Какие будут универсальны?

Сергей Хонский: Эмоциональный интеллект станет одной из десяти базовых компетентностей. А, ну и нам говорят, что математика всегда будет существовать. Хорошо, если человек владеет хотя бы на среднем уровне компьютерными технологиями. Кем бы он потом ни стал – это всегда будет полезно.

Валентина: Есть нюанс: в 2021 году 40% персонала IT-компаний не будут техническими специалистами. Но есть шесть вещей, которые ты можешь прокачивать всегда. Языки (английский и другой популярный, какой угодно), математика, работа с данными и информацией, умение структурировать информацию и все виды коммуникаций, публичные выступления и самопрезентация.

KYKY: Все учат английский язык в школе?

Настя: Я еще учу польский. Недавно начала. Возможно, я поеду в Польшу учиться.

На эту тему:«Я тупая. Родители говорят, это сложно для меня». Кем будут наши дети, если их воспитаем мы

Катя: Без английского вообще никак. Я смотрю на свою двоюродную бабушку – она вообще не знает английский. Как же трудно ей живется! А еще, конечно, бизнес-навык. Я не то, чтобы прямо его развиваю, но пробую – продаю на «Куфаре» вещи, из которых я выросла, игрушки. Бизнес в любом случае будет востребован.

KYKY: Кирилл сказал про театр. Ты развиваешь какие-то навыки для него?

Кирилл: Я на сцене с семи лет. С самого начала я в музыкальную школу ходил, хор, выступал, был в ансамблях. Потом мне предложили в рекламе сняться.

KYKY: Настя сказала, что хотела бы учиться и работать не в Беларуси. А вы бы хотели?

Катя: Мне кажется, что если учиться не в Беларуси, то будет больше возможностей. Я после девятого класса хочу уйти в лицей. А потом хотела бы в Вильнюс уехать учиться. Говорить дальше мне пока страшновато. Единственное, что друзья-семья – без них будет невесело.

KYKY: Беларуская система образования – какая она? Что в ней плохо, а что – хорошо?

Катя: Меня очень раздражает, что в школе всех вызывают к доске. Какая это проверка знаний, когда все сидят и списывают с доски? Я не вижу в этом никакого смысла. Может быть, вы объясните?

Валентина: Посмотри на это с другой стороны. Ты же можешь прокачать навыки выступления.

Катя: Но есть такие предметы, на которых нет смысла постоянно вызывать к доске. А если человек сидит и половины не понимает – кто ему объяснит? Если ты чего-то не знаешь, то это выявится на контрольной работе. А так сидишь, списываешь с доски, ничего не понимая.

На эту тему:«В «Галерее» тусуются отстойники». Подростки с улицы – о том, куда модно ходить, как правильно одеваться и каких блогеров смотреть

Валентина: Нельзя работать только такими методами. Кто-то работает у доски, кто-то тупо списывает. Но вопрос: получится ли у вас таким образом прокачать навыки? У нас очень мало методов в школе, которые позволяли бы хорошо усваивать знания и демонстрировать их. Это грустно.

KYKY: Насколько я знаю, Валентина за домашнее обучение.

Валентина: За внешкольное – так будет правильнее.

KYKY: Кто из ребят хотел бы учиться дома?

Настя: Возможно, это полезно – если чего-то не знаешь, тебе сразу же объяснят. Но, мне кажется, я бы умерла со скуки. В школе мы учимся говорить, общаться – жизненный опыт получается.

Валентина: Мы не подразумеваем одинокого ребенка, который сидит дома и ждет учителя. У меня много студентов на домашнем обучении. Они сами выбирают, что учить, с кем учиться. Если есть желание заниматься выступлениями, значит, выбираем конкретный театр и знаем, что по вторникам и пятницам – ходим в театр. На астрономию мы ходим в планетарий, а не смотрим убогие плакаты на доске. Биологию мы изучаем конкретно там, где дают пробирки в руки. Вот это про домашнее обучение.

Сергей Шпаковский: Я не обращаю внимания на высшее образование. В том же БГУИРе дают лишь основы программирования. С другой стороны, чего ругаться, если бюджет на образование у нас мизерный? Если на образование будут выделять больше денег, то и уровень подготовки станет лучше.

Валентина: И в существующей системе можно давать развивать больше навыков. Тут стоило бы подумать и родителям. Не возить детей по бесконечным репетиторам, а учить чему-то, что они могли бы делать руками.

Катя: Я вспомнила, как нас в учебнике по физике был такой пример: мы разбирали силы упругости, и там были описаны молоточки, которыми в магазине можно пощупать хлеб, измерить его упругость и проверить его свежесть. Сейчас таких молоточков нет, это приспособления были еще в СССР. Учебник издан для нас, а то, что внутри – супер-устаревшее! Или возьмите информатику. Практически весь шестой класс мы проходили Paint. Кому он сейчас нужен? Это даже не фотошоп.

На эту тему:Останутся только двоечники, которым плевать на мову. Что вчерашние школьники думают о своем образовании

Валентина: Microsoft вообще убрал Paint из своего пакета.

Сергей Шпаковский: А ведь до сих пор есть завод, который эти штуки для хлеба делает! Закрываешь завод, и сразу 800 человек – хоп! – пошли искать новую работу. Все не так просто.

KYKY: Знаете ли вы, кем работают ваши родители? Чем они занимаются на работе?

Катя: Примерно представляю. Мама – директор. Она приходит на работу, и по понедельникам у нее в 12 часов планерка. Она показывала, как выглядят какие-то нереальные таблицы по выделению зарплаты, по денежным расходам. Я была в офисе, видела, чем она занимается в свободное от меня время, и примерное понимаю, что она делает.

Настя: Несмотря на то, что пару раз я была у родителей на работе, подробно ничего не могу рассказать. Знаю, что у них своя фирма, они покупают ткани, продают их. И это всё.

Кирилл: Мой папа – стоматолог. У него день проходит с пациентами, он лечит их, что-то подсказывает. А мама – капитан МВД. Она управляющий. Честно, я в это не вдавался. Она распоряжается финансами.

KYKY: Насколько важно водить детей на свою работу?

Сергей Шпаковский: Возможно, это важно, если об этом спрашивают. А так – зачем? Я думаю, у ребенка своих дел достаточно.

Валентина: Для меня ничего удивительного в этих ответах. Но дети понимают только те профессии, с которыми им доводилось сталкиваться: врач, продавец, учитель. Как только мы уходим в менее очевидное, им сложно представить, из чего состоит рабочий день. Если показывать детям профессии изнутри, это снимет страхи перед будущим.

Сергей Хонский: Нужно дать понять ребенку, откуда берутся деньги, какие операции для этого нужно совершать. Важно показать, почему родители могут быть уставшие, недовольные, и насколько тяжелые они совершают операции, чтобы эти деньги получить. А дальше ребенок сам решит, что ему интересно.

Валентина: Это не всегда про удрученность или усталость. Это может быть про успех: родители клевые, они молодцы. Неважно, какие мы и в какой стране живем. Главное, что мы профи, и нам хорошо и комфортно существовать. Профессия – это не причина бояться взрослеть, а, наоборот, причина хотеть стать взрослым.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Самая популярная работа, о которой дети мечтают, когда вырастут

Кем ты хотел быть, когда вырастешь? Согласно новому исследованию, шестая часть американцев хотела стать врачом.

Новый опрос 2000 американцев вернул их в прошлое, чтобы изучить работу, о которой они мечтали в детстве, и их эволюцию к взрослой жизни.

Среди других «взрослых» профессий, которые они хотели получить в детстве, — учитель, ветеринар, музыкант и кинозвезда.

SWNS

Опрос, проведенный OnePoll от имени Zety, показал, что, к сожалению, две трети не смогли осуществить свои детские мечты.

Из 67 процентов респондентов, которые сообщили, что они не реализовали свое детское видение работы своей мечты, 58 процентов хотели бы, чтобы у них была работа.

Исследование также показало, что 82 процента тех, кто не осуществил свои детские мечты, вообще не преследуют их во взрослой жизни.

Что это за детские мечты? Среди респондентов-мужчин первое место в списке занимали профессиональные спортсмены (17 процентов), а женщины хотели стать учителями (22 процента).

Оба пола также были очень заинтересованы в том, чтобы стать врачами, когда вырастут, что стало их второй работой мечты — 15 процентов для мужчин и 17 процентов для женщин.

Возраст, в котором реальность начала оседать для американцев, составлял 15 лет — когда они получили свою первую работу — когда мужчины занимались стрижкой газонов (15 процентов), а женщины занимались уходом за детьми (25 процентов). .

И только пять коротких лет спустя американцы сообщили о том, что они начали свою первую «взрослую» работу на полную ставку, при этом общественное питание и розничная торговля возглавляли список с 15 процентами и 13 процентами соответственно.

Когда пришло время составлять резюме, 27 процентов американцев заявили, что родители обращаются за советом к маме и папе, а 18 процентов обращаются за помощью к учителю или профессору.

Более четверти американцев, однако, признали главный грех резюме — и их первое резюме состояло из двух страниц.

Тридцать семь респондентов также согласились, оглядываясь назад, что их смущает первое резюме.

Когда представили гипотетическую ситуацию с поиском работы в настоящее время с их первым резюме — 44 процента не согласились с тем, что они смогут найти с ним хорошо оплачиваемую работу.

Почти половина респондентов, однако, сообщают, что обновляли свои резюме в течение последних двух лет.

Возможно, удивительно то, что более четверти респондентов заявили, что не обновляли свои резюме более 10 лет.

«Выйти за пределы своей зоны комфорта — это клише. Однако немногие работодатели заинтересованы в приеме на работу кандидатов, в резюме которых просто написано: соблюдены сроки », — сказал Барт Турчински, главный редактор Zety.

«Одно из средств — постоянно обновлять свое резюме — и по-настоящему обновлять его».

Поэтому неудивительно, что по шкале от одного до 10 — один — совсем не уверен, а 10 — полностью уверен — средний американец дает уверенность в своем резюме только на 6.5.

Двадцать три процента респондентов даже не уверены, что смогут получить новую работу, не обновив свое текущее резюме.

Более того, почти четверть респондентов даже не знают, куда обратиться за советом по обновлению своих резюме.

«Можно многое сказать о ценности актуального резюме, — сказал Турчинский, главный редактор Zety.

«Как соискатели, мы должны доказать, что открыты для новых задач, и показать это в наших резюме.”

Разоблачено

: кем на самом деле хотят быть ваши дети, когда вырастут для мальчиков

  • Только каждый седьмой ребенок хочет пойти по стопам своих родителей
  • В рамках нашего последнего исследования мы задали поколению Z * извечный вопрос о том, кем они хотят стать, когда вырастут.То, что мы обнаружили, выявило у сегодняшних детей карьерные устремления, отличные от ожиданий, и те, на которые не влияет то, что делают их родители.

    Что сказали девочки…

    Фокус-группы из 250 детей в возрасте от семи до 10 лет показали, что более четверти девочек (26 процентов) в возрасте от семи до 10 лет стремятся стать ветеринарами, когда вырастут, за ними следуют учителя ( 17 процентов).

    Интересно, что третье место по популярности среди девушек была инженерная профессия, причем более одной из десяти (11 процентов) из них назвали такие причины, как творчество, любовь к технологиям и желание усердно учиться, в качестве основных причин, по которым это было их мечтой. работа на будущее.

    Джессика, 10 лет, сказала: «Мой папа сказал, что я стану отличным инженером, и покупает мне много Lego, чтобы практиковаться. Девочки лучше разбираются в науках, чем мальчики; они слушают больше и могут рисовать аккуратнее. Чтобы стать инженером, нужно много работать, но каждый день нужно заниматься разными делами ».

    Что сказали мальчики…

    Исследование показывает, что мальчики с большей вероятностью будут стремиться к более гламурной, потенциально менее достижимой карьере, при этом два лучших игрока названы профессиональным футболистом (23 процента) и изобретателем (12 процентов). работа мечты будущего.

    Традиционный полицейский по-прежнему оставался популярным: каждый десятый мальчик (11 процентов) назвал желание защитить людей и водить машину с мигалками в качестве основных причин для вступления в эту профессию.

    Сэм, 8 лет, сказал: «Когда я вырасту, я хочу быть изобретателем. Я хочу построить реактивный ранец или робота, чтобы убрать в своей комнате или помочь маме или няне. Я хочу проснуться утром и пойти на работу с улыбкой на лице. Если я не изобретатель, я останусь в постели и буду спать по будильнику.

    Извини, мама и папа…

    Как ни удивительно, исследование показало, что на детей меньше влияет выбор карьеры мамы и папы, и только каждый седьмой ребенок (14 процентов) сказал, что хотел бы в конечном итоге работать в компании. аналогичные профессии, как и их родители.

    Почти две трети опрошенных детей (69 процентов) не знали, чем зарабатывают их мама или папа. Однако, несмотря на то, что они точно не знали, в чем заключалась эта работа, восемь из 10 опрошенных детей (82 процента) смогли назвать причины, по которым их родители либо любили, либо ненавидели свою работу.

    Мохаммед, 8 лет, сказал: «Моя мама работает за ужином, а мой папа очень занят и приходит домой поздно. Не думаю, что ему нравится его работа; он не любит своего босса и не может постоянно брать нас в отпуск. Иногда он приходит домой ночью, когда я уже в постели.

    Джада, 7 лет, сказала: «Моей маме очень нравится работать в супермаркете. Ей нравится покупать новую форму, и когда люди заходят в магазин, они улыбаются ей и говорят, что она хорошо выглядит. Начальник моей мамы добрый — она ​​разрешает забирать нас из школы и платит ей деньги в конце месяца.»

    Пять лучших вакансий для девочек

    Пять лучших рабочих мест, которые девочки хотят выполнять, когда вырастут:

    1. Ветеринар
    2. Учитель
    3. Инженер
    4. Врач
    5. Бейкер

    Пять лучших вакансий для мальчиков

    Пять основных профессий, которые мальчики хотят выполнять, когда вырастут:

    1. Футболист
    2. Изобретатель
    3. Полицейский
    4. Строитель
    5. Инженер

    * Поколение Z (дети, родившиеся после начала тысячелетия)

    The Imagination Report 2017: Кем дети хотят быть, когда вырастут

    Следующее было создано в сотрудничестве с нашими друзьями по телефону New York Life , которые стремятся помочь семьям быть счастливыми, успешными и хорошими в жизни.

    Кем дети хотят быть сегодня, когда вырастут? Это то, что Fatherly и New York Life решили выяснить с помощью отчета Imagination Report, опроса более 1000 детей в возрасте до 12 лет. Результаты показывают удивительное количество культурных влияний, гендерных норм и финансовых реалий. сталкиваются с детьми сегодня. Прежде чем перевернуть свою жизнь, чтобы обеспечить работу своей 6-летнего ребенка мечтой, помните, что мир так же быстро меняется и непостоянен, как и желания вашего ребенка.Ваш малыш, возможно, захочет стать врачом после просмотра эпизода Дока МакСтаффинса, а затем певцом после того, как на следующий день переключит свое внимание на YouTube. Таким образом, этот опрос не предназначен для родителей, которые хотят начать планирование карьеры для своих детей очень и очень рано, а является памяткой для тех, кто ухаживает за детьми, которые хотят понять источник амбиций детей, чтобы они могли их поощрять. В конце концов, раннее поощрение настраивает детей на эмоциональный, академический и даже финансовый успех.

    Самые популярные детские карьеры за эти годы мало изменились.

    Согласно нашему опросу, пять основных профессий, которыми дети хотят заниматься, когда вырастут, соответствуют тому, что мы видели в предыдущие годы: врач, ветеринар, инженер, полицейский и учитель. Это имеет смысл. Детские мечты связаны не столько со стратегическим развертыванием и будущим развертыванием определенных навыков, сколько с восхищением конкретными взрослыми или персонажами. Неслучайно многие из профессий, стоящих в верхней части списка, как правило, предполагают взаимодействие с детьми, или что та, которая не занимается, инженер, в основном занимается строительством, а это занятие, которое нравится многим детям.

    Одно большое изменение с 2015 года, когда был опубликован наш последний отчет, заключается в том, что тогда профессия номер один — спортсмен — опустилась на восьмую. Спортсмены по-прежнему занимают третье место в рейтинге самых популярных профессий мечты для мальчиков, но для девочек он даже не входит в десятку лучших. Звездная сила спортсменов уже не кажется такой огромной, как несколько лет назад. Неясно, является ли это продуктом времени — прошло два года с последней Олимпиады — или же еще труднее отследить культурные тенденции.Ясно лишь то, что «офицер полиции», который в этом году переместился на третье место после 10-го места в 2015 году, идет в поход.

    Девочки выбирают направления STEM, мальчики — госслужбу.


    Из всех подражателей врачей, участвовавших в этом опросе, колоссальные 80 процентов составляли девочки. Девочки также с большей вероятностью выберут карьеру в сфере STEM, чем мальчики, чьи предпочтения склоняются к государственной службе, а именно к полицейскому (79 процентов мальчиков) и пожарному (87 процентов мальчиков).Тем не менее, когда дело доходит до наиболее общей позиции STEM, «ученый», девочки и мальчики были разделены примерно поровну: 45 процентов потенциальных ученых составляли девочки и 55 процентов — мальчики. Похоже, это указывает на то, что родители, преподаватели и даже участники шоу, постоянно уделяющие особое внимание навыкам и карьере в области STEM, оказывают существенное влияние, особенно на девочек.

    Калифорнийцы хотят отправиться в космос; Дети Новой Англии рисуют вне линий.


    Выбор высшей профессии в целом одинаков для всей страны.Врачи — безусловно, лучший выбор для детей на Западе и в Средней Атлантике, и вторые в Великих озерах, Среднем Западе, Юго-Востоке и Юго-западе (во всех этих местах «ветеринар» — выбор номер один). В Новой Англии врач делит высший счет с «пожарным».

    Если углубиться в региональные предпочтения, выявляются более резкие контрасты. Дети в Средней Атлантике, скорее всего, захотят стать учителями. Дети в Новой Англии, скорее всего, захотят стать художниками. Дети на юго-востоке очень, очень хотят быть учеными.Дети на Среднем Западе немного менее однородны: ни одна работа не занимает более 9 процентов респондентов из этого региона. Если SpaceX вдохновляет огромное количество детей мечтать о посещении космоса — а это выглядит именно так, — также кажется вероятным, что будущие инженерные звания компании будут заполнены будущими инженерами Юго-Запада.

    СМИ имеют большее влияние на выбор карьеры ребенка, чем родители.


    Один примечательный вывод из опроса этого года заключается в том, что вместе взятые, телевидение, фильмы и потоковые онлайн-сайты, такие как YouTube, оказывают наибольшее влияние на карьерные мечты детей.Источники в сфере развлечений назвали «личную страсть» фактором, повлиявшим на их выбор карьеры. На третьем месте оказались «родители». Среди других заметных влияний — книги и школа — так что, к счастью, чтение и выполнение домашних заданий с вашим ребенком, кажется, по-прежнему имеют большое влияние.

    Смело позвольте вашему ребенку посмотреть Doc McStuffins .

    В течение многих лет в Соединенных Штатах был широко распространен призыв к увеличению числа врачей. Приблизительно 2,56 врача на 1000 человек, U.С. сильно отстает от таких стран, как Австрия, Норвегия, Швеция, Германия и Швейцария — и если спад продолжится, некоторые опасаются, что нехватка персонала может привести к ухудшению лечения и более высоким расходам. Могут ли мультфильмы быть решением? Почти четверть детей, которые хотят стать врачом или ветеринаром, сказали, что на них повлияло телешоу «Док МакСтаффинс» (для девочек процент еще выше). Учитывая, что примерно два процента (да, мы сказали два ) действующих врачей в США.S. — темнокожие женщины, влияние такого персонажа, как Док Макстаффинс — черной девушки, которая лечит ее мягкие игрушки и игрушки в сериале — невозможно переоценить.

    Родители чувствуют, что их дети готовы следовать своим мечтам, но беспокоятся о финансировании.

    Около 36 процентов семей не чувствуют себя финансово подготовленными, чтобы помочь детям осуществить их мечты, даже несмотря на то, что 86 процентов родителей считают, что они подвергают своих детей достаточному воздействию в поддержку своей мечты.Огромные 92 процента респондентов уверены, что их дети смогут осуществить свои мечты, основываясь на способностях, но явно увязли в финансовых проблемах.


    Чем больше у вас денег, тем выше вероятность того, что вы будете заниматься искусством.

    Наблюдалась некоторая однородность домашних хозяйств с доходом менее 150 000 долларов, при этом ветеринары и врачи постоянно занимали первое и второе места. Однако, как только семья заработала более 200 000 долларов, выбор карьеры сместился в сторону искусства.Лучшими карьерами для этих семей были «музыканты», за ними следовали «артист» и «спортсмен», которые делили второе место. За ними последовал «YouTuber» — зарождающаяся карьера, которую в первую очередь выбрали люди с самыми высокими доходами.

    Какие препятствия встретятся родителям, чтобы помочь своим детям преодолеть?

    Хотя больше всего родителей беспокоило финансовое положение, деньги ни в коем случае не были единственной заботой родителей. Неуверенность в себе была самым распространенным явлением, о котором родители беспокоились, что могло помешать их мечтам своих девочек, в то время как неспособность сосредоточиться была самой большой проблемой для мальчиков.Изучив результаты опроса, стало ясно, что нет двух родителей, которые нервничают одинаково, но что многие родители активно помогают своим детям аналогичным образом. Вот примеры препятствий, которые, как опасаются родители, могут в конечном итоге стать на пути их детских мечтаний.

    Рождение детей
    « В семь лет [моя дочь] уже понимает, что материнство может противоречить карьере в химии, и решила получить опыт работы в этой области и растить детей после того, как она устроится.»

    Взять на себя ответственность
    « Ничто не остановит ее, кроме ее собственных решений в жизни ».

    Предубеждение
    «И [полицейский, и врач] — области, где доминируют мужчины; ей придется побороть предрассудки ».

    Финансовая безопасность
    «Взросление и обмен своим воображением и большими идеями на финансы и« нормальные »взрослые обязанности».

    Социальный коллапс
    «Социально-вызванная нестабильность, финансовый коллапс или стагнация, А.I. Автоматизация, воздействие человеческой мелочности на его чуткую натуру ».

    Ничего
    «Если она мечтает о многом и считает, что она достаточно хороша, все возможно».

    Родители, выразившие эту озабоченность, также выразили решимость предоставить своим детям эмоциональную поддержку и время. Исследования показывают, что это, вероятно, поможет застенчивым девочкам превратиться в уверенных в себе женщин, а отвлекающие мальчики — в сосредоточенных мужчин. Также очевидно, что, помогая своим детям уточнить их ожидания и подготовиться к трудностям, присущим следованию любому заданному пути, родители настраивают детей так, чтобы они хорошо справлялись с разочарованием и продолжали двигаться вперед.

    Веселые отзывы малышей.

    На каждую дюжину потенциальных врачей найдется ребенок, который действительно хочет быть хранителем драконов. Вот некоторые из наиболее, так сказать, творческих выборов карьеры из опроса.

    • «Сумасшедшая кошечка» (8-летняя девочка)
    • «Танцующий единорог» (мальчик 2 лет)
    • «Аллигатор» (мальчик 3 лет)
    • «Ниндзя» (многократный)
    • «Осьминог» (мальчик 2 лет и девочка 3 года)
    • «Заборный врач» (6 лет)
    • «Я не хочу становиться большим» (4-летний мальчик)
    • «Хранитель дракона» (6-летняя девочка)
    • «Человек-мороженое в Costco» (4-летний мальчик)
    • «Либрина» (библиотекарь-балерина; 8-летняя девочка)

    Эта статья была написана в сотрудничестве с нашими друзьями из New York Life, которые стремятся помочь семьям быть счастливыми, успешными и хорошими в жизни.Узнайте больше на newyorklife.com.

    Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

    Спасибо за подписку!

    Кем дети хотят быть, когда вырастут

    Отчет

    «Отцовское воображение» основан на почти 500 ответах детей в возрасте от одного до 10 лет, которых спросили: «Кем вы хотите быть, когда вырастете?» Это простой вопрос, который на удивление многое раскрывает о культурных влияниях, гендерных нормах и загадку того, как дети по-прежнему хотят быть врачами, хотя большинство из них боятся его посетить.Это снимок поколения, которое столь же восприимчиво к привлечению суперзвезд спорта, как и все предыдущие, но также и поколения, которое почти так же тянется к новым суперзвездам науки и техники.

    По крайней мере, это напоминание о бесхитростном и увлекательном взгляде детей на мир взрослых. Одно это не так? Ориентир, по которому родители должны измерять надежды и мечты своего ребенка. Помните, что все эти дети 6 раз передумают о своих любимых золотых рыбках к субботе — Отчет «Отцовское воображение», вероятно, будет выглядеть совершенно иначе, если мы проведем его снова на следующей неделе.

    Самые популярные вакансии
    Как насчет коллектива «Аааау!» за вечный альтруизм детей? Врачи, учителя, пожарные, ветеринары и полицейские посвящают свою жизнь общему благу; что дети хотят сделать то же самое для мира в старости (просто постарайтесь держать от них понятие «страхование от халатности» до окончания медицинской школы).

    Несмотря на насыщенную знаменитостями культуру, в которой они живут, дети мало интересуются актерским мастерством или музыкой, но их увлечение звездами профессионального спорта очень велико, что может иметь или не иметь ничего общего с вашим криком однажды на экране телевизора. или два раза в неделю.И хотя дети не знают об инженерах достаточно, чтобы понять, какими они хотят быть, они в первую очередь знают достаточно, чтобы ими стать. Так что, если ничто иное, может быть, это высшее образование окупится само за себя.

    Если принять как данность, что карьерные устремления детей в их жизни влияют на взрослых, то разбивка ответов по регионам предполагает, что вся страна могла бы чему-то научиться у учителей со Среднего Запада.

    Пол и работа мечты

    Неудивительно, что в подавляющем большинстве мальчики мечтают стать профессиональными спортсменами, учитывая, насколько распространены звезды мужского спорта в массовой культуре.Но видеть, как девочки объявляют «врачом» с таким же пылом, как мальчики, объявляющие «спортсменом», обнадеживает, учитывая, что только каждый четвертый врач в фильмах и на телевидении — женщина. Тем не менее, движение вперед не так велико — «Принцесса» заняла седьмое место в списке профессий мечты для девочек.

    Работа мечты по возрасту

    Что ж, это отвечает на вопрос, в каком возрасте индустриальный развлекательный комплекс попадает в вашего ребенка — где-то между 3 и 4 годами ваш ребенок поймет, что быть супергероем, чтобы зарабатывать на жизнь, быть совершенно потрясающим.Распределение по возрасту предполагает, что на амбиции детей влияет то, чему они больше всего (в последнее время?) Подвергаются, поэтому сделайте им одолжение и постарайтесь подвергать их как можно большему воздействию.

    В какой-то момент карьерные устремления вашего ребенка превратятся из «очаровательных» в «то, как я гарантирую, что они не будут жить в моем подвале после колледжа». Но, по словам профессионального консультанта Филлис Фэгелл, определение и поощрение карьерного роста, не прерывая его, — это тонкий танец.Ее первый совет? Парень из Бойцовского клуба был прав.

    Интерес к STEM

    Только 35 процентов всех детей проявили интерес к науке, технологиям, инженерному делу и математике, что может разочаровать некоторых родителей, учитывая нынешнюю одержимость STEM-образованием. Но для других тот факт, что девочки опережают мальчиков в этой категории, гораздо важнее, чем общее число. А кем бы были эти «другие»? Просто главный технический директор США.Похоже, что области STEM, возможно, захотят подготовиться к некоторой смене пола в ближайшие годы…

    По-видимому, худший способ вдохновить вашего ребенка на карьеру в области науки, технологий, инженерии или математики — это вырастить его в Silicon Долина.

    Оказывается, Оракул из Омахи на самом деле был оракулом, но, не считая Уоррена Баффета, очень немногие влиятельные лица — от Джеффа Безоса до Джеймса Эрла Джонса — действительно делали то, что они клялись делать, когда вырастут.И по большей части это хорошо.

    Веселые ответы

    Инфографика превращает большие объемы информации в удобоваримые идеи, но, если их не проверять, может лишить юмора чего-то столь же потенциально забавного, как вопрос сотням детей, кем они хотят стать, когда вырастут. Вот почему важно обратить внимание на некоторые из ответов, которые были слишком уникальны, чтобы их можно было уловить в драге Imagination Report — например, эти:

    «Котенок»
    «Тестер матрасов»
    «Ремонтник»
    «Повелитель зверей»
    «Поп-принцесса»
    «Динозавр»
    «Американский ниндзя-воин»
    «Управляющий хедж-фондами»
    «Золотодобытчик»
    И обладатель золотой медали «Отцовского воображения» за лучший ответ на вопрос: кем вы хотите стать, когда вырастете вверх? ….«Выше».

    Подробнее

    Итак, вы знаете, кем хочет быть ваш ребенок, когда вырастет — что теперь?

    Кем 25 влиятельных людей хотели быть в детстве

    Методология и ресурсы

    Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

    Спасибо за подписку!

    Какие дети в 2015 году хотят быть, когда вырастут

    Девочки больше не хотят быть принцессами и балеринами.Согласно новому общенациональному опросу 500 детей в возрасте от одного до 10 лет, больше девочек, 41%, хотят заниматься наукой, технологиями, инженерным делом и математикой, как и мальчики, на 32%.

    На самом деле врач — самая популярная профессия для девочек (16%), за ней следуют учитель (7%), ученый (4,5%) и повар / пекарь (4%). Среди мальчиков наиболее популярной будущей работой является профессиональный спортсмен — 16%. На втором месте пожарный с чуть более 5%, за ним идет инженер с чуть менее 5% и космонавт с 4%.

    Опрос был проведен в октябре новым веб-сайтом «Отцовство», детищем 35-летнего Саймона Айзекса, бывшего профессионального марафонца, предпринимателя и отца девятимесячной дочери по имени Кайя. Он начал свою карьеру в Фонде Клинтона и Фонде ООН Теда Тернера в таких местах, как Пакистан, Индонезия и Руанда, прежде чем заняться так называемым корпоративным маркетингом, который продвигает благотворительные предприятия компаний, такие как красная кампания GAP. Он основал собственное маркетинговое агентство Do Good Well в Сиэтле, которое было куплено сиэтлским агентством Ignition-Inc.com в 2007 году.

    Тем временем он заметил то, что он называет «ростом блогов для мам», миллионы которых сейчас предлагают матерям советы по воспитанию детей. По его словам, для пап не было ничего, хотя отцы-миллениалы берут на себя все большую долю домашних обязанностей, от покупок до ухода. (Согласно исследованию Young & Rubicam, проведенному в июне 2015 года, отцы-миллениалы совершают 80% покупок в продуктовых магазинах.) «Мы наблюдаем масштабные изменения в американской жизни, — говорит он. «Мы увидели огромное открытое пространство».

    В январе Айзекс и Майкл Ротман привлекли 2 миллиона долларов стартового капитала от группы инвесторов, включая Knight Foundation и Гэри Вайнерчука.Теперь в их интернет-издании, запущенном в апреле, есть такие истории, как «Почему заводить дружбу с другими отцами намного страннее, чем кто-либо думает» и «Как забрать каникулы у бабушек и дедушек».

    Саймонс говорит, что ему пришла в голову идея провести исследование детских амбиций, чтобы увидеть, «что мы делаем в отношении гендерного равенства и расширения прав и возможностей девочек». Это хорошая лакмусовая бумажка, чтобы показать нам, чему мы подвергаем наших детей ». По его словам, результаты STEM — это хорошая новость, но тот факт, что девочки не хотят расти, чтобы стать спортсменами, показывает, что мы не предоставляем им достаточного количества занятий легкой атлетикой и спортом.Неужели он действительно хочет, чтобы Кайя хотела стать следующей Сереной Уильямс, имеющей шанс на миллион? «Я хочу, чтобы моя дочь поверила, что она может быть кем угодно, — говорит он. Он добавляет, что девочкам также необходимо больше общаться с женщинами-полицейскими и пожарными.

    Отчет не лишен легкомыслия. Среди детей трех-четырех лет профессия №1 — супергерой. Кроме того, есть желаемые профессии, «которые были слишком уникальны, чтобы их можно было поймать в [отчете]]. Среди них котенок, динозавр, менеджер хедж-фонда (угадайте, чем занимается его / ее родитель) и мой любимый «выше ростом».”

    Перестаньте спрашивать детей, кем они хотят быть, когда вырастут

    «Кем вы хотите быть, когда вырастете?»

    Когда я был ребенком, я боялся вопроса. У меня никогда не было хорошего ответа. Взрослые всегда были ужасно разочарованы тем, что я не мечтала стать чем-то грандиозным или героическим, например, кинорежиссером или космонавтом.

    В колледже я наконец понял, что не хочу быть одним. Я много чего хотел. Итак, я нашел обходной путь: я стал организационным психологом.Моя работа — исправлять чужие рабочие места. Мне удалось испытать их на собственном опыте — мне пришлось исследовать, как кинематографисты прокладывают новые пути и как космонавты укрепляют доверие. И я пришел к выводу, что вопрос о том, кем молодые люди хотят стать, оказывает им медвежью услугу.

    Моя первая претензия к вопросу заключается в том, что он заставляет детей определять себя с точки зрения работы. Когда вас спрашивают, кем вы хотите стать, когда вырастете, социально неприемлемо говорить «отцом» или «матерью», не говоря уже о «честном человеке».«Это может быть одной из причин, по которой многие родители говорят, что их самая важная ценность для своих детей — это забота о других, но их дети верят, что высшая ценность — это успех. Когда мы определяем себя своей работой, наша ценность зависит от того, чего мы достигаем.

    Вторая проблема заключается в том, что есть один звонящий для всех. Хотя призвание может быть источником радости, исследование показывает, что его поиск заставляет студентов чувствовать себя потерянными и сбитыми с толку. И даже если вам посчастливится наткнуться на призвание, это может оказаться нежизнеспособной карьерой.Мы с коллегами обнаружили , что звонки часто остаются без ответа: многие карьерные увлечения не оплачивают счета, а у многих из нас просто нет таланта. После того, как комик Крис Рок услышал, как администратор сказал поступающим в старшую школу, что они могут быть кем угодно, он спросил: «Леди, почему вы лжете этим детям?» Может быть, четверо из них могут быть кем угодно. Но другим 2000 лучше научиться сваривать. Он добавил: «Скажите детям правду. Вы можете быть кем угодно, пока они нанимают.”

    Если вам удается преодолеть эти препятствия, возникает третье препятствие: карьера редко оправдывает ваши детские мечты. Согласно одному исследованию, в поисках идеальной работы привели к тому, что выпускники колледжа чувствовали себя более тревожными, напряженными, подавленными и подавленными на протяжении всего процесса — и менее удовлетворенными результатом. Как пишет Тим ​​Урбан, счастье — это реальность без ожиданий. Если вы ищете блаженства, вас ждет разочарование. Этим объясняются исследования, показывающие, что люди, окончившие колледж во время рецессии, более довольны своей работой три десятилетия спустя: они не считают само собой разумеющимся, что у них есть работа.

    Положительным моментом низких ожиданий является то, что они стирают разрыв между тем, что мы хотели, и тем, что мы получили. Обширные свидетельства показывают, что вместо того, чтобы рисовать радужную картину работы, вам лучше начать реалистичный предварительный просмотр того, что она на самом деле, с бородавками и всем остальным. Конечно, вы можете быть немного менее взволнованы этим, но в среднем вы в конечном итоге более продуктивны и с меньшей вероятностью бросите. Лучше всего об этом сказала Опра: «Ваша работа не всегда будет вам соответствовать».

    Я за то, чтобы побуждать молодежь стремиться к высоким и мечтать о большом.Но посоветуйтесь с тем, кто учится работать, чтобы зарабатывать на жизнь: эти стремления должны быть больше, чем работа. Когда дети спрашивают, кем они хотят стать, они начинают заявлять о своей карьере, которую они, возможно, никогда не захотят зарабатывать. Вместо этого предложите им подумать о том, какими людьми они хотят быть, и обо всех других вещах, которые они могут захотеть сделать.

    Адам Грант, организационный психолог из Уортона, является автором книги «Оригиналы». Чтобы узнать больше о построении своей карьеры и связях, послушайте WorkLife With Adam Grant, оригинальный подкаст TED, посвященный науке о том, как сделать работу менее ужасной.Вы можете найти WorkLife в Apple Podcasts или на своей любимой платформе для подкастов.

    Самые популярные рабочие места, которые дети хотят иметь, когда вырастут, в списке

    Согласно недавнему опросу, стать известным на YouTube — это карьерное стремление номер один для американских детей.

    Согласно недавнему опросу, стать известным на YouTube — это карьерное стремление номер один для американских детей. Китайские же дети предпочли бы стать космонавтами.

    Когда-то в истории Америки дети мечтали о том, чтобы полететь на самолете через открытую галактику. Вырасти до космонавта, пилота или, может быть, президента, были популярными жизненными целями среди школьников. Сегодня все по-другому.У современных детей одна цель: они хотят прославиться на YouTube.

    ПОДРОБНЕЕ: 10 советов для родителей с детьми, публикующих собственные видео на YouTube

    В исследовании, проведенном Харрисом Поллом от имени LEGO, детей в США, Великобритании и Китае спрашивали о том, кем они хотели бы стать, когда вырастут.5000 детей в возрасте от восьми до двенадцати лет выбрали из пяти вариантов: космонавт, музыкант, профессиональный спортсмен, учитель или видеоблогер / YouTube.

    американских и британских детей в подавляющем большинстве отметили галочку напротив YouTuber.Однако оказалось, что китайские дети по-прежнему увлечены исследованием космоса, и более половины из них выбрали астронавтов.

    Так почему сейчас дети хотят стать звездами YouTube? Все связано с их образцами для подражания.Наши дети подключены к цифровому поколению, проводя много времени, наблюдая за другими детьми на YouTube. Когда они следуют за этими звездами, идея стать такими же, как они, зарождается в их умах.

    Характер исследования поднимает вопрос о том, ответили бы американские и британские дети одинаково, если бы оно было свободным.Другими словами, если бы их попросили написать то, кем они хотели бы стать, когда вырастут, вместо того, чтобы выбирать из списка заранее написанных вариантов, возможно, они бы ответили иначе. Поскольку YouTube так популярен в США и Великобритании, возможно, дети обратили внимание на этот вариант и отметили его. Возможно, они никогда не задумывались об этой профессии до того, как ее поднял опрос.

    Посмотрим, сколько детей вырастут, чтобы стать звездами YouTube!

    ЧИТАЙТЕ СЛЕДУЮЩИЙ: Это видео детской песни про акул на YouTube было просмотрено более 3 раз.3 миллиарда раз

    6 преимуществ обучения на улице для развития ребенка

    Об авторе Элиза Чинелли (Опубликовано 227 статей)

    Элиза любящая жена и домашняя мама в Сан-Франциско.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *