Дисплазия соединительной ткани у детей симптомы: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

Дисплазия соединительной ткани в практике врача-педиатра » Медвестник

Переводится с греческого как «отклонение в формировании»

Темы ДСТ «Медицинский вестник» касался уже не раз. Но до сих пор описывались лишь отдельные проявления этой врожденной патологии.

Так, в «МВ» № 21 за 2010 год профессор Л.М.Макаров рассказал о первичных каналопатиях, нередко приводящих к внезапной сердечной смерти у детей и вызываемых мутациями генов, экспрессирующихся в миокарде. В «МВ» № 4 за 2011 год профессор И.В. Викторова описала синдром гипермобильности суставов, а в № 17—18 за 2011 год профессор Э.А.  Галлямов говорил о важнейшем патогенетическом факторе гастроэзофагеальной рефлюксной болезни — врожденных грыжах пищеводного отверстия диафрагмы, образующихся из-за повышенной эластичности тканей, ограничивающих это отверстие.

Уже эти публикации показывают, насколько распространены и значимы заболевания, обусловленные ДСТ. Однако многолетние исследования З.В. Нестеренко и те данные мировой науки, которые она анализирует, свидетельствуют о том, что при ДСТ поражаются не три, а гораздо больше систем организма и указанная проблема несравненно шире и острее, чем о ней думали в 1989 году, когда шотландский доктор Р.

Бейтон впервые предложил обозначать врожденную патологию СТ, проявляющуюся снижением ее прочности, термином дисплазия, что в переводе с греческого обозначает «отклонение в формировании».

Если пролин изменяется на аргинин

Частота выявления ДСТ (по данным разных авторов) достаточно велика — от 26 до 80 % для всех возрастов и от 74 до 85% — среди детей.

В развитии подобных дисплазий ведущее значение имеют мутации генов, кодирующих синтез и пространственную структуру коллагена и ответственных за формирование компонентов матрикса. Соответственно, согласно одной из первых классификаций ДСТ, они подразделялись на заболевания, обусловленные нарушением синтеза или катаболизма волокнистых компонентов СТ либо ее основного вещества.

Но в 1990-х годах приняли более распространенную на сегодня классификацию. К первой группе дисплазий относят достаточно редко встречающиеся дифференцированные дисплазии (ДДСТ), имеющие моногенный и определенный тип наследования, чаще — аутосомно-доминантный, и четко очерченную клиническую симптоматику.

Это синдром Марфана, Элерса—Данлоса, несовершенный остеогенез и несколько других.

Чтобы ознакомиться с ДДСТ, обратимся к наиболее распространенному (частота встречаемости среди новорожденных — 5:100.000) их представителю — синдрому Марфана (СМар). Все доказанные случаи указанного синдрома — следствие мутации гена фибриллина. Он локализуется в длинном плече 15 хромосомы, поле 21 (15ql5-q21.3). Суть мутации — замена в белке фибриллина аминокислоты пролина на аргинин. В результате усиливается синтеза коллагена типа 3 и уменьшение содержания коллагена типа  1. Если в норме соотношение коллаген-1:коллаген-3 составляет 6:4, то при СМар оно падает до 3:7.

Клиническая картина в типичном случае СМар проявляется характерной триадой признаков, относящихся к скелетно-мышечной и сердечно-сосудистой системам, а также органам зрения.

Изменения скелетно-мышечной системы включают: высокий рост, астеническое телосложение (длина конечностей непропорциональна длине туловища), арахнодактилию (длинные тонкие пальцы), деформацию грудной клетки, высокое арковидное нёбо, кифосколиоз, слабость связочного аппарата. К поражениям сердечно-сосудистой системы относятся: дилатация корня аорты, аортальная регургитация, расслаивающая аневризма аорты, пролапс митрального клапана, регургитация крови при недостаточности этого клапана. Характерная патология органов зрения — иридоденез (дрожание хрусталика вследствие слабости цинновой связки), подвывих хрусталика, высокий риск отслойки сетчатки и близорукость высокой степени.

До широкого использования хирургической коррекции сердечно-сосудистой патологии практически все пациенты с СМар умирали до 30—35 лет. Причем основная группа — еще в детском возрасте. Однако в ХХI веке при адекватной терапии продолжительность жизни большинства пациентов с СМар лишь немного уступает этому показателю в общей популяции.

Высокорослые, веснушчатые, сутулые

Во вторую же группу ДСТ, составляющую расстройства, наиболее часто встречаемые практическим педиатром, включены нарушения, объединенные термином недифференцированная дисплазия (НДСТ). В отличие от дифференцированных дисплазий НДСТ — это генетически гетерогенные патологии.

Основной характеристикой таких дисплазий является широкий спектр клинических проявлений без четкой симптоматики. То есть НДСТ — это не нозологическая единица, и места ей в МКБ-10 пока не нашлось. В свою очередь НДСТ делятся на 2 группы: болезни с установленным и неустановленным (а это и есть подавляющее большинство НДСТ) генным дефектом.

НДСТ у ребенка может быть диагностирована уже на этапе физикального обследования при комплексной оценке так называемых фенотипических маркеров. Выделяют внешние и висцеральные маркеры, преобладание которых зависит от того, поражение какого типа СТ имеет место — плотной или рыхлой. Критическое число внешних маркеров, позволяющее делать заключение о наличии НДСТ, сейчас принято считать за 3—6. На основании диагностической значимости отдельных признаков НДСТ предлагаются диагностические таблицы с балльной оценкой внешних и висцеральных маркеров, а также биохимических показателей.

Например, внешние изменения кожи у детей с НДСТ обычно свидетельствуют о поражении рыхлой соединительной ткани и характеризуются наличием ее гиперэластичности, повышенной растяжимости, стрий, келоидных рубцов, выраженной подкожной венозной сети, характерных пигментных пятен цвета «кофе с молоком», либо депигментации, большого количества невусов.

Зато поражения плотной СТ проявляются изменениями со стороны скелета: нарушением осанки в виде кифоза и сколиоза, сутулости, деформациями грудной клетки, плоскостопием. Такие дети, как правило, имеют высокий рост, астеническое телосложение.

У всех детей с НДСТ обнаруживаются так называемые малые аномалии развития, или дисморфии. К наиболее часто встречающимся дисморфиям относятся: светлокожесть, сросшиеся брови, широкая переносица, гипер-и гипотелоризм, голубые склеры, эпикант, неправильный рост зубов, деформированная ушная раковина, приросшая мочка, изогнутые мизинцы, неполная синдактилия пальцев, светлый или рыжий цвет волос. Диагностически значимым для выявления НДСТ является наличие у ребенка 6 и более дисморфий.

Маркеры внешние и внутренние

Обратимся теперь к внутренним маркерам НДСТ, причем подчеркнем, что между числом внешних и внутренних маркеров существует прямая корреляция.

Если говорить об интегральных показателях внутренних маркеров НДСТ, выявляемых биохимическими методами, то наиболее информативно определение уровня молекул, образующихся при распаде коллагена. Это оксипролин и гликозоаминогликаны в суточной моче, а в сывротке крови — лизин и пролин. Изменение соотношения коллагенов разных типов при НДСТ позволяет использовать в диагностике метод непрямой иммунофлюоресценции по Sternberg L.A. (1982).

На мембранах лейкоцитов обычно определяется повышенное представительство антигенов гистосовместимости HLA – А28, В35, Cw5, Cw52, а с другой стороны — сниженное количество антигенов типа А2, В12, Cw3. Наиболее перспективными, конечно, являются методы молекулярно-генетической диагностики, выявляющие конкретные генные мутации. Однако в случаях НДСТ эти анализы пока находятся на начальной стадии разработки.

Одной из наиболее часто вовлекаемых в патологический процесс при НДСТ у детей является кардиореспираторная система.

Это приводит к серьезным педиатрическим ошибкам

При НДСТ у детей еще в начале жизни нарушается формирование эластического каркаса легких, что обусловливает клапанный механизм бронхиальной обструкции и образование эмфизематозных булл из-за разрыва морфологически несостоятельных межальвеолярных перегородок.

Последствием субплеврально расположенных булл может быть спонтанный пневмоторакс. Врожденный же дефект хрящевого и соединительнотканного каркаса трахеи и бронхов приводит к повышенной их подвижности, возникновению бронхоэктазов, пневмосклероза. Дискинезия трахей и бронхов приводит к развитию бронхообструктивного синдрома (БОС).

Отмечается высокая корреляционная зависимость между тяжестью течения бронхиальной астмы у детей и проявлениями дисплазий. И чем последние распространеннее и сильнее выражены, тем раньше у ребенка вдобавок к бронхиальной астме формируется легочная гипертензия и пневмофиброз.

Аномалии строения бронхолегочной системы при НДСТ ведут к ухудшению элиминации патогенных агентов в условиях измененной иммунной реактивности и способствуют длительной персистенции бактерий, формированию рецидивирующего течения пневмоний. Примечательно и то, что растет уровень атипично протекающих детских пневмоний, вызываемых внутриклеточными возбудителями — хламидиями и микоплазмами, с преимущественным поражением интерстиция легких, при рецидивирующем течении которых прогрессирует, как и в случаях астмы, пневмофиброз, легочная гипертензия.

При НДСТ нередко диагностируются и врожденные пороки: трахеобронхомегалии, трахеобронхомаляции, кистозные гипоплазии легких. На фоне дисплазий перечисленные заболевания особенно часто сопровождаются развитием тяжелых осложнений в виде пневмофиброза, легочной гипертензии, бронхоэктазов, спонтанного пневмоторакса.

К сожалению, в отличие от вышеперечисленных выраженных проявлений НДСТ у детей, субклинические варианты обычно не диагностируются. Это часто приводит к неверной трактовке патологического процесса и серьезным педиатрическим ошибкам.

Истинно малое сердце

С 1987 года в классификации заболеваний сердечно-сосудистой системы Нью-Йоркской ассоциации кардиологов был выделен синдром соединительнотканной дисплазии сердца (СДС), сопровождающий как дифференцированные, так и недифференцированные дисплазии. В свою очередь сердечные дисплазии включают несколько синдромов.

Клапанный синдром объединяет изолированные и комбинированные пролапсы клапанов сердца, миксоматозную дегенерацию клапанов.

Примерно в 70% случаев синдром представлен пролапсом митрального клапана, реже — трикуспидального или аортального, расширением корня аорты и легочного ствола; эктопически расположенными хордами, аневризмами синусов Вальсальвы. В части случаев такие изменения сопровождаются явлениями регургитации, что отражается на показателях контрактильности миокарда и объемных параметрах сердца.

При торакодиафрагмальном синдроме речь идет об астенической форме грудной клетки или ее деформации, деформациях позвоночника (сколиозы, кифосколиозы, гиперкифозы, гиперлордозы), изменениях стояния и экскурсии диафрагмы. Среди детей с ДСТ наиболее часто встречается воронкообразная деформация грудной клетки, на втором месте по частоте — килевидная. Деформации грудины, ребер, позвоночника и связанное с ними высокое стояние диафрагмы уменьшают грудную полость, повышают внутри­грудное давление, нарушают приток и отток крови, способствуют возникновению аритмий.

Сосудистый синдром подразумевает поражение артерий эластического типа, при котором их стенки расширяются и возникают мешотчатые аневризмы. Страдают и артерии мышечного и смешанного типов. В результате появляются бифуркационно-гемодинамические аневризмы, а также патологическая извитость сосудов вплоть до петлеобразования.

Синдром торакодиафрагмального серд-ца (СТДС) формируется параллельно прогрессированию деформации грудной клетки и позвоночника, на фоне клапанного и сосудистого синдромов. У детей с типичной астенической конституцией чаще проявляется астенический вариант СТДС. В этом случае уменьшаются размеры камер сердца, но при сохранении их нормальной толщины. Словом, идет формирование «истинного малого сердца», функционирующего без серьезных отклонений.

К сожалению, у части детей с деформацией грудной клетки при смещении сердца, когда оно «уходит» от механических воздействий костяка грудной клетки, ротируя и сопровождаясь «перекрутом» основных сосудистых стволов, формируется так называемый ложностенотический вариант СТДС, протекающий особенно тяжело.

Синдром метаболической кардиомиопатии объединяет кардиалгии, аритмии, нарушения процессов реполяризации. Развитие метаболической кардиомиопатии определяется влиянием кардиальных факторов (клапанный синдром, варианты СТДС) и экстракардиальных условий (вегетативные дисфункции, дефицит микро- и макроэлементов и др.). Кардиомиопатии при ДСТ обычно не имеют специфических симптомов.

Аритмический синдром включает желудочковые и предсердные экстрасистолии, пароксизмальные тахиаритмии, миграции водителя ритма, атриовентрикулярные и внутрижелудочковые блокады, аномалии проведения импульса по дополнительным путям, синдром предвозбуждения желудочков, синдром удлинения интервала Q-T.

Практический педиатр должен помнить о том, что у детей, страдающих ДСТ, кардиомиопатии и аритмический синдром встречаются очень часто (у 60—64% пациентов). И именно они определяют повышенный риск внезапной сердечной смерти таких детей.

Универсальное средство еще не найдено

Универсальное средство, восстанавливающее соединительную ткань при любых формах дисплазий, еще не найдено. Для каждого ребенка с ДСТ подбирается индивидуальная программа лечения. Три ее основные задачи: улучшение обменных процессов соединительной ткани, устранение уже возникших осложнений и профилактика новых.

В любом случае речь идет о фактически согласованной работе бригады педиатров нескольких специальностей. И об очень сложном, комплексном лечении, которое затрагивает весь детский период жизни (в РФ — до 18 лет). Успеем привести лишь один пример такой терапии, относящийся к синдрому Марфана.

Немедикаментозная терапия включает строгое соблюдение ребенком режима, в том числе питания, где акцент делается на потреблении полноценных белков и продуктов, содержащих полиненасыщенные жирные кислоты; и физической активности, отдельные виды которой таким пациентам запрещены. Существует перечень профессий, к которым нельзя готовить школьников, страдающих ДСТ.

Лекарственное лечение включает симптоматическое назначение b-адреноблокаторов. В случае расширения аорты, и особенно при наличии регургитации, они уменьшают выброс в аорту и соответственно нагрузку на ее стенки, корригируя сопутствующую гипертензию. Считается, что эти кардиотропные средства снижают риск внезапной смерти у детей с поражениями сердца при СМар и любых других ДСТ.

Поскольку доказано, что прогрессирование скелетных патологий при синдроме Марфана замедляется при устранении дефицита микроэлементов (кальций, магний, цинк, медь), необходимых для формирования СТ, в терапии используются пищевые добавки, содержащие вышеперечисленные вещества, а также гиалуроновую кислоту, синтетические аналоги витаминов К и D3. В крови больных с СМар нередко отмечается повышенный уровень сомато­тропного гормона. Поэтому для уменьшения его секреции с раннего детства назначают высокожировые энпиты класса Омега-3 в питании.

Обратимся теперь к терапии с воздействием на соединительную ткань. Она включает аскорбиновую кислоту в виде специальных детских молочных коктейлей, а также корректоры нарушения синтеза и катаболизма гликозаминогликанов — хондроитинсульфат и янтарную кислоту. Еще один препарат, рекомендуемый как корректор биоэнергетических процессов, это карнитина хлорид.

Что могут сделать хирурги

При аневризме аорты, расслаивающей аневризме, пороке аортального клапана с симптомами сердечной недостаточности, детям с синдромом Марфана может помочь только оперативное лечение. Разработаны четкие показания для протезирования. Например, аневризматически расширенная аорта обязательно заменяется эндо- или экзопротезом. При пролапсе митрального клапана, сопровождающемся «стабильной» регургитацией протезирование клапана не проводят. Однако при быстром прогрессировании регургитации, вплоть до присоединения левожелудочковой недостаточности, замена клапана становится необходимой.

Оперативное лечение деформаций грудной клетки и позвоночника является крайне травматичной процедурой, проводимой в несколько этапов, нередко осложняющейся плевритами, перикардитами, пневмониями. Вопрос о ее целесообразности многократно обсуждался на симпозиумах, посвященных ДСТ.Специалисты различных стран приняли единую позицию, отрицающую целесообразность таких операций при любых ДСТ.

Недифференцированная дисплазия соединительной ткани с позиции дизэлементоза у детей и подростков | Творогова Т.М., Воробьева А.С.

Уникальность структуры и функций соединительной ткани создает условия для возникновения огромного числа ее аномалий и заболеваний, вызванных генными дефектами, имеющими определенный тип наследования, либо вследствие мутагенных влияний неблагоприятных факторов внешней среды в фетальном периоде (неблагоприятная экологическая обстановка, несбалансированное питание, стрессы и др.) [1–3].

Дисплазией соединительной ткани (ДСТ) называют генетически детерминированное нарушение ее развития, характеризующееся дефектами ее основного вещества и волокон. В настоящее время среди основных причин ДСТ выделяют изменения темпов синтеза и сборки коллагена и эластина, синтез незрелого коллагена, нарушение структуры коллагеновых и эластиновых волокон вследствие их недостаточной поперечной сшивки [4]. Это свидетельствует о том, что при ДСТ дефекты соединительной ткани в своих проявлениях весьма разнообразны.
В основе указанных морфологических нарушений лежат наследственные либо врожденные мутации генов, непосредственно кодирующих соединительнотканные структуры, ферменты и их кофакторы, а также неблагоприятные факторы внешней среды. В последние годы особое внимание привлечено к патогенетической значимости дизэлементоза, в частности гипомагниемии. Иными словами, ДСТ представляет собой многоуровневый процесс, т.к. она может проявляться на генном уровне, на уровне дисбаланса ферментативного и белкового обмена, а также на уровне нарушения гомеостаза отдельных макро– и микроэлементов [4].
Выделяют две группы ДСТ. К первой группе относят редко встречающиеся дифференцированные дисплазии с известным генным дефектом определенного типа наследования и с четкой клинической картиной (синдромы Марфана, Элерса–Данлоса, несовершенный остеогенез и др.). Эти заболевания относятся к наследственным болезням коллагена – коллагенопатиям [1,5].
Вторую группу составляют недифференцированные ДСТ (НДСТ), наиболее часто встречающиеся в педиатрической практике. В отличие от дифференцированных дисплазий НДСТ – это генетически гетерогенная патология, обусловленная изменениями в геноме вследствие мультифакторных воздействий на плод внутриутробно. В подавляющем большинстве случаев генный дефект при НДСТ остается неустановленным. Основной характеристикой этих дисплазий является широкий спектр клинических проявлений без определенной четкой клинической картины. НДСТ – это не нозологическая единица, и места ей в МКБ–10 пока не нашлось.
Разработана классификация внешних и внутренних признаков (фенов) НДСТ [6]. Внешние признаки подразделяются на костно–скелетные, кожные, суставные и малые аномалии развития. К внутренним признакам относятся диспластические изменения со стороны нервной системы, зрительного анализатора, сердечно–сосудистой системы, органов дыхания, брюшной полости (рис. 1).
Отмечено, что синдром вегетативной дистонии (ВД) формируется одним из первых и является обязательным компонентом ДСТ [1]. Симптомы вегетативной дисфункции наблюдаются уже в раннем возрасте, а в подростковом периоде отмечаются в 78% случаев НДСТ. Выраженность вегетативной дизрегуляции нарастает параллельно с клиническими проявлениями дисплазии [7]. В формировании вегетативных сдвигов при ДСТ имеют значение как генетические факторы, лежащие в основе нарушения биохимических процессов в соединительной ткани, так и формирование аномальных соединительнотканных структур, что в совокупности изменяет функциональное состояние гипоталамуса и приводит к вегетативному дисбалансу.
К особенностям ДСТ относится отсутствие или слабая выраженность фенотипических признаков дисплазии при рождении, даже в случаях дифференцированных форм. У детей с генетически детерминированным состоянием маркеры дисплазии проявляются постепенно в течение жизни [8]. С годами, особенно при неблагоприятных условиях (экологическая обстановка, питание, частые интеркуррентные заболевания, стрессы), количество диспластических признаков и степень их выраженности прогредиентно нарастают, т.к. исходные изменения гомеостаза усугубляются указанными факторами внешней среды. В первую очередь это касается гомеостаза отдельных макро– и микроэлементов, принимающих непосредственное участие в синтезе коллагена, коллагеновых и эластиновых волокон, а также в модуляции активности ферментов, определяющих скорость синтеза и качество соединительнотканных структур.
Это касается прежде всего таких макроэлементов, как магний и кальций и эссенциальных микроэлементов – меди, цинка, марганца, и условно эссенциального – бора. Среди многообразия метаболических функций указанных элементов в организме следует выделить их непосредственное участие в процессах коллагенообразования, а также в формировании, нормальном развитии скелета и поддержании его структуры [9–11].
В настоящее время доказано влияние дефицита магния на структуру соединительной и костной ткани, в частности, на коллаген, эластин, протеогликаны, коллагеновые волокна, а также на минерализацию костного матрикса. Имеющиеся литературные данные свидетельствуют о том, что воздействие дефицита магния на соединительную ткань приводит к замедлению синтеза всех структурных компонентов, усилению их деградации, что значимо ухудшает механические характеристики ткани [12].
Дефицит магния не имеет патогномоничных клинических признаков. Однако полисимптомность этого состояния позволяет на основании клинической картины с большой долей вероятности заподозрить его дефицит у пациента.
Дефицит магния в течение нескольких недель может приводить к патологии сердечно–сосудистой системы, выражающейся ангиоспазмом, артериальной гипертензией, дистрофией миокарда, тахикардией, аритмией, увеличением интервала QT, склонностью к тромбозам; к психоневрологическим нарушениям, проявляющимся в виде снижения внимания, депрессии, страхов, тревожности, вегетативной дисфункции, головокружений, мигрени, нарушений сна, парестезий, мышечных судорог; висцеральные проявления дефицита включают бронхоспазм, ларингоспазм, гиперкинетические диареи, спастические запоры, пилороспазм, тошноту, рвоту, дискинезии желчевыводящих путей, диффузные абдоминальные боли.
Хронический дефицит магния в течение нескольких месяцев и более наряду с вышеуказанной симптоматикой сопровождается выраженным снижением мышечного тонуса, резкой астенизацией, соединительнотканной дисплазией и остеопенией.
Благодаря множеству клинических эффектов магний широко используется в качестве лекарственного средства при различных заболеваниях.
Общеизвестна роль кальция и магния как основных элементов, участвующих в формировании одного из видов соединительной ткани – костной ткани. Доказано, что магний значительно улучшает качество костной ткани, т.к. его содержание в скелете составляет 59% от общего содержания в организме (рис. 2). Известно, что магний непосредственно влияет на минерализацию органического костного матрикса, коллагенообразование, функциональное состояние костных клеток, обмен витамина Д, а также на рост кристаллов гидроксиапатита [13]. В целом прочность и качество структур соединительной ткани во многом зависят от наличия баланса между кальцием и магнием. При дефиците магния и нормальном либо повышенном уровне кальция возрастает активность протеолитических ферментов – металлопротеиназ – ферментов, вызывающих ремоделирование (деградацию) коллагеновых волокон, вне зависимости от причин, вызвавших аномалии в структуре соединительной ткани, что приводит к избыточной деградации соединительной ткани, следствием которой являются тяжелые клинические проявления НДСТ [4].
Гомеостаз магния и кальция в организме зависит от адсорбции элементов в кишечнике, процесса реабсорбции в почечных канальцах, гормональной регуляции и от пищевого рациона, т.к. последний является единственным источником их поступления в организм.
Магний оказывает регулирующее влияние на использование организмом кальция. Недостаточное поступление магния в организм приводит к отложению кальция не только в костях, но и в мягких тканях и различных органах. Избыточное потребление пищи, богатой магнием, нарушает усвоение кальция и вызывает усиленное его выведение [14]. Соотношение магния и кальция – основная пропорция организма, и это необходимо учитывать в рекомендациях пациенту по рациональному питанию. Количество магния в пищевом рационе должно составлять 1/3 от содержания кальция (в среднем на 1000 мг кальция 350–400 мг магния).
Проведенные в последние десятилетия фундаментальные исследования микроэлементов выявили их значимость в биохимических процессах, лежащих в основе формирования соединительной ткани. Доказано, что многие микроэлементы являются неотъемлемыми компонентами ферментных систем, от активности которых зависят метаболизм соединительной ткани, процессы синтеза и ремоделирования ее структурных компонентов [9,15,16].
Медь определяет активность фермента лизилоксидазы, участвующего в образовании поперечных сшивок цепей коллагена и/или эластина, что придает соединительнотканному матриксу зрелость, упругость и эластичные свойства. Цинк необходим для функционирования многих металлоферментов, регулирующих ремоделирование коллагена в соединительной и костной тканях. Марганец активизирует целый ряд ферментов, непосредственно участвующих в синтезе основных белков соединительной ткани – протеогликанов и коллагена, т.е. тех белков, которые определяют рост и структуру костной, хрящевой, соединительной тканей в организме [17].
Роль бора значима в процессах остеогенеза, что обусловлено его влиянием на метаболизм витамина Д, а также регуляцией активности паратиреоидного гормона, который, как известно, ответственен за обмен кальция, фосфора и магния [13].
В клиническом аспекте литературные данные, касающиеся исследования микроэлементов у детей и подростков, в основном посвящены изучению микроэлементозов при воздействии различных факторов окружающей среды, а также при дисгармоничном физическом развитии, патологии мочевой системы, хронических заболеваниях гастродуоденальной зоны, атопическом дерматите, соматовегетативных и психоневрологических расстройствах, органической патологии центральной нервной системы [18–21]. Исследования, проведенные американскими учеными, показали, что дефицит таких элементов, как медь, бор, марганец, цинк и магний ведет к росту числа костных деформаций. При этом отмечено, что за последние 10 лет частота вышеуказанной патологии увеличилась на 46,96% [22].
При литературном поиске сведений об исследовании комплекса микроэлементов, принимающих непосредственное участие в формировании структурных компонентов соединительной ткани и остеогенезе (бора, меди, марганца, цинка), при ДСТ нам встретить не удалось. Имеется лишь единичное исследование баланса отдельных микроэлементов (бора, цинка) при диспластикозависимой патологии соединительной ткани у детей [11].
Методом случайной выборки обследовано 60 детей и подростков в возрасте 9–17 лет, госпитализированных в соматическое отделение Тушинской детской городской больницы г. Москвы по поводу ВД. Обследуемые дети и подростки были разделены на две группы в зависимости от наличия НДСТ. Основную группу составили 30 пациентов с НДСТ (1 группа), группу сравнения – 30 человек, у которых признаки ДСТ отсутствовали (2 группа). Внешние и соматические признаки НДСТ у обследуемых пациентов 1–й группы приведены в таблице 1.
Проведенные нами исследования комплекса микроэлементов в волосах (бора, меди, марганца, цинка), содержания кальция в моче, минеральной плотности костной ткани (МПКТ) выявили выраженные изменения в элементном гомеостазе у пациентов с НДСТ. Среднее содержание микроэлементов у пациентов 1 и 2–й групп приведено в таблице 2. Анализ полученных данных показал, что у пациентов 1–й группы имел место дисбаланс в микроэлементном статусе, который характеризовался достоверными изменениями исследуемых микроэлементов (p<0,05). При этом отмечено значимое снижение содержания бора и марганца, сочетающееся с повышением уровня меди и цинка. Во 2–й группе определялась лишь тенденция к повышению меди и цинка в сочетании со снижением уровня марганца, содержание бора оставалось в норме.
Выраженный дефицит бора и марганца в 1–й группе и достоверное снижение марганца во 2–й группе можно объяснить не только низким потреблением микроэлементов с продуктами питания, но и их зависимостью от уровня кальция и магния в организме. Известно, что у детей и подростков в период активного роста и формирования пиковой костной массы темпы потребления указанных макроэлементов в организме возрастают. Это может явиться одной из причин патологического снижения усвоения других биологически активных веществ, в частности отдельных микроэлементов (бора, марганца) и, соответственно, их дефицита в организме. Кроме того, существует точка зрения о том, что при дефиците магния марганец способен его замещать в активных центрах отдельных ферментов, участвующих в синтезе коллагена и остеогенезе, и выполнять те же функции [4]. Из сказанного следует, что дефицит магния приводит к снижению содержания марганца в организме.
Наблюдаемое достоверное повышение содержания цинка и меди в волосах у пациентов 1–й группы, вероятно, обусловлено снижением уровня кальция в организме. Имеются данные, что при дефиците кальция происходит ускорение темпов накопления цинка в волосах у детей с НДСТ [11]. Очевидно, что пороговые значения потребления кальция приводят к торможению обмена цинка и меди, т.к. их участие в синтезе коллагена, формировании костной ткани и в других жизненно важных функциях возможно лишь при адекватном поступлении кальция в организм.
При определении суточного потребления кальция выявлено недостаточное его содержание в пищевом рационе у пациентов 1 и 2–й группы. Среднесуточное потребление кальция в 1–й группе составляло 425±35 мг, во 2–й группе – 440±60 мг, при нормативах суточной потребности в возрасте 10–18 лет 1200 мг [19].
Отмечено отчетливое снижение экскреции кальция в утренней порции мочи у пациентов 1–й группы (1,2+0,02 ммоль/л при норме 2,5–6,2), что является отражением выраженного дефицита минерала в организме и позволяет полагать, что потребность в кальции при НДСТ гораздо выше, чем при ее отсутствии.
Дефицит кальция подтвердили и результаты денситометрического исследования, которые выявили снижение костной минерализации у 18 пациентов 1–й группы и у 8 человек из 2–й группы (рис. 3). Анализ результатов показал, что степень деминерализации костной ткани соответствовала остеопении, однако у 17% подростков 1–й группы диагностирован остеопороз. Эти подростки не имели соматических заболеваний, способных вызвать патологическое снижение костной массы, поэтому выявленный остеопороз не рассматривался как транзиторный. Проявлением НДСТ у них являлось максимальное количество внешних фенотипических признаков в сочетании с 2–3 соматическими признаками, обращала внимание выраженность сдвигов в содержании всех четырех исследуемых микроэлементов.
Таким образом, проведенные исследования кальциевого гомеостаза являются аргументом, подтверждающим влияние дефицита кальция на формирование микроэлементоза, и диктуют необходимость дотации кальция в балансе с магнием пациентам с НДСТ. Литературные данные и результаты собственных исследований свидетельствуют о значимости дизэлементоза в развитии НДСТ, и это, вероятно, позволяет рассматривать ДСТ как один из клинических вариантов дизэлементоза.
Из сказанного следует, что для устранения соединительнотканных дефектов и предотвращения прогрессирования дисплазии необходима коррекция дизэлементоза. Восстановление нарушенного элементного гомеостаза достигается рациональным питанием, дозированной физической нагрузкой, улучшающей усвояемость макро– и микроэлементов, а также применением препаратов магния, кальция, микроэлементов и витаминов. Пищевые источники магния, кальция и микроэлементов (марганца, меди, цинка, бора) приведены в таблице 3.
В настоящее время патогенетически обоснована терапия НДСТ магнийсодержащими лекарственными препаратами. Восполнение дефицита магния в организме приводит к снижению активности вышеуказанных ферментов–металлопротеиназ и, соответственно, к уменьшению деградации и ускорению синтеза новых молекул коллагена. Результаты магниевой терапии у детей с НДСТ (главным образом с пролапсом митрального клапана, с аритмическим синдромом на фоне вегетативной дисфункции) показали их высокую эффективность [7,24–26].
В педиатрической практике находят широкое применение различные магнийсодержащие препараты, различающиеся по своей химической структуре, уровню содержания магния и способам введения.
Возможности назначения неорганических солей магния для длительной пероральной терапии ограничены из–за крайне низкой всасываемости в желудочно–кишечном тракте и способности вызывать диарею. В связи с этим предпочтение отдается органической соли магния (соединению магния с оротовой кислотой), хорошо адсорбирующейся в кишечнике, и только при применении высоких доз возможен побочный эффект в виде неустойчивого стула.
Магниевая соль оротовой кислоты выпускается в таблетках по 500 мг (32,8 мг элементарного магния) под названием Магнерот (Woеrwag Pharma, Германия). Применение оротовой соли магния оправданно в связи с тем, что оротовая кислота способна фиксировать внутриклеточный магний в митохондриях, где только при наличии магниевых ионов возможен синтез АТФ, определяющий функциональное состояние и жизнеспособность каждой клетки в организме, в том числе и соединительнотканной. Более того, оротовая кислота, участвуя в синтезе нуклеиновых кислот, оказывает анаболическое действие путем стимуляции синтеза протеинов, включая основные белки соединительной ткани, в чем она синергична с магнием [27]. Рекомендуемые дозы препарата Магнерот в зависимости от возраста представлены в таблице 4.
Нами проведена оценка эффективности магниевой терапии у 24 детей и подростков, у которых одним из фенов НДСТ была вегетативная дистония, протекавшая с кардиальными изменениями. Продолжительность курса лечения составляла 3 нед.
Характер жалоб в основном носил неспецифический характер, при этом наиболее часто отмечались утомляемость, раздражительность, тревожность, эмоциональная лабильность, головная боль, трудности засыпания. У подростков с ВД по симпатикотоническому и смешанному типу имела место артериальная гипертензия I–й степени (у 9 чел.) и лабильная АГ (у 5 чел.).
Кардиальные жалобы были незначительными и выражались кратковременными кардиалгиями у 25% пациентов, сердцебиением – у 12,5%, ощущением усиленных сокращений сердца, появлявшихся в момент физической нагрузки и при волнении, реже в покое, – у 8% больных. Однако при анализе ЭКГ изменения были выявлены практически у всех обследуемых. В процессе обследования исключены органическая патология сердца и симптоматическая АГ. В период проведения терапии пациенты не получали препаратов, улучшающих трофику миокарда, антиаритмических, гипотензивных и вегетотропных средств.
После окончания курса магниевой терапии полностью исчезли кардиальные жалобы, нормализовался сон, уменьшились проявления эмоциональных и поведенческих расстройств. Применение магниевой терапии сопровождалось гипотензивным эффектом у всех пациентов с АГ. Полная нормализация АД имела место в 62% случаев. У 5 пациентов с АГ 1–й степени отмечена лишь тенденция к снижению АД.
При оценке ЭКГ выявлена отчетливая положительная динамика, выразившаяся в нормализации зубца Т (66%), полном исчезновении волны U, уменьшении инверсии зубца Т (14%), смене инверсии зубца Т на его уплощение (9,5%), положительной динамике синусовой тахикардии с нормализацией ЧСС (62,5%), исчезновении экстрасистолии, нормализации интервала QT, отсутствии неспецифической депрессии сегмента ST. Однако у 11,5% больных синусовая тахикардия оказалась торпидной к проводимой терапии. Не отмечено существенной динамики ЭКГ при брадиаритмии на фоне миграции водителя ритма у 8% пациентов (табл. 5).
Оценивая эффективность магниевой терапии для коррекции нейровегетативной дизрегуляции у пациентов с НДСТ, можно сделать вывод, что положительная динамика психоэмоциональных расстройств, ЭКГ–изменений, вплоть до полной нормализации отдельных показателей, наступает при 3–недельной продолжительности курсового лечения. Однако при синусовой тахикардии, нарушении процессов реполяризации с инверсией зубца Т, стабильной артериальной гипертензии требуются более длительные сроки лечения. При необходимости назначения кардиотрофических, гипотензивных и вегетотропных средств следует рекомендовать препараты магния в качестве компонента комбинированной терапии.
Таким образом, редукция одного из клинических проявлений НДСТ – вегетативной дисфункции, на фоне магниевой терапии является одним из фактов, подтверждающих значимость дизэлементоза в развитии ДСТ. Результаты исследования элементного гомеостаза свидетельствуют о необходимости его коррекции с помощью препаратов магния, кальция, микроэлементов в качестве патогенетической терапии, способной предотвратить прогрессирование НДСТ у детей и подростков.








Литература
1. Земцовский Э.В. Соединительнотканные дисплазии сердца. – СПб: ТОО «Политекс–Норд–Вест», 2000. – 115 с.
2. Шиляев Р.Р., Шальнова С.Н. Дисплазия соединительной ткани и ее связь с патологией внутренних органов у детей и взрослых // Вопр. соврем. педиатрии. – 2003. – № 5 (2). – С. 61–67.
3. Cole W.G. Collagen genes: mutations affecting collagen structure and expression // Prog. Nucleic. Acid. Res. Mol. Biol. 1994. Vol. 47. P. 29–80.
4. Громова О.А. Молекулярные механизмы воздействия магния на дисплазию соединительной ткани // Дисплазия соединит. ткани. – 2008. – № 1. – С. 23–32.
5. Кадурина Т.И. Наследственные коллагенопатии (клиника, диагностика, лечение и диспансеризация). – СПб.: Невский диалект, 2000. – 271 с.
6. Земцовский Э.В. Недифференцированные дисплазии соединительной ткани. Состояние и перспективы развития представлений о наследственных расстройствах соединительной ткани // Дисплазия соединит. ткани. – 2008. – № 1. – С. 5–9.
7. Нечаева Г.И., Друк И.В., Тихонова О.В. Терапия препаратами магния при первичном пролапсе митрального клапана // Лечащий врач. – 2007. – № 6. – С. 2–7.
8. Нечаева Г.И. Вариабельность сердечного ритма у пациентов молодого возраста с дисплазией соединительной ткани // Дисплазия соединит. ткани. – 2008. – № 1. – С. 10–13.
9. Скальная М.Г., Нотова С.В. Макро– и микроэлементы в питании современного человека; эколого–физиологические и социальные аспекты. – М.: РОМЭМ, 2004. – 310 с.
10. Баранов А.А., Кучма В.Р., Рапопорт И.К. Руководство по врачебному профессиональному консультированию подростков. – М.: Издательский дом «Династия», 2004. – 200 с.
11. Фролова Т.В., Охапкина О.В. Особенности микроэлементного баланса при диспластикозависимой патологии недифференцированной дисплазии соединительной ткани у детей // Рос. сб. науч. трудов с междунар. участием «Педиатрические аспекты дисплазии соединительной ткани. Достижения и перспективы». – Москва–Тверь–Санкт–Петербург, 2010. – С. 86–91.
12. Торшин И.Ю., Громова О.А. Дисплазия соединительной ткани, клеточная биология и молекулярные механизмы воздействия магния // Ремедиум. – 2000. – С. 31–33.
13. Спиричев В.Б. Роль витаминов и минеральных веществ в остеогенезе и профилактике остеопении у детей // Вопр. дет. диетологии. – 2003. – Т. 1(1). – С. 40–49.
14. Котова С.М., Карлова Н.А., Максимцева И.М., Жорина О.М. Формирование скелета у детей и подростков в норме и патологии: пособие для врачей. – СПб, 2002. – 44 с.
15. Тутельян В.А., Спиричев В.Б., Суханов Б.П., Кудашева В.А. Микронутриенты в питании здорового и больного человека: справочное руководство по витаминам и минеральным веществам. – М.: Колос, 2002. – С. 174–175.
16. Persicov А.V., Brodsky B. Unstable molecules form stable tissues // Proc. Natl. Acad. Sci. 2002. Vol. 99(3). P. 1101–1103.
17. Оберлис Д., Харланд Б., Скальный А., Биологическая роль макро–и микроэлементов у человека и животных. – СПб: Наука, 2008. – C. 145–418.
18. Кузнецова Е.Г., Шиляев Р.Р. Биологическая роль эссенциальных макро– b микроэлементов и нарушения их гомеостаза при пиелонефрите у детей // Педиатр. фармакология. – 2007. – Т. 4(2). – С. 53–57.
19. Дубовая А.В., Коваль А.П., Гончаренко И.П. Результаты исследования элементного гомеостаза детей с атопическим дерматитом: Материалы 71–й Международной научно–практической конференции молодых ученых «Актуальные проблемы клинической, экспериментальной, профилактической медицины, стоматологии и фармации». – Донецк, 2008. – С. 30–31.
20. Лучанинова В.Н., Транковская Л.В., Зайко А.А. Характеристика и взаимосвязь элементного статуса и некоторых иммунологических показателей у детей с острыми респираторными заболеваниями // Педиатрия. – 2004. – № 4. – С. 22–26.
21. Кадурина Т.И., Аббакумова Л.Н. Принципы реабилитации больных с дисплазией соединительной ткани // Лечащий врач. – 2010. – Т. 40. – С.10–16.
22 Бергнер П. Целительная сила минералов, особых питательных веществ и микроэлементов. – М.: Крон–Пресс, 1998. – 288 с.
23. Нормы физиологических потребностей в пищевых веществах и энергии для различных групп населения СССР. МЗ СССР : Метод. рекомендации – М., 1991.
24. Школьникова М.А. Метаболизм магния и терапевтическое значение его препаратов. – М.: Медпрактика, 2002. – 28с.
25. Пшепий А.Р. Оценка эффективности терапии преператом Магнерот при различных диспластических синдромах и фенотипах // Дисплазия соединит. ткани. – 2008. – № 1. – С.19–22.
26. Басаргина Е.Н. Синдром дисплазии соединительной ткани сердца у детей // Вопр. соврем. Педиатрии. – 2008. – Т. 1 (7). – С. 1–4.
27. Применение магния и оротовой кислоты: методическое пособие. – М: Медпрактика–М, 2002. – 20 с.
28. Altura B.M. Basic biochemistry and physiology of magnesiym; A brief reviem // Magnesium and Frace Elements. 1991. Vol. 10. P. 167–171.

.

близорукость и другие «подарки» / Блог компании Офтальмологическая клиника «Сфера» / Хабр

Привет. Я мутант. У меня близорукость, что само по себе довольно печально. Но в дополнение идут бонусы вроде «подними гантели и вывихни себе оба плеча одновременно». Системная дисплазия соединительной ткани. К сожалению, от 8% до 20% из вас тоже имеют схожие генетические проблемы. Поэтому сегодня будем говорить о близорукости, камнях в желчном пузыре, кривом синтезе соединительной ткани и куче других крайне неприятных побочных эффектов.

Я принес свежие Национальные клинические рекомендации за 2017 год по этой теме. Волшебного лекарства пока не предлагают, но уже есть вполне рабочие способы профилактики. У детей снижает риски развития близорукости, у взрослых просто нормализуется синтез соединительной ткани и снижается интенсивность некоторых проблем.


Коллаген под микроскопом


Источник

Соединительная ткань — одна из самых важных в нашем организме. Это — каркас, формирующий фундамент для крепления различных клеток. Существует множество различных белков, которые придают нужные свойства нашей соединительной ткани — прочность на разрыв, гибкость, растяжимость. Ключевым структурным белком является коллаген. На данный момент открыли уже 28 его разновидностей. В норме коллаген похож на канат, сплетенный из отдельных нитей. Разные типы коллагена — разные варианты «плетения» этого волокна. Какие-то разновидности более жесткие, какие-то наоборот эластичны.

Эти белки встречаются практически везде. Благодаря им наша кожа может растягиваться и возвращаться в свою исходную форму, связки не дают суставам вывихнуться под нагрузкой, а соединительная ткань склеры глаза гарантирует ему постоянство геометрии, что важно для нормального фокуса.

Синтез коллагена многоэтапный, с кучей регуляторных механизмов. Осуществляют его фибробласты, как на иллюстрации выше. Если все идет хорошо, то соединительная ткань формируется именно такой как нужно. В норме процесс создания волокон соединительной ткани похож на большую фабрику по выпуску альпинистского снаряжение. Берем несколько кевларовых нитей, немного капрона и переплетаем строго определенным образом. В итоге получается прочный долговечный трос.


Когда что-то пошло не так

Все мы подвержены мутациям, несмотря на биологические аналоги кода Рида-Соломона и проверки контрольной суммы. И, как правило, эти мутации вовсе не делают вас супергероем. Увы. Системная дисплазия соединительной ткани (ДСТ) — это как раз одна из разновидностей генетического сбоя, когда исходный код синтеза белка получился с багами. У ДСТ есть отличия от многих других аномалий, связанных с кривым генетическим кодом. Например, при серповидно-клеточной анемии дефектным оказывается только один «бит». Это точечная мутация. При системной дисплазии — это каждый раз уникальная комбинация из нескольких дефектных генов, которые ребенок получил в подарок от родителей.

На «фабрике» мутантного фибробласта непредсказуемо сломана та самая программа по созданию коллагена. В итоге, либо коллагена мало на выходе, либо клетка путает этапы переплетания волокон, или забывает, что нужно сделать поперечные сшивки в молекулах. Результат получается непрочный и плохо структурированный. Клетку, впрочем это не смущает и она продолжает штамповать бракованное волокно дальше. Чем больше дефектных генетических кусков достанется человеку, тем тяжелее будут последствия для организма. Например проблемный локус rs143383 гена GDF5 и rs35068180 гена MMP3 почти наверняка приведут к выраженной близорукости. Часть особо неудачных мутаций вообще приводят к летальному исходу в молодом возрасте.


Близорукость, плоскостопие и другие проблемы

Миопия — это лишь верхушка айсберга. Проблема возникает из-за того, что склера аномально эластична и не обеспечивает нормальную форму и размер глаза. Соединительная ткань начинает вести себя как растянутая резинка на одежде и не справляется с нагрузкой. Однако, та же миопия обычно начинает проявлять себя лишь в возрасте 5-7 лет. Как можно понять, что ребенок — диспластик и у него высокие риски развития близорукости в будущем?

Во-первых, посмотрите на родителей. Если у них есть близорукость и другие симптомы ДСТ, то шансы надеть очки в школе у ребенка очень велики.

Во-вторых, нужно обратить внимание на те системы, которые тоже затрагиваются несовершенной соединительной тканью. До 3 лет обычно никакие симптомы ярко не проявляются. Проявление проблем совпадает с периодами резкого роста ребенка. В возрасте 4-5 лет начинают формироваться пролапсы клапанов сердца. Примерно в этом же возрасте возникают признаки плоскостопия. Как правило такие дети значительно более гибкие, чем их сверстники.

Самый сложный период у людей с ДСТ — подростковый. Организм растет с невероятной скоростью. Все клетки работают в режиме безумного форсажа, стараясь нарастить как можно больше массы за короткое время. Длинные, немного несуразные подростки и так страдают от последствий этого взрывного роста, а диспластики еще и получают в дополнение близорукость, искривления позвоночника и прочие радости.

После полного окончания роста новые симптомы обычно уже не появляются.


Вы уже взрослый и носите очки?

Вот вам список того, на что стоит обратить внимание:


  1. Проблемы с клапанами сердца
  2. Высокие риски желчекаменной болезни. Желчный пузырь не упругий, а висит как тряпочка и создает условия для образования камней.
  3. Проблемы с тонусом сосудов. Головокружения, головные боли. Гипо- и гипертензия.
  4. Повышенные риски вывихов и травм. Связки могут быть как излишне эластичными и не держать нормально сустав, так и непрочными, склонными к травматическому разрыву волокон.
  5. Ускоренное старение кожи. Часто из-за несостоятельного коллагена и большого веса быстро формируются гравитационные возрастные изменения и лицо начинает «обвисать».
  6. Дефектный синтез костной ткани. Из-за некачественного каркаса кости могут становится хрупкими или склонными к деформациям. Что может приводить, например, к проблемам с позвоночником.
  7. Слабость передней стенки живота. Диспластик с легкостью может заработать себе, например, паховую грыжу при поднятии тяжести.

Причем, сочетания этих заболеваний непредсказуемы и зависят от того, какой набор достался. Невеселая такая лотерея.


Как лечить?

Радикально никак. Есть робкая надежда на генную терапию, но это мало поможет уже взрослым людям с аномалиями развития. Та же форма глаза уже никогда не станет снова нормальной, а деформированный позвоночник идеально ровным. В целом, позиция современной медицины заключается в симптоматическом лечении, если нарушения особенно тяжелые.
Тем не менее, дисплазия соединительной ткани — это заболевание, которое может быть во многих случаях частично компенсировано спортом, правильной диетой и обычными витаминами. Дело в том, что синтез коллагена и других структурных белков в значительной степени регулируется доступностью витаминов группы B, аскорбиновой кислоты и магния. Люди с ДСТ должны получать их в большем количестве. Качество синтезированных белков и, соответственно, прочность связок, упругость кожи как правило приходят в относительную норму. У детей подобные курсы витаминотерапии потенциально снижают риски развития той же миопии или, по крайней мере, ее степень.

Национальные клинические рекомендации, например, предлагают варианты с курсами Магния + витамин B6 в достаточно больших дозировках в течение 4-6 недель. Плюс аскорбиновая кислота в течение 4 недель. Только не забудьте сходить к врачу перед тем, как что-то принимать.

Еще я скажу совершенно банальную вещь, но спорт особенно необходим пациентам с ДСТ. Да, мы не можем починить сломанный геном. И связки все равно не будут идеальными в итоге. Но то же плоскостопие, проблемы с позвоночником и другие проблемы можно компенсировать хорошим мышечным каркасом. Только нужно помнить, что диспластикам точно не стоит выполнять упражнения с большим весом. Мы очень опасаемся отслойки сетчатки и различных травм, которые с этой мутацией получить особенно легко. Идеальный спорт в данном случае — плавание.

UPD
Как справедливо отметил в комментариях anon19221, даже плавание может принести вред, если тренироваться в чрезмерном ритме и с плохой техникой. Так что, вначале — консультация врача и потом крайне желательно без фанатизма заниматься под присмотром хорошего тренера.


Традиционные бонусы

Форму глаза у диспластиков мы, конечно, не вернем, но все равно можем помочь избавиться от очков. Отличное оборудование и опытные хирурги у нас для этого есть.

К новому году мы подготовили скидку в 33.673% на коррекцию зрения по методике ReLEx SMILE. Если точнее, то раньше цена за коррецию начиналась от 98 000, а теперь от 65 000. При этом неважно сколько у вас диоптрий, есть у вас астигматизм или нет — цена от этого не меняется. Скидки заканчиваются после 17 января 2019.

Контакты:
«Офтальмологическая клиника „Сфера“ профессора Эскиной»
телефон колл-центра: +7(495)480-75-84
наш адрес: г. Москва, ул. Старокачаловская, д.6

Дисплазия соединительной ткани

В последнее время врачи нередко ставят детям диагноз «диспластический синдром» или «дисплазия соединительной ткани». Что это такое?
Соединительная ткань в человеческом организме является самой «разноплановой». Она включает такие несхожие субстанции, как кость, хрящ, подкожно-жировую клетчатку, кожные покровы, связки и др. В отличие от других тканей, соединительная ткань имеет структурные особенности: клеточные элементы находящиеся в межуточном веществе, которое представлено волокнистыми элементами и аморфным веществом.

От содержания аморфного компонента зависит консистенция соединительной ткани. Коллагеновые волокна придают всей ткани прочность и позволяют растягиваться.
Клинические проявления дисплазии соединительной ткани (ДСТ) обусловлены аномалией коллагеновых структур, которые выполняют опорную функцию, активно участвуют в формировании тканей, регенерации и старении клеток соединительной ткани.
Дисплазия соединительной ткани имеет наследственную предрасположенность.  И если как следует поискать, то в вашей родословной обязательно найдутся родственники, страдающие варикозной болезнью нижних конечностей, близорукостью, плоскостопием, сколиозом, склонностью к кровоточивости. У кого-то в детстве болели суставы, у кого-то постоянно выслушивали шумы в сердце, кто-то был очень «гибким»… В основе этих проявлений лежат мутации генов, отвечающих за синтез коллагена – основного белка соединительной ткани. Волокна коллагена формируются неправильно и не выдерживают должной механической нагрузки.
Практически все дети до 5-летнего возраста имеют признаки дисплазии – у них нежная, легко растяжимая кожа, «слабые связки» и т.д. Поэтому диагностировать ДСТ в этом возрасте можно только косвенно, а также по наличию внешних признаков дисплазии у детей.
Надо сразу уточнить, что дисплазия соединительной ткани – это не болезнь, а, скорее, конституциональная особенность! Таких детей много, однако далеко не все они попадают в поле зрения педиатра, ортопеда и других врачей.
Сегодня выделено множество признаков ДСТ, которые условно можно разделить на выявляемые при внешнем осмотре, и внутренние, то есть признаки со стороны внутренних органов и центральной нервной системы.
Из внешних признаков наиболее часто встречаются следующие: выраженная гипермобильность или разболтанность суставов, повышенная растяжимость кожи, деформация позвоночника в виде сколиоза или кифоза, плоскостопие, плосковальгусная деформация стоп, выраженная венозная сеть на коже (тонкая, нежная кожа), патология зрения, деформация грудной клетки (килевидная, воронкообразная или небольшое вдавление на грудине), асимметрия лопаток, «вялая» осанка, склонность к появлению синяков или носовые кровотечения, слабость мышц живота, мышечная гипотония, искривление или асимметрия носовой перегородки, нежность или бархотность кожи, «полая» стопа, грыжи, неправильный рост зубов или сверхкомплектные зубы.
Как правило, уже в возрасте 5-7 лет дети предъявляют множество жалоб на слабость, недомогание, плохую переносимость физических нагрузок, снижение аппетита, боли в сердце, в ногах, голове, животе.
Изменения со стороны внутренних органов формируются с возрастом. Характерны опущение внутренних органов (почек, желудка), со стороны сердца — пролапс митрального клапана, шумы в сердце, со стороны желудочно-кишечноготракта — дискинезия желчевыводящих путей, рефлюксная болезнь, склонность к запорам, варикозному расширению вен нижних конечностей и т.д. Геморрагический синдром проявляется носовыми кровотечениями, склонностью к появлению синяков при малейшей травме.
Со стороны нервной системы отмечаются синдром вегетативной дистонии, склонность к обморокам, вертебробазиллярная недостаточность на фоне нестабильности шейного отдела позвоночника, синдром гипервозбудимости с дефицитом внимани. Со стороны опорно-двигательного аппатата: юношеский остеохондроз позвоночника или грыжи Шморля, юношеский остеопороз, артралгии или микротравматический «преходящий» артрит, дисплазия тазобедренных суставов.
Как помочь ребенку?
Режим дня. Ночной сон должен составлять не менее 8-9 часов, некоторым детям показан и дневной сон. Необходимо ежедневно делать утреннюю гимнастику. Если нет каких-то ограничений к занятиям спортом, то им заниматься необходимо всю жизнь, но ни в коем случае не профессиональным спортом! У детей с гипермобильностью суставов, занимающихся профессиональным спортом, очень рано развиваются дегенеративно-дистрофические изменения в хрящах, в связочном аппарате. Это связано с постоянной травматизацией, микроизлияниями, которые приводят к хроническому асептическому воспалению и дистрофическим процессам.
Хороший эффект дают лечебное плавание, ходьба на лыжах, езда на велосипеде, ходьба вверх по горкам и по лестницам, бадминтон, гимнастика ушу.
Лечебный массаж является важной составляющей реабилитации детей с ДСТ. Проводится массаж спины и шейно-воротниковой зоны, а также конечностей (курс 15-20 сеансов).
При наличии плосковальгусной установки стоп показано ношение супинаторов. Если ребенок жалуется на боли в суставах, обратите внимание на подбор рациональной обуви.  У маленьких детей правильная обувь должна плотно фиксировать стопу и голеностопный сустав с помощью «липучек», должна иметь минимальное количество внутренних швов, изготавливаться из натуральных материалов. Задник должен быть высокий, жесткий, каблучок — 1-1,5 см.

Желательно ежедневно проводить гимнастику для стоп, делать ножные ванны с морской солью 10-15 минут, делать массаж стоп и голеней.
Основной принцип лечения дисплазии соединительной ткани — это диетотерапия. Питание должно быть полноценным по белкам, жирам, углеводам. Рекомендуется пища, богатая белком (мясо, рыба, фасоль, орехи). Также в рационе необходим творог и сыр. Также продукты должны содержать большое количество микроэлементов и витаминов.
Лечение пациентов с ДСТ — сложная,но благодарная задача, если достигнуто взаимопонимание между родителями и врачом. Рациональный режим дня, правильное питание, разумные физические нагрузки и ваш постоянный контроль могут достаточно быстро избавить от проблем, связанных с ДСТ. Дисплазия имеет наследственный характер, и здоровый образ жизни полезен всем членам семьи!

Терапия » От фенотипа дисплазии соединительной ткани к фенотипу бронхиальной астмы у детей

От фенотипа дисплазии соединительной ткани к фенотипу бронхиальной астмы у детей

DOI: https://dx.doi.org/10.18565/therapy.2020.6.59-63

З.В. Нестеренко

ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава России

Цель исследования – изучить клинические особенности фенотипов бронхиальной астмы (БА) у детей с различными фенотипами дисплазии соединительной ткани (ДСТ).
Материал и методы. Представлены результаты обследования 55 детей с БА, имеющих различные фенотипы ДСТ: у 69,2% пациентов выявили неклассифицируемый фенотип ДСТ (НКФ), у 26,9% – элерсоподобный (ЭПФ), у 3,8% – марфаноподобный (МПФ), у 5,4% – повышенный порог диспластической стигматизации (пДС).
Результаты. Среднетяжелое течение БА с формированием осложнений (легочная гипертензия, пневмофиброз) отмечено достоверно чаще у детей с МПФ и ЭПФ в сравнении с пациентами с НКФ и пДС. Атопический вариант течения БА (соответствующий Тh3-фенотипу БА) выявлен у 47,3% детей, который имеет высокую чувствительность к стероидной терапии. У 41,8% пациентов (100% с МПФ, 64,3% с ЭПФ, 33,3% с НКФ) установлена внебольничная пневмония в отсутствие атопии, эозинофилии и наличии нейтрофилеза (соответствует неТh3-фенотипу БА). В этой группе отмечен более длительный бронхообструктивный эпизод, низкая эффективность стероидов и необходимость применения антибактериальной терапии.
Заключение. Признаки МПФ, ЭПФ у детей с БА и внебольничной пневмонией можно использовать в диагностике неТh3-фенотипа БА, прогнозируя низкий эффект от стероидной терапии и необходимость применения антибактериальной терапии.


Литература



  1. Global Atlas of Asthma. EAACI. 2013. URL: http://webcast.eaaci.cyim.com/mediatheque/media.aspx?mediaId=60231&channel=8518 (date of access – 01.09.2020).

  2. 2020 GINA Report, Global Strategy for Asthma Management and Prevention. URL: https://ginasthma.org/wp-content/uploads/2020/04/GINA-2020-full-report_-final-_wms.pdf (date of access – 01.09.2020).

  3. Genuneit J., Seibold A.M., Apfelbacher C.J. The state of asthma epidemiology: an overview of systematic reviews and their quality. Clin Transl Allergy. 2017; 7: 12. doi: 10.1186/s13601-017-0146-y.

  4. Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика». 4-е изд., исправленное и дополненное. М., 2012: 182 с.

  5. Agache I., Strasser D.S., Klenk A. et al. Serum IL-5 and IL-13 consistently serve as the best predictors for the blood eosinophilia phenotype in adult asthmatics. Allergy. 2016; 71(8): 1192–202. doi: 10.1111/all.12906.

  6. Agache I., Strasser D.S., Pierlot G.M. et al. Monitoring inflammatory heterogeneity with multiple biomarkers for multidimensional endotyping of asthma. J Allergy Clin Immunol. 2018; 141(1): 442–45. doi: 10.1016/j.jaci.2017.08.027.

  7. Wenzel S.E. Severe asthma from characteristics to phenotypes to endotypes. Clin Exp Allergy. 2012; 42(5): 650–58. doi: 10.1111/j.1365-2222.2011.03929.x.

  8. Ray A., Raundhal V., Orris T.B. et al. Current concepts of severe asthma. J Clin Invest. 2016; 126(7): 2394–403. doi: 10.1172/JCI84144.

  9. Seys S.F., Scheers H., Van den Brande P. et al. Cluster analysis of sputum cytokine-high profiles reveals diversity in T(h)2-high asthma patients. Respir Res. 2017; 18(1): 39. doi: 10.1186/s12931-017-0524-y.

  10. Яковлев В.М., Карпов Р.С., Швецова Е.В. Соединительнотканная дисплазия митрального клапана. Томск. 2004; 140 с.

  11. Дисплазия соединительной ткани. Под ред. Т.И. Кадуриной, В.Н. Горбуновой. СПб., 2009; 714 с.

  12. Кадурина Т.И., Гнусаев С.Ф., Аббакумова Л.Н. с соавт. Наследственные и многофакторные нарушения соединительной ткани у детей. Алгоритмы диагностики, тактика ведения. Медицинский вестник Северного Кавказа. 2015; 10(1): 5–36.

  13. Мартынов А.И., Нечаева Г.И., Викторова И.А. с соавт. Национальные рекомендации по диагностике, лечению и реабилитации пациентов с дисплазией соединительной ткани. Руководство для врачей. М., 2016.

  14. Нестеренко З.В., Грицай А.А. Особенности болезней органов дыхания у детей с дисплазией соединительной ткани. Харьков: Щедра садиба плюс. 2014; 205 с.

  15. Нечаева Г.И., Вершинина М.В. Повторные пневмонии у детей с дисплазией соединительной ткани. Пульмонология. 2004; 5: 61–66.


Об авторах / Для корреспонденции


Зоя Васильевна Нестеренко, д.м.н., профессор, профессор кафедры пропедевтики детских болезней с курсом общего ухода за детьми ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 194100, г. Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2. Тел.: 8 (965) 010-71-47. E-mail: [email protected]


Похожие статьи

Это страшное слово дисплазия | Москва

Дисплазия соединительной ткани – это состояние, при котором имеет место врожденное нарушение строения и функции соединительной ткани

Признаки дисплазии соединительной ткани столь многолики, что пациенты с данной патологией могут наблюдаться одновременно несколькими специалистами поликлиники – кардиологом, неврологом, окулистом, отоларингологом и др. Степень распространенности дисплазии соединительной ткани (ДСТ) в общей популяции людей на сегодняшний день не известна, поскольку данные, приводимые в научной литературе, варьируют в широком диапазоне (от 14 до 85 %). Но специалисты считают, что эта патология имеет преимущественно женское лицо и передается по наследству.

Что же такое дисплазия соединительной ткани?

Дисплазия соединительной ткани – это состояние, при котором имеет место врожденное нарушение строения и функции соединительной ткани.

Степень распространенности дисплазии соединительной ткани (ДСТ) в общей популяции людей на сегодняшний день не известна, поскольку данные, приводимые в научной литературе, варьируют в широком диапазоне (от 14 до 85 %). Но специалисты считают, что эта патология имеет преимущественно женское лицо и передается по наследству.

Все дело в коллагене.

По своей значимости соединительная ткань занимает в организме особое место, составляя около 50% всей массы тела. Распространенная по всему организму соединительная ткань представлена в дерме кожи, подкожной клетчатке, сухожилиях, связках, суставных хрящах, межпозвонковых дисках, костях, клапанах сердца, кровеносных сосудах, дентине и эмали зубов, в структурах глаза и т.д. Нет ни одного органа и системы, которые не содержали бы основные структурные элементы соединительной ткани. А болезнь возникает из-за молекулярных изменений структурных элементов соединительной ткани, преимущественно коллагена.

Каковы же симптомы дисплазии соединительной ткани?

Уважаемому читателю, вероятно, хорошо эти признаки знакомы. Это

  • боли в спине,
  • гиперподвижность суставов,
  • суставные боли,
  • плоскостопие,
  • растяжки на коже,
  • варикозное расширение вен,
  • близорукость,
  • боль в грудной клетки,
  • сердцебиение,
  • лабильность пульса и артериального давления,
  • дыхательные расстройства,
  • косметические дефекты и др.

И задача врача общей практики за частной симптоматикой увидеть системную патологию.

Пролапс митрального клапана

В настоящее время наиболее изученным проявлением синдрома дисплазии соединительной ткани сердца является пролапс митрального клапана (ПМК). Проблема ПМК привлекает к себе пристальное внимание врачей из-за большой частоты в популяции и повышенного риска развития серьезных осложнений. Большинство исследователей предполагают, что в развитии ПМК наряду со «слабостью» соединительной ткани немаловажную роль играет дефицит магния. С дефицитом магния связывают полиморфизм и выраженность клинической симптоматики у этих пациентов. Поэтому лечение магнием рассматривается как специфическая, учитывающая генез заболевания, терапия ПМК.

Таким образом, дисплазия соединительной ткани, сопровождающаяся выраженными клиническими и структурными нарушениями, изменениями функционального состояния сердечно-сосудистой системы, уменьшением содержания магния в волосах, снижает качество жизни и трудоспособность пациентов. Обладает прогредиентным течением и утяжеляет течение сопутствующей патологии (легочной, сердечно-сосудистой, почечной и т.д.).

Поэтому раннее выявление отклонений от нормы и профилактические мероприятия, направленные на коррекцию нарушений, способствуют благоприятному прогнозу.

Запись на прием к врачу терапевту

Обязательно пройдите консультацию квалифицированного специалиста в клинике «Семейная».

 

Чтобы уточнить цены на прием врача терапевта или другие вопросы пройдите по ссылке ниже

ПРОЯВИ НЕКЛАСИФІКОВАНОЇ ДИСПЛАЗІЇ СПОЛУЧНОЇ ТКАНИНИ ЗАЛЕЖНО ВІД ВІКУ. ПРОГНОЗ

Резюме. У статті наведено огляд літератури, присвячений клінічним проявам celebrex 200 mg дисплазії сполучної тканини залежно від віку. Максимальне зростання ознак дисплазії сполучної тканини визначено у шкільному віці. У старшому віці відзначено труднощі диференціювання інволютивних змін і про­явів дисплазії сполучної тканини.

Резюме. В статье приводится обзор литературы, посвященной клиническим проявлениям дисплазии соединительной ткани в зависимости от возраста. Максимальный рост признаков дисплазии соединительной ткани определен в школьном возрасте. В старшем возрасте указаны трудности дифференцировки инволютивных изменений и проявлений дисплазии соединительной ткани.

Довольно длительное время считалось, что неклассифицированная (недифференцированная) дисплазия соединительной ткани (ДСТ) в основном проявляется в детском и юношеском возрасте [5, 19, 29, 30]. Однако по мере накопления данных исследований пришло понимание, что ДСТ имеют место во всех возрастных группах [13, 22, 40]. В процессе роста и развития организма накапливаются дефекты в системе соединительной ткани (СТ): белках внеклеточного матрикса, ферментах, клетках [29]. С учетом полигенности ДСТ, многочисленности структур, вовлеченных в патологический процесс, отмечают, что конкретные клинические проявление ДСТ могут меняться с возрастом. И время появления клинических признаков наследственных нарушений соединительной ткани (ННСТ) зависит от закономерностей генной экспрессии, пенетрантности генов и факторов внешней среды. Важно, что чем большее число признаков ДСТ имеется у конкретного индивидуума, чем раньше они проявляются, тем достовернее диагноз ДСТ и хуже прогноз [13].

Признаки ДСТ в возрасте новорожденности минимальны и проявляются отставанием в росте, недостаточной массой тела, долихостеномелией, маленькой верхней челюстью, дисплазией тазобедренных суставов и т.д. [19]. Рост признаков ДСТ наблюдается в дошкольном возрасте, отличий по полу не наблюдается. Максимальный рост признаков происходит в возрасте 11–14 лет [30, 36]. В этот же период появляются различия в частоте признаков ДСТ в зависимости от пола. После «возрастного рубежа» — 16–17 лет — нарастание частоты и выраженности признаков ДСТ идет медленнее.

Влияние половых гормонов на метаболизм СТ известно [29]. Так, тестостерон стимулирует фибропластические реакции, ускоряя синтез СТ, обусловливая ее бόльшую прочность и меньшую растяжимость. Вероятно, именно поэтому при гиперандрогении у девушек can lipitor cause forgetfulness «слабость» СТ не столь выражена. Эстрогены, напротив, увеличивают количество тучных клеток, способствуя отечности СТ и формированию экссудативных реакций. Под действием женских половых гормонов происходит преждевременное созревание фибробластов и разрушение части клеток с продукцией легкорастворимого, эластичного коллагена. Так, в подростковом возрасте у девушек по сравнению с юношами отмечается более быстрое прогрессирование сколиоза. Гипермобильность суставов и кожные проявления ДСТ также чаще выявляют у девочек.

В детском и подростковом возрасте наиболее характерными проявлениями ДСТ являются разнообразные аномалии строения скелета, гипермобильность суставов, малые аномалии сердца (МАС), и прежде всего — пролапс митрального клапана (ПМК), миопия [ 2, 14, 19, 27, 36, 41].

Наибольшей чувствительностью и специфичностью для клинической диагностики ДСТ обладают костные признаки: астеническое телосложение, долихостеномелия, арахнодактилия, килевидная и воронкообразная грудная клетка, сколиоз, кифоз и лордоз позвоночника, синдром «прямой спины», плоскостопие и др. [23]. Начальные признаки скелетных деформаций формируются в 5–6-летнем возрасте. Во всех случаях воронкообразная деформация отмечается на 2–3 года раньше, чем килевидная. Обычно к 10–12 годам четко формируется деформация грудной клетки. В этом же возрасте отмечаются корригируемые деформации позвоночника. В дальнейшем выраженность и количество костно-мышечных признаков увеличивается, деформации позвоночника становятся фиксированными, не поддаются активной и пассивной коррекции.

Статический сколиоз позвоночника, развившийся в подростковом возрасте, в среднем и пожилом возрасте приводит к более ранним и выраженным дегенеративным изменениям в суставах позвонков с развитием корешкового синдрома.

С возрастом на фоне усиления выраженности деформаций скелета может страдать бронхолегочная система [33]. При развитии тугоподвижности в реберно-позвоночно-грудинных сочленениях начинает страдать торакодиафрагмальный аппарат. Последнее способствует рестриктивным нарушениям функции внешнего дыхания, которые считаются специ­фической формой диспластикозависимых нарушений и механики дыхания у лиц с ДСТ.

Поперечная распластанность стопы с подросткового и юношеского возраста в большинстве случаев приводит к hallux valgus и предрасполагает к развитию гонартроза в среднем и пожилом возрасте [22].

Гипермобильность суставов относится к явным проявлениям неклассифицированной ДСТ у детей [36, 41]. Частота выявляемости гипермобильности суставов достоверно выше среди пациентов с наличием других проявлений ДСТ, неоднородна в разных популяциях. Реже она определяется у европейцев, чаще — у индейцев. Наибольшая подвижность суставов выявляется у детей в возрасте 13–14 лет; к 25–30 годам она уменьшается в 3–5 раз. В подростковом возрасте имеется наиболее высокое содержание эластина. По-видимому, именно за счет нарастания удельного веса эластических волокон развивается типичная для подростков гипермобильность суставов, уменьшающаяся по мере взросления.

Отмечено, что у лиц, у которых имелся гипермобильный синдром, во второй половине жизни раньше и чаще, чем у лиц без такого синдрома, развиваются разнообразные поражения околосуставных мягких тканей. Такое положение объясняется тем, что на уже имеющийся дефект СТ более легко накладываются инволютивные процессы в сухожильно-связочном аппарате [22, 41].

МАС обычно диагностируют в раннем детском возрасте. Часть МАС может подвергнуться обратному развитию уже в среднем возрасте: увеличенный евстахиев клапан, пролабирующие гребенчатые мышцы в правом предсердии, ПМК, закрытие открытого овального окна, нормализация длины хорд митрального клапана и диаметра магистральных сосудов [19, 22, 37, 43]. Другие МАС сохраняются в течение жизни, и с возрастом могут приобретать самостоятельное клиническое значение, способствуя развитию патологии или становясь фактором риска кардиальной патологии: экстрасистолии при ложных хордах левого желудочка, парадоксальной эмболии при открытом овальном окне, стеноза аорты при асимметрии трехстворчатого аортального клапана, тромбоэмболических осложнений при аневризме межпредсердной перегородки. Миксоматозная дегенерация створок и хорд прогрессирует с возрастом и может являться причиной перфорации створок и/или разрыва хорд митрального клапана в старшем возрасте.

Установлены половые различия в распространенности ПМК: соотношение девочек и мальчиков в подростковом возрасте определяют как 3:1, а женщин и мужчин до 50 лет — 2:1. Прогноз при ПМК благоприятный, только в очень редких случаях при выраженной регургитации, истончении и дегенерации створок клапана показана консультация кардиохирурга.

В прошлом столетии при описании клиники ПМК как обязательную составляющую описывали «астеновегетативный» синдром [16]. Авторы объясняли причину появления этого синдрома «неполноценностью развития структур гипоталамуса», связанного с ПМК. Данное положение подтверждалось с помощью анкетирования, но не нейровизуализации. Можно предположить, что такие результаты обследования пациентов являются установочными, когда у ребенка диагностируют «заболевание сердца», а прогноз неясен вследствие недостаточности информации. К настоящему времени в клинику ПМК астенический или синд­ром вегетативной дисфункции не включается [7, 25].

Нередко в отношении МАС подчеркивается, что они могут служить причиной тромбоэмболии, инфекционного эндокардита (ИЭ). В настоящее время первичный ПМК исключен из причин, вызывающих инсульт или транзиторную ишемическую атаку [7]. В плане ИЭ хотим привести следующие данные: из 106 наблюдавшихся пациентов с ИЭ только у 4 диа­гностирован ПМК и у 1 — миксоматозная дегенерация митрального клапана [32]. Если учесть, что распространенность ПМК в популяции составляет 3–10%, до 22%, то у пациентов с ИЭ наличие ПМК, скорее всего, не является существенным фактором риска последнего.

В отношении ИЭ принципиален вопрос его профилактики. В рекомендациях Европейского общества кардиологов по инфекционному эндокардиту (2009) [39] указывается, что проведение антибиотикопрофилактики должно быть рассмотрено только у пациентов самого высокого риска развития ИЭ. Больные с ПМК с регургитацией или выраженным утолщением створок клапана относятся к пациентам среднего риска развития ИЭ. В связи с этим эксперты считают, что ввиду отсутствия доказательств эффективности профилактики ИЭ у этой категории пациентов антибиотикопрофилактика им не показана.

Синдром внезапной смерти часто включается в клинику ДСТ, особенно у людей молодого возраста, связывается с наличием ПМК, МАС. К настоящему времени признано, что ПМК — чрезвычайно редкая причина внезапной смерти [7, 11, 25, 38]. В этом плане проведено специально организованное исследование [23]. Автор наблюдала учащихся трех школ города Омска в возрасте от 7 до 17 лет (n=950), кроме этого, в течение 15 лет проводилось наблюдение 400 пациентов с ДСТ (конечными точками исследования были смерть или первичный выход на инвалидность), оценены результаты патолого-анатомического исследования 25 умерших и судебно-медицинских исследований 164 внезапно умерших людей молодого возраста (средний возраст — 27,5±3,1 года) с признаками ДСТ. Автор приходит к следующим выводам: фенотипические проявления ДСТ и биохимические нарушения, наиболее информативные в отношении наступления инвалидизации или являющиеся предвестниками ранней и внезапной смерти, располагаются в порядке убывания информативности следующим образом:

  • воронкообразная деформация грудной клетки III степени;
  • килевидная деформация корпорокостального и костального типов;
  • кифосколиоз III–IV степени;
  • воронкообразная деформация II степени;
  • уровень общего оксипролина в суточной моче >3 норм;
  • кифосколиоз II степени;
  • килевидная деформация манубриостернального типа;
  • содержание гликозаминогликанов в суточной моче >3 норм;
  • снижение индекса массы тела (<18,5).

Образцом изменений специальных видов СТ при ДСТ служат повреждения органа зрения [5, 40]. Известно частое сочетание проявлений ДСТ с миопией. Миопия проявляется в различные периоды жизни, но у большинства — в школьные годы (8–15 лет), и далее прогрессирует. В некоторых случаях может приводить к осложнению диспластикозависимых изменений — отслойке сетчатки.

Если в детском возрасте ДСТ преимущественно выступает как ведущая причина патологии, то в среднем возрасте ДСТ может выступать и как ведущая причина, так и фактором, изменяющим течение «классических» заболеваний. Наиболее вероятной патологией в среднем возрасте, при которой ДСТ является ведущей причиной, можно считать следующее [27]:

  • Ломкость костей (>2 переломов в анамнезе при падении).
  • Абдоминальные грыжи и пролапсы внутренних органов.
  • Расширение ствола легочной артерии при отсутствии клапанного или периферического легочного стеноза или другой очевидной причины, в возрасте <40 лет; обызвествление митрального кольца в возрасте <40 лет; расширение либо расслоение стенки аорты в возрасте <50 лет.
  • Спонтанный пневмоторакс.
  • Птозы органов брюшной полости и почек, поликистоз почек.
  • Аномалии формы и расположения желудка, двенадцатиперстной кишки и желчного пузыря.

Признанная градация в отношении ДСТ и возраста: при развитии определенной патологии в более молодом возрасте она, скорее всего, обусловлена ДСТ, а в более старшем — другими причинами. Эксперты [32] в некоторых случаях ограничивают вероятность связи ДСТ и некоторых заболеваний возрастом. Однако существуют и другие мнения. Так, К.Н. Милица [17] у 240 пациентов изучал связь ДСТ с возникновением грыж передней брюшной стенки в экспериментальных и клинических условиях. Автор при морфологическом исследовании выявил существенные изменения состава гликозаминогликанов, коллагена I и III типа передней брюшной стенки, которые прогрессируют по мере нарастания признаков ДСТ. Клинически это проявлялось в увеличении доли послеоперационных грыж в 6 раз, рецидивирующих грыж в 7 раз по сравнению с лицами без ДСТ. При этом одним из прогностических факторов развития после­операционных грыж автор приводит возраст >49 лет.

Сосудистый синдром, как правило, манифестирует в подростковом возрасте, прогрессируя с годами. Патология венозной системы нередко сочетается с ПМК в 78% случаев [15, 18, 34, 42].

О взаимосвязи варикозной болезни вен и некласифицированной ДСТ можно утверждать при наличии семейного анамнеза, при появлении заболевания, а также геморроя в раннем возрасте [28].

Варикозное расширение вен малого таза часто возникает в молодом возрасте, имеет прогредиентное течение. Так, эта патология у девочек в возрасте 3–17 лет отмечается в 19,4%, у женщин репродуктивного возраста — уже в 80% случаев [1, 12]. Считается, что заболевание манифестирует у девочек с врожденной слабостью СТ в пубертатном возрасте, когда под действием эстрогенов происходит физиологическая и морфологическая перестройка венозной стенки органов малого таза с дальнейшим развитием клинической картины заболевания.

Имеются разнообразные свидетельства влияния ДСТ на течение многих заболеваний и состояний у взрослых молодого и среднего возраста. Такое положение зафиксировано в отношении дуоденальных язв [26], в акушерстве и гинекологии [1, 9], при патологии бронхолегочной системы [33].

В старшем возрасте трудно дифференцировать инволютивные изменения и проявления ДСТ [22, 29]. Дифференциация их на основании клинических проявлений затруднена. Изменения СТ генетически детерминированы и при старении, и при врожденной патологии. Однако морфологические аспекты старения и ДСТ различаются. Так, при старении происходит разрастание СТ в сосудах, развивается их склероз, погибшие клетки замещаются СТ. Нарушается структура костной и хрящевой тканей, развивается деформация скелета («старческая осанка»). Уплотнение СТ ведет к клеточной гипоксии, ухудшению питания, что способствует гибели паренхиматозных элементов. При старении возрастает масса волокнистых структур, повышается плотность «упаковки» коллагена, наряду с утолщенными волокнами появляются истонченные, изменяются их тинкториальные свойства. Резистентность коллагена к воздействию ферментов (трипсина, пепсина) повышается. В макромолекуле коллагена образуются ковалентные поперечные сшивки, снижающие его растворимость, повышается содержание плохорастворимого коллагена («старческий коллаген»). При ДСТ, напротив, в молекулах коллагена уменьшено количество поперечных сшивок, он более растворимым, легко разрушается.

При старении уменьшается число эластических волокон, происходит их конденсация, разволокнение, повышается их сродство к солям кальция. При ДСТ наблюдается фрагментация эластина аорты и даже его исчезновение, объясняемое избыточным уровнем эластазы и дефицитом десмозиновых связей.

Для инволютивных сдвигов внеклеточного матрикса характерно уменьшение объема клеточных элементов; меняется их качественный состав, взаимодействие с коллагеном. При ДСТ наоборот, описывается скопление кислых мукополисахаридов.

Можно констатировать, что в настоящее время отсутствуют свидетельства того, что у лиц старших возрастных групп проявления ДСТ имеют самостоятельное клиническое значение [22]. Однако имеются многочисленные свидетельства того, что наличие признаков ДСТ, особенно их значительного числа, оказывает влияние на течение заболеваний, развивающихся в этом возрасте [3, 10, 24]. Например, в отношении течения острой церебральной патологии у лиц с ДСТ показано, что у них чаще развивается геморрагический инсульт, более выражена патология брахиоцефальных сосудов. При нарушении мозгового кровообращения достоверно в сравнении с пациентами без ДСТ отмечается более выраженная положительная динамика в виде уменьшения тяжести клинических проявлений и лучшее восстановление утраченных функций [8, 35].

Высказывается мнение, что у лиц с ДСТ артериальная гипертензия (АГ) чаще имеет черты симптоматической [5]. Как причину АГ чаще называют патологию почек (нефроптоз, гипоплазия, ротация, врожденные аномалии почечных сосудов), а также нарушение кровотока по артериям позвоночника вследствие гипоплазии или нарушения вхождения в канал шейных позвонков, дисплазии брахиоцефальных сосудов [3, 4, 20, 21]. Однако подтверждения такого положения нам не удалось выявить [31].

Можно предположить, что, поскольку основным морфофункциональным признаком ДСТ является повышение эластичности тканей, в том числе и сосудов, и, соответственно, уменьшение их жесткости, то течение эссенциальной АГ на фоне ДСТ должно быть более благоприятным. Для выяснения этого момента нами обследовано 35 пациентов с АГ І–ІІ стадии з разной степенью повышения артериального давления высокого и очень высокого риска 47,9±7,7 года. У наблюдаемых лиц выявлен нефроптоз в 15% случаев. Изучались показатели упругоэластичных свойств сосудов эластического типа на примере общей сонной артерии: модули Петерсона, Юнга, линейной растяжимости, коэффициент податливости, индекс жесткости методом сонографии высокого разрешения [6]. Установлено, что у пациентов с АГ и признаками ДСТ изучаемые показатели существенно отличаются в сторону повышения эластичности и уменьшения жесткости от таковых у пациентов с АГ, но без ДСТ. Необходимо подчеркнуть, что нами определена корреляционная зависимость между показателями жесткости и наличием нефроптоза. Эти связи слабо отрицательные, но достигали достоверной величины (р<0,05). Мы делаем вывод, что у пациентов с АГ и ДСТ эластичность сосудов (как основного патогенетического звена АГ) повышена, жесткость — снижена. Однако АГ у них все равно развивается. Иначе говоря, механизмы реализации повышения АД у лиц с и без ДСТ отличаются. И при этом присутствуют определенные элементы симптоматической нефрогенной АГ.

При анализе строения общих сонных и позвоночных артерий по данным сонографии высокого разрешения нами установлено следующее [6]. У пациентов с АГ и ДСТ, в отличие от лиц без ДСТ, достоверно чаще отмечались S-образная извитость и гипоплазии позвоночных артерий, и реже — общей сонной. Следовательно, пациенты с АГ и фенотипическими, висцеральными, признаками ДСТ отличаются от лиц соответствующего возраста без ДСТ направленностью патологии экстракраниальных артерий. Последнее, безусловно, оказывает влияние на течение и прогноз АГ. Такой вывод обоснован, поскольку есть доказательства, что патология экстракраниальных сосудов в значительной степени связана с риском развития сердечно-сосудистых заболеваний.

Таким образом, клинические проявления и прогноз ДСТ зависит от возраста. В детском и подростковом возрасте существенны проявления самой ДСТ. У лиц в возрасте старше 20 лет сохраняется клиническое значение проявлений ДСТ как таковых. При этом вступает в силу другое правило — наличие ДСТ оказывает влияние на течение других, интеркуррентных относительно ДСТ, заболеваний. В старшей возрастной категории превалирует влияние ДСТ на течение основной патологии. Еще раз подчеркнем, что морфологические основы ДСТ и старения различны.

Литература

1. Адамян Л.В., Смольнова Т.Ю. (2010) Диагностика и тактика ведения больных с дисплазией соединительной ткани в акушерстве и гинекологии. РМЖ, 6: 41–46.
2. Белозеров Ю.М., Османов И.М., Магомедова Ш.М. (2011) Диагностика и классификация пролапса митрального клапана у детей и подростков. Кардиология, 3: 63—67.
3. Верещагина Г.Н., Висковатых М.А., Махмудян Д.А. и др. (2004) Дисплазия соединительной ткани и формирование артериальной гипертензии. Кардиоваск. терапия и профилактика, 4(2): 86.
4. Верещагина Г.Н., Махмудян Д.А. (2008) Почки при системной дисплазии соединительной ткани. Мед. вестн. Северного Кавказа, 2: 87–89.
5. Верещагина Г.Н. (2008) Системная дисплазия соединительной ткани. Клинические синдромы, диагностика, подходы к лечению. Метод. пособие для врачей. Новосибирский государственный медицинский университет, 37 с.
6. Дєдова В.О. (2011) Показники пружно-еластичних властивостей судин у хворих на артеріальну гіпертензію з дисплазією сполучної тканини. Актуальні питання медицини і фармації: 13–14.
7. Денисов И.Н., Шевченко Ю.Л., Кулаков В.И. (ред) (2003) Клинические рекомендации для практических врачей, основанные на доказательной медицине. Пер. с англ. ГЭОТАР-Медиа, Москва, 1242 с.
8. Дмитриев А.Н., Пизова Н.В. (2007) Дисплазия соединительной ткани и острые нарушения мозгового кровообращения (обзор литературы). Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 19: 66–72.
9. Дорохова Л.Н. (2011) Состояние иммунитета и течение инфекционного процесса у беременных с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани, носителей семейства герпес-вирусов. Мед. иммунология, 2: 175–180.
10. Земцовский Э.В., Лобанов М.Ю., Давтян К.У. (2009) Диспластические синдромы и фенотипы как предикторы пароксизмов фибрилляции предсердий у пациентов со стабильным течением ишемической болезни сердца. Вестн. аритмологии, 56: 14–19.
11. Земцовский Э.В., Малев Э.Г., Луневаа Е.Б. (2011) Наследственные нарушения соединительной ткани и внезапная сердечная смерть. Вестн. аритмологии, 63: 61–65.
12. Ильина И.Ю., Доброхотова Ю.Э., Титченко И.П. и др. (2009) Варикозное расширение вен малого таза у женщин как одно из проявлений дисплазии соединительной ткани. Рос. вестн. акушера-гинеколога, 2: 39–42.
13. Кадурина Т.И., Горбунова В.Н. (2009) Дисплазия соединительной ткани. Руководство для врачей. ЭЛБИ, Санкт-Петербург, 714 с.
14. Крючкова О. Н., Лутай Ю. А. (2011) Современные методы диагностики и лечения пролапса митрального клапана. Крым. журн. эксперимент. и клин. медицины, 2(2): 44–47.
15. Кубышкин В.Ф., Захарьян Е. А. (2007) Биохимические, морфологические и допплерометрические критерии дисплазии соединительной ткани при варикозной болезни вен нижних конечностей. Кровообіг та гемостаз, 1: 85–89.
16. Мартынов А.И., Степура О.Б., Остроумова О.Д. и др. (1998) Пролапс митрального клапана. Ч. ІІ. Нарушения ритма и психологический статус. Кардиология, 2: 74–79.
17. Милиця К.М. (2009) Методологія виявлення хворих на дисплазію сполучної тканини серед хворих хірургічного стаціонару, як захід попередження гриж черевної стінки. Укр. cipro penicillin allergy мед. альманах, 3: 103–105.
18. Мозес В.Г., Мозес К.Б. (2006) Клинические проявления системного поражения соединительной ткани у женщин раннего репродуктивного возраста с варикозным расширением вен малого таза. Бюл. сиб. медицины, 1: 87–90.
19. Мутафьян О. А. (2005) Пороки и малые аномалии сердца у детей и подростков. Издательский дом СПбМАПО, Санкт-Петербург, 480 с.
20. Нечаева Г.И., Викторова И.А., Дёмина Г.И. и др. (2002) Диспластикозависимая и ассоциированная патология почек — один из механизмов формирования артериальной гипертензии при дисплазии соединительной ткани. Сиб. консилиум, 1: 15–18.
21. Нечаева Г.И., Викторова И.А., Дёмина Г.И. и др. (2003) Маркеры патологии брахеоцефальных сосудов при артериальной гипертензии у молодых. В кн.: Конгресс ассоциации кардиологов стран СНГ, 18–20 сентября, 2003 г., Санкт-Петербург, с. 204–205.
22. Нечаева Г.И. Викторова И.А., Калинина И.Ю. (2004) Диагностика дисплазии соединительной ткани у лиц среднего и пожилого возраста в практике семейного врача. Рос. сем. врач, 2(8): 47–54.
23. Нечаева Г.И., Конев В.П., Викторова И.А. (2004) Методология курации пациентов с дисплазией соединительной ткани семейным врачом в аспекте профилактики ранней и внезапной смерти. Рос. мед. вести, 3 (IX): 25–32.
24. Нечаева Г.И., Яковлев В.М., Друк И.В. и др. (2008) Нарушения ритма сердца при недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Леч. врач, 6: 43–47.
25. Прокоп Д., Кюваниеми Х., Тромп Дж. (2002) Наследственные болезни соединительной ткани. В кн.: Т.Р. Харрисон. Внутренние болезни. Практика, Москва, 2646–2660.
26. Рудой А.С., Москалев А.В., Апчел В.Я. (2010) Роль цитокинов в иммуноморфогенезе эрозивных и хронических гастритов, ассоциированных с наследственными нарушениями соединительной ткани. Вестн. Рос. воен.-мед. академ., 3: 20—25.
27. Российские рекомендации (2009) Наследственные нарушения соединительной ткани. Кардиоваск. терапия и профилактика, 6(8): 24 с.
28. Свистунов А.А., Царев О.А., Маслякова Г.Н. и др. (2009) Клиническое течение варикозной болезни у больных с различной степенью выраженности дисплазии соединительной ткани. Саратов. науч.-мед. журн., 2(5): 261–266.
29. Серов В.В., Шехтер А.Б. (1981) Соединительная ткань (функциональная морфология и общая патология). Медицина, Москва, 312 с.
30. Сидорович О.В., Горемыкин В.И., Елизарова С.Ю. и др. (2011) Особенности развития и течения заболеваний, ассоциированных с дисплазией соединительной ткани, у детей пубертатного возраста. Саратов. науч.-мед. журн., 1(7): 123–126.
31. Сиренко Ю.Н. (2011) Гипертоническая болезнь и артериальные гипертензии. Издатель Заславский А.Ю., Донецк, 288 с.
32. Федорова Т.А., Яковлев В.Н., Левина О.Н. и др. (2008) Современные проблемы и патоморфоз инфекционного эндокардита (по данным многопрофильного стационара). Клин. геронтология, 11: 11–16.
33. Филипенко П.С., Кучмаева Т.Б. (2008) Особенности клинического течения экспираторного стеноза трахеи и главных бронхов у больных с синдромом недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Мед. вестн. Север. Кавказа, 2: 80–82.
34. Царегородцев А.Г. (2009) Дисплазия соединительной ткани: патология сосудов, причины внезапной смерти. Сиб. мед. журнал, 1: 34–39.
35. Чижов П.А., Пизова Н.В., Дмитриев А.Н. и др. (2011) Клинические особенности острых нарушений мозгового кровообращения у лиц молодого возраста с синдромом недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Журн. неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 2: 19–24.
36. Шостак Н.А., Клименко А.А., Правдюк Н.Г. и др. (2011) Гипермобильный синдром и патология мягких тканей. Фарматека, 9: 29–32.
37. ACC/AHA (2006) Guidelines for the management of patients with valvular heart disease: a report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force on Practice Guidelines. J. Am. Coll. Cardiolog., 48: 1–148.
38. Anders S., Said S., Schulz F. (2007) Mitral valve prolapse syndrome as cause of sudden death in young adults. Forensic. Sci. Int., 2–3(171): 127—130.
39. ESC (2009) Guidelines on the prevention, diagnosis, and treatment of infective endocarditis of the European society of cardiology (new version 2009). Eur. Heart J., 30: 2369—2413.
40. Hakim A., Clunie G., Hag I. (2008) Oxford Handbook of Rheumatology, 2 ed. Oxford University Press, 606 p.
41. Malfait F., Hakim A.J., De Paepe A. (2006) The genetic basis of the joint hypermobility syndrome. Rheumatology, 45: 502–507.
42. Roldan J.F., O’Rourke R.A., Roberts W.C. (2008) The connective tissue diseases and the cardiovascular system. Hurst’s The Heart, 88: 2033–2052.
43. Scordo K.A. (2007) Medication use and symptoms in individuals with mitral valve prolapse syndrome. Clin. Nurs. Res., 1(16): 58—71.

Адрес для переписки:

Доценко Николай Яковлевич

69096, Запорожье, бульв. Винтера, 20

ГУ «Запорожская медицинская академия

последипломного образования МЗ Украины»,

кафедра кардиологии

Е-mail: [email protected]

Заболевание соединительной ткани — Детский ортопедический институт

Заболевания соединительной ткани: почему их так много

В теле 78 органов, а в скелете 206 костей. Соединительные ткани встречаются во всех этих сложных структурах. На самом деле существует более 200 таких типов заболеваний соединительной ткани.

К наиболее частым заболеваниям соединительной ткани относятся:

Юношеский ревматоидный артрит (РА), также известный как ювенильный идиопатический артрит (ЮИА)

Юношеский ревматоидный артрит (ЮРА) — наиболее частое аутоиммунное заболевание соединительной ткани.При аутоиммунном заболевании иммунная система, которая обычно атакует чужеродных захватчиков, таких как вирусы и бактерии, вместо этого начинает атаковать тело, особенно суставы, состоящие из сухожилий, связок, хрящей и покровов. Ювенильный ревматоидный артрит может вызывать боль, отек, скованность, ограниченность движений или нарушение функции суставов.

Узнать больше

Склеродермия

Как и ювенильный ревматоидный артрит, склеродермия является аутоиммунным заболеванием, хотя и встречается гораздо реже.Из-за этого соединительные ткани становятся твердыми или толстыми, что приводит к боли или отеку в суставах и мышцах. Выделяют 2 основных типа склеродермии: локализованную и системную. Локальная склеродермия чаще всего поражает кожу и суставы. Системная склеродермия встречается реже и может поражать как кожу, так и внутренние органы, особенно легкие.

Узнать больше

Системная красная волчанка (СКВ)

Системная красная волчанка, наиболее распространенный тип волчанки, представляет собой хроническое аутоиммунное заболевание, при котором воспаляются ткани всех органов тела, таких как мозг, легкие, кровь и кожа.Это может вызвать широкий спектр симптомов, от головных болей и усталости до отеков и выпадения волос. Часто ранние признаки включают боль в суставах.

Узнать больше

Несовершенный остеогенез (OI)

Несовершенный остеогенез — это генетическое заболевание, которое является результатом изменений в генах, которые важны для качества и количества коллагена в кости. Из-за этого кости легко ломаются даже без травм. Это также может вызвать слабость мышц, искривление позвоночника, потерю слуха или ломкость зубов.

Узнать больше

Синдром Элерса-Данлоса (EDS)

EDS на самом деле представляет собой группу заболеваний, которые возникают из-за аномального коллагена, который является основным белком, образующим соединительные ткани, такие как сухожилия, связки, мышцы и кости. Это может вызвать такие симптомы, как очень слабые суставы, слабый мышечный тонус, сколиоз (искривление позвоночника) или очень хрупкая кожа, которая легко рвется или оставляет синяки.

Узнать больше

Синдром Марфана

Синдром Марфана — это генетическое заболевание, при котором соединительная ткань становится слабее, чем обычно.Он часто поражает сердце, глаза, кровеносные сосуды и скелет и может подвергнуть ребенка риску сердечных заболеваний. Синдром Марфана присутствует при рождении, но может быть обнаружен только в более зрелом возрасте.

Узнать больше

Врожденный мышечный тортиколлис и Torticollis

Врожденная мышечная кривошея, также называемая скрученной шеей, — это состояние, при котором ребенок рождается с наклоненной набок головой. Тортиколлис обычно наблюдается в возрасте от 6 до 8 недель и чаще встречается у первенцев.

Узнать больше

Смешанное заболевание соединительной ткани — симптомы и причины

Обзор

Смешанное заболевание соединительной ткани (MCTD) имеет признаки и симптомы сочетания заболеваний, в первую очередь волчанки, склеродермии и полимиозита. Многие люди с этим необычным заболеванием также страдают синдромом Шегрена. По этой причине MCTD иногда называют болезнью перекрытия.

При смешанном заболевании соединительной ткани симптомы отдельных заболеваний обычно проявляются не сразу.Вместо этого они, как правило, возникают в течение нескольких лет, что может затруднить диагностику.

Ранние признаки и симптомы часто связаны с руками. Пальцы могут опухать, а кончики пальцев становиться белыми и немеющими, часто в результате воздействия холода. На более поздних стадиях могут быть поражены некоторые органы, такие как легкие, сердце и почки.

Нет лекарства от смешанного заболевания соединительной ткани. Лечение зависит от тяжести заболевания и пораженных органов.

Продукты и услуги

Показать больше товаров от Mayo Clinic

Симптомы

Ранние признаки смешанного заболевания соединительной ткани могут включать:

  • Общее недомогание. Это может включать повышенную утомляемость и легкий жар.
  • Холодные и онемевшие пальцы рук или ног (феномен Рейно). В ответ на холод или стресс пальцы рук и ног могут стать белыми, а затем багрово-синими. После согревания краснеют пальцы рук или ног.
  • Опухшие пальцы или руки. У некоторых людей опухание пальцев.
  • Боль в мышцах и суставах. Суставы могут воспаляться, опухать и деформироваться, как при ревматоидном артрите.
  • Сыпь. Красные или красновато-коричневые пятна могут появляться на костяшках пальцев.

Когда обращаться к врачу

Обратитесь к врачу, если у вас есть признаки и симптомы, мешающие повседневной жизни, особенно если вам поставили диагноз волчанка или другое заболевание соединительной ткани.

Причины

Смешанное заболевание соединительной ткани — это аутоиммунное заболевание, причина которого неизвестна.При аутоиммунных заболеваниях ваша иммунная система, отвечающая за борьбу с болезнями, по ошибке атакует здоровые клетки.

При заболеваниях соединительной ткани ваша иммунная система атакует волокна, которые обеспечивают основу и поддержку вашего тела. Некоторые люди со смешанным заболеванием соединительной ткани имеют семейный анамнез этого заболевания. Но роль генетики в заболевании остается неясной.

Факторы риска

Смешанное заболевание соединительной ткани может возникнуть у людей любого возраста.Однако чаще всего это встречается у женщин в возрасте до 50 лет.

Осложнения

Смешанное заболевание соединительной ткани может привести к серьезным осложнениям, некоторые из которых могут быть фатальными. Осложнения включают:

  • Повышенное артериальное давление в легких (легочная гипертензия). Это состояние является основной причиной смерти людей со смешанным заболеванием соединительной ткани.
  • Интерстициальная болезнь легких. Эта большая группа заболеваний может вызывать рубцы в легких, что влияет на вашу способность дышать.
  • Болезнь сердца. Части сердца могут увеличиваться в размерах или вокруг сердца может возникать воспаление. Возможна сердечная недостаточность.
  • Поражение почек. Примерно у четверти людей со смешанным заболеванием соединительной ткани возникают проблемы с почками. Поражение почек обычно бывает легким, но может привести к почечной недостаточности.
  • Повреждение пищеварительного тракта. Обычно смешанное заболевание соединительной ткани поражает пищеварительный тракт. У вас могут возникнуть боли в животе и проблемы с глотанием и перевариванием пищи.
  • Анемия. Около 75% людей со смешанным заболеванием соединительной ткани страдают железодефицитной анемией.
  • Смерть ткани. У людей с тяжелой формой болезни Рейно может развиться гангрена пальцев.
  • Потеря слуха. В одном небольшом исследовании потеря слуха была зарегистрирована почти у половины пациентов со смешанным заболеванием соединительной ткани. Чтобы понять эту связь, необходимы дополнительные исследования.
  • Повреждение нерва. Синдром Шегрена может повлиять на нерв, передающий ощущение от лица к мозгу (тройничный нерв).Если у вас невралгия тройничного нерва, даже легкая стимуляция лица — например, чистка зубов или нанесение макияжа — может вызвать приступ сильной боли.

Заболевания соединительной ткани | Сидарс-Синай

Не то, что вы ищете?

Обзор

Соединительные ткани скрепляют структуры тела. Они состоят из двух разных белков, коллагена и эластина.Коллаген содержится в сухожилиях, связках, коже, хрящах, костях и кровеносных сосудах. Эластин содержится в связках и коже. Когда эти соединительные ткани воспаляются, это может повредить белки и окружающие участки тела. Это заболевание известно как заболевание соединительной ткани.

Существует множество различных типов заболеваний соединительной ткани, в том числе:

Симптомы

Симптомы заболеваний соединительной ткани могут различаться в зависимости от пораженных участков.Наиболее серьезные симптомы связаны с воспалением вокруг легких. Эти симптомы, затрагивающие легкие, могут включать:

  • Затрудненное дыхание
  • Одышка
  • Одышка
  • Усталость
  • Кашель с кровавой мокротой
  • Дискомфорт или боль в груди
  • Дыхательная недостаточность

Другие симптомы, не затрагивающие легкие, могут включать:

  • Отек пальцев
  • Белые кончики пальцев
  • Онемение кончиков пальцев
  • Боль или слабость в суставах
  • Слабость мышц

Причины и факторы риска

Причина заболеваний соединительной ткани не всегда известна.Некоторые из них вызваны генетическим компонентом, а другие могут быть вызваны травмой. Другие, кажется, появляются без какой-либо известной причины. Определенные состояния могут чаще встречаться в определенных группах, но они могут поражать как мужчин, так и женщин всех возрастов.

Диагностика

Диагностика начинается с того, что врач собирает историю болезни и проводит неврологическое обследование. Поскольку нарушения соединительной ткани могут иметь симптомы, схожие с другими состояниями, диагностические тесты помогут исключить другие причины и подтвердить диагноз.

Эти тесты могут включать магнитно-резонансную томографию (МРТ) головного и спинного мозга и поясничную пункцию, также известную как спинномозговая пункция. Может быть назначен рентген грудной клетки, чтобы увидеть, есть ли в легких признаки воспаления. Другие тесты могут включать электромиограмму для записи сигналов между мышцами и нервами, а также биопсию нерва или мышц пораженного участка для подтверждения диагноза.

Лечение

Лечение будет зависеть от типа диагноза заболевания соединительной ткани, поставленного пациенту.Кортикостероиды можно использовать для уменьшения воспаления на короткий период или на неопределенный срок.
Некоторые состояния могут повлиять на повседневную жизнь пациента, поэтому для облегчения симптомов и помощи пациентам в адаптации к жизненным и рабочим ситуациям можно использовать физиотерапию и трудотерапию. Также могут потребоваться вспомогательные средства, такие как скобы или трость. Некоторым пациентам может потребоваться обезболивание.

Выбор правильного лечения требует тщательного рассмотрения рисков и преимуществ, а также тесного сотрудничества с неврологом, имеющим опыт лечения этого заболевания, например, в неврологическом отделении Cedars-Sinai.

Не то, что вы ищете?

Морфологических признаки дисплазии соединительной ткани как предикторы частых после упражнений нарушений опорно-двигательного аппарата | BMC Musculoskeletal Disorders

  • 1.

    Wojtys EM. Профилактика спортивных травм. Спортивное здоровье. 2019; 11 (1): 16–7.

    PubMed Статья Google ученый

  • 2.

    Коган Е.А., Николенко В.Н., Занозин А.С., Демура Т.А., Колосовский Д.Ю.Синдром недифференцированной дисплазии соединительной ткани в сочетании с наследственной тромбофилией как причина первичного женского бесплодия, Мед. Журнал Северного Кавказа. 2016; 11 (2–2): 323–6.

  • 3.

    Стязкина С.Н., Князев А.Д., Минаханов И.И. Дисплазия соединительной ткани в современной клинической практике. Современные инновации. 2016; 5 (7): 57–64.

    Google ученый

  • 4.

    Моска М., Тани С., Ваньяни С., Бомбардиери С. Диагностика и классификация недифференцированных заболеваний соединительной ткани.J Autoimmun. 2014; 48-49: 50–2.

    PubMed Статья Google ученый

  • 5.

    Capuano A, Bucciotti F, Farwell KD, Tippin Davis B, Mroske C, Hulick PJ, Weissman SM, Gao Q, Spessotto P, Colombatti A, Doliana R. Диагностическое секвенирование экзома идентифицирует новый ген, EMILIN1, связано с аутосомно-доминантным наследственным заболеванием соединительной ткани. Hum Mutat. 2016; 37 (1): 84–97.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 6.

    Алазами А.М., Аль-Каттан С.М., Факей Э., Альхашем А., Альшаммари М., Альзахрани Ф., Аль-Досари М.С., Патель Н., Альсагейр А, Бинаббас Б., Альзайдан Х., Альсидики А., Альхарби Н., Альфадель М., Кентаб А., Даза Р.М., Кирчер М., Шендуре Дж., Хашем М., Альшахрани С., Рахбини З., Халифа О., Шахин Р., Алькурая Ф. С. Расширение клинико-генетической гетерогенности наследственных нарушений соединительной ткани. Hum Genet. 2016 Май; 135 (5): 525–40.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 7.

    Бен СМ, Репин НБ. Клинический диагноз недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Русс Мед Биол Журнал 2016; 24 (4): 164–72. Академик И.П. Павлова.

    Google ученый

  • 8.

    Sung YK, Chung L. Легочная артериальная гипертензия, связанная с заболеванием соединительной ткани. Rheum Dis Clin N Am. 2015. 41 (2): 295–313.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Arroyo-Avila M, Vila LM.Тампонада сердца у больного смешанным заболеванием соединительной ткани. J Clin Rheumatol. 2015; 1 (21): 42–5.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Кадурина Т.И., Гнусаев С.Ф., Аббакумова Л.Н., Алимова И.Л., Антонова Н.С., Апенченко Ю.С., Арсентьев В.Г., Дакуко А.Н., Копцева А.В., Краснова Е.Е., Кудинова Е.Г., Иванова И.И., Иванова И.Л., Кузнецова Л.В., Лисицына Л.В. С.В., Мамбетова А.М., Мурга В.В., Николаева Е.А., Плотникова О.В., Сертакова А.В. Наследственные и многофакторные нарушения соединительной ткани у детей. Алгоритмы диагностики.Тактика обращения к проекту российских рекомендаций была разработана экспертной комиссией педиатрической группы «Дисплазия соединительной ткани» при Российском научном сообществе врачей. Med Bull Северный Кавказ. 2015; 10 (1): 5–35.

    Google ученый

  • 11.

    Мартынов А.И., Нечаева Г.И., Акатова Е.В., Вершинина М.В., Викторова И.А., Гольцова Л.Г., Громова О.А., Делов Р.А., Дрокина О.В., Друк И.В., Дубилей Г.С., Иванова Д.С., Иванова И.Л., Калинина И.Ю., Кононова Н.Ю. , Кудинова Е.Г., Лалов Ю.В., Лисиченко О.В., Логинова Е.Н., Лялукова Ю.А. и др.Клинические рекомендации Российского научного медицинского общества терапевтов по диагностике, лечению и реабилитации пациентов с дисплазией соединительной ткани (первая редакция). Med Bull Северный Кавказ. 2018; 13 (1–2): 137–209.

  • 12.

    Кастори М., Кастори М., Тинкл Б., Леви Х. и др. Основа для классификации гипермобильности суставов и связанных состояний. Am J Med Genet C Semin Med Genet. 2017; 175С: 148–57.

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Haller G, Haller G, Zabriskie H, Spehar S, et al. Отсутствие гипермобильности суставов увеличивает риск хирургического вмешательства при идиопатическом сколиозе у подростков. Журнал Педиатр Ортоп Б. 2018; 27 (2): 152–8.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14.

    Scheper MC, de Vries JE, Verbunt J, Engelbert RH. Хроническая боль при синдроме гипермобильности и синдроме Элерса-Данлоса (тип гипермобильности): это проблема. J Pain Res. 2015; 8: 591–601.https://doi.org/10.2147/JPR.S64251. eCollection 2015. Обзор.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 15.

    Дангин А., Тарди Н., Веттштейн М., Мэй О., Бонин Н. Микроинстабильность бедра: обзор. Orthop Traumatol Surg Res. 2016; 102 (8S): S301–9. https://doi.org/10.1016/j.otsr.2016.09.002. Epub 2016 12 октября. Обзор.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 16.

    Акимова А.В., Миронов В.А., Гагиев В.В., Тарасова Е.В., Палабугина П.А., Хусаинова Д.Ф., Таланкина А.А. Особенности клиники и вегетативной регуляции синусового ритма сердца у лиц с недифференцированной дисплазией соединительной ткани. Bull Ural Med Acad Sci. 2017; 14 (4): 315–24.

    Google ученый

  • 17.

    Арсени Л., Ломбарди А., Ориоли Д. От структуры к фенотипу: влияние изменений коллагена на здоровье человека. Int J Mol Sci.2018; 19 (5). https://doi.org/10.3390/ijms1

  • 07. Рассмотрение.

  • 18.

    Мартынов А.И., Нечаева Г.И., Акатова Е.В., Вершинина М.В., Викторова И.А., Громова О.А., Дрокина О.В., Друк И.В., Дубилей Г.С., Ильиных А.А., Кудинова Е.Г., Лисиченко О.В., Логинова Е.Н., Лялюкова Е.А., Нагаева Т.А. , Надей Е.В., Плотникова О.В., Пономарева Д.А., Семенкин А.А., Ю.Т. и др. Национальные рекомендации Российского научного медицинского общества терапевтов по диагностике, лечению и реабилитации пациентов с дисплазией соединительной ткани.Med J Северный Кавказ. 2016; 11 (1): 2–76.

    Google ученый

  • 19.

    Castori M, Morlino S, Ghibellini G, Celletti C, Camerota F, Grammatico P. Соединительная ткань, синдром (ы) Элерса-Данлоса, головная и шейная боль. Am J Med Genet C: Semin Med Genet. 2015; 169 (1): 84–96.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Акимова А.В., Тарасова Е.В., Черникова Л.Г. Клинико-фенотипические особенности молодых людей с недифференцированной дисплазией соединительной ткани.Med J MIA. 2018; 1 (92): 63–7.

    Google ученый

  • 21.

    Кадурина Т.И., Аббакумова Л.Н. Оценка степени выраженности недифференцированной дисплазии соединительной ткани у детей. Med Bull Северный Кавказ. 2008; 2: 15–20.

    Google ученый

  • 22.

    Аббакумова Л.Н., Арсентьев В.Г., Гнусаев С.Ф., Иванова И.И., Кадурина Т.И., Трисветова Е.Л., Чемоданов В.В., Чухловина М.Л. Наследственные и многофакторные нарушения соединительной ткани у детей.Диагностические алгоритмы. Тактика обращения. Российские рекомендации. Педиатр. 2016; 7 (2): 5–39.

    Google ученый

  • 23.

    Земцовский Э.В., Тимофеев Э.В., Малев Э.Г. Наследственные нарушения (дисплазия) соединительной ткани. Какое из двух действующих национальных руководств предпочтительнее? Педиатр. 2017; 8 (4): 6–18.

    Google ученый

  • 24.

    Марухно Ю.И., Пантковский А.С.Дисплазия соединительной ткани у спортсменов. Med Prospects. 2012. 17 (1): 114–8.

    Google ученый

  • 25.

    Чемоданов В.В., Краснова Е.Е., Горнаков И.С. Конституциональная типология, наследственная предрасположенность и дисплазия соединительной ткани у детей: история изучения. Бык Ивановская Медакад. 2013. 18 (2): 62–5.

    Google ученый

  • 26.

    Нишимура Р.А., Отто С.М., Боноу Р.О., Карабелло Б.А., Эрвин Дж.П. 3-й, Флейшер Л.А., Джнейд Х., Мак М.Дж., МакЛеод С.Дж., О’Гара П.Т., Риголин В.Х., Сундт Т.М. 3-й, Томпсон А.Актуализированное AHA / ACC обновление Руководства AHA / ACC по ведению пациентов с клапанной болезнью сердца 2014 года: отчет целевой группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по руководствам по клинической практике. Тираж. 2017; 135 (25): e1159–95. https://doi.org/10.1161/CIR.0000000000000503. Epub 2017 15 марта. Обзор.

    PubMed Статья Google ученый

  • 27.

    Нечаева Г.И., Викторова И.А. Дисплазия соединительной ткани: терминология, диагностика, тактика ведения больных, т.188. Омск: ООО «Типография Бланк»; 2007.

    Google ученый

  • 28.

    Кир Р., Симмондс Дж. Совместная защита и физическая реабилитация взрослых с синдромом гипермобильности. Curr Opin Rheumatol. 2011. 23 (2): 131–6. https://doi.org/10.1097/BOR.0b013e328342d3af. Рассмотрение.

    PubMed Статья Google ученый

  • 29.

    Кумар Б., Ленерт П. Синдром гипермобильности суставов: определение причины хронической боли, которую обычно не замечают.Am J Med. 2017; 130 (6): 640–7. https://doi.org/10.1016/j.amjmed.2017.02.013. Epub 2017 10 марта. Обзор.

    PubMed Статья Google ученый

  • 30.

    Шодикулова Г.З. Особенности клинико-функциональных нарушений у больных с недифференцированной дисплазией соединительной ткани. Eur Sci Rev.2017; 17 (3–4): 72–4.

    Артикул Google ученый

  • 31.

    Палмер С., Бейли С., Баркер Л., Барни Л., Эллиотт А.Эффективность лечебных упражнений при синдроме гипермобильности суставов: систематический обзор. Физиотерапия. 2014; 100 (3): 220–7. https://doi.org/10.1016/j.physio.2013.09.002. Epub 2013 5 октября. Обзор.

    PubMed Статья Google ученый

  • 32.

    Toprak Celenay S, Ozer KD. Эффекты упражнений по стабилизации позвоночника у женщин с синдромом доброкачественной гипермобильности суставов: рандомизированное контролируемое исследование. Rheumatol Int. 2017; 37 (9): 1461–8.https://doi.org/10.1007/s00296-017-3713-6. Epub 2017 30 марта.

    PubMed Статья Google ученый

  • 33.

    Кунабай К, Сайданова АБ, Суйналиева АА. Психовегетативные, астенические и когнитивные нарушения при дисплазии соединительной ткани: выбор оптимальной терапии. Вестник КазНМУ. 2017; 1 (2): 255–60.

  • 34.

    Бергельсон Т., Машин В., Белова Л., Прошин А., Белова Н., Абдулаев И. Неврологические и психологические особенности детей с дисплазией соединительной ткани.Clin Neurosci. 2017; 1 (Михайловский остров): 16–8.

    Google ученый

  • 35.

    Тимофеев Е.В., Зарипов Б.И., Белоусова Т.И., Вутрих Е.В., Реева С.В., Парфенова Н.Н., Земцовский Е.В. Фенотипическая характеристика юношей и девушек в зависимости от типа телосложения и низкой массы тела. Врач педиатр (Санкт-Петербург). 2020; 11 (1): 27–35.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Mukerji B, Hardin JG.Недифференцированные, перекрывающиеся и смешанные заболевания соединительной ткани. Am J Med Sci. 1993. 305 (2): 114–9.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 37.

    Cavagna L, Codullo V, Ghio S, Scirè CA, Guzzafame E, Scelsi L, Caporali R. Недиагностированные заболевания соединительной ткани: высокая распространенность у пациентов с легочной артериальной гипертензией. Лекарство. 2016; 95 (39).

  • 38.

    Касама Т., Маэока А., Огуро Н. Клинические особенности психоневрологических синдромов при системной красной волчанке и других заболеваниях соединительной ткани.Clin Med Insights. 2016; 9 CMAMD-S37477.

  • 39.

    Kim ST, Brinjikji W, Kallmes DF. Распространенность внутричерепных аневризм у пациентов с заболеваниями соединительной ткани: ретроспективное исследование. Am J Neuroradiol. 2016; 37 (8): 1422–6.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 40.

    Lecouffe-Desprets M, Groh M, Bour B, Le Jeunne C, Puechal X. Эозинофильные желудочно-кишечные расстройства, связанные с аутоиммунным заболеванием соединительной ткани.Костный сустав позвоночника. 2016; 83 (5): 479–84.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 41.

    Li M, Luo W, Li P, Luo J, Huo J, Li Y. Желудочно-кишечный васкулит, вызванный заболеванием соединительной ткани: клинический анализ 14 случаев. Int J Clin Exp Pathol. 2016; 9 (2): 2091–8.

    CAS Google ученый

  • 42.

    Фикри А., Челимский Г., Коллинз Х., Ковачич К., Азиз К.Поражение желудочно-кишечного тракта при синдромах Элерса-Данлоса. Am J Med Genet Часть C. 2017; 175 (1): 181–7.

    PubMed Статья Google ученый

  • 43.

    Arora M, Bagi P, Strongin A, Heimall J, Zhao X, Lawrence MG, Kleiner DE. Желудочно-кишечные проявления синдрома дефицита STAT3 гипер-IgE. J Clin Immunol. 2017; 37 (7): 695–700.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 44.

    Шимода С., Чонг И, Акахоши М., Нииро Х., Цукамото Х. Печеночные и желудочно-кишечные проявления при ревматических заболеваниях и заболеваниях соединительной ткани. J Gen Fam Med. 2016; 17 (2): 132–7.

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Слаттенгрен А.Х., Ниссли Т., Бластин Дж., Бадер А., Вестфолл Е. Наилучшие варианты использования остеопатических манипуляций. J Fam Pract. 2017; 66 (12): 743–7 Обзор.

    PubMed Google ученый

  • 46.

    Рекомендации Американской остеопатической ассоциации по остеопатическому манипулятивному лечению (OMT) для пациентов с болью в пояснице. Целевая группа по клиническим практическим рекомендациям по боли в пояснице. J Am Osteopath Assoc. 2016; 116 (8): 536–49. https://doi.org/10.7556/jaoa.2016.107.

    Артикул Google ученый

  • Причины, признаки и симптомы, лечение

    Обзор

    Что такое синдром Стиклера?

    Синдром Стиклера — это генетическое заболевание, поражающее соединительные ткани в первую очередь на лице, ушах, глазах и суставах.Это наследственное заболевание вызывает характерные лицевые аномалии. Это может привести к проблемам со зрением, слухом и движением.

    Врачи обычно диагностируют синдром Стиклера у младенцев и детей. Это также известно как дисплазия Стиклера. Это связано с синдромом Марфана, другим заболеванием соединительной ткани.

    Каковы факторы риска синдрома Стиклера?

    Люди, у которых есть родственники с синдромом Стиклера, подвержены более высокому риску заболевания. В большинстве случаев он передается по наследству.Но у некоторых людей это вызывает спонтанное генетическое изменение.

    Насколько распространен синдром Стиклера?

    Врачи диагностируют синдром Стиклера примерно у 1 из 7 500–9 000 новорожденных. Он одинаково влияет на мужчин и женщин.

    Симптомы и причины

    Что вызывает синдром Стиклера?

    Синдром Стиклера возникает из-за дефектов генов, образующих коллаген (белки, которые добавляют гибкости и прочности соединительной ткани).

    При этих дефектах коллаген не развивается должным образом. У людей с этим заболеванием дефектные гены в основном влияют на коллаген, используемый для образования хрящей в организме, и желеобразное вещество внутри глаз.

    Каковы признаки и симптомы синдрома Стиклера?

    Симптомы синдрома Стиклера сильно различаются от человека к человеку. Люди редко испытывают все признаки, связанные с расстройством.

    Многие дети с этим заболеванием имеют похожие лицевые деформации.К ним относятся:

    • Расщелина неба (расслоение неба у человека)
    • Уплощенное лицо с маленьким носиком
    • Микрогнатия (аномально маленькая и утопленная нижняя челюсть)

    Другие признаки и симптомы синдрома Стиклера включают:

    • Проблемы с костями и суставами, включая жесткие или чрезмерно гибкие суставы и сколиоз (искривление позвоночника)
    • Проблемы со слухом и ухом, включая потерю слуха
    • Проблемы с глазами, включая тяжелую близорукость и отслоение сетчатки

    Диагностика и тесты

    Как диагностируется синдром Стиклера?

    Врачи классифицируют синдром Стиклера на разные типы.У каждого типа разные генетические причины и разные группы симптомов.

    Ваш врач определит тип синдрома Стиклера, используя вашу семейную историю болезни и анализы. Диагностика может включать:

    • Физический осмотр: Во время медицинского осмотра врачи могут оценить аномалии лица, ушей, глаз и суставов.
    • Тесты зрения и слуха: Эти тесты позволяют врачу определить проблемы с глазами и ушами.
    • Imaging: Тесты, позволяющие получить изображения внутренней части тела, могут помочь врачам выявить аномалии в костях и суставах.
    • Генетическое тестирование: Врач изучает образец крови или ткани, чтобы определить дефектный ген.

    Ведение и лечение

    Как управляется или лечится синдром Стиклера?

    Лечение синдрома Стиклера зависит от симптомов человека.Сам синдром не может быть устранен, но вы можете управлять его последствиями.

    Врачи используют множество методов лечения для лечения симптомов и коррекции функций, связанных с заболеванием. Общие процедуры включают:

    • Корректирующие линзы (контактные линзы или очки) для улучшения зрения
    • Слуховые аппараты для улучшения слуха
    • Лекарства от боли в суставах
    • Лечебная физкультура (упражнения для улучшения подвижности) для укрепления суставов
    • Операция по исправлению аномалий, в том числе:
      • Прикрепление отслоившейся сетчатки
      • Ремонт волчьей пасти
      • Ремонт или замена поврежденного шарнира

    Какие осложнения связаны с синдромом Стиклера?

    Осложнения синдрома Стиклера различаются в зависимости от симптомов, которые испытывает человек.В их числе:

    • Проблемы с дыханием
    • Глухота
    • Проблемы с глазами, включая глаукому, катаракту или слепоту
    • Проблемы с кормлением у младенцев
    • Проблемы с суставами, включая ослабленные или гипермобильные (гибкие) суставы и артрит
    • Нарушения обучаемости из-за проблем со зрением и слухом

    Профилактика

    Можно ли предотвратить синдром Стиклера?

    Синдром Стиклера нельзя предотвратить.Людям с семейным анамнезом этого заболевания, которые хотят иметь детей, следует обратиться за генетической консультацией, чтобы узнать о риске рождения ребенка с этим заболеванием.

    Перспективы / Прогноз

    Каков прогноз (перспективы) для людей с синдромом Стиклера?

    Синдром Стиклера неизлечим, но он не влияет на продолжительность жизни.При постоянном лечении и поддержке многие люди с синдромом Стиклера живут активной и полноценной жизнью. Своевременная диагностика важна, чтобы врач мог исправить аномалии и предотвратить осложнения.

    Жить с

    Когда мне позвонить врачу?

    Обратитесь к врачу, если вы или ваш ребенок проявляете признаки или симптомы синдрома Стиклера.

    Какие вопросы я должен задать своему врачу?

    Если у вас или у вашего ребенка синдром Стиклера, вы можете спросить своего врача:

    • Насколько серьезен синдром Стиклера?
    • Что вызвало это состояние?
    • Как это повлияет на повседневную жизнь моего ребенка?
    • На какие признаки осложнений следует обращать внимание?

    Когда я смогу вернуться к своим обычным занятиям?

    Синдром Стиклера по-разному влияет на повседневную деятельность людей в зависимости от симптомов.Ваш врач может помочь вам понять уровень здоровой активности в зависимости от проблем, вызванных заболеванием. Ваш врач также может посоветовать вам, следует ли вам избегать или адаптироваться к какой-либо деятельности из-за синдрома Стиклера.

    Наследственные заболевания соединительной ткани: руководство к возникающему дифференциальному диагнозу

    В алфавитном порядке ниже перечислены дополнительные факты, дополняющие основную информацию в таблицах.

    Аневризмы брюшной аорты

    Аневризмы брюшной аорты (ААА) могут присутствовать изолированно или как часть синдрома, такого как сосудистый синдром Элерса-Данлоса (EDS), синдром Лойса-Дитца или синдром Марфана.Идентифицированы три локуса для изолированного AAA: 19q13, 4q31 и 9p21. Однако большинство AAA имеют многофакторную этиологию. 9

    Синдром извитости артерий

    Синдром извитости артерий отличается от форм СЭД генерализованной извитостью артериального русла. Синдром извитости артерий может включать случайные проявления, такие как паховые и диафрагмальные грыжи, удлинение кишечника, кератоконус, макроцефалия, арахнодактилия, контрактуры суставов и гипотония, в дополнение к более частым признакам, перечисленным в таблице 1 (дополнительный цифровой контент 1, http: // ссылки .lww.com/GIM/A111). Характерные черты лица могут включать характерное удлиненное лицо, микрогнатию, маленький рот, высокое арочное небо, низко посаженные уши, длинный желобок, нос с клювом, наклонные глазные щели, длинные уши и отвисшие щеки. 10,11

    Двустворчатый аортальный клапан с аневризмой грудной аорты

    Двустворчатый аортальный клапан (BAV) с аневризмой грудной аорты (TAA) часто связан с кальцификацией аорты, 12 у людей и исследования на мышах и исследованиях показывают, что эти состояния общая этиология через гены, такие как NOTCh2 . 13–15 Лица с нормальным трехстворчатым аортальным клапаном в семьях с BAV / TAA также могут подвергаться риску кальцификации аортального клапана или TAA, особенно если они несут известную семейную мутацию в NOTCh2. 16 Рекомендации по клиническому лечению BAV / TAA могут включать фармакологическую терапию бета-блокаторами и ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента или блокаторами рецепторов ангиотензина, агрессивный контроль гипертонии, ежегодную визуализацию восходящих аорт диаметром> 4.0 см и плановое хирургическое лечение расширенной аорты> 5,0 см в диаметре или> 4,5 см с дополнительными факторами риска. 16

    Болезнь Камурати-Энгельмана

    Болезнь Камурати-Энгельмана (CED) — редкая костная дисплазия, также известная как прогрессирующая диафизарная дисплазия, в группе заболеваний краниотубулярного гиперостоза, возникающих в результате активации мутаций в трансформирующем факторе роста β1 (TGF- β1), стимулятор роста костей. Сцинтиграфия скелета может использоваться для обнаружения КЭД даже на ранних стадиях.Помимо боли в конечностях (наиболее частый симптом), к другим диагностическим клиническим признакам относятся враждебность, легкая утомляемость и мышечная слабость. Об уменьшении подкожного жира и дефектах черепных нервов, включая потерю слуха, сообщается у части пациентов с КЭД. 17 CED и болезнь Риббинга (OMIM № 601477) являются фенотипическими вариациями одного и того же генетического заболевания.

    Синдром CATSHL

    Синдром CATSHL означает «камптодактилия, высокий рост и потеря слуха.Этот редкий синдром был идентифицирован в семье с миссенс-мутацией в домене тирозинкиназы FGFR3 , которая, по прогнозам, приведет к частичной потере функции. 18 Как правило, сильные корреляции генотип-фенотип характерны для расстройств, связанных с FGFR . Мутации в FGFR3 преимущественно затрагивают кости, которые развиваются за счет эндохондрального окостенения, тогда как мутации в близкородственных генах, FGFR1 и FGFR2 , оказывают свое основное влияние на кости, развивающиеся в результате внутримембранозного окостенения. FGFR3 Мутации могут способствовать (как в случае CATSHL) или ингибировать (как при ахондроплазии) рост эндохондральной кости.

    Врожденная контрактурная арахнодактилия

    Врожденная контрактурная арахнодактилия (CCA) также известна как синдром Билса-Хехта. Классический дисморфизм уха предполагает появление «смятого» вида с загнутой верхней спиралью, хотя эта особенность не всегда присутствует. Медиальная дегенерация проксимального отдела аорты, приводящая к аневризме аорты и, возможно, расслоению аорты, иногда наблюдается при ОСА и требует тщательного наблюдения.Контрактуры колен и лодыжек могут присутствовать при рождении и часто улучшаются с возрастом. Также возникают сгибательные контрактуры в мелких суставах пальцев, реже — контрактуры бедра, приведение большого пальца и косолапость. Также сообщалось о парадоксальной слабости надколенника, кератоконусе и стенозе пиелоуретерального перехода. Также была выявлена ​​редкая тяжелая / летальная форма ОСА, которая включает тяжелые сердечно-сосудистые и желудочно-кишечные симптомы. 19 Существенных клинических различий между FBN2-позитивными и FBN2-негативными пациентами не наблюдалось, что свидетельствует о гетерогенности локуса. 20 У FBN2-положительных пациентов частота вывихов суставов значительно выше при миссенс-мутациях FBN2 по сравнению с мутациями сайтов сплайсинга. 21 Доля случаев de novo неизвестна, но у многих пациентов с диагнозом ОСА есть заболевший родитель. 22

    Cutis laxa, аутосомно-доминантный

    Cutis laxa, аутосомно-доминантный (ADCL) первоначально предполагалось, что включает незначительные системные проявления; однако аневризмы грудной аорты, паховые грыжи и эмфизема теперь признаны серьезными потенциальными клиническими проявлениями. 23–25

    Cutis laxa, аутосомно-рецессивный тип I

    Cutis laxa, аутосомно-рецессивный AR типа I (ARCLI) имеет худший прогноз в отношении кутис-лаксуса и считается менее распространенным, чем ARCLII. Легочные проявления при ARCLI включают тяжелые сердечно-легочные поражения, включая инфантильную эмфизему и / или надклапанный стеноз аорты. Существуют клинические различия между ARCLI, вызванным FBLN4 и FBLN5 ; например, только FBLN4 было связано с аномалиями, связанными с коллагеном, такими как хрупкость костей и аневризмы артерий среднего размера. 26,27 Генетическая основа большинства случаев ARCLI остается неизвестной. Недавно Morava et al. 28 опубликовали всестороннее сравнение аутосомно-рецессивных синдромов кутислакса.

    Аутосомно-рецессивный тип II Cutis laxa

    Аутосомно-рецессивный тип II Cutis laxa (ARCLII) часто включает характерную фацию с наклонными вниз глазными щелями, коротким носом и маленьким ртом. Поражение центральной нервной системы и системное поражение варьируют, часто присутствует микроцефалия.Фенотип кожи имеет тенденцию ослабевать с возрастом, тогда как неврологические симптомы могут проявляться или ухудшаться в более позднем возрасте. Большой передний родничок закрывается поздно. Многие пациенты с ARCLII имеют врожденный дефект гликозилирования (CDG тип II, мутация ATP6V0A2), тогда как у других есть дефекты биосинтеза пролина, связанные с морщинистой кожей, остеопенией и появлением прогероидов (мутации PYCR1, P5CS). 29,30 Анализ изоэлектрического фокусирования аполипопротеина C-III, демонстрирующий нарушение O -гликозилирования, является диагностическим, и изоэлектрическое фокусирование трансферрина также может нарушаться.Оценка статуса гликозилирования белков рекомендуется всем детям с врожденными морщинами кожи / кутис-лаксой, поздним закрытием родничка, задержкой развития и вариабельным поражением ЦНС. Синдром морщинистой кожи (OMIM № 278250) и ARCLII являются частью спектра фенотипических вариаций, вызванных дефектами одного гена. 31 Фенотип может также перекрываться с остеодисплазией геродермии (OMIM № 231070) и синдромом де Барси (OMIM № 219150).

    Cutis laxa, X-connected

    Cutis laxa, X-connected (XLCL) также известен как синдром затылочного рога из-за наличия диагностических двусторонних симметричных клиновидных костных выростов рядом с большим затылочным отверстием на месте трапеции и прикрепление грудино-ключично-сосцевидной мышцы.Может наблюдаться чрезмерная растяжимость запястья и межфаланговых суставов, но могут наблюдаться контрактуры локтя и колена. Черты лица могут включать крючковатый нос и длинный желобок, характерные для кутислакса в целом. Нарушение нормального развития может быть связано с хронической диареей, мальабсорбцией, врожденным гидронефрозом или дивертикулами уретры и мочевого пузыря. 27 Умственная отсталость может присутствовать или отсутствовать. XLCL — это болезнь транспорта меди, аллельная с болезнью Менкеса (OMIM № 309400), часто имеющая черту ломкости волос.Церулоплазмин в сыворотке может быть низким или нормальным, а активность лизилоксидазы также может быть снижена.

    Ectopia lentis, семейная

    Ectopia lentis, семейная вызывается мутациями в FBN1 , которые, как предполагается, нарушают нормальное образование дисульфидных связей и структуру нативного белка. 30 Глаукома может быть вторичной по отношению к подвывиху хрусталика. Хотя мутации в FBN1 приводят к аутосомно-доминантной изолированной эктопии lentis, также описаны аутосомно-рецессивные вариации, некоторые из которых связаны с мутациями в LTBP-2 32 и ADAMTSL4 33 .В трех семьях с аутосомно-рецессивной эктопией lentis из-за мутаций в LTBP-2 наблюдалась остеопения от легкой до умеренной у носителей и пораженных лиц, а также высокое арочное небо, хотя никаких других признаков, совпадающих с синдромом Марфана, не было, тогда как во всех случаях с мутациями LTBP-2 -null в четвертом семействе имел марфаноидные особенности скелета и суставов без остеопении. 32 Ectopia lentis может также возникать в сочетании с легкими скелетными симптомами, пролапсом митрального клапана или непрогрессирующей дилатацией корня аорты, особенно из-за мутаций в FBN1 .У некоторых пациентов с диагнозом семейная эктопия lentis может развиться аневризма аорты в более позднем возрасте, и их можно рассматривать как поздние формы синдрома Марфана. Ectopia lentis также была идентифицирована у подгруппы пациентов с мутациями TGFBR2 и минимальными скелетными признаками. 34

    Синдром Элерса-Данлоса, тип артрохалазии (EDS тип VIIA, VIIB)

    Синдром Элерса-Данлоса, тип артрохалазии (EDS тип VIIA, VIIB) отличается от других типов EDS высокой частотой ранних проявлений врожденный вывих бедра, крайняя дряблость суставов с периодическими подвывихами суставов (больших и малых, особенно бедер) и минимальное поражение кожи.Гиперэластичность кожи обычно незначительна. Люди с типом EDS артрохалазии могут иметь в анамнезе частые переломы, фенотипическое совпадение с несовершенным остеогенезом, а также низкий рост. 35 Патологической основой этого расстройства является неспособность α-1 или α-2 цепей проколлагена типа I превращаться в коллаген из-за мутаций, изменяющих сайт расщепления проколлагена.

    Синдром Элерса-Данлоса, клапанный тип сердца

    Синдром Элерса-Данлоса, клапанный тип сердца может иметь типичное поражение кожи и суставов, характерное для классических EDS (хотя и не всегда), а также повышенный риск поражения сердечного клапана.Это очень редкий вариант EDS, на сегодняшний день описано лишь несколько пациентов. Молекулярная основа — полное отсутствие цепей коллагена proα2 (I) в результате гомозиготности или гетерозиготности по нулевым мутациям COL1A2 . 36 Сердечно-клапанный EDS является относительно мягким вариантом в спектре клинических фенотипов, возникающим в результате мутаций COL1A2 , который также включает несовершенный остеогенез. В отличие от несовершенного остеогенеза, при EDS сердечного клапана не наблюдается скелетных аномалий.Тип сердечного клапана EDS может перекрываться с легкой формой EDS типа гипермобильности в детстве, с сердечными клапанными осложнениями, возникающими во взрослом возрасте. 37

    Синдром Элерса-Данлоса, классический тип (EDS тип I, II)

    Синдром Элерса-Данлоса, классический тип (EDS тип I, II) характеризуется кожей, которая часто бывает гладкой и бархатистой. Атрофическое рубцевание — ключевая находка дерматологии. Типичные черты лица могут включать эпикантические складки, избыток кожи век и преждевременный возраст.Он отличается от типа гипермобильности, который имеет гораздо более тонкие кожные проявления. У педиатрических пациентов у детей могут быть синяки. 38 Дефекты коллагена V типа (COL5A1 и COL5A2) выявляются примерно в 50% классических случаев EDS. Основные и второстепенные диагностические особенности шести общепризнанных типов СЭД см. В пересмотренной нозологии, созданной Национальным фондом Элерса-Данлоса (США) и Группой поддержки Элерса-Данлоса (Великобритания). 39

    Синдром Элерса-Данлоса, тип дерматоспараксиса (тип EDS VIIC)

    Синдром Элерса-Данлоса, тип дерматоспараксиса (тип EDS VIIC) характеризуется крайней хрупкостью кожи.Пациенты с EDS типа дерматоспараксиса могут демонстрировать отсроченное начало типичного фенотипа, и поэтому младенцы из группы риска могут нуждаться в последующем наблюдении в течение первых 2 лет. Дисморфизм лица может включать полноту век, эпикантальные складки и наклонные вниз глазные щели. Могут наблюдаться голубые склеры. В молочных и постоянных зубах может быть множество аномалий. 40 Подобно типу артрохалазии EDS, тип дерматоспараксиса вызывается недостаточностью переработки проколлагена в коллаген.Хотя тип артрохалазии EDS вызывается мутациями в COL1A1 или COL1A2, тип дерматоспораксиса включает мутации в гене протеазы ADAMTS-2. 41

    Синдром Элерса-Данлоса, кифосколиотический тип (EDS тип VI)

    Синдром Элерса-Данлоса, кифосколиотический тип (EDS тип VI) отличается от других типов EDS большой задержкой моторного развития в результате мышечной гипотонии в сочетании с суставной гипотонией. вялость. Из-за этих клинических особенностей дифференциальная диагностика младенцев с кифосколиотической EDS может первоначально включать врожденные мышечные дистрофии, врожденные миопатии и заболевания нижних мотонейронов.Подростки с этой формой EDS могут иметь общую мышечную слабость в дополнение к снижению мышечного тонуса при остальной гипотонии. 42 Кифосколиотический EDS следует рассматривать, если результаты нервно-мышечных тестов нормализовались, контрактуры отсутствуют и присутствует марфаноидный габитус. Диагноз кифосколиотической EDS может быть подтвержден биохимически по значительно увеличенному соотношению общего лизилпиридинолина в моче и гидроксилизилпиридинолина. 43,44

    Синдром Элерса-Данлоса, прогероидный тип

    Синдром Элерса-Данлоса, прогероидный тип — врожденное нарушение гликозилирования, такое как кутислакса AR типа II. 45 Как следует из названия, этот тип EDS может характеризоваться выраженным прогероидным обликом, а также морщинистостью кожи лица, тонкими вьющимися волосами, скудными бровями и ресницами и наклонными глазными щелями. Также типичны задержка развития и аномалии скелета. Кожа может быть рыхлой, но все же эластичной. В фенотипе кожи виден спектр степени тяжести, который может быть таким же легким, как легкие морщинки на лице и не выраженная дряблость кожи. 46

    Синдром Элерса-Данлоса, спондилохейродиспластический тип

    Синдром Элерса-Данлоса, спондилохейродиспластический тип (SCD-EDS) характеризуется кожей, которая описывается как гладкая, бархатистая, тонкая, хрупкая и полупрозрачная с атрофической рубцовой бумагой. , как в классической EDS.Кожа на руках и ногах может выглядеть морщинистой и преждевременно стареющей, а пальцы описываются как тонкие и сужающиеся. Небольшие контрактуры суставов и значительная атрофия мышц тенара и гипотенара могут ограничивать мелкую моторику и придают рукам внешний вид, аналогичный таковому при синдроме дефицита Lh4. Задержка роста наступает постнатально. Для этого заболевания характерны выпученные глаза с наклонными вниз глазными щелями и голубоватые склеры. Плоскостопие (pes planus), частое явление при заболеваниях соединительной ткани, также характерно для SCD-EDS.Люди с SCD-EDS могут демонстрировать характерную походку вразвалку и испытывать боли в коленях и бедрах при ходьбе. 47

    Синдром Элерса-Данлоса, сосудистый тип (EDS тип IV)

    Синдром Элерса-Данлоса, сосудистый тип (EDS тип IV) возникает из-за уменьшения или отсутствия нормального коллагена типа III в средней оболочке крупных эластичных артерий . Это предрасполагает людей к аномалиям крупных кровеносных сосудов и возникающим в результате аневризмам, спонтанному разрыву сосудов, расслоениям и артериовенозным свищам.Люди с сосудистым EDS проявляют крайнюю кровоподтёку. Обычно разрывы полых органов включают кишечник, особенно толстую кишку, и матку, что делает беременность очень рискованной для женщин с сосудистой EDS. Проявления легких, хотя и менее распространены, недавно были зарегистрированы и могут включать рецидивирующее кровохарканье, спонтанный пневмоторакс или образование пузырей и пузырей. Отличительные черты лица могут включать в себя акрогерию, характеризующуюся тонким лицом с выступающими костями; впалые щеки; тонкий, защемленный нос; выпученные глаза; и тонкие губы. 48,49 Гиперэластичность кожи и гипермобильность суставов ограничены при EDS сосудов. Большинство случаев семейных сосудистых EDS наследуются по аутосомно-доминантному типу, хотя был выявлен случай рецессивно наследуемой сосудистой EDS. 50 Существует значительное фенотипическое перекрытие между сосудистыми EDS и семейными артериальными аневризмами. Важно различать синдром Лойса-Дитца и сосудистую EDS из-за значительно более высокой интраоперационной смертности, связанной с последним. 51

    Синдром Элерса-Данлоса, дефицит тенасцина X

    Синдром Элерса-Данло, дефицит тенасцина X (TNX) характеризуется гипермобильными суставами, гиперэластичной кожей и очень легкими синяками, но без атрофических рубцов или плохого состояния. заживление ран, наблюдаемое в классической EDS. Другие серьезные медицинские проблемы, возникающие у людей с этим заболеванием, включают тяжелое дивертикулярное кишечное заболевание (например, панколоническое) с разрывом дивертикулов, желудочно-кишечное кровотечение, пролапс прямой кишки, пролапс митрального клапана, требующий замены клапана, и хроническое обструктивное заболевание дыхательных путей.Исследования аномальной нервной проводимости, указывающие на полинейропатию, распространены и значительно чаще встречаются при EDS с дефицитом тенасцина-X по сравнению с другими формами EDS. 52 Хотя это рецессивное состояние, до 2/3 женщин, гетерозиготных по дефициту TNX, могут иметь изолированную гипермобильность суставов. Для пациентов с EDS с дефицитом TNX следует рассмотреть менее инвазивные альтернативы эндоскопии из-за теоретического риска перфорации кишечника. Всем пациентам с СЭД с дефицитом TNX рекомендуется базовое легочное тестирование, и следует настоятельно рекомендовать курящим пациентам бросить из-за риска развития ХОБЛ. 53 Делеции смежных генов, включающие как гены тенасцина X, так и гены 21-гидроксилазы, могут привести к врожденной гиперплазии надпочечников с дефицитом тенасцина X. 54,55

    Семейная аневризма и / или расслоение грудной клетки

    Семейная аневризма и / или расслоение грудной клетки (FTAAD) приводит к наследственному расширению, аневризме и расслоению аорты. 56 Церебральные сосуды также могут быть поражены веретенообразными аневризмами или извитостью. Множественные гены, большинство из которых действуют аутосомно-доминантным образом, вызывают FTAAD, а сцепление с другими локусами указывает на то, что дополнительные гены ждут открытия.Было обнаружено, что сокращение гладкомышечных клеток важно для поддержания структурной целостности грудной / восходящей аорты и мутаций в генах, кодирующих α-актин гладкомышечных клеток ( ACTA2 ) и тяжелую цепь β-миозина ( MYh21 ). ) были идентифицированы как причины FTAAD. 57 Мутации в ACTA2 являются наиболее частой причиной FTAAD и могут быть связаны с livedo reticularis, iris flocculi, PDA и BAV. FTAAD, вызванный мутациями TGBFR, часто включает в себя скелетные проявления заболевания соединительной ткани (например, гипермобильность суставов, плоскую стопу, долихоцефалию или сильно искривленное небо), которые не соответствуют диагностическим критериям конкретного синдрома.Были выявлены различия в клинической картине между людьми с FTAAD из-за TGFBR1 и TGFBR2, включая увеличение заболеваемости раком с TGFBR1 по сравнению с TGFBR2 и лучшую выживаемость женщин с сосудистыми заболеваниями из-за мутации TGFBR1 без гендерных различий, наблюдаемых в TGFBR2. 58 Подробный обзор молекулярных основ FTAAD был опубликован Milewicz et al. 59 в 2008 году.

    Синдром ломкой Х-хромосомы

    Синдром ломкой Х-хромосомы, также известный как синдром Мартина-Белла, является наиболее частой причиной Х-сцепленной умственной отсталости.Синдром включает множество клинических признаков нарушения соединительной ткани, а в тканях кожи и сердца людей с синдромом ломкой Х-хромосомы обнаруживаются эластиновые волокна, которые аберрантно распределены и структурированы. 60,61 Pes Planus является общим опорно-двигательного аппарата нахождение в дополнение к тем, которые приведены в таблице 1 (Справочная цифрового контента 1, http://links.lww.com/GIM/A111). Черты лица могут быть тонкими; характерное лицо — длинное, с высоким лбом, большой челюстью и выступающим подбородком, а уши характерно большие и низко посаженные.В одном исследовании косоглазие (но не синяя склера) присутствовало примерно у половины больных. 60 У больных могут проявляться черты аутизма. Поведенческие и когнитивные проявления чаще всего включают в себя сочетание плохого зрительного контакта, персеверативной речи, эхолалии, плохой концентрации внимания, гиперактивности и необычных манер рук; Пациент с этим характерным лицом, дряблостью суставов, макроорхизмом, семейной историей умственной отсталости и любыми психиатрическими проявлениями, перечисленными выше, должен быть обследован на предмет синдрома ломкой Х-хромосомы.Женщины-носительницы с преждевременной мутацией Fragile X подвержены риску преждевременной недостаточности яичников. Премутации также связаны с синдромом тремора и атаксии. 62

    Гомоцистинурия

    Гомоцистинурия возникает из-за дефицита цистатионин-бета-синтазы (CBS). Существует высокий риск заболеваемости и смертности из-за тромбоза сосудов и инсульта. 63 Клинические ключи к диагнозу включают генерализованную гипопигментацию, панкреатит, малярный прилив и ретикулярную ливду.При гомоцистинурии подвывих хрусталика обычно направлен вниз, тогда как при синдроме Марфана хрусталик обычно смещен вверх. Психоневрологическое заболевание часто встречается у нелеченных пациентов.

    Синдром дефицита Lh4

    Синдром дефицита Lh4 может проявляться характерной чертой мелких глазниц, маленьким носом, загнутыми вниз уголками рта, плоским профилем лица и низко посаженными упрощенными ушами. Могут присутствовать остеопения и переломы, а задержка роста бывает как внутриутробной, так и послеродовой.В дополнение к характеристикам, перечисленным в Таблице 2 (Дополнительный цифровой контент 2, http://links.lww.com/GIM/A112), присутствовали нерубцовые волдыри на коже, гипопластические ногти, спонтанное кровотечение и катаракта. Выявлен прогрессирующий сколиоз, но не деформации грудной клетки. Косолапость (эквиноварусная косолапость), контрактуры мелких суставов и атрофия тенарных и гипотенарных мышц сходны со спондилохейродиспластической формой EDS. Считается, что клинические признаки дефицита Lh4 (лизилгидроксилазы 3) связаны с потерей активности глюкозилтрансферазы Lh4, которая обычно модифицирует пиридинолиновые поперечные связи коллагена внеклеточно посредством гликозилирования гидроксилизина.Таким образом, отсутствие в моче дисахаридного производного пиридинолина (Glc-Gal-PYD) является биохимически диагностическим, но еще не доступно клинически. 64

    Синдром Лойса-Дитца

    Синдром Лойса-Дитца имеет континуум проявлений, которые обычно включают как сосудистые, так и скелетные признаки и делятся на два типа на основе третьей основной задействованной системы. Черепно-лицевые находки особенно заметны у LDS типа I, на долю которого приходится около трех четвертей LDS.Кожные изменения наблюдаются у четверти пациентов с LDS II. Эти особенности разрыва органа и сосудистых событий аналогичны тем, которые наблюдаются при EDS сосудов. Как и в классической EDS, в LDS II кожа может быть описана как полупрозрачная и бархатистая. Корреляция генотип-фенотип не объясняет различия между LDS I и LDS II. мутаций TGFBR1 составляют 25% пациентов с LDS и мутаций TGFBR2 составляют 75% пациентов с LDS без корреляции с типом. 65 При обоих типах LDS сосудистые проявления имеют тенденцию быть более серьезными, чем при синдроме Марфана, и требуют более агрессивного скрининга и лечения. Пневмоторакс является основным легочным проявлением синдрома Лойса-Дитца. Органы, включая селезенку, кишечник и матку, подвержены риску разрыва. Грыжи часто повторяются. Помимо эктазии твердой мозговой оболочки, нейрорадиологические исследования могут включать проявление типа I по Арнольду-Киари, но это может быть относительно редко. У меньшинства пациентов с LDS будет задержка в развитии.

    Синдром Лухана

    Синдром Лужана также известен как синдром Лужана-Фринса. Психиатрические проявления могут включать сочетание гиперактивности, эмоциональной лабильности, застенчивости, агрессивности, аутичных манер и психозов. 66 Основным структурным дефектом мозга является некоторая агенезия мозолистого тела. Характерные черты синдрома Лухана — длинные и тонкие, с высоким лбом, коротким желобком и иногда микрогнатиями. Другие отличительные особенности, не упомянутые в таблице 2, включают гиперназальный голос и макроцефалию.Для получения дополнительной информации о дифференциальной диагностике синдрома Лухана см. Van Buggenhout and Fryns 67 и Staholpu et al. 68 Синдром FG типа 1, также известный как синдром Опица-Каведжиа типа 1, является аллелем синдрома Лухана 69 и имеет много общих клинических признаков, но ни один из них не является типично марфаноидным. Анальные аномалии или запоры ограничиваются синдромом ФГ, а высокий рост, длинные руки и пальцы, а также гиперназальная речь, возникающая из-за высокого носового корня, более характерны для ЛС. 70 Синдром Лухана и синдром FG вызваны мутациями в MED12 . Мутации в UPF3B также были идентифицированы в семьях с фенотипом Lujan-Fryns и фенотипом FG. 71

    Синдром MACS (макроцефалия, алопеция, кутислакса и сколиоз)

    Синдром MACS (макроцефалия, алопеция, кутислакса и сколиоз) — это недавно описанное наследственное заболевание соединительной ткани, основанное на трех членах двух родственных семей. . 72 Ожидается, что клиническая картина будет развиваться по мере выявления большего числа людей с мутациями RIN2 .Макроцефалия и ретрогнатия являются преобладающими черепными аномалиями. Алопеция относится к редким волосам на коже головы, наблюдаемым при этом заболевании. Cutis laxa наиболее заметна на лице, также может присутствовать ихтиоз легкой степени. Тяжелый сколиоз появляется на втором десятилетии жизни (а не при рождении, как при кифосколиотической EDS), что приводит к низкому росту. Характерные черты лица включают наклонные глазные щели, опухшие веки, обвисшие щеки и вывернутую нижнюю губу. Орто- и пародонтальные проявления включают неправильное положение зубов (неправильно расположенные или непрорезавшиеся) и гиперплазию десен.Кожный фенотип становится более выраженным с возрастом в отличие от ARCLII, при котором кожные проявления со временем ослабевают. Биопсия кожи пораженных лиц выявила дефицит фибулина-5 и уменьшение микрофибрилл в дерме. Черты лица напоминают синдром GAPO (задержка роста, псевдоанодонтия, атрофия зрительного нерва) (OMIM № 230740), редкое аутосомно-рецессивное заболевание, которое фенотипически более тяжелое и включает глазные аномалии, и EDS типа дерматоспараксиса, который также имеет гиперплазию десен, но отличается наличие прозрачной, легко покрывающейся синяками кожи.

    Синдром Марфана

    Диагноз синдрома Марфана является клиническим диагнозом, основанным на пересмотренных критериях Гентского консенсуса. Для постановки диагноза требуются основные клинические признаки по крайней мере в двух системах и более легкие или менее специфические клинические признаки в третьей системе. 73 Находки скелета включают высокий рост по сравнению с другими членами семьи (по крайней мере, частично из-за непропорционально длинных конечностей), длинные пальцы (арахнодактилия), переднюю деформацию грудной клетки, включая выпячивание (pectus carinatum) или вдавленный вид (pectus excatum) грудины и передние ребра, что связано с разрастанием ребер, слабостью суставов или контрактурами, сколиозом и черепно-лицевыми проявлениями, включая сильно выгнутое небо, скученные зубы и неправильный прикус.Эктазия твердой мозговой оболочки — главный диагностический клинический критерий пояснично-крестцового отдела позвоночника. Офтальмологические находки включают миопию, подвывих хрусталика (ectopia lentis), увеличенную осевую длину глазного яблока и плоскостность роговицы. Сердечно-сосудистые заболевания включают пролапс митрального клапана, митральную регургитацию, аортальную регургитацию и дилатацию корня аорты на уровне синусов Вальсальвы, что может привести к аневризме и / или расслоению. Кожные особенности включают стрии и рецидивирующие грыжи.Поражение дыхательных путей может проявляться в виде пузырей в легких, которые предрасполагают к пневмотораксу. FBN1 мутации наследуются примерно в двух третях случаев и возникают de novo в остальных случаях. Описаны сотни из мутаций FBN1 , и их число продолжает расти. Было установлено немного корреляций между генотипом и фенотипом из-за крайней аллельной гетерогенности в рамках синдрома Марфана и генетически связанных заболеваний. 74–77 Хотя нет известной генетической гетерогенности синдрома Марфана, мутации TGFBR2 также были распознаны у пациентов с марфан-подобными фенотипами.Клинические исходы кажутся аналогичными таковым у пациентов с мутациями FBN1 , причем прогноз в любой группе больше зависит от клинического проявления заболевания и лечения, чем от ответственного гена. Было обнаружено, что пациенты с мутациями FBN1 имели более обширное поражение скелета, тогда как пациенты с мутациями TGFBR2 имели более тяжелые аортальные фенотипы в целом. 34

    Фенотип MASS

    Фенотип MASS указывает на участие MASS.Расширение аорты пограничное и непрогрессирующее, а кожные и скелетные изменения неспецифичны. Эти клинические характеристики в значительной степени совпадают с характеристиками синдрома Марфана и обеспечивают четкое свидетельство системного дефекта внеклеточного матрикса, но их недостаточно для диагностики синдрома Марфана. Таким образом, фенотип MASS является частью клинического континуума расстройств FBN1 , который варьируется от синдрома Марфана до отдельных признаков, таких как эктопия lentis. 78 Следовательно, трудно отличить фенотип MASS от ранних стадий синдрома Марфана при оценке людей, особенно детей, при отсутствии семейного анамнеза.Поэтому показан периодический сердечно-сосудистый мониторинг.

    Синдром пролапса митрального клапана

    Синдром пролапса митрального клапана (ПМК) относится к случаям идиопатического ПМК, в которых исключены другие заболевания сердца и соединительной ткани. Синдром ПМК связан с системными особенностями, которые могут включать боль в груди, одышку, деформацию грудной клетки (включая узкий диаметр А-П), аритмию, легкую слабость суставов и длинные конечности. Пролапс возникает, когда створки митрального клапана поднимаются в левое предсердие и, по оценкам, присутствуют в 2.4% населения в целом, с возрастной и половой пенетрантностью. 79 MVP может быть спорадическим или семейным, изолированным или быть частью синдрома. 80 На сегодняшний день не описано никаких специфических генов для MVP, хотя были идентифицированы три аутосомных и один X-сцепленный локусы. Прогноз при синдроме ПМК лучше, чем при ПМК при синдроме Марфана, со значительно меньшим риском митральной регургитации.

    Стойкий открытый артериоз протока с семейной аневризмой грудной клетки

    Стойкий открытый артериоз протока с семейной аневризмой грудной клетки (ОАП с FTA) является моногенным патофизиологическим субъектом в гетерогенной группе заболеваний TAA.Это вызвано мутациями в специфической области гена тяжелой цепи миозина MYh21 гладкомышечных клеток, которые связаны с выраженной жесткостью аорты даже у бессимптомных лиц с гаплотипом заболевания. 81–83 Риск у пациентов с КПК с FTA можно оценить с помощью неинвазивного измерения эластичности и растяжимости аорты с помощью МРТ. FTA без КПК также вызывается мутациями MYh21 . MYh21 редко участвует в единичном изолированном КПК. 84

    Синдром Шпринцена-Гольдберга

    Синдром Шпринцена-Голдберга (SGS) имеет много общих клинических проявлений с MFS и LDS, что позволяет предположить, что SGS также может действовать через нарушение сигнальных путей TGF-β, хотя уникальных генетических локусов еще не было. учредил. Идентификация TGFBR1 , TGFBR2 и FBN1 мутации у некоторых пациентов с диагнозом SGS позволяет предположить, что признание SGS в качестве отдельной патогенетической сущности может быть неуместным, хотя этот вопрос продолжает оставаться спорным. 85–87 Характерные черты лица SGS могут включать гипертелоризм, наклонные вниз глазные щели, сильно выгнутое небо, микрогнатию, проптоз (выступающие глаза) и низко посаженные, повернутые кзади уши. 88 Наличие этого характерного лица, краниосиностоз и умственная отсталость являются основными признаками, используемыми для клинического отличия SGS. Другие особенности включают аномалию Киари, аномалии ребер и эквиноварусную деформацию (косолапость). SGS отличается от синдрома Гольдберга-Шпринцена (OMIM №609640) и синдром Шпринцена (OMIM № 192430).

    Синдром Снайдера-Робинсона

    Синдром Снайдера-Робинсона — это редкий Х-сцепленный синдром умственной отсталости с марфаноидными особенностями скелета, сходными с синдромом Лухана. Другие характерные особенности этого синдрома включают асимметрию лица с выступающей нижней губой, носовой голос, неустойчивую походку, неспецифическое двигательное расстройство, аномалии ЭЭГ, судороги и уменьшение мышечной массы. 89–91

    Синдром Стиклера

    Синдром Стиклера — относительно частое заболевание соединительной ткани.Катаракта и глаукома могут сопровождать другие глазные находки в Таблице 2 (Дополнительный цифровой контент 2, http://links.lww.com/GIM/A112). Также может присутствовать легкая спондилоэпифизарная дисплазия, а потеря слуха может быть кондуктивной и нейросенсорной. Также часто наблюдаются плоское лицо и увеличенные колени. Наличие некоторых клинических признаков, включая отслоение сетчатки, катаракту, нейросенсорную тугоухость, дегенеративное заболевание суставов с ранним началом и некоторые аномалии скелета, является функцией возраста.Молекулярный анализ может помочь в диагностике расстройства, но не очень полезен для прогнозирования фенотипического проявления заболевания, за исключением глазных проявлений. 92 Клинически распознаются два витреоретинальных фенотипа. 93 Мутации в COL2A1 связаны с «мембранным» фенотипом стекловидного тела типа 1. Поскольку экзон 2 COL2A1 преимущественно экспрессируется в глазу, мутации в этом экзоне приводят к изолированному дефекту стекловидного тела 1 типа. 94 Менее распространенный фенотип стекловидного тела типа II связан с мутациями в COL11A1 . Мутации в COL11A2 вызывают фенотип Stickler, лишенный проявлений стекловидного тела, потому что COL11A2 не экспрессируется в этой ткани. 95

    Синдром Вейля-Марчесани

    Синдром Вейля-Марчесани (WMS) демонстрирует значительную клиническую однородность, несмотря на его генетическую гетерогенность. При сравнении аутосомно-доминантного (AD — из-за FBN1 ) и аутосомно-рецессивного (AR — из-за ADAMTS10 ) WMS не было обнаружено значительных различий в частоте большинства клинических признаков. 96 Между AR и AD WMS была примерно 20% разница в частоте возникновения микросферофакии и сердечных аномалий (более распространенных в AR WMS), а также суставных ограничений и эктопии lentis (более распространенных в AD WMS), 97 , хотя эти характеристики обычно встречаются в обеих формах WMS. Еще больше усложняя дифференциацию между AR и AD WMS на основе семейного анамнеза, некоторые гетерозиготы для AR WMS демонстрируют легкие клинические проявления заболевания, включая низкий рост, брахидактилию и патологические результаты гониоскопии.Помимо глазных проявлений, перечисленных в Таблице 2 (Дополнительный цифровой контент 2, http://links.lww.com/GIM/A112), особенностями WMS могут быть мелкие орбиты и глаукома. Врожденные сердечные аномалии, сообщаемые у пациентов с WMS, включают MVP, удлиненный интервал QT и стенозы легочного и аортального клапана. Пациентам с WMS и в анамнезе сердцебиение, головокружение, головокружение или обмороки следует обследовать на предмет удлинения интервала QTc, так как это может быть связано с серьезной аритмией. 98 Дифференциальный диагноз WMS включает синдром Хантера-Макдональда. 99

    Фиброзная дисплазия — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

    СТАТЬИ В ЖУРНАЛЕ
    Lietman SA, Levine MA. Фиброзная дисплазия. Pediatr Endocrinol Rev.2013; 10: 389-396. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23858622
    Lee JS, FitzGibbon EJ, Chen YR, et al. Клинические рекомендации по лечению краниофациальной фиброзной дисплазии. Orphanet J Rare Dis. 2012; 7 (Приложение 1): S2. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22640797

    Collins MT, Singer FR, Eugster E.Синдром МакКьюна-Олбрайта и внескелетные проявления фиброзной дисплазии. Orphanet J Rare Dis. 2012; 7: S4. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22640971

    Chapurlat RD, Gensburger D, Jimenez-Andrade JM, et al. Патофизиология и лечение боли при фиброзной дисплазии костей. Orphanet J Rare Dis. 2012; 7: S3. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22640953

    Stanton RP, Ippolito E, Springfield D, et al. Хирургическое лечение фиброзной дисплазии костей. Orphanet J Rare Dis.2012; 7: S1. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3359959/

    Boyce AM, Chong WH, Yao J, et al. Деносумабом лечение фиброзной дисплазии. J Bone Miner Res. 2012; 27: 1462-1470. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/22431375
    Moseley JN, Friedrich JB. Моностотическая фиброзная дисплазия метафиза дистального отдела лучевой кости: клинический случай. Рука (Нью-Йорк). 2011; 6: 224-227. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3092897/

    Regard JB, Cherman N, Palmer D, et al. Передача сигналов Wnt / B-катенина по-разному регулируется белками Ga и способствует фиброзной дисплазии.Proc Natl Acad Sci USA. 2011; 108: 20101-20106. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3250124/

    DiCaprio MR, Enneking WF. Фиброзная дисплазия. Патофизиология, оценка и лечение. J Bone Joint Surg Am. 2005; 87: 1848-1864. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16085630

    Lietman SA, Ding C, Levine MA. Высокочувствительный метод полимеразной цепной реакции обнаруживает активирующие мутации гена GNAS в клетках периферической крови при синдроме МакКьюна-Олбрайта или изолированной фиброзной дисплазии.J Bone Joint Surg Am. 2005; 87: 2489-2494. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16264125

    Weinstein LS, Shenker A, Gejman PV, et al. Активирующие мутации стимулирующего G-белка при синдроме МакКьюна-Олбрайта. N Engl Med. 1991; 325: 1688-1695. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/1944469

    ИНТЕРНЕТ
    Boyce AM. Фиброзная дисплазия. В: Feingold KR, Anawalt B, Boyce A, et al., Редакторы. Доступно на Endotext.org. Обновлено 27 марта 2019 г. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK326740/ По состоянию на 28 сентября 2020 г.

    Варгас Б., Клейер М. Ортопедическая хирургия фиброзной дисплазии. Обновлено: 10 декабря 2018 г. Доступно по адресу: http://emedicine.medscape.com/article/1255262-overview По состоянию на 28 сентября 2020 г.

    NIH / Остеопороз и родственные заболевания костей ~ Национальный ресурсный центр. Обзор фиброзной дисплазии. Последнее обновление — декабрь 2018 г. Доступно по адресу: http://www.niams.nih.gov/Health_Info/Bone/Additional_Bone_Topics/fibrous_dysplasia.asp (дата обращения: 28 сентября 2020 г.)

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *