Диагноз смд у грудничка что это: Синдром мышечной дистонии у детей первого года жизни

Содержание

Синдром мышечной дистонии у детей первого года жизни

Cиндром мышечной дистонии является одним из самых частых диагнозов, которые ставят неврологи, а так же педиатры в нашей стране.

Давайте  сначала разберемся, что такое мышечный тонус и каковы могут быть причины его повышения?

Итак, под мышечным тонусом понимают сопротивление мышцы, возникающее при ее пассивном растяжении во время движения в суставе. В регуляции тонуса мышц принимает участие ряд структур спинного и головного мозга. Для формирования патологического тонуса мышц, особенно повышенного (“гипертонуса”), необходима веская причина, связанная с поражением, нарушением структуры головного и/или спинного мозга. Например, такими причинами могут быть тяжелая гипоксия в родах (оценка по шкале Апгар <5 баллов), травма, энцефалит, порок развития ГМ и/или СМ, а так же ряд редких генетических заболеваний. Таким образом, при отсутствии вышеописанных серьезных причин, наличие у ребенка отклонений мышечного тонуса от нормы маловероятно.

Разберем несколько наиболее часто встречающихся клинических ситуаций, когда заключение “Синдром мышечной дистонии” звучит страшно, но является лишь случаем гипердиагностики.

  1. У детей от рождения до 3-3,5 месяцев в норме повышен тонус мышц, которые сгибают конечности. Это проявляется своеобразной позой, когда у ребенка преимущественно ноги и руки находятся в согнутом положении.  Подобные проявления являются нормой и не требуют лечения и массажа.

  2. Опора ребенка на мыски стоп и/или вытягивание мысков при вертикализации в возрасте 5-7 месяцев как изолированный симптом встречается в рамках нормы. Это связано с этапами становления двигательной функции и не является признаком патологии, особенно столь серьезной, как детский церебральный паралич (ДЦП).

  3. Термин «дистония» обозначает нарушение механизма взаиморегуляции тонуса различных мышц между собой. Когда эта взаимосогласованная регуляция нарушается, именно это и называют дистонией. Дело в том, что на первом году жизни, особенно в 1-е месяцы, дети в норме очень дистоничны, так как становление взаимодействия и регуляции тонуса различных групп мышц будут происходить до 2-х лет, и наиболее активно в первые 14 месяцев.

    Мы нередко можем видеть определенную односторонность:  движения конечностями одной половины тела могут быть более активными, тонус немного выше. Это характерно для детей до 6-ти месяцев. По мере развития головного мозга и проводящих нервных путей, а так же становления двигательных навыков формируется симметрия движений. Курсы массажа с элементами ЛФК влияют на данный процесс только опосредованно в качестве упражнения, тренировки навыка.  Если вы будете сами обучать своего ребенка как сидеть, ползать, вставать и т.д., результат будет таким же, а зачастую — намного лучше, потому что контакт и степень доверия родителям намного лучше, чем массажисту, чужому человеку.

В данной статье мы отразили наиболее распространенные клинические ситуации. Конечно, все не так однозначно. Поэтому при подозрении на нарушения в развитии ребенка необходимо проконсультироваться у квалифицированного детского невролога.

Диагноз синдром мышечной дистонии (СМД) у ребенка 3 месяцев

Функциональная диагностика и УЗИ

Карпочев
Максим Викторович

Ведущий врач УЗ диагностики

Баранова
Юлия Викторовна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, врач УЗ диагностики

Фроловская
Людмила Викторовна

Акушер-гинеколог, врач УЗД

Ткаченко
Евгений Владимирович

Уролог — андролог, врач УЗД

Базарнова
Евгения Васильевна

Врач УЗД

Басаков
Кирилл Сергеевич

Хирург-маммолог, врач УЗД, рентгенолог

Рентгенология

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Терапия

Горбачева
Елена Владимировна

Кардиолог, терапевт

Карданова
Ольга Дмитриевна

Кардиолог, терапевт (ведущий специалист)

Шашкова
Татьяна Валерьевна

Терапевт, кардиолог, врач функц. диагностики

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Слащева
Ольга Михайловна

терапевт

Пульмонология

Физиотерапия

Родина
Елена Вячеславовна

Физиотерапевт

Кардиология

Горбачева
Елена Владимировна

Кардиолог, терапевт

Карданова
Ольга Дмитриевна

Кардиолог, терапевт (ведущий специалист)

Шашкова
Татьяна Валерьевна

Терапевт, кардиолог, врач функц. диагностики

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Аудиология и слухопротезирование

Паукова
Марина Владимировна

Сурдолог-оториноларинголог

Колтышева
Екатерина Борисовна

Врач функциональной диагностики

Левина
Юлия Викторовна

Сурдолог-оториноларинголог

Неврология и мануальная терапия

Замерград
Максим Валерьевич

Невролог, консультант Центра головокружения и нарушения равновесия

Небожин
Александр Иванович

Мануальный терапевт, невролог

Иванова
Татьяна Андреевна

Невролог, специалист Центра головокружения и нарушения равновесия

Екушева
Евгения Викторовна

Невролог-алголог

Толстенева
Александра Игоревна

Лабораторные услуги

Дерматология и трихология

Телешева
Ирина Вадимовна

Дерматолог, трихолог, косметолог

Массаж

Ермуш
Станислав Геннадьевич

Массажист

Эндокринология

Бахтеева
Ирина Владимировна

Эндокринолог

Аллергология-иммунология

Стационар

Гнелица
Николай Викторович

Анестезиолог-реаниматолог

Добролюбов
Евгений Евгеньевич

Анестезиолог-реаниматолог

Флебология

Морозов
Константин Моисеевич

Сердечно-сосудистый хирург, флеболог

Голованчук
Лилия Петровна

Сердечно-сосудистый хирург, флеболог

Косметология

Телешева
Ирина Вадимовна

Дерматолог, трихолог, косметолог

Гепатология

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Гинекология

Душкина
Ирина Александровна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог

Горский
Сергей Леонидович

Ведущий хирург-гинеколог

Егорова
Елена Анатольевна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог

Афанасьев
Максим Станиславович

Акушер-гинеколог, онкогинеколог

Баранова
Юлия Викторовна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, врач УЗ диагностики

Фроловская
Людмила Викторовна

Акушер-гинеколог, врач УЗД

Проктология

Мормышев
Вячеслав Николаевич

Проктолог

Петрук
Максим Николаевич

Проктолог

Педиатрия

Строк
Ирина Викторовна

Педиатр, неонатолог

Эндоскопия

Мардачев
Олег Александрович

Эндоскопист

Хайдурова
Татьяна Константиновна

Эндоскопист

ЛОР (оториноларингология)

Варенкова
Ольга Владимировна

Оториноларинголог

Марковская
Наталья Геннадьевна

Оториноларинголог

Харина
Дарья Всеволодовна

Оториноларинголог, фониатр

Мирошниченко
Андрей Петрович

Оперирующий оториноларинголог,

Коршунова
Наталья Александровна

Оториноларинголог

Малышева
Ольга Дмитриевна

Оперирующий оториноларинголог

Джафарова
Марьям Зауровна

Оперирующий оториноларинголог

Гастроэнтерология

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Урология-андрология

Долженок
Андрей Николаевич

Уролог-андролог

Болучевский
Дмитрий Николаевич

Уролог-андролог, детский уролог-андролог

Ткаченко
Евгений Владимирович

Уролог — андролог, врач УЗД

Стоматология. Терапия

Кужанова
Аннета Магометовна

Стоматолог-терапевт

Орлова
Елизавета Сергеевна

Стоматолог-терапевт, детский стоматолог

Боканча
Полина Эдуардовна

Стоматолог-терапевт, детский стоматолог

Хирургия

Горский
Сергей Леонидович

Ведущий хирург-гинеколог

Мирошниченко
Андрей Петрович

Оперирующий оториноларинголог,

Трофимова
Ольга Викторовна

Хирург

Малышева
Ольга Дмитриевна

Оперирующий оториноларинголог

Медведева
Анна Олеговна

Детский хирург

Туманов
Андрей Борисович

Хирург

Кипарисов
Владислав Борисович

Хирург

Голованчук
Лилия Петровна

Сердечно-сосудистый хирург, флеболог

Джафарова
Марьям Зауровна

Оперирующий оториноларинголог

Боблак
Юлия Александровна

Хирург

Психотерапия

Поддо
Галина Николаевна

Психотерапевт (ведущий специалист)

Офтальмология

Миронкова
Елена Александровна

Офтальмолог

Паршунина
Ольга Алексеевна

Офтальмолог, ретинолог. лазерный хирург

Центр головокружения и нарушения равновесия

Паукова
Марина Владимировна

Сурдолог-оториноларинголог

Замерград
Максим Валерьевич

Невролог, консультант Центра головокружения и нарушения равновесия

Колтышева
Екатерина Борисовна

Врач функциональной диагностики

Мельников
Олег Анатольевич

Отоневролог, руководитель Центра головокружения и нарушения равновесия

Иванова
Татьяна Андреевна

Невролог, специалист Центра головокружения и нарушения равновесия

Травматология и ортопедия

Дедов
Сергей Юрьевич

Ортопед-травматолог

Циркин
Сергей Сергеевич

Ортопед-травматолог

Степанов
Андрей Борисович

Травматолог-ортопед

Герасимов
Денис Олегович

Хирург травматолог-ортопед, ведущий специалист

МРТ

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Компьютерная томография

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Маммография

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Басаков
Кирилл Сергеевич

Хирург-маммолог, врач УЗД, рентгенолог

Денситометрия

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Нефрология

Маркина
Елена Александровна

Нефролог, руководитель Центра нефрологии

Центр нефрологии

Детская стоматология

Орлова
Елизавета Сергеевна

Стоматолог-терапевт, детский стоматолог

Стоматология. Хирургия

Кулиш
Александр Александрович

Стоматолог-хирург, имплантолог

Стоматология. Ортопедия

Чергештов
Михаил Юрьевич

Стоматолог-ортопед

Богословский
Владимир Александрович

Стоматолог-ортопед

Захарченко
Александр Валериевич

Стоматолог-ортопед

Диагностика COVID-19

Маммология

Басаков
Кирилл Сергеевич

Хирург-маммолог, врач УЗД, рентгенолог

Online-консультация врача от 1490 ₽

Паукова
Марина Владимировна

Сурдолог-оториноларинголог

Варенкова
Ольга Владимировна

Оториноларинголог

Карданова
Ольга Дмитриевна

Кардиолог, терапевт (ведущий специалист)

Марковская
Наталья Геннадьевна

Оториноларинголог

Шашкова
Татьяна Валерьевна

Терапевт, кардиолог, врач функц. диагностики

Поддо
Галина Николаевна

Психотерапевт (ведущий специалист)

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Левина
Юлия Викторовна

Сурдолог-оториноларинголог

Иванова
Татьяна Андреевна

Невролог, специалист Центра головокружения и нарушения равновесия

Миронкова
Елена Александровна

Офтальмолог

Маркина
Елена Александровна

Нефролог, руководитель Центра нефрологии

Циркин
Сергей Сергеевич

Ортопед-травматолог

Бахтеева
Ирина Владимировна

Эндокринолог

Строк
Ирина Викторовна

Педиатр, неонатолог

Паршунина
Ольга Алексеевна

Офтальмолог, ретинолог. лазерный хирург

Коршунова
Наталья Александровна

Оториноларинголог

Петрук
Максим Николаевич

Проктолог

Малышева
Ольга Дмитриевна

Оперирующий оториноларинголог

Медведева
Анна Олеговна

Детский хирург

Туманов
Андрей Борисович

Хирург

Ткаченко
Евгений Владимирович

Уролог — андролог, врач УЗД

Депозитная система

Служба помощи на дому

Слащева
Ольга Михайловна

терапевт

Медицинские справки

Стоматология. Имплантология

Кулиш
Александр Александрович

Стоматолог-хирург, имплантолог

МРТ открытого типа

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Центр маммологии

Моему ребенку поставили диагноз СМД.

Что это такое и как его лечить?

Функциональная диагностика и УЗИ

Карпочев
Максим Викторович

Ведущий врач УЗ диагностики

Баранова
Юлия Викторовна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, врач УЗ диагностики

Фроловская
Людмила Викторовна

Акушер-гинеколог, врач УЗД

Ткаченко
Евгений Владимирович

Уролог — андролог, врач УЗД

Базарнова
Евгения Васильевна

Врач УЗД

Басаков
Кирилл Сергеевич

Хирург-маммолог, врач УЗД, рентгенолог

Рентгенология

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Терапия

Горбачева
Елена Владимировна

Кардиолог, терапевт

Карданова
Ольга Дмитриевна

Кардиолог, терапевт (ведущий специалист)

Шашкова
Татьяна Валерьевна

Терапевт, кардиолог, врач функц. диагностики

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Слащева
Ольга Михайловна

терапевт

Пульмонология

Физиотерапия

Родина
Елена Вячеславовна

Физиотерапевт

Кардиология

Горбачева
Елена Владимировна

Кардиолог, терапевт

Карданова
Ольга Дмитриевна

Кардиолог, терапевт (ведущий специалист)

Шашкова
Татьяна Валерьевна

Терапевт, кардиолог, врач функц. диагностики

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Аудиология и слухопротезирование

Паукова
Марина Владимировна

Сурдолог-оториноларинголог

Колтышева
Екатерина Борисовна

Врач функциональной диагностики

Левина
Юлия Викторовна

Сурдолог-оториноларинголог

Неврология и мануальная терапия

Замерград
Максим Валерьевич

Невролог, консультант Центра головокружения и нарушения равновесия

Небожин
Александр Иванович

Мануальный терапевт, невролог

Иванова
Татьяна Андреевна

Невролог, специалист Центра головокружения и нарушения равновесия

Екушева
Евгения Викторовна

Невролог-алголог

Толстенева
Александра Игоревна

Лабораторные услуги

Дерматология и трихология

Телешева
Ирина Вадимовна

Дерматолог, трихолог, косметолог

Массаж

Ермуш
Станислав Геннадьевич

Массажист

Эндокринология

Бахтеева
Ирина Владимировна

Эндокринолог

Аллергология-иммунология

Стационар

Гнелица
Николай Викторович

Анестезиолог-реаниматолог

Добролюбов
Евгений Евгеньевич

Анестезиолог-реаниматолог

Флебология

Морозов
Константин Моисеевич

Сердечно-сосудистый хирург, флеболог

Голованчук
Лилия Петровна

Сердечно-сосудистый хирург, флеболог

Косметология

Телешева
Ирина Вадимовна

Дерматолог, трихолог, косметолог

Гепатология

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Гинекология

Душкина
Ирина Александровна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог

Горский
Сергей Леонидович

Ведущий хирург-гинеколог

Егорова
Елена Анатольевна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог

Афанасьев
Максим Станиславович

Акушер-гинеколог, онкогинеколог

Баранова
Юлия Викторовна

Акушер-гинеколог, гинеколог-эндокринолог, врач УЗ диагностики

Фроловская
Людмила Викторовна

Акушер-гинеколог, врач УЗД

Проктология

Мормышев
Вячеслав Николаевич

Проктолог

Петрук
Максим Николаевич

Проктолог

Педиатрия

Строк
Ирина Викторовна

Педиатр, неонатолог

Эндоскопия

Мардачев
Олег Александрович

Эндоскопист

Хайдурова
Татьяна Константиновна

Эндоскопист

ЛОР (оториноларингология)

Варенкова
Ольга Владимировна

Оториноларинголог

Марковская
Наталья Геннадьевна

Оториноларинголог

Харина
Дарья Всеволодовна

Оториноларинголог, фониатр

Мирошниченко
Андрей Петрович

Оперирующий оториноларинголог,

Коршунова
Наталья Александровна

Оториноларинголог

Малышева
Ольга Дмитриевна

Оперирующий оториноларинголог

Джафарова
Марьям Зауровна

Оперирующий оториноларинголог

Гастроэнтерология

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Урология-андрология

Долженок
Андрей Николаевич

Уролог-андролог

Болучевский
Дмитрий Николаевич

Уролог-андролог, детский уролог-андролог

Ткаченко
Евгений Владимирович

Уролог — андролог, врач УЗД

Стоматология. Терапия

Кужанова
Аннета Магометовна

Стоматолог-терапевт

Орлова
Елизавета Сергеевна

Стоматолог-терапевт, детский стоматолог

Боканча
Полина Эдуардовна

Стоматолог-терапевт, детский стоматолог

Хирургия

Горский
Сергей Леонидович

Ведущий хирург-гинеколог

Мирошниченко
Андрей Петрович

Оперирующий оториноларинголог,

Трофимова
Ольга Викторовна

Хирург

Малышева
Ольга Дмитриевна

Оперирующий оториноларинголог

Медведева
Анна Олеговна

Детский хирург

Туманов
Андрей Борисович

Хирург

Кипарисов
Владислав Борисович

Хирург

Голованчук
Лилия Петровна

Сердечно-сосудистый хирург, флеболог

Джафарова
Марьям Зауровна

Оперирующий оториноларинголог

Боблак
Юлия Александровна

Хирург

Психотерапия

Поддо
Галина Николаевна

Психотерапевт (ведущий специалист)

Офтальмология

Миронкова
Елена Александровна

Офтальмолог

Паршунина
Ольга Алексеевна

Офтальмолог, ретинолог. лазерный хирург

Центр головокружения и нарушения равновесия

Паукова
Марина Владимировна

Сурдолог-оториноларинголог

Замерград
Максим Валерьевич

Невролог, консультант Центра головокружения и нарушения равновесия

Колтышева
Екатерина Борисовна

Врач функциональной диагностики

Мельников
Олег Анатольевич

Отоневролог, руководитель Центра головокружения и нарушения равновесия

Иванова
Татьяна Андреевна

Невролог, специалист Центра головокружения и нарушения равновесия

Травматология и ортопедия

Дедов
Сергей Юрьевич

Ортопед-травматолог

Циркин
Сергей Сергеевич

Ортопед-травматолог

Степанов
Андрей Борисович

Травматолог-ортопед

Герасимов
Денис Олегович

Хирург травматолог-ортопед, ведущий специалист

МРТ

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Компьютерная томография

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Маммография

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Басаков
Кирилл Сергеевич

Хирург-маммолог, врач УЗД, рентгенолог

Денситометрия

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Нефрология

Маркина
Елена Александровна

Нефролог, руководитель Центра нефрологии

Центр нефрологии

Детская стоматология

Орлова
Елизавета Сергеевна

Стоматолог-терапевт, детский стоматолог

Стоматология. Хирургия

Кулиш
Александр Александрович

Стоматолог-хирург, имплантолог

Стоматология. Ортопедия

Чергештов
Михаил Юрьевич

Стоматолог-ортопед

Богословский
Владимир Александрович

Стоматолог-ортопед

Захарченко
Александр Валериевич

Стоматолог-ортопед

Диагностика COVID-19

Маммология

Басаков
Кирилл Сергеевич

Хирург-маммолог, врач УЗД, рентгенолог

Online-консультация врача от 1490 ₽

Паукова
Марина Владимировна

Сурдолог-оториноларинголог

Варенкова
Ольга Владимировна

Оториноларинголог

Карданова
Ольга Дмитриевна

Кардиолог, терапевт (ведущий специалист)

Марковская
Наталья Геннадьевна

Оториноларинголог

Шашкова
Татьяна Валерьевна

Терапевт, кардиолог, врач функц. диагностики

Поддо
Галина Николаевна

Психотерапевт (ведущий специалист)

Комиссаренко
Ирина Арсеньевна

Гастроэнтеролог, терапевт, кардиолог

Левина
Юлия Викторовна

Сурдолог-оториноларинголог

Иванова
Татьяна Андреевна

Невролог, специалист Центра головокружения и нарушения равновесия

Миронкова
Елена Александровна

Офтальмолог

Маркина
Елена Александровна

Нефролог, руководитель Центра нефрологии

Циркин
Сергей Сергеевич

Ортопед-травматолог

Бахтеева
Ирина Владимировна

Эндокринолог

Строк
Ирина Викторовна

Педиатр, неонатолог

Паршунина
Ольга Алексеевна

Офтальмолог, ретинолог. лазерный хирург

Коршунова
Наталья Александровна

Оториноларинголог

Петрук
Максим Николаевич

Проктолог

Малышева
Ольга Дмитриевна

Оперирующий оториноларинголог

Медведева
Анна Олеговна

Детский хирург

Туманов
Андрей Борисович

Хирург

Ткаченко
Евгений Владимирович

Уролог — андролог, врач УЗД

Депозитная система

Служба помощи на дому

Слащева
Ольга Михайловна

терапевт

Медицинские справки

Стоматология. Имплантология

Кулиш
Александр Александрович

Стоматолог-хирург, имплантолог

МРТ открытого типа

Кивасев
Станислав Александрович

Рентгенолог, замдиректора по лучевой диагностике

Фельдшеров
Михаил Викторович

Рентгенолог, зав. отдел. лучевой диагностики

Нечаев
Валентин Александрович

Рентгенолог

Басарболиев
Алексей Викторович

Рентгенолог

Тихонова
Валерия Сергеевна

Рентгенолог

Мухин
Андрей Андреевич

Рентгенолог

Грибкова
Мария Сергеевна

Рентгенолог

Крысанова
Александра Владимировна

Рентгенолог

Шульц
Евгений Игоревич

Рентгенолог

Звездина
Дарья Максимовна

Рентгенолог

Центр маммологии

что это за диагноз? Кто сталкивался? — 21 ответов на Babyblog

Отдавая в детский садик карту, узнала, что невролог написала моему сыну диагноз СМД. При этом невролог нас вообще не смотрела — а записи в карте делала педиатр. Детсадовская врач расшифровала диагноз СМД как синдром мозговой дисфункции. В интернете я нашла информацию, что это миниальная мозговая дисфункция.

А теперь самое главное. Про этот диагноз мне никто никогда ничего не говорил. С рождения — «всё нормально». все плановые осмотры — нормально. А сейчас случайно выяснилось — «СМД до 1 года». Как это понимать? Может, перепутали что-то? Конечно, я обязательно возьму домой карту из поликлиники и просмотрю. Но сейчас, пока мы ещё не дошли до поликлиники… Давайте поговорим об этом? Чьим деткам тоже влепили этот диагноз? Прочла, что Комаровский считает это новомодным диагнозом, и рекомендует не заморачиваться. В общероссийском класификаторе вроде бы нет такого диагноза. А так — пишут, что это какая-то родовая микронная травма головного мозга. Внешне всё нормально, но… Лет в 5-6 могут начаться эпилептические припадки, дети как правило неуправляемы, гиперактивны, не признают авторитета вообще, по жизни у них частые стрессы, разводы, смены работы, профессии, и т. п.

В детском саду врач спросила, как прошли мои роды. Вроде всё нормально… Беременность без эксцессов, а вот роды — вроде как «родила сама», но реально ребёнка мне выдавила рукой акушерка. Имеет ли это принципиальное значение по жизни? Да, от этого факта никуда не уйти — сама вытужить и родить я не могла, акушерка орала, ругала меня… и в итоге помогла, надавив локтем, вытолкнув ребёнка. Когда детсадовская врач узнала, что ребенка выдавили, она сразу сказала, что родовая травма однозначно была, но травмировались не руки-ноги-шея, а мозг. Странно, что в роддоме и в последующем мне ничего не сказали на этот счёт. То, что я год не могу приучить ребенка к горшку, что он сам не кушает, не разговаривает хотя бы словосочетаниями — она списала именно на это. Это нарушения, возникшие из-за этой травмы, — так скзала мне врач из детского сада.

Я вроде спокойна, но в то же время удивление вызвал тот факт, что раз такой диагноз — обязаны были мне давно уж сообщить, наверное?

Диагностика ВИЧ-инфекции у новорожденных детей

Диагностика ВИЧ-инфекции у детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, затруднена в связи с тем, что в крови таких детей в течение длительного времени сохраняются материнские АТ к ВИЧ. На сегодняшний день разработаны эффективные методы профилактики вертикальной передачи ВИЧ: антиретровирусная терапия (АРВТ), которая проводится у матери во время беременности и родов и у ребенка в первые недели жизни; акушерские вмешательства, включая плановое кесарево сечение; отказ от грудного вскармливания. Там, где эти методы доступны и применяются, частоту передачи ВИЧ от матери ребенку удается снизить до 1–2%. Поскольку материнские АТ сохраняются в крови новорожденных детей в течение длительного времени, определение АТ позволяет снять диагноз ВИЧ-инфекции детям только в возрасте 15–18 месяцев с последующим подтверждением результата методом ИБ.

Проблема более ранней диагностики ВИЧ-инфекции у новорожденных детей за рубежом была решена несколько лет назад с появлением молекулярно-биологических методов, которые позволяют выявлять фрагменты генома ВИЧ в крови на ранних сроках инфицирования. Было показано, что у большинства инфицированных детей ДНК провируса ВИЧ может быть выявлена к первому месяцу жизни и практически у всех к шестому месяцу.

Показания к применению различных лабораторных исследований и особенности интерпретации результатов. Для ранней диагностики ВИЧ-инфекции у детей, рожденных от ВИЧинфицированных матерей, предпочтительно выявлять ДНК провируса ВИЧ в клетках крови. Не рекомендуется использовать выявление РНК ВИЧ, поскольку профилактическая АРВТ, проводимая во время беременности матери и после рождения ребенку, может существенно снизить репликацию вируса, что приведет к снижению концентрации РНК ВИЧ и повысит вероятность получения ложноотрицательного результата при обследовании ребенка. Для определения ДНК провируса ВИЧ используют методики, основанные на АНК (в подавляющем большинстве случаев – ПЦР).

Обследование ребенка, рожденного от ВИЧ-инфицированной матери, для выявления ДНК провируса ВИЧ желательно проводить в возрасте:

  • до 48 ч жизни;
  • 1–2 мес;
  • 3–6 мес.

Положительный результат наличия ДНК провируса ВИЧ должен быть подтвержден, для повторного анализа следует использовать дополнительный образец крови, полученный в более поздние сроки по сравнению с предыдущим образцом.

Получение положительных результатов выявления ДНК ВИЧ в двух отдельно взятых образцах крови у ребенка старше одного месяца является лабораторным подтверждением диагноза ВИЧ-инфекции.

Получение двух отрицательных результатов выявления ДНК провируса ВИЧ у ребенка в возрасте старше 4–6 месяцев (при отсутствии грудного вскармливания) свидетельствует против наличия у ребенка ВИЧ-инфекции, однако снятие ребенка с диспансерного учета по поводу интранатального и перинатального контакта по ВИЧ-инфекции может производиться в возрасте старше 1 года при одновременном наличии следующих условий:

  • два отрицательных результата исследования обнаружения ДНК провируса ВИЧ методом ПЦР, один из которых выполнен в возрасте 4 месяца или старше;
  • два и более отрицательных результата исследования обнаружения антител к ВИЧ методом ИФА, выполненных в возрасте 12 месяцев или старше;
  • отсутствие гипогаммаглобулинемии на момент исследования крови на наличие антител к ВИЧ;
  • отсутствие клинических проявлений ВИЧ-инфекции.

Показания к обследованию для обнаружения ДНК провируса ВИЧ

  • Ранняя лабораторная диагностика ВИЧ-инфекции у детей, рожденных от ВИЧинфицированных матерей;
  • разрешение сомнительных результатов иммунного блота;
  • выявление ВИЧ-инфекции у лиц с подозрением на недавнее инфицирование.

Гипоксически-ишемическое поражение: Причины развития, диагностика

Гипоксически-ишемическое поражение (ГИП) ЦНС – это комплекс изменений в организме ребенка, возникающий вследствие недостаточного снабжения кислородом органов и тканей. Гипоксия на ранних сроках (6-11 недель) может привести к аномалиям развития структур головного мозга плода, а на поздних стадиях – к задержке внутриутробного развития, поражению ЦНС и снижению адаптационных возможностей малыша после рождения.

Основные причины развития ГИП ЦНС:


— анемия у мамы (снижение количества гемоглобина, при котором снижается доставка кислорода и питательных веществ к тканям организма малыша)

— любые хронические заболевания и пороки: врожденные пороки сердца, легких других органов, заболевания почек, наличие сахарного диабета, которые способствуют нарушению кровообращения

— осложнения беременности и родов (гестоз, угроза преждевременных родов, патология плаценты и пуповины, недонашивание и перенашивание беременности, многоплодная беременность, многоводие и маловодие, различные аномалии родовой деятельности)

— заболевания плода (гемолитическая болезнь новорожденных, внутриутробное инфицирование, кровотечения)

Ощутимые признаки гипоксии плода преимущественно выражаются в изменении его двигательной активности (внезапное усиление, учащение сердцебиения и движений (шевеления) плода при острой или урежение и ослабление их же при хронической гипоксии). При выявлении диагноза внутриутробная гипоксия плода, будущей маме необходимо проведение процедур по выявлению причин с последующим комплексным лечением их источника с возможной госпитализацией в стационар, соблюдением постельного или домашнего режима и режима дня.

Диагностика:

Необходимо проведение ультразвукового исследования плода, применение кардиотокографии (запись сердечной деятельности плода) и доплерометрии (исследование кровотока сосудов матки и пуповины плода) с той частотой, которой назначит лечащий врач. Также применяются аускультация (выслушивание) сердцебиения плода стетоскопом.

Следует отметить, что не каждая беременность протекает на фоне вышеперечисленных заболеваний, осложняя внутриутробную гипоксию плода. Чтобы не допустить возможного появления гипоксии, особое внимание уделяется ее профилактике: длительные прогулки на свежем воздухе, обязательные дозированные физические нагрузки (гимнастика, зарядка, упражнения для беременных и дыхательные упражнения, плавание, йога). Возможно применение гипербарической оксигенации (ГБО) по назначению лечащего врача. Необходимо помнить, что лечение должно быть назначено гинекологом, быть комплексным и учитывать индивидуальный подход к каждой будущей маме.

Ранние симптомы, с которыми следует обратиться к детскому неврологу

— вялое сосание груди, поперхивание при кормлении, вытекание молока через носик малыша
— слабый крик ребенка, гнусавый или осиплый голос
— частые срыгивания и недостаточная прибавка в весе
— снижение двигательной активности ребенка, сонливость, вялость или выраженное беспокойство
— дрожание подбородка, верхних и/или нижних конечностей, частые вздрагивания
— трудности при засыпании, частые пробуждения во сне
— запрокидывание головы
— замедление или быстрое увеличение окружности головы
— низкий (дряблые мышцы) или высокий тонус мышц конечностей и туловища
— уменьшение активности движений руки или ноги с какой-либо стороны, ограничение разведения бедер или наличие позы «лягушки» с выраженным разведением бедер, необычная поза ребенка
— косоглазие, кривошея
— рождение ребенка путем кесарева сечения, в тазовом предлежании, с аномалием родовой деятельности или с применением акушерских щипцов, выдавливанием, с обвитием пуповины вокруг шеи
— недоношенность ребенка
— наличие судорог при родах или в послеродовом периоде

Поздние симптомы проявления родового травматизма

Бывают случаи, когда при рождении у малыша имеются минимальные нарушения, но спустя годы, под влиянием тех или иных нагрузок – физических, умственных, эмоциональных – неврологические нарушения проявляются с различной степенью выраженности. Это, так называемые, поздние проявления родового травматизма. Среди них:

— снижение мышечного тонуса (гибкость), которая так часто является дополнительным плюсом при занятиях спортом. Нередко таких детей с радостью принимают в секции спортивной и художественной гимнастики, в хореографические кружки. Но большинство из них не выносят тех физических нагрузок, которые имеют место быть в данных секциях.
— снижение остроты зрения,  наличие асимметрии надплечий, углов лопаток, искривления позвоночника, сутулости – признаков возможной родовой травмы шейного отдела позвоночника
-возникновение головных болей, головокружения

При наличии вышеперечисленных жалоб не откладывайте визит к детскому неврологу! Специалист назначит определенные обследования, курс лечения и обязательно поможет Вам!

Повышение внутричерепного давления (ВЧД) и другие проблемы детской неврологии.

Автор невролог Зайцев С.В.

Этой статье более 18 лет, все это время она активно размножается и расползается по сайтам, социальным сетям и блогам.

Основная цель была достигнута, у многих родителей (и врачей) появилась определенная ясность в перинатальной неврологии, немало малышей было «спасено» от госпитализации, ненужных обследований и таблеток. У многих врачей и массажистов «объем работ» значительно уменьшился.

Кажется, все давно понятно, к сожалению, актуальность свою статья абсолютно не потеряла, поэтому пишу снова и снова …

Несмотря на свободный доступ к любой научной информации, и до настоящего времени более 90%! детей первого года жизни приходят на консультацию в специализированные неврологические центры по поводу несуществующего диагноза — перинатальная энцефалопатия (ПЭП). Детская неврология родилась сравнительно недавно, но уже переживает трудные времена. В настоящий момент многие врачи, практикующие в области неврологии грудного возраста, а также, родители грудных детей, имеющих какие-либо изменения нервной системы и психической сферы, оказались «между двух огней». С одной стороны, до сих пор сильны позиции школы «советской детской неврологии» — избыточная диагностика и неправильная оценка функциональных и физиологических изменений нервной системы ребенка первого года жизни в сочетании с давно устаревшими рекомендациями интенсивного лечения самыми разными медикаментами. С другой стороны — нередко, очевидная недооценка имеющихся психоневрологических симптомов, неумение стратегического планирования, незнание возможностей современной нейрокоррекции (ортопедии, офтальмологии, нейропсихологии, логопедии, дефектологии и т.д.), терапевтический нигилизм и боязнь практического применения современных методик нейрореабилитации и медикаментозной терапии; и, как результат — упущенное время, неиспользованные внутренние резервы и развитие нервно-психических расстройств в дошкольно-школьном и подростковом возрасте. При этом, к сожалению, определенная «формальность-автоматичность» и «экономичность» современных медицинских технологий приводят, как минимум, к развитию психологических проблем у ребенка и членов его семьи. Понятие «нормы» в неврологии конца 20 века было резко сужено, сейчас интенсивно и, не всегда оправданно, расширяется. Истина где-то посередине…

По данным перинатальных неврологов ведущих медицинских центров страны, до сих пор, не менее 80-90%! детей первого года жизни приходят по направлению педиатра или невролога из районной поликлиники на консультацию по поводу несуществующего диагноза — перинатальная энцефалопатия (ПЭП):

Диагноз «перинатальная энцефалопатия» (ПЭП или перинатальное поражение центральной нервной системы (ПП ЦНС), в старые времена был очень распространен в детской неврологии и крайне удобен: он описывал практически любые, настоящие или мнимые нарушения функции (и даже структуры) головного мозга в перинатальном периоде жизни ребенка (примерно с 7 месяца внутриутробного развития ребенка и до 1 месяца жизни после родов), возникающие вследствие патологии мозгового кровотока и дефицита кислорода. В дальнейшем, воплощая в жизнь «преемственность неврологической диагностики», перинатальная энцефалопатия (ПЭП) обязательно плавно трансформировалась в два других любимейших неврологических диагноза: ММД (минимальная мозговая дисфункция) и ВСД (вегето-сосудистая дистония).

В основе диагноза «перинатальная энцефалопатия» (ПЭП) обычно располагались один или несколько наборов каких-либо признаков (синдромов) вероятного нарушения нервной системы, например — гипертензионно-гидроцефальный синдром (ГГС), синдром мышечной дистонии (СМД), синдром гипервозбудимости.

После проведения тщательного клинического осмотра, иногда в сочетании с дополнительными исследованиями, процент достоверных диагнозов перинатального поражения мозга (гипоксические, травматические, токсико-метаболические, инфекционные и пр.) быстро снижается до 3-4% — это более чем в 20 раз! Самое безрадостное в этих цифрах, не только определенное нежелание отдельных врачей использовать знания современной неврологии и добросовестное заблуждение, но и явно просматриваемая психологическая (и не только) комфортность такой гипердиагностики.

Гипертензионно-гидроцефальный синдром (ГГС): повышение внутричерепного давления (ВЧД) и гидроцефалия

Как и прежде, диагноз «гипертензионногидроцефальный синдром» (ГГС) или «внутричерепная гипертензия» (повышение внутричерепного давления (ВЧД)),один из наиболее употребительных и «любимых» медицинских терминов у детских неврологов и педиатров, которым можно объяснить практически все! и в любом возрасте жалобы родителей. Это же крайне комфортно для врача!

Например, ребенок часто плачет и вздрагивает, плохо спит, много срыгивает, плохо ест и мало прибавляет в весе, вытаращивает глаза, ходит на носочках, у него дрожат ручки и подбородок, бывают судороги и есть отставание психоречевого и двигательного развития: «виноват только он — гипертензионно-гидроцефальный синдром (ГГС) или повышение внутричерепного давления». Правда же, очень полезный и удобный диагноз?

Довольно часто при этом в качестве главного аргумента для родителей в ход идет «тяжелая артиллерия» — данные инструментальных методов исследования, абсолютно устаревшие и неинформативные эхоэнцефалография (ЭХО-ЭГ) и реоэнцефалография (РЭГ), либо обследования «не из той оперы» (ЭЭГ), либо неправильное, в отрыве от клинических проявлений, субъективное толкование вариантов нормы при нейросонографии или томографии.

На самом деле, внутричерепная гипертензия — очень серьезная, и довольно редкая, неврологическая и нейрохирургическая патология. Она сопровождает тяжелые нейроинфекции и мозговые травмы, гидроцефалию, нарушение мозгового кровообращения, опухоли головного мозга и др.

Госпитализация при этом обязательна и неотложна!

Кроме того, нет никакой прямой и достоверной связи внутричерепной гипертензии и просвечивающих сосудов на лице и волосистой части головы, ходьбы на цыпочках, дрожания ручек и подбородка, гипервозбудимости, нарушения развития, плохой успеваемости, носовых кровотечений, тиков, заикания, плохого поведения и т.д. и т.п.

Вот поэтому, если вашему малышу поставили диагноз «перинатальная энцефалопатия (ПЭП) или перинатальное поражение центральной нервной системы (ПП ЦНС), внутричерепная гипертензия или гипертензионно-гидроцефальный синдром (ГГС)», на основании «вытаращивания» глазок (не путать с истинным симптомом Грефе, симптомом «заходящего солнца»!) и ходьбы на цыпочках, то не стоит заранее сходить с ума. На самом деле эти реакции могут быть характерны для легковозбудимых детей раннего возраста. Они очень эмоционально реагируют на все, что их окружает и что происходит. Чуткие родители легко смогут заметить такую взаимосвязь.

Начинать же лечение этой неуточненной «серьезной» патологии по рекомендациям одного врача на основании вышеперечисленных «аргументов» абсолютно неразумно, кроме того, такое необоснованное лечение может быть совсем не безопасным.

Но! Есть и другой, не менее важный аспект проблемы, который необходимо учитывать в данной ситуации. Иногда лекарства в самом деле необходимы, и неправомерный отказ от них, на основании только собственного убеждения мамы (а чаще папы!) в медикаментозной вредности, может привести к серьезным неприятностям.

Теперь несколько слов о не менее «обожаемых» гидроцефалии и гидроцефальном синдроме. К сожалению, в обычной жизни такой ошибочный «диагноз» встречается практически у каждого четвертого-пятого грудничка. Оказывается, нередко гидроцефалией (гидроцефальным синдромом) некоторые врачи неправильно называют стабильное (обычно незначительное) увеличение желудочков и других ликворных пространств головного мозга. Внешними признаками и жалобами это никак не проявляется, лечения не требует. Иногда при проведении нейросонографии врач ультразвуковой диагностики находит в головном мозге псевдокисты — но это совсем не повод для паники! Псевдокистами называют единичные округлые крошечные образования (полости), содержащие ликвор и располагающиеся в типичных участках мозга. Причины их появления, как правило, бывают достоверно неизвестны; обычно они исчезают к 8-12 мес. жизни. Важно знать что, существование таких кист у большинства детей не является фактором риска в отношении дальнейшего нервно-психического развития и не требует лечения. Тем не менее, хотя и достаточно редко, кисты образуются на месте субэпендимальных кровоизлияний, или имеют связь с перенесенной перинатальной церебральной ишемией или с внутриутробной инфекцией. Количество, размеры, строение и места расположения кист дают специалистам очень важную информацию, с учетом которой, на основе клинического осмотра формируются окончательные выводы.

Описание НСГ — это не диагноз и не повод для лечения!

Чаще всего, данные НСГ дают косвенные и неопределенные результаты, и учитываются только в совокупности с результатами клинического осмотра.

Еще раз должен напомнить о другой крайности: в сложных случаях иногда встречается явная недооценка со стороны родителей (реже — и врачей), имеющихся у ребенка проблем, что приводит к полному отказу от необходимого динамического наблюдения и обследования, в результате чего правильный диагноз ставится поздно, и лечение не приводит к нужному результату. Поэтому, при подозрении на повышенное внутричерепное давление и гидроцефалию, диагностика должна проводиться на самом высоком профессиональном уровне.

Что такое мышечный тонус и почему его так «любят» врачи и родители?

Посмотрите в медицинскую карточку своего ребенка: там нет такого диагноза, как «мышечная дистония», «гипертония» и «гипотония»? — наверное, вы просто не ходили со своим малышом до года в поликлинику к неврологу. Это, конечно же, шутка. Однако, диагноз «мышечная дистония» встречается нисколько не реже (а может быть и чаще), чем гидроцефальный синдром и повышение внутричерепного давления.

Изменения мышечного тонуса могут быть, в зависимости от степени выраженности, как вариантом нормы (чаще всего), так и серьезной неврологической проблемой (это гораздо реже).

Заметить различие между физиологическими изменениями и патологическими симптомами за одну консультацию даже грамотному врачу иногда довольно трудно. Дело в том, что изменение мышечного тонуса не только связано с неврологическими расстройствами, но и сильно зависит от конкретного возрастного периода и других особенностей состояния ребенка (возбужден, плачет, голоден, сонлив, замерз и т.д.). Таким образом, наличие индивидуальных отклонений в характеристиках мышечного тонуса, далеко не всегда заставляет беспокоиться и требует какого-либо лечения.

Но даже в том случае, если функциональные нарушения мышечного тонуса подтвердятся, в этом нет ничего страшного. Хороший невролог, скорей всего, назначит массаж и занятия лечебной физкультурой (очень эффективны упражнения на больших мячах). Медикаменты назначаются крайне редко, обычно при выраженной мышечной гипертонии спастического характера.

Cиндром гипервозбудимости (синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости)

Частые плачи и капризы по поводу и без, эмоциональная неустойчивость и повышенная чувствительность к внешним раздражителям, нарушение сна и аппетита, обильные частые срыгивания, двигательное беспокойство и вздрагивания, дрожание подбородка и ручек (и т.д.), часто в сочетании с плохой прибавкой веса и нарушением стула — узнаете такого ребенка?

Все двигательные, чувствительные и эмоциональные реакции на внешние стимулы у гипервозбудимого ребенка возникают интенсивно и резко, и так же быстро могут угасать. Освоив те или иные двигательные навыки, дети беспрерывно двигаются, меняют позы, постоянно тянутся каким-либо предметам и захватывают их. Обычно дети проявляют живой интерес к окружающему, но повышенная эмоциональная лабильность нередко затрудняет их контакт с окружающими. У них тонкая душевная организация, они очень впечатлительные, переживательные и легко ранимые! Засыпают крайне плохо, только с мамой, постоянно просыпаются, плачут во сне. У многих из них отмечается длительная реакция страха на общение с незнакомыми взрослыми с активными реакциями протеста. Обычно синдром гипервозбудимости сочетается с повышенной психической истощаемостью и утомляемостью.

Наличие таких проявлений у ребенка — это всего лишь только повод для обращения к неврологу, но, ни в коем случает не повод для родительской паники, и тем более, медикаментозного лечения.

Постоянная гипервозбудимость в причинном отношении мало специфична и чаще всего может наблюдаться у детей с особенностями темперамента (например, так называемый холерический тип реагирования).

Значительно реже, гипервозбудимость можно связать и объяснить перинатальной патологией центральной нервной системы. Кроме того, если поведение ребенка вдруг неожиданно и надолго нарушилось практически без видимых причин, у него появилась гипервозбудимость, нельзя исключить вероятность развития реакции нарушения адаптации (приспособления к внешним условиям среды) вследствие стресса. И чем быстрее ребенка посмотрят специалисты, тем легче и быстрее удается справиться с проблемой.

И, наконец, наиболее часто, преходящая гипервозбудимость бывает связана с педиатрическими проблемами (рахит, нарушения переваривания пищи и кишечные колики, грыжи, прорезывание зубов и др.).

В раннем возрасте состояние ребенка чрезвычайно переменчиво, поэтому минимальные отклонения в развитии и другие расстройства нервной системы иногда могут быть обнаружены лишь только в процессе длительного динамического наблюдения за малышом, при повторных консультациях. С этой целью определены конкретные даты плановых консультаций детского невролога на первом году жизни: обычно в 1, 3, 6 и 12 месяцев. Именно в эти периоды можно обнаружить большинство тяжелых болезней нервной системы детей первого года жизни (гидроцефалия, эпилепсия, ДЦП, обменные расстройства и др. ). Таким образом, выявление конкретной неврологической патологии на ранних этапах развития позволяет вовремя начинать комплексную терапию и достигать при этом максимально возможного результата.

И в заключение, хотелось бы напомнить родителям: будьте участливы и внимательны к своим малышам! В первую очередь, именно ваша активно-осмысленная заинтересованность в жизни детей является основой их дальнейшего благополучия. Не пытайтесь вылечить их от «предполагаемых болезней», но если вас что-то тревожит и заботит, найдите возможность получить независимую консультацию квалифицированного специалиста.

Автор невролог Зайцев С.В.

September 27, 2017

Источник

Психическое здоровье: расстройство стереотипных движений

Расстройство стереотипных движений — это состояние, при котором человек совершает повторяющиеся, часто ритмичные, но бесцельные движения. В некоторых случаях движения могут привести к самоповреждению. Для того чтобы такое поведение считалось расстройством, повторяющиеся движения должны продолжаться не менее четырех недель и должны мешать нормальному повседневному функционированию человека. Это расстройство чаще всего поражает детей с аутизмом, умственными отклонениями или отклонениями в развитии.

Каковы симптомы стереотипного двигательного расстройства?

Повторяющиеся движения, типичные для этого заболевания, включают:

  • Покачивание
  • Удары по голове
  • Самоукусывание
  • Укусывание ногтей
  • Самоудар
  • Прокалывание по коже
  • Рукопожатие или размахивание ртом
  • Рот объектов

Что вызывает стереотипное нарушение движений?

Причина стереотипного двигательного расстройства неизвестна.Однако движения имеют тенденцию усиливаться, если человек находится в состоянии стресса, разочарован или скучает. Известно, что причиной расстройства являются определенные физические условия, травмы головы и употребление некоторых наркотиков (например, кокаина).

Насколько распространено стереотипное двигательное расстройство?

Это заболевание чаще всего поражает детей с неврологическими (мозговыми и нервными) расстройствами, аутизмом или умственной отсталостью. Это чаще встречается в детстве или подростковом возрасте, чем в зрелом возрасте, но может возникать в любом возрасте и чаще встречается у мальчиков, чем у девочек.

Как диагностируется стереотипное двигательное расстройство?

Если присутствуют симптомы стереотипного двигательного расстройства, врач начнет обследование с составления полной истории болезни и физического осмотра. Хотя лабораторных тестов для диагностики стереотипного двигательного расстройства не существует, врач может использовать различные тесты, такие как нейровизуализационные исследования и анализы крови, чтобы исключить соматическое заболевание или побочные эффекты лекарств как причину симптомов.

Диагноз стереотипного двигательного расстройства ставится, если симптомы указывают на это расстройство, они сохраняются в течение четырех недель или дольше и мешают нормальному функционированию.

Как лечится стереотипное двигательное расстройство?

Целями лечения являются лечение любых травм, вызванных поведением, и обеспечение безопасности ребенка, а также улучшение его функциональных возможностей. Возможно, потребуется изменить окружение ребенка, чтобы снизить риск травмы. Например, ребенку, который бьет головой, возможно, потребуется надеть шлем для защиты от травмы головы.

Продолжение

Самыми распространенными подходами к лечению детей с этим заболеванием являются методы лечения, направленные на снижение стресса, который может вызвать движения и изменение поведения.Ребенка, который начинает ковырять кожу или бить, можно научить держать руки в карманах, когда он чувствует желание ковырять или ударить. Также можно использовать техники релаксации, чтобы помочь ребенку противостоять побуждениям. Подход поведенческой терапии, известный как Дифференциальное подкрепление другого поведения (DRO), направлен на поощрение социально приемлемого поведения. Другой поведенческий подход, называемый функциональной коммуникативной тренировкой (FTC), учит и вознаграждает человека за использование альтернативных ответов или вербальных стратегий для замены стереотипных движений, когда они осознают, что им что-то нужно, или чувствуют себя расстроенными.

В некоторых случаях могут быть полезны такие антидепрессанты, как Лувокс, Прозак и Золофт (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина или СИОЗС) или Анафранил (трициклический антидепрессант). Атипичные антипсихотические препараты, такие как рисперидон или арипипразол, также показали пользу в отношении стереотипных движений у молодежи с расстройствами аутистического спектра.

Каковы перспективы для людей со стереотипным двигательным расстройством?

Перспектива для человека со стереотипным двигательным расстройством зависит от тяжести состояния.Если заболевание вызвано приемом лекарств, оно обычно проходит само через несколько часов. Расстройство стереотипных движений из-за травмы головы может быть постоянным. Все формы часто можно уменьшить с помощью лекарств.

Можно ли предотвратить стереотипное двигательное расстройство?

Хотя невозможно предотвратить стереотипное двигательное расстройство, распознавание симптомов и реагирование на них, когда они впервые появляются, может снизить риск членовредительства.

Диагноз: стереотипия — 5 минут для мамы

Этот пост может содержать партнерские ссылки.Прочтите мою политику разглашения здесь.

Когда моей дочери было два года, детский невролог из Детской больницы Ванкувера диагностировал у нее моторную стереотипию. В этом недавно обновленном посте мы делимся своим опытом работы со стереотипным двигательным расстройством (SMD), когда мы работали, чтобы понять состояние здоровья Оливии.

ОБНОВЛЕНИЕ: Посмотрите, как прогрессирует Оливия в возрасте 13 лет…

29 января 2010 г. — После нескольких недель ожидания сегодня была наша встреча для Оливии с детским неврологом в детской больнице.

(Осенью я заметил, что Оливия испытывает то, что я считал лицевыми тиками. Наш врач отправил нас к педиатру, который заказал ЭЭГ, что привело к нашему сегодняшнему визиту к детскому неврологу. Ранее на этой неделе я написал о ней симптомы ухудшаются.)

Диагноз

Детский невролог считает, что Оливия страдает стереотипами.

До вчерашнего дня я никогда не слышал термин «стереотипия». Но вчера один из читателей написал мне по электронной почте, прочитав мой пост о тиках Оливии, (или, как я предполагал, тики, ), и сказал мне, что у ее дочери были те же симптомы, и детский невролог диагностировал у нее стереотипный диагноз.Она написала, чтобы я не волновалась, стереотипия может возникнуть у здоровых детей.

Что такое стереотипное двигательное расстройство

Стереотипное двигательное расстройство, также называемое первичными моторными стереотипами, — это расстройство, которое начинается в детстве и характеризуется ритмичными, повторяющимися, фиксированными, целенаправленными, но бесцельными движениями, которые прекращаются с отвлечением и не связаны с другие неврологические задержки или задержки в развитии. Примеры первичных сложных моторных стереотипов могут включать в себя шевеление пальцев перед лицом, вращение или открытие и закрытие рук, шевеление пальцами, взмахи руками, взмахи и размахивание руками и т. Д.

Обновление 2021 года: Недавно мы поделились тем, что узнали за последние 10 лет о стереотипном двигательном расстройстве…

Причины стереотипного двигательного расстройства

Причина стереотипного двигательного расстройства неизвестна.

Однако одна школа мысли состоит в том, что моторные стереотипы могут включать кортикально-полосатое-таламо-корковое пути. Недавнее исследование доктора Харви Сингера из Johns Hopkins показывает, что может существовать связь между ГАМК и дисфункцией глутамата и первичными сложными моторными стереотипами, но необходимо провести гораздо больше исследований.

Взросление с моторными стереотипами — История Оливии

В этом видео Рона Доусона из Dare Dreamer Media мы с Оливией рассказываем, что такое жизнь со сложными моторными стереотипами.

Большое спасибо, Рон, за то, что поделился своим временем и талантом, чтобы помочь нам распространить информацию о SMD / CMS.

Вот как Википедия определяет стереотипию:

Стереотипия (произносится /ˈstɛriː.ɵtаɪpi/) — это повторяющиеся или ритуалистические движения, позы или высказывания, , обнаруживаемые у пациентов с умственной отсталостью, расстройствами аутистического спектра, поздней дискинезией. стереотипное двигательное расстройство.Стереотипы могут быть простыми движениями, такими как раскачивание тела, или сложными, такими как ласки себя, скрещивание и расхождение ног, а также марш на месте. [1] Было выдвинуто предположение о нескольких причинах стереотипии, и существует несколько вариантов лечения. [2]

Стереотипию при аутизме иногда называют стиммингом, исходя из гипотезы, что она самостимулирует одно или несколько органов чувств. [3] Связанные термины включают в себя критику и настройку для описания повторяющегося поведения, которое является побочным эффектом некоторых лекарств. [4]

Отличие от тиков:

Подобно тикам, стереотипы имеют периодический характер и усугубляются усталостью, стрессом и тревогой.В отличие от тиков, стереотипы обычно начинаются в возрасте до трех лет, затрагивают большую часть тела, являются более ритмичными и менее случайными и связаны в большей степени с вовлечением в другую деятельность, чем с предчувствиями. Примерами ранних тиков являются такие вещи, как моргание и прочистка горла, тогда как хлопанье руками — более распространенная стереотипия. Стереотипы не имеют постоянно меняющейся, нарастающей и убывающей природы тиков и могут оставаться неизменными в течение многих лет. Тики обычно подавляются на короткое время; Напротив, дети редко сознательно пытаются контролировать стереотипию, хотя они могут отвлекаться от нее.[5]

Предполагаемые причины:

Существует несколько возможных объяснений стереотипов, и разные стереотипные поведения могут иметь разные объяснения. Популярным объяснением является стимминг, предполагающий, что определенное стереотипное поведение имеет функцию, связанную с сенсорным вводом. Другие объяснения включают гипотезы о том, что стереотипия снимает напряжение или выражает фрустрацию, что она сообщает о потребности во внимании, подкреплении или сенсорной стимуляции, что она усвоена или является невропатологической, или является их комбинацией, или что это нормальное поведение без особого объяснения.[3]

отрывок из Википедии

Врач заверил нас, что, хотя стереотипия присутствует у детей с другими расстройствами, такими как аутизм, она также характерна для типично развивающихся детей. (Ее собственная дочь испытала стереотипы.)

Она сказала, что по мере того, как Оливия становится старше, она может научиться подавлять свои стереотипы и делать их больше, когда она одна. Она может вообще перестать их делать.

Наши следующие шаги после диагностики моторных стереотипов Оливии

Невролог направляет Оливию к детскому нейропсихиатру, который специализируется на стереотипах, тиках и синдроме Туретта, а также СДВГ и т. Д.

Я рад, что мы сможем получить какую-то дополнительную помощь. Неврология не занимается стереотипами и считает их доброкачественными.

Я так благодарна, что моей дочери не нужны лекарства или лечение! Но, учитывая нашу семейную историю, я предпочитаю, чтобы она получила какое-то долгосрочное наблюдение у специалиста. (Брат Оливии Джексон страдает СДВГ, ШОС и тревожностью, а один из двоюродных братьев Оливии находится в аутическом спектре.)

Я просто предпочитаю оставаться как можно более образованным и осведомленным о том, что испытывают мои дети.Даже если я ничего не «могу сделать», знания просто заставляют меня чувствовать себя лучше.

Сегодня вечером я читал о стереотипах, и действительно, похоже, что они часто возникают у детей со здоровым развитием.

Вот отрывок из информативной статьи, которую я нашел, и в ней описывается, как стереотипы могут повлиять на детей, у которых нет умственной отсталости или общих нарушений развития:

«… Стереотипы, наблюдаемые у этих детей, были связаны, в частности, с периодами увлечения, такими как например, когда вы играете в игру или участвуете в какой-либо деятельности, но также и во время возбуждения, стресса, усталости и скуки. Обычно они длились от секунд до минут (но в некоторых случаях могли продолжаться часами) и появлялись много раз в день. Практически во всех случаях стереотипы могут быть подавлены сенсорными стимулами или отвлечением внимания…

Стереотипы обычно развиваются в раннем возрасте, в основном в возрасте до 2 лет, тогда как тики начинают возникать у детей в возрасте 6–7 лет. В отличие от тиков, которые быстро меняются от одного явления к другому (моргания, гримасы, повороты, пожимание плечами), стереотипы — это продолжительные эпизоды одного и того же повторяющегося движения.

Люди с тиковым расстройством часто прекращают свои тики во время увлекательной деятельности, но люди со стереотипами часто начинают свои повторяющиеся движения в такие периоды. Отвлечение обычно разрушает стереотипы, но не тики.

Многие из участвовавших в исследовании детей имели сопутствующие заболевания, включая СДВГ (15%), обсессивно-компульсивное расстройство или обсессивно-компульсивное поведение (20%), тики (13%), нарушение обучаемости (4%) или имели раннее задержка речевого или моторного развития, которая разрешилась сама собой (12%).

Биологическая основа стереотипов остается неясной, хотя некоторые данные свидетельствуют о наличии дисфункции в цепи между корой и полосатым телом, сказал доктор Сингер (Pediatr. Neurol. 2005; 32: 109-12).

Если стереотипы ребенка не мешают его деятельности, доктор Сингер сказал, что он не рекомендует какую-либо конкретную терапию… »

источник

Relief

Я не ожидал, что уеду из больницы с облегчением. Зайдя внутрь, я почувствовал себя безнадежным.

Наблюдать, как моя дочь теряется в повторяющихся движениях, ее тело сжалось, а лицо искажено, невероятно расстраивает. Это постоянно прерывает ее в течение дня, и некоторые эпизоды длятся и продолжаются.

Но знать, что эти эпизоды не повреждают ее мозг, что это не судороги, и я не выписывалась из больницы с рецептом на лекарства, это такое облегчение.

Жизнь не идеальна. Жизнь нетипична. У всех нас есть свои уникальные проблемы, опыт и благословения.

Как бы трудно ни было смотреть, как моя дочь сжимает и искривляет свое лицо и тело, даже когда я держу ее или мы идем по улице, я пытаюсь успокоиться, потому что это всего лишь часть плана Господа для ее жизнь.

Мне нужно верить и позволить Оливии процветать в жизни, которую Бог запланировал для нее.

Еще раз СПАСИБО за вашу любящую поддержку! Ваши комментарии, сообщения и молитвы так много значат для нас !!!

ОБНОВЛЕНИЕ Оливии в четыре года

Оливии сейчас четыре года.Она счастливая, энергичная и очень дружелюбная маленькая девочка, которая держит нас в постоянном смехе.

У Оливии все еще есть стереотипы. Они не уменьшились — она ​​по-прежнему регулярно их испытывает и теперь знает, что они у нее есть. Существуют определенные ситуации и стимулы, которые всегда вызывают ее стереотипные движения, такие как вождение в машине, ожидание в очереди, принятие душа или выход из ванны / душа и скучание. Кажется, что стресс и усталость только усугубляют их, но не в такой степени, как раздражение вокруг нее.

Я могу «вызвать ее» из стереотипов, твердо назвав ее имя. Затем она «вернется» и посмотрит на меня, как будто она только что пришла из другого места. Но если я не буду продолжать держать ее за руку и вовлекать, она немедленно вернется к своим стереотипным движениям.

Оливия иногда ходит час или больше и не имеет стереотипных движений, но в других случаях они происходят гораздо чаще.

Нелегко наблюдать, как моя дочь борется со стереотипным двигательным расстройством.Трудно, когда люди смотрят на нее, как дети, так и взрослые, сбитые с толку тем, что они видят, или спрашивают меня, есть ли у нее особые потребности.

Но, хотя я иногда чувствую легкую панику, когда вижу, как моя дочь «уходит» в место, которое я не понимаю, поскольку она переживает свои моторные стереотипы, я постоянно благодарю Бога. Моя дочь жива. Она не испытывает припадков или чего-либо еще, что ей причиняет боль. Она счастлива. Она здесь. И я очень-очень благодарен.

Если ваш ребенок испытывает стереотипные движения или тики, не отчаивайтесь. Да, это сложно. Я знаю боль и панику, которые я испытал, когда впервые понял, что что-то происходит с Оливией. Мы хотим лучшего для наших детей. Мы хотим уберечь их от всех страданий.

Но мы не можем. Иногда жизнь болит. А диагноз стереотипия или тики ??? Что ж, это не конец их или вашего мира. Как сказала Оливии двоюродный брат Джулии, это всего лишь часть ее личности.

ОБНОВЛЕНИЕ Оливии семилетней давности

Прошло более четырех с половиной лет с тех пор, как я написал этот пост.Было невероятно читать комментарии и получать электронные письма от других родителей и людей, имеющих дело со сложными моторными стереотипами.

Учиться друг у друга — это такое благословение. Большое спасибо каждому из вас, кто поделился с нами своими мыслями и опытом.

Оливии сейчас почти семь лет, и на следующей неделе она пойдет во второй класс. Ее движения по CMS становятся для нее все более сложными, и она начала выражать недовольство ими.

Ей тяжело в классе, и каждый раз ей приходится ждать или пытаться оставаться на месте и слушать инструкции.Когда ее движения берут верх, она не может слушать или следить за тем, что кто-то говорит.

Оливия — невероятный ребенок, полный энергии, энтузиазма и воображения. Она редко перестает двигаться и, кажется, здесь, на этой земле, чтобы подружиться и повеселиться!

Было очень приятно читать в комментариях ниже подростков и взрослых со сложными моторными стереотипами.

Родителям страшно смотреть, как наши дети «ускользают» в место, где мы никогда не были и не понимаем.

Тем не менее, услышать людей, которые были там, и сообщить, что это приятное, освежающее и безопасное место, имеет большое значение в мире.

Мы хотим лучшего для наших детей — и, к счастью, похоже, что наши страстные, энергичные, активные дети, которые испытывают стереотипные движения, могут иметь больше энергии и воображения, чем они могут вместить. Похоже, их мозг только что нашел другой способ высвободить всю дополнительную стимуляцию, которая скапливается в их теле и разуме.

Еще раз большое спасибо за вашу заботу и интерес к нашей милой Оливии. Чтобы услышать вдохновляющий взгляд на стереотипы с точки зрения шестилетнего ребенка, прочтите этот пост, который Сьюзан написала вместе с советом дочери Оливии…

И не пропустите раздел комментариев к этому посту. Так много полезной информации и поддержки от читателей…

ОБНОВЛЕНИЕ Оливии в одиннадцать лет

Прошло девять лет с тех пор, как Оливии был поставлен диагноз стереотипного двигательного расстройства, и мы начали публиковать сообщения о моторных стереотипах и путешествии Оливии.

Оливии одиннадцать лет, она учится в шестом классе. У нее все еще есть моторный стереотип, и он выглядит точно так же, как и когда она была моложе, но, возможно, немного сильнее по своей интенсивности.

Она испытывает свои моторные стереотипы бесчисленное количество раз, возможно, сотни раз в день. Чаще всего они возникают, когда ей скучно или нет стимула, например, когда она сидит в классе, слушая учителя, водит машину, стоит в очереди и т. Д.

Тем не менее, у нее также могут быть стереотипные движения, когда она занята или возбуждена, активно слушает, гуляет, смотрит фильм и т. д.

Ее двигательные стереотипы продолжают расстраивать и сдерживать ее в школе. Она изо всех сил пытается присутствовать на уроках и даже во время индивидуальных занятий.

Оливии поставили диагноз СДВГ, а также нарушение обучаемости по математике. В настоящее время она принимает 18 мг Concerta и обнаруживает, что он улучшает ее концентрацию, но не снижает количество или интенсивность ее движений.

Эмоционально и социально Оливия процветает. Она продолжает оставаться счастливым и общительным ребенком, который легко заводит друзей.Хотя она иногда смущается, а иногда дразнит или задает вопросы по поводу ее двигательного расстройства, она хорошо с этим справляется.

Если вашему ребенку или кому-то из ваших знакомых поставлен диагноз двигательных стереотипов или стереотипных двигательных расстройств, или вы наблюдаете, как ваш ребенок испытывает «тики» или неконтролируемые движения, которых вы не понимаете, это может сбивать с толку и пугать.

Наблюдать, как крошечное тело моего малыша напрягается, когда она сжимает, скручивает и поднимает левую руку ко рту бесчисленное количество раз в день, было ужасно.В те моменты она была где-то еще, и я не знал, что с ней происходило.

Но не отчаивайтесь. Наши дети в порядке.

Они будут расти и процветать, а их двигательные расстройства могут помочь им стать более стойкими и сострадательными людьми!

Нашим детям не больно, когда они «исчезают» в своих движениях — они действительно доставляют им удовольствие.

Конечно, если движение человека включает членовредительство, то ситуация может быть намного сложнее и болезненнее!

Лично нам не приходилось сталкиваться с членовредительством.Оливия иногда случайно кусает пальцы или кулак, когда испытывает свои стереотипные движения, но это всего лишь незначительная травма, и она часто смеется и говорит: «Я просто укусила себя!» когда она перестает двигаться.

Для тех из вас, у кого есть дети, которые причиняют себе вред, например, кусают себя, наносят себе удары, вырезают себе глаза и т. Д., Я очень сочувствую вам! Это должно быть невероятно сложно.

Пожалуйста, поделитесь в разделе комментариев своим опытом с двигательными расстройствами.

Одна из причин, по которой мы повторно публикуем этот пост, — это повторно открыть комментарии.(Наши разделы комментариев закрываются для старых сообщений, чтобы попытаться предотвратить спам-комментарии.)

Раздел комментариев к этому сообщению — невероятный ресурс, в котором много комментариев от людей, страдающих сложными двигательными стереотипами (CMS) и стереотипным двигательным расстройством (SMD) , включая взрослых, делящихся своим взглядом на жизнь со стереотипами.

А для получения дополнительных ответов на ваши вопросы о сложных моторных стереотипах (CMS) и стереотипных двигательных расстройствах (SMD), ссылок на ресурсы и последних исследований мы опубликуем новый пост о стереотипах, моторных стереотипах и стереотипном двигательном расстройстве позже На этой неделе.

Прикрепить на потом

ВИДЕО КРЕДИТ

Мы хотим выразить огромное СПАСИБО и поблагодарить Рона Доусона и Тасру Доусон из Dare Dreamer Media в Сиэтле за то, что они приехали в Ванкувер, чтобы снять видео об Оливии. включен в сообщение. Большое спасибо за то, что вы поделились своим временем и талантом, чтобы помочь нам распространить информацию о SMD / CMS.


Автор Дженис, соучредитель «5 минут для мамы».

Не пропускайте публикации в нашей ленте и пишите нам в Твиттере — @ 5minutesformom.🙂

Тебе тоже может понравиться

Оливия сняла милое видео, когда ей было 7 лет, для детей и их родителей, которые задаются вопросом, где сделать пирсинг ушей. Посмотрите видео, посмотрите фотографии и прочтите об опыте в этом сообщении в блоге…

Подтипы SPD | STAR Institute

Симптомы SPD сильно различаются в зависимости от чувства, которое затронуто, от того, как оно затронуто, и от тяжести состояния.

SPD может возникать в каждой сенсорной системе: зрительной, слуховой, тактильной, обонятельной, вкусовой, вестибулярной, проприоцепции, интероцепции И симптомы могут различаться в зависимости от подтипа.Вот почему так сложно понять и диагностировать СПД. У человека может быть 1, 2 или до 8 задействованных сенсорных систем и 1, 2 или до 6 различных подтипов. 8 6 или> 260000 различных паттернов экспрессии SPD. Каждого человека с ШРЛ необходимо оценивать индивидуально, и лечение для разных детей никогда не будет одинаковым!

Люди с СПЛ неправильно интерпретируют повседневную сенсорную информацию, такую ​​как прикосновение, звук и движение. Они могут чувствовать, что их засыпают информацией, они могут жаждать интенсивных сенсорных ощущений или могут не осознавать ощущения, которые испытывают другие.У них также могут быть сенсомоторные симптомы, такие как слабость тела, неуклюжесть или неловкость или задержка моторики.

Если человек страдает ШРЛ, симптомы часто приводят к эмоциональным, поведенческим, социальным, внимательным или моторным проблемам. Эти вторичные проблемы могут принимать разные формы и выглядеть по-разному в зависимости от ситуации в семье и ребенка.

Наши текущие знания позволяют предположить, что существует шесть подтипов SPD. Почти все люди с ШРЛ имеют комбинацию симптомов более чем одного подтипа.На диаграмме ниже показаны три основных паттерна и шесть подтипов SPD.

* Хотя SPD описывается как один из трех основных паттернов, поскольку человек может быть затронут в 1, 2 или 8 различных системах, на самом деле его можно рассматривать как еще 8 различных подтипов, в результате чего общее количество подтипов составляет 13 (3 в SMD ; 2 в SBMD и 8 в SDD).


Разъяснение подтипов SPD

Сводка по подтипам сенсорной обработки данных

Паттерн 1: Расстройство сенсорной модуляции
Чрезмерная сенсорная реакция
Сенсорная недостаточная реакция
Сенсорная тяга

Тип 2: сенсорно-двигательное расстройство
Расстройство осанки
Диспраксия

Тип 3: Расстройство сенсорной дискриминации

Первичный образец

Подтип

Описание

Расстройство сенсорной модуляции

Затруднения в регулировании реакции на сенсорные стимулы

Чрезмерная сенсорная реакция

Предрасположенность реагировать слишком много, слишком рано или слишком долго на сенсорные стимулы, которые большинство людей находит вполне терпимыми

Сенсорное недостаточное реагирование

Предрасположенность не осознавать сенсорные стимулы, иметь задержку перед ответом, ответы приглушены или реагируют с меньшей интенсивностью по сравнению со средним человеком

Сенсорная тяга

Стремится получить сенсорную стимуляцию, но получение стимуляции приводит к дезорганизации и не удовлетворяет стремление к большему

Сенсорно-двигательное расстройство

Нарушение равновесия, координации движений и выполнение квалифицированных, непривычных и / или привычных двигательных задач

Расстройство осанки

Нарушение восприятия положения тела; плохо развитые модели движений, зависящие от устойчивости корпуса.Таким образом, выглядит слабым и / или имеет плохую выносливость

Диспраксия

Затруднения в мышлении, планировании и / или выполнении умелых движений, особенно новых моделей движений

Расстройство сенсорной дискриминации

Сложность интерпретации тонких качеств предметов, мест, людей или других сред

Слуховой DD

Сложность интерпретации характеристик слышимых сенсорных раздражителей; (может быть названо расстройством слуховой дискриминации)

Визуальный DD

Затруднения в определении / интерпретации характеристик воспринимаемых сенсорных стимулов

Тактильный DD

Сложность определения / интерпретации характеристик сенсорных стимулов, которые ощущаются на коже, или интерпретации визуальных / пространственных характеристик прикосновения более высокого уровня (включая нарушения стереогнозии и графестезии)

Вестибулярный DD

Сложность интерпретации характеристик сенсорных стимулов, возникающих при движении тела в пространстве или против силы тяжести

Проприоцептив DD

Сложность определения / интерпретации характеристик сенсорных стимулов, возникающих при использовании мышц и суставов

Вкусно DD

Сложность определения / интерпретации характеристик сенсорных стимулов, которые пробуются на вкус

Обонятельный DD

Сложность определения / интерпретации характеристик сенсорных стимулов, которые ощущаются по запаху

Перехватчик

Затруднения в интерпретации стимуляции внутренних органов (может не ощущаться необходимость пользоваться туалетом или могут возникать частые соматические жалобы, такие как боли в животе)


Люди с повышенной сенсорной чувствительностью более чувствительны к сенсорной стимуляции, чем большинство людей.Их тела слишком легко или слишком сильно ощущают ощущения. Им может казаться, что их постоянно бомбардируют информацией. Следовательно, эти люди часто реагируют на ощущения «бей или беги», например неожиданное прикосновение или громкий шум, состояние, которое иногда называют «сенсорной защитой». Они могут попытаться избежать или минимизировать ощущения, например избегайте прикосновений или закрывайте уши, чтобы избежать громких звуков.

Люди, которые недостаточно чувствительны к сенсорным стимулам, часто тихие и пассивные, игнорируя или не реагируя на стимулы обычной интенсивности, доступные в их сенсорной среде.Они могут казаться замкнутыми, трудными для вовлечения и / или эгоцентричными, потому что не улавливают сенсорный ввод в окружающей их среде. Их недостаточная чувствительность к тактильному и глубокому давлению может привести к плохой осознанности тела, неуклюжести или движениям, которые не оцениваются должным образом. Эти дети могут не воспринимать слишком горячие или холодные предметы или они могут не замечать боли в ответ на удары, падения, порезы или царапины.

Люди с этим паттерном активно ищут или жаждут сенсорной стимуляции и, кажется, имеют почти ненасытное желание сенсорной информации.Они, как правило, постоянно двигаются, разбиваются, натыкаются и / или прыгают. Им может быть «нужно» все трогать и быть чрезмерно нежными, не понимая, что такое «их пространство» по сравнению с «чужим». Часто считается, что ищущие сенсорных ощущений страдают синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) или синдромом дефицита внимания (СДВ). Ключевым фактором сенсорного тяги является то, что когда человек получает больше информации, это не регулирует его / ее; фактически, люди с истинным расстройством тяги дезорганизуются при дополнительной стимуляции.


Человек с нарушением осанки испытывает трудности со стабилизацией своего тела во время движения или в состоянии покоя, чтобы соответствовать требованиям окружающей среды или двигательной задаче. Когда контроль позы хороший, человек может дотянуться, толкать, тянуть и т. Д. И имеет хорошее сопротивление силе. Люди с плохим контролем осанки часто не могут контролировать свое тело, чтобы сохранять хорошее положение стоя или сидя.

У людей с диспраксией возникают проблемы с обработкой сенсорной информации должным образом, что приводит к проблемам при планировании и выполнении новых двигательных действий.У них могут быть трудности с формированием цели или идеи, планированием последовательности действий или выполнением новых двигательных задач. Эти люди неуклюжи, неуклюжи и склонны к несчастным случаям. Они могут ломать игрушки, плохо владеть мячом или заниматься другими видами спорта или иметь проблемы с мелкой моторикой. Они могут предпочесть сидячий образ жизни или попытаться скрыть свои проблемы с моторным планированием с помощью вербализации или игры фантазий.

Сенсорная дискриминация относится к процессу, посредством которого воспринимаются определенные качества сенсорных стимулов и приписывается им значение.Дискриминация означает точное понимание того, что видят, слышат, ощущают, пробуют или обоняют. У людей с трудностями SDD возникают проблемы с определением характеристик сенсорных стимулов. Результатом является плохая способность интерпретировать или придавать значение конкретным качествам стимулов или трудности с обнаружением сходств и различий между стимулами. (Я вижу «P» или «Q»? Я слышу «кошка» или «кепка»? Я чувствую четверть или десять центов в кармане? Я падаю в сторону или назад?). Лица с плохой сенсорной дискриминацией могут казаться неуклюжими как с грубой, так и с мелкой моторикой и / или невнимательны к людям и объектам в своем окружении.Им может потребоваться дополнительное время для обработки важных аспектов сенсорных стимулов.

% PDF-1.3 % verypdf.com 313 0 объект > endobj xref 313 58 0000000022 00000 н. 0000128006 00000 н. 0000128150 00000 н. 0000128462 00000 н. 0000128606 00000 н. 0000128929 00000 н. 0000129522 00000 н. 0000130234 00000 п. 0000131018 00000 н. 0000131806 00000 н. 0000132580 00000 н. 0000133287 00000 н. 0000134014 00000 н. 0000134860 ​​00000 н. 0000135089 00000 н. 0000135148 00000 н. 0000136130 00000 н. 0000136169 00000 н. 0000138846 00000 н. 0000138965 00000 н. 0000139281 00000 п. 0000139466 00000 н. 0000142799 00000 н. 0000142978 00000 н. 0000143048 00000 н. 0000143244 00000 н. 0000148103 00000 п. 0000148392 00000 н. 0000149304 00000 н. 0000149511 00000 н. 0000161785 00000 н. 0000161941 00000 н. 0000162003 00000 н. 0000162208 00000 н. 0000174387 00000 н. 0000174541 00000 н. 0000174605 00000 н. 0000174811 00000 н. 0000188646 00000 н. 0000188823 00000 н. 0000188887 00000 н. 0000189091 00000 н. 0000196586 00000 н. 0000196876 00000 н. 0000197530 00000 н. 0000197737 00000 н. 0000208677 00000 н. 0000209590 00000 н. 0000209796 00000 н. 0000220837 00000 н. 0000220974 00000 н. 0000221111 00000 н. 0000221248 00000 н. 0000221385 00000 н. 0000221521 00000 н. 0000221658 00000 н. 0000222195 00000 н. 0000222248 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 1 0 obj > endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 объект > endobj 8 0 объект > endobj 9 0 объект > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 объект > endobj 12 0 объект > endobj 13 0 объект > endobj 14 0 объект > endobj 15 0 объект > endobj 16 0 объект > endobj 17 0 объект > endobj 18 0 объект > endobj 19 0 объект > endobj 20 0 объект > endobj 21 0 объект > endobj 22 0 объект > endobj 23 0 объект > endobj 24 0 объект > endobj 25 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Текст ] / ExtGState > / ColorSpace > >> endobj 26 0 объект > ручей HWю ۺ} ߯ K (- ZhЋf> pezƖTJ ލ5 Ι «(rx̙ ߼9 & W) n ^^ 7ono ^ Yv Sokg * ӰX * MuyUnO74U3l54Mm75! 7v4LMp 莻 ϪmNaU!> [M խ 7 vwa 軖 rv ۿ5- Mism% _ @ vNiC = Je5- Mism% _ @ yniC , e]} 7a! Sq = ͖adQ @ 275AHyF2 ݼ ‘) c; K.RP9zZԚR0v? 3 «=} O?, Т 馪; #

Диагностика детей с проблемами психического здоровья: преимущества, риски и сложности

Расшифровка аудиозаписи (отредактированная)

MS GOLDSWORTHY

Добрый день всем и добро пожаловать на сегодняшний веб-семинар «Диагностика детей с проблемами психического здоровья: преимущества, риски и сложности». Меня зовут Кэтрин Голдсуорси, и я старший научный сотрудник Австралийского института семейных исследований. Сегодняшняя презентация вебинара исследует некоторые сложности, возникающие при наложении психиатрических ярлыков на детей.

Этот веб-семинар дополняет недавно опубликованный документ CFCA «Диагностика психического здоровья детей: изучение преимуществ, рисков и альтернатив», подготовленный исследователем AIFS доктором Рисом Прайс-Робертсон. Он направлен на то, чтобы побудить практикующих специалистов в сфере защиты детей и семей изучить собственное понимание диагностических систем и критически осмыслить роль, которую диагностика играет в их работе с детьми и семьями. Этот документ доступен на сайте CFCA.

Прежде чем я представлю нашего спикера, я хотел бы поблагодарить традиционных хранителей земель, на которых мы встречаемся.В Мельбурне традиционными хранителями являются люди Вурунджери из нации Кулин. Я выражаю свое почтение их старейшинам, прошлым и настоящим, а также старейшинам из других сообществ, которые могут участвовать сегодня.

Во-первых, кое-что по хозяйству. Одна из основных функций обмена информацией CFCA — обмен знаниями. Итак, я хотел бы пригласить всех задавать вопросы через чат в любое время во время этого вебинара. Мы ответим на ваши вопросы в конце презентации.Обратите внимание, что любые оставшиеся без ответа вопросы могут быть опубликованы вместе с вашим именем на веб-сайте CFCA для ответа от докладчиков после вебинара. Сообщите нам, если вы не хотите, чтобы ваш вопрос или имя были опубликованы на нашем сайте. Мы также хотели бы, чтобы вы продолжили разговор, который мы начинаем сегодня здесь. Чтобы облегчить это, мы создали форум на нашем веб-сайте, где вы можете обсудить поднятые идеи и проблемы. Задайте дополнительные вопросы нашему докладчику и получите доступ к соответствующим ресурсам.Ссылку на форум мы отправим вам в конце сегодняшней презентации. Когда вы покинете вебинар, в новом окне откроется небольшой опрос. Будем признательны за ваш отзыв.

Пожалуйста, помните, что этот веб-семинар сейчас записывается, и его стенограмма и слайды будут вскоре доступны на нашем веб-сайте и на канале YouTube. Теперь мне очень приятно представить сегодняшнего докладчика доктора Питера Парри. Питер — детский и подростковый психиатр из Брисбена. Он работал как на клинической, так и на управленческой должности в стационарных и общественных службах детского и психического здоровья в Южной Австралии, Великобритании, а теперь и в Квинсленде.Он является старшим преподавателем Детского здравоохранения Квинсленда, Университет Квинсленда и приглашенным старшим преподавателем факультета психиатрии Университета Флиндерса. Пожалуйста, присоединитесь ко мне и окажите Питеру очень теплый виртуальный прием.

ДР ПАРРИ

Спасибо, Кэт. Итак, просто для раскрытия информации, у меня нет соответствующих финансовых интересов в фармацевтической отрасли, но я являюсь членом этой наблюдательной группы специалистов в области здравоохранения. Я благодарен Рису Прайсу-Робертсону за то, что он попросил меня провести этот вебинар.Рис недавно опубликовал статью, которую вы упомянули, Кэт, «Диагностика психического здоровья детей: изучение преимуществ, рисков и альтернатив». Рис обнаружил, что у меня есть несколько подобных публикаций, и я, безусловно, согласен с ключевыми идеями его статьи и подробно остановлюсь на них в этом выступлении. Рис подчеркивает, что диагнозы могут быть очень полезными, и важно, чтобы мы ставили их в тех случаях, когда это необходимо.

Он также отмечает, что третье дополнение к диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам в Американской психиатрической ассоциации было ключевым документом в создании общего языка в определениях расстройств, но как оно, так и последующие издания, такие как нынешний DSM-V или Международная классификация болезней 10-е издание Всемирной организации здравоохранения сосредоточено на симптомах, а не на причинах и контекстах.Как показывает его следующее сообщение, это приводит к ряду проблем. Патологизация нормальности, отсутствие контекста, культурная нечувствительность и проблемы с достоверностью самих фактических расстройств. Я покажу доказательства бесполезного влияния фармацевтической промышленности.

Промышленность, конечно, также может быть очень полезной в производстве ценных лекарств, и я согласен с утверждением Риса о том, что современные диагностические системы лучше всего рассматривать не как научную достоверность, а как культурные инструменты, используемые для понимания различных разновидностей психологического расстройства и нарушения.Как бы то ни было, Рис попросил меня высказать свое мнение, а не как попугай. Так что пойдем дальше. Этот доклад будет посвящен историческому и философскому обзору предмета. Вместо того, чтобы углубляться в конкретные диагнозы. Есть много слайдов, которые будут доступны в Интернете, и многие из них содержат ссылки для дальнейшего чтения, поэтому я просто прошу вас, вы знаете, прослушать и получить обзор.

Я начну с собственной статьи в Рождественском выпуске Медицинского журнала Австралии в 2009 г. «Расстройство кашля; аллегория DSM-IV», где я отметил, что это руководство является более надежной описательной номенклатурой, чем действующая классификация болезней.Рождественский выпуск действительно дал мне некоторую поэтическую лицензию, поэтому я написал аллегорию типичного сценария моей повседневной клинической практики, и вот история.

Итак, чтение из газеты: «Пришло время для ежегодного дневного сна после рождественского ужина. Племянница кашляла, вдыхая лимонад. Сны часто бывают аллегорическими. Это был напряженный год, и я начала мечтать. в моем кабинете с ее сыном. «У него кашель», — заявила она. Она прочитала симптомы в Интернете.Короткий повторяющийся звук, исходящий из горла, связанный с выбросом воздуха из легких. Это действительно было правдой. Сайт цитировал DSM-IV. То есть четвертое издание Диагностического и статистического руководства по человеческим шумам, опубликованное Американской фониатрической ассоциацией. «У него явно кашель, и ему требуется супрессалин для подавления кашля», — сказала мать мальчика. Супрессалин рекламировался по ссылке на сайте «Помощь родителям детей с кашлевым расстройством».

«Молодой человек сам разразился серией отрывистых кашлей, как будто подчеркивая проблему, в этот момент его мать расширила глаза и медленно и твердо кивнула, чтобы подчеркнуть очевидность диагноза. Тот, который, по-видимому, теперь был еще более серьезным. явно нуждаясь в рекламируемой фармакотерапии. Я вздохнул. То есть я выдохнул одновременно с легким сужением гортани после глубокого диафрагмального вдоха, издавшего мягкий, довольно низкий звук, и это произошло в ситуации разочарования, напряжения, усталость или скука.Я заметил свой шум, осознал, что нахожусь в ситуации разочарования, и вспомнил исследования, показывающие, что я просто стимулировал свой блуждающий нерв для поддержания равновесия вегетативной нервной системы. Я закашлялся, но это был подтип «Кхм».

«Короткий резкий двойной шум, исходящий в основном из гортани без значительного изгнания легких. Обычно это не считается патологическим кашлем, хотя я заметил, что мать мальчика приподняла бровь. Я знала, что мой кашель был прелюдией к моему потрепанному телу. шум, воспитывающий родителей кашляющих детей.- Ну да, кашляет. Я полностью согласен с вами в этом, — сказал я, чтобы привлечь маму, и заметил, что ее защита немного ослабла. — Но ведь кашель нам мало что говорит. На самом деле это не диагноз, а описание поведения, — она ​​начала принимать осторожную оборонительную позу.

«Мальчик быстро закашлялся. Я стал серьезно выглядеть и сказал, что его кашель беспокоит, и что очень важно, чтобы мы тщательно исследовали его.Она сказала, что на сайте помощи для родителей было указано, что супрессалин — это именно то, что нужно, но я заметил, что теперь она была менее уверена. Я издал звук «Хммм» определенным образом, чтобы указать на понимание и сочувствие, но также и на то, что я знал больше. В конце концов, я был врачом. Я почувствовал, что она, похоже, хотела выслушать болтовню. «Расстройство кашля — это просто описание, отправная точка», — сказал я. «Мы должны выяснить, почему ваш молодой человек кашляет. Расстройство кашля может иметь множество причин, а у некоторых детей может сочетаться несколько причин.’

«Далее я описал вдыхаемые предметы, неправильное употребление алкоголя, астму, круп, бронхит, пневмонию, фарингит, выделения из носа и, реже, более серьезные причины, такие как рак горла и легких, пневмоторакс, бронхоэктазия, силикоз и застойные явления. сердечная недостаточность. Это может быть реакция на пыль или холодный сухой воздух. Всегда есть окружающая среда, и это может быть даже что-то столь же легкое, как частый, привычный кашель, чтобы попытаться привлечь внимание. Теперь я привлекла внимание матери мальчика. и сам парень тоже перестал кашлять и прислушивался.

«Я сказал, что его кашель может не нуждаться в супрессалине, хотя я признал, что для некоторых детей супрессалин очень полезен, и они могут нуждаться в нем в течение многих лет. Мы продолжали вместе искать причину кашля. Даже папа пришел к следующему Консультация. У меня также была содержательная телефонная беседа с учителем ребенка, который рассказал мне, как мальчик вообще перестал кашлять к утренним переменам ». И мы вернемся к завершению рассказа в конце этого вебинара. Конечно,….просто дождитесь этого слайда.

Конечно, вы не можете просто попасть в сказку на ночь в MJA. Основная часть моей статьи была историческим обзором DSM и психиатрической нозологии, термина, обозначающего классификацию болезней и болезней в целом. В общем — это еще один слайд, который скоро появится. Мы здесь. Вообще говоря, в истории психиатрической нозологии было две точки зрения. Одного назвали крепелинином в честь Эмиля Крепелина, психиатра из Мюнхена на рубеже 20-го века.Он использовал медицинскую модель, чтобы отличить маниакальную депрессию от раннего слабоумия, которое позже было названо шизофренией.

DSM-III использовала ту же модель в стиле контрольного списка симптомов и была названа триумфом нео-крепелинианцев. С другой стороны, Адольф Мейер практиковал в США в начале 20-го века и продвигал психобиологическую модель, которая была предшественницей биопсихосоциальной модели. Это подчеркивало уникальность людей и то, что их симптомы необходимо понимать в их жизненном контексте.Мейер оказал влияние на первые два издания DSM. Где многие расстройства были реактивными состояниями на стресс в прошлом или настоящем. Мейер — нужно много времени, чтобы двигаться. Проблема с движением слайда. Упс, мы пошли — ага. Мейер — нет, мы зашли слишком далеко. Ага. Однако разумная модель Мейера была — вот и мы. Однако разумную модель Мейера затмил психоанализ, по крайней мере, в США в середине 20 века.

Который, в крайнем случае, относил абсолютно все к психодинамическим факторам, связанным с ранним детским опытом.Эта статья в ланцете Эндрю Скулла, социолога и историка психиатрии, отмечает, насколько доминирующим был психоанализ в академических кругах США к 1960-м годам. Это привело к обвинению в аутизме и шизофрении матери-холодильника или шизофреногенной матери или отца.

Очевидно, очень клеветнические и обвиняющие концепции, которые добавили много вреда и вины семьям людей, страдающих этими состояниями. Далее автор отметил кардинальные изменения, произошедшие в 1980-х годах после DSM-III, так что к 1990-м годам не только психиатры, но и люди в целом приписывали психические заболевания не психодинамическим межличностным факторам, а ошибочной биохимии мозга. .Он пришел к выводу, что это биоболта. Столь же ненаучный, как психобарабан, который он заменил, но он облегчил маркетинг психотропных препаратов. Леон Айзенберг был самым выдающимся детским психиатром США ХХ века.

Его карьера охватила этот маятниковый поворот от того, что он назвал эрой безмозглой психиатрии с 60-х до 80-х годов. В то время он был ярым сторонником распознавания и лечения СДВГ, которого, по его мнению, обычно не хватало. В бессмысленную психиатрию, где он оплакивал чрезмерную диагностику и чрезмерное лечение американских детей.Здесь, в Австралии, профессор Филлип Бойс, когда он был президентом Королевского австралийского новозеландского колледжа психиатров, в своем президентском обращении отметил такое же колебание маятника и сказал, что наша профессия, цитируя его, была «тупой». Он объяснил это почти религиозно фундаменталистской интерпретацией руководства DSM. Отсутствие времени, чтобы увидеть и должным образом оценить пациентов из-за возросших требований к услугам и бюрократии.

Маркетинговая мощь фармацевтической промышленности, включая влияние на исследования и медицинское образование в сочетании с потребительским спросом на быстрые лекарства от таблеток и неправильным пониманием доказательной медицины, которая игнорирует клиническую мудрость, психодинамические и семейные динамические факторы.В статье Lancet во многом винят DSM, называя ее «антиинтеллектуальной системой. Подход к диагностике и лечению с помощью контрольного списка». Итак, теперь немного предыстории, почему в DSM-III был принят подход с использованием контрольного списка симптомов.

В 1970-х годах психоаналитическая теория, как уже указывалось, использовала чрезмерные усилия, и некоторые выдающиеся психоаналитики буквально попали в скандалы со своими пациентами, спустив штаны. Обвинение родителей было чрезвычайно болезненным. Психоаналитическая теория в США также ставит чрезмерный диагноз шизофрении, так что в США у вас вдвое выше риск получить диагноз, чем в Европе.Кроме того, ощущалась потребность в том, чтобы рассматривать психиатрию как медицинскую специальность, особенно в свете философских нападок на нее со стороны антипсихиатрического движения как на средство социального контроля, использующее субъективные диагнозы для обеспечения соответствия.

Интересный личный исторический поворот состоит в том, что глава рабочей группы DSM-III, профессор Роберт Спитцер занимался психоанализом. Некоторые говорят, что это произошло потому, что его мать страдала хронической депрессией и, казалось, никогда не поправлялась, несмотря на годы психоаналитической терапии.Спитцер в интервью сказал что-то вроде: «Мы исключили термин невроз, который означал внутренние психические конфликты, потому что он имел психоаналитическое значение». Следовательно, в американской психиатрии — по крайней мере, у биологически ориентированных психиатров — стояла цель исключить психоанализ из психиатрии. Фактически, символический психоаналитик в рабочей группе DSM-III фактически ушел в отставку в знак протеста, заявив, что весь проект, с его точки зрения, был сильно предвзятым и перекосился к феноменологической и описательной, другими словами, точке зрения контрольного списка симптомов и довольно антипсиходинамический.Не только против эксцессов некоторых школ психоанализа, но и против идеи психодинамики и того, что психические симптомы могут иметь внутреннее значение в контексте прошлых и настоящих стрессоров.

Спитцеру и его коллегам удалось добиться принятия DSM-III советом APA, умело продвигая руководство как теоретическое в отношении причинно-следственных связей психиатрических синдромов и симптомов. Ни один из них не мог быть очень биологически или психоаналитически ориентированным. Во введении они подчеркнули, что он был разработан для исследований с целью создания общего языка, и предостерегли от его использования в клинических и медико-правовых целях.Однако ко времени выхода четвертого издания, опубликованного в начале 1990-х под председательством Алана Фрэнсиса, во введении пользователям прямо говорилось: «Не используйте его в качестве поваренной книги».

Другими словами, фундаментализм DSM, о котором говорил Бойс, был слишком очевиден. Люди отметили симптомы, поставили диагноз и, наконец, думали, что у них есть ответы на все вопросы. В статье Lancet отмечалось, что этот фундаментализм DSM, игнорирующий контекст, постулировал расстройство как возникшее у человека как-то de novo, а затем, с помощью маркетинговых медицинских исследований и образования, психиатрическая нозология была легко перехвачена, чтобы предположить, что все является химическим дисбалансом, нуждающимся в химическом исправить.Чтобы соответствовать, по его словам, требованиям рынка психиатрии.

Теперь я действительно знаю об этом, так как Глен Спилманс, профессор психологии из Миннесоты, и я просмотрели более 400 внутренних документов фармацевтической отрасли, которые были освобождены из судебных дел, в которых компании были оштрафованы на миллиарды долларов за сокрытие данных не по назначению. . В качестве примера того, что известно как «разжигание болезней», которое заставляет гораздо больше людей полагать, что они больны, чем реальное количество больных, и врачи полагают, что им необходимо ставить более широкий диагноз.Эти документы от Eli Lilly о зипрексе, также известном как оланзапин, интересны. Потому что в 1994 году компания планировала продавать Зипрексу просто как антипсихотическое средство для лечения шизофрении. Небольшой рынок, где это действительно очень полезное лекарство. Тем не менее, компания столкнулась с серьезными финансовыми проблемами, связанными с патентом на антидепрессант прозак, известный также как флуоксетин, срок действия которого истекает в августе 2001 года.

Итак, в последнюю неделю июля группа разработчиков продукта Zyprexa провела встречу, на которой они сказали, что компания делает ставку на ферму Zyprexa, потому что ее продажи должны восполнить пробел из-за упущенных продаж Prozac.Если бы Zyprexa использовалась просто как антипсихотическое средство на рынке шизофрении, тогда продажи были бы на низком уровне, вплоть до самого низа. Но если его использовать в качестве стабилизатора настроения на рынке биполярного расстройства, продажи резко возрастут. И здесь они говорят, что Zyprexa, цитируя их: «Необходимо рассматривать как настоящий стабилизатор настроения». Работает на всех этапах маниакально-депрессивного или биполярного расстройства, что означает, например, быть подобным литию лекарством, которое делает именно это.

Проблема в том, что их собственный SWOT-анализ показал, что у них есть данные только по лечению острых маниакальных эпизодов.Которые по определению являются психотическими эпизодами. Данных по другим этапам не было. Для лечения депрессии или предотвращения мании или депрессии. Они отметили возможность изменить парадигму биполярного лечения. «Биполярное расстройство, — сказали они, — это равные возможности для наших ведущих новых клинических организаций. Можем ли мы запустить и развивать его?» Запускайте и выращивайте не Zyprexa как таковой, а запускайте и развивайте биполярное расстройство. Один из способов создать рынок для большего числа людей, страдающих биполярным расстройством, — это помочь американским терапевтам диагностировать большее количество случаев.

И я влез во все это, наткнувшись на внутренние документы фармацевтических компаний, когда я просто хотел стать клиническим практикующим детским психиатром в Австралии, потому что я исследовал, как это случилось в Соединенных Штатах, двухлетние малыши, у значительного числа людей диагностировали биполярное расстройство. На самом деле это письмо, опубликованное в New York Times по этим вопросам старшим руководителем, в котором говорилось, что компании необходимо расширить маркетинг с помощью Zyprexa среди детей и подростков.

Эпидемия педиатрического биполярного расстройства в Соединенных Штатах побудила главу рабочей группы DSM-IV, заслуженного профессора Алан Фрэнсис в этой статье подверг критике чрезмерный диагноз биполярного расстройства у детей. Он видел, что эпидемия подпитывается взаимодействием между фармацевтической промышленностью и некоторыми учеными. Однако он также заметил, что эпидемии СДВГ и расстройств аутистического спектра с избыточным диагнозом уже произошли, что он приписал своей группе, сделав критерии в DSM-IV слишком слабыми.

Споры о педиатрическом биполярном расстройстве разразились в США в 2007 году в средствах массовой информации после смерти четырехлетней девочки Ребекки Райли, которая умерла от комбинации клонидина, кветиапина и вальпроата, которую она принимала с тех пор, как ей был поставлен диагноз СДВГ. в возрасте 28 месяцев и вскоре после этого возникло биполярное расстройство. И этот мальчик Макс попал на обложку News Week из-за своего диагноза биполярного расстройства, поставленного ему в возрасте двух лет. К 10 годам он получил практически весь формуляр психотропных препаратов.

Частью проблемы США является их система здравоохранения, которая, несмотря на двойную стоимость Австралии в процентах от ВВП, обеспечивает минимальное немедикаментозное лечение психических расстройств. Это приводит к так называемому диагностическому кодированию. Вы должны получить более серьезный диагноз, чтобы получить какое-либо лечение, даже если это в основном лекарства, а не разговорные методы лечения. Фактически, бывший президент Американской психиатрической ассоциации назвал их систему управляемой медицинской помощи Corpricare, потому что она заботилась о больших корпоративных прибылях, а не о здоровье людей.Итак, мы можем видеть, что DSM-III, по крайней мере, в случае биполярного расстройства, но также и с такими диагнозами, как СДВГ, не обеспечивает большей точности диагноза. Степень тяжести симптомов и их интерпретация являются субъективными, и внешние факторы, такие как система здравоохранения и маркетинг, могут сильно повлиять на то, как диагноз ставится на практике.

Здесь я хотел бы представить релевантную концепцию — овеществление. Реификация — это процесс, при котором присвоение концепции, конструкции или процессу имени обычно приводит к предположению, что она онтологически существует как подлинная сущность или вещь.Введение в DSM-IV предлагает предостережения об абсолютной реификации психиатрических диагнозов. Процитируем: «Нет никаких предположений, что каждая категория психических расстройств является полностью дискретной сущностью с абсолютными границами». Однако подобные предостережения во введении к DSM читаются редко.

Мои коллеги из Университета Флиндерса, Стив Эллисон и Тарун Бастиампиллаи, и я опубликовали в журнале Lancet Psychiatry именно этот вопрос реификации детской биполярной гипотезы в США, отметив диагностические факторы кодирования.И слайд немного медленный.

И это — следующий слайд должен прийти. Если я щелкну еще раз, два слайда пропущены. Вот.

Десять лет назад мы опросили детских психиатров Австралии и Новой Зеландии и обнаружили, что только три с половиной процента группы согласны с практикой Соединенных Штатов по диагностике биполярного расстройства с такой частотой у детей. И частью рационального решения для DSM-III в первую очередь было устранение международных расхождений в частоте диагнозов, но посмотрите на эти три конференции, все они проводились в одном году.На конференции Американской академии детской и подростковой психиатрии, на которой я присутствовал, было более 40 презентаций по педиатрическому биполярному расстройству, и ни одной на конференции Австралии и Новой Зеландии или Европейской конференции по детской и подростковой психиатрии.

И, в конце концов, это международное несоответствие было опубликовано в Журнале детской и подростковой психиатрии Американской академии, в котором показано расхождение почти 100 к одному между Соединенными Штатами и Англией, причем в США диагностировано больше детей в возрасте до шести лет, чем к 19 годам в США. Англия.На самом деле, в Англии вообще не было диагностированных детей до подросткового возраста.

Но давайте перестанем придираться к нашим американским коллегам. У нас в Австралии есть проблема с чрезмерной диагностикой расстройств аутистического спектра. Коллега детского психиатра из Виктории, Сумья Басу и я опубликовали в журнале нашего колледжа об этом, и мы призвали вернуться к правильному использованию биопсихосоциальных диагностических формулировок, а не слишком полагаться на контрольные списки симптомов. В число диагностических факторов кодирования в Австралии входят специальные скидки по программе Medicare для определенных профессий, социальное обеспечение, выплаты родителям по уходу через Centrelink для семей с аутичными детьми и школ с дополнительной помощью в классе.На самом деле, часто школы обращаются к педиатрам и детским психиатрам с просьбой поставить диагноз РАС.

Пара моих коллег-педиатров из Брисбена, экспертов по развивающей поведенческой педиатрии, отметили, что у нас есть проблема, которую они называют дискриминацией по диагнозу. Потому что такие факторы вознаграждения за повышающее кодирование благоприятствуют некоторым диагнозам, таким как РАС, но не другим диагнозам, и эти вопросы справедливости должны быть тщательно рассмотрены и решены NDIS.На самом деле, существует интересная предыстория того, почему расстройства аутистического спектра получали благоприятное лечение. В семье бывшего заместителя премьер-министра Тима Фишера был ребенок, страдающий аутизмом, и Джон Ховард хорошо знал об этом и о том бремени, которое это возложило на семью Фишера, поэтому вторым последним актом правительства Ховарда было выделение пакета средств на пакет услуг для детей-аутистов. Это был случай благих намерений, потому что для многих семей это была давно назревшая помощь, но были непредвиденные последствия в виде чрезмерного диагноза и непреднамеренной дискриминации в отношении других инвалидностей.

И я настоятельно рекомендую эту статью моих коллег-педиатров, занимающихся вопросами развития, чтобы узнать больше об искусстве диагностической формулировки, которая сама по себе была бы лекцией или вебинаром. Но по сути это означает рассмотрение всех прошлых и нынешних биопсихосоциальных факторов, которые могут способствовать возникновению симптомов. Расстройства аутистического спектра требуют тщательной оценки опыта, и это можно улучшить с помощью обученного использования ADOS — расписания диагностических наблюдений за аутизмом, но даже в этом случае это все равно необходимо включить в полную биопсихосоциальную формулировку.

В преддверии выпуска текущей пятой редакции DSM прозвучали призывы рассмотреть процессы присоединения и взаимодействия. В этой передовой статье в American Journal of Psychiatry от 2007 года, озаглавленной «Реляционный диагноз; важный компонент биопсихосоциальной оценки», говорится: «Мы запрограммированы на поиск привязанности, и процессы взаимоотношений всегда будут неотъемлемой частью человеческого Несмотря на то, что DSM стремится применить биопсихосоциальную модель, [на самом деле автор проявляет чрезмерную доброту, говоря, что, на мой взгляд, он продолжает], присутствует заметное и поразительно отсутствующее рассмотрение роли процессов отношений и нарушения в развитии, поддержании и проявлениях психических расстройств.«

Теория привязанности — это фундаментальная теория развития ребенка, а, следовательно, и психопатологии развития. Теория была обнародована Джоном Боулби вскоре после окончания Второй мировой войны в его работе в детских домах по всей раздираемой войной Европе, а затем в педиатрических отделениях, где он наблюдал за человеческими детьми, но он также заимствовал большую часть своей теории из области этологии. , поведение животных и эта красивая фотография матери и ребенка демонстрируют надежную и любящую привязанность.

Этот слайд любезно предоставил мне профессор Джим МакКенна, антрополог из Университета Нотр-Дам, штат Индиана.Он был основным докладчиком на первой австралийской родительской конференции 20 лет назад. Маккенна подчеркнула важность тесного физического контакта матери и ребенка и совместного сна для надежной привязанности, и вы можете увидеть, как эти африканские женщины несут детей на спине матерей, когда они занимаются своей повседневной работой, что было обычным явлением для бесконечного числа людей. поколений.

На самом деле, когда я читал лекцию по психологии развития во время работы по направлению детской психиатрии в доме моих предков в Уэльсе в Великобритании, мне напомнили, что на Западе практика удерживания младенцев в африканском стиле, как, например, платок был обычным явлением до 20 века.Как в помещении, так и на улице. А здесь вы можете увидеть ребенка, который носит африканец — на спине, в африканском стиле этой матерью в своей большой валлийской черной шляпе, который бродит по грязным улочкам, вероятно, Уэльса 19 века.

В младенчестве мы, люди, испытываем абсолютную потребность в зеркальном отображении языка тела и тесном человеческом контакте, и это происходит с рождения. На этом слайде показано зеркальное отображение выступа языка, открытия рта и поджимания губ. И все это происходит в течение нескольких часов после рождения. На самом деле то же самое — это происходит с другими группами высших приматов млекопитающих, и мы увидим на следующем слайде маленького детеныша обезьянки.Когда слайд движется. Но да, вы знаете, мы в значительной степени созданы и запрограммированы на привязанность с самого начала, и мозг формируется, как вы знаете, благодаря отношениям и опыту, который он имеет с миром. Маленьким младенцам нужны периоды так называемого бдительного бездействия. Я снова нажимаю на ползунок.

ГОЛОС

Питер, просто щелкните мышью по слайду один раз, а затем снова используйте клавишу со стрелкой.

ДР ПАРРИ

Ладно, мы снова переезжаем.Мы двое переехали. Вернись один.

Хорошо, и вы можете видеть, как этот открывающийся рот и выступающий язык отражаются только у крошечной новорожденной макаки-резуса. Так растет наш мозг. Они растут в этой среде социального и общего чувственного опыта. И когда такая безопасная и любящая зеркальная привязанность предотвращается, как в печально известных экспериментах Харлоу, где обезьян забирали после рождения и давали выбор между двумя неодушевленными матерями, которые были чем-то вроде этих манекенов. Они всегда выбирали ту, которая была похожа на мать, а не ту, у которой действительно было молоко.Итак, вы можете видеть, как маленькая обезьяна просто наклоняется от обезьяны, за которую она цепляется, которая, конечно, не обезьяна, к той, у которой есть бутылка с молоком. И это подчеркивает, что основной привод предназначен для привязанности.

У таких обезьян, подвергшихся жестокому обращению и пренебрежению, развились серьезные эмоциональные и поведенческие проблемы и черты аутистического характера, а также компульсивное, преднамеренное самоповреждающее поведение и антисоциальная агрессивность. И это теперь хорошо понимают и мы, люди. Существует обширная наука о последствиях нарушенной привязанности и детских травм, таких как эти книги Аллана Шора и Луи Коцолингера, например, под названием «Влияют на нарушение регуляции и расстройства личности».Американский детский психиатр Брюс Перри, чей веб-сайт childtrauma.org определенно стоит посетить, много сделал для того, чтобы эта наука стала широко известной. Это нейровизуализация выявляет явную недостаточность роста мозга в случае крайнего пренебрежения. И несмотря на эту обширную литературу о привязанности Теория и травма развития, когда я просмотрел 1113 опубликованных статей в детской биполярной литературе в поисках ссылок на факторы привязанности и травмы, такие как термины посттравматическое стрессовое расстройство, эмоциональное, словесное, физическое и сексуальное насилие и пренебрежение, я нашел очень мало.Итак, вы можете — это книга с открытым исходным кодом, глава моего литературного поиска.

Так что на самом деле это был подход с симптомами контрольного списка. И если мы собираемся использовать контрольный список симптомов для диагностических ярлыков, он может сильно сбиться с пути, как в случае диагностики маниакальной депрессии у малышей. Если у нас нет полезных теорий, с помощью которых можно интерпретировать такие симптомы, как отвлекаемость, капризность, истерики, расторможенное поведение или беспокойство, и такие полезные теории включают теорию привязанности, этологию, нейрофизиологию стресса и то, как мозг растет в этих условиях, эволюционную биологию и психологию, теория семейных систем.Симптомы детей могут иметь — понимаете, — иметь значение в том, как они интерпретируют свое место в семье и семейную динамику, а также способность диагностировать генетические расстройства, что все еще является развивающейся областью исследований.

На этом слайде более подробно показана так называемая реакция «борьба / бегство». Вы можете увидеть взлет и падение классической реакции млекопитающего на угрозу. Это связано с возбуждением симпатической нервной системы, как они здесь называются, с последующим отключением парасимпатической нервной системы.Ослабление и обморок — возможно. Если человек выживет, то последует парасимпатическое восстановление до расслабленного состояния. И, действительно, в своей клинической работе я обнаружил, что обучение подростков и детей старшего возраста и их родителей основам нейрофизиологии защитных, инстинктивных реакций на угрозу или стресс очень полезно.

Связывание симптомов у ребенка, будь то тревога и избегание, указывающие на реакцию бегства / замирания, или деструктивное поведение, указывающее на реакцию борьбы, или глупую нервно-возбужденную игру, или подобострастное, покорное, умиротворяющее поведение, которое проявляет младшее или меньшее млекопитающее используется, чтобы обезоружить пугающую агрессию более старшего и крупного представителя своего вида.Затем симптомы начинают иметь больше смысла и больше значения, в зависимости от контекста, а также от конкретного ребенка, семейной истории и факторов стресса. Потому что некоторые из этих вещей могут быть в большей степени вызваны нарушениями нервного развития, которые являются генетическими или связаны с другими видами более токсичных стрессоров, родовой травмой или чем-то в этом роде.

Тем не менее, даже в таких случаях также важно понимать нашу реакцию на стресс, потому что это помогает объяснить захват человека миндалевидным железом, который отключает мышление лобных долей, поэтому вы действуете на основе борьбы / бегства / замирания и почему пытаетесь рассуждать с триггером ребенка или триггерного взрослого в этом отношении в основном не работает, и затем я обнаружил, что это приводит к обсуждению того, как парасимпатическая система или то, что я называю P для мирной системы, в отличие от симпатической S для стрессовой системы могут быть вызваны глубоким медленным диафрагмальным дыханием, таким как вздохи, зевки и смех, или другими сигналами безопасности, или успокаивающими, такими как объятия, улыбка, покачивание, поглаживание, любовный зрительный контакт, что позволяет ребенку и родителям в этом отношении восстановить равновесие и эмоциональный контроль, а также включение лобной доли.

Итак, вещи, которые сейчас включаются в обучение родителей, такие как раз, два, три, ну, вы знаете, воспитание детей. Один, два, три, медленные вдохи, подумайте об этом, а затем скажите то, что вам нужно сказать. Проблема заключается в более серьезных неупорядоченных отношениях, где отношения привязанности настолько нарушены, что родители и дети фактически становятся травматическими триггерами для сложного посттравматического стрессового расстройства друг друга. Таким образом, отсутствует способность сбросить свои расслабленные парасимпатические базовые состояния, и это ведет к отношениям, которые затем становятся основанными на дилеммах подхода силы и избегания.Как бы назвала это психоаналитическая теория, своего рода враждебная зависимость.

И недавно к нам подошла моя коллега из Аделаиды, доктор Жаки Амос и представила работу, основанную на ее докторской диссертации, об изучении этих сложных диад родитель / ребенок при посттравматическом стрессе. Рассмотрение динамики, лежащей в основе значительного числа наших детей с серьезными нарушениями, которые, как мы видим, могут получить полный спектр так называемых алфавитных диагнозов, таких как РАС, СДВГ, НЧ, БД, САД, РАД, ГТР или США, PBD. Я бы порекомендовал диссертацию Жаки.Его стоит прочитать, и она представила здесь семинар, на котором изложила дилемму подхода-избегания, с которой сталкиваются эти дети и матери их родителей, а также методы диадической родительско-детской терапии, которые помогут исправить это. И тогда многие симптомы начнут улаживаться, и диагнозы — ярлыки, которые описывают эти комплексы симптомов, могут больше не понадобиться, или они могут быть просто более мягкими версиями этих диагностических ярлыков. Если ребенок постоянно находится в страхе, бегстве, драке или замирании, то большую часть времени лобные доли отключены, и, как вы, возможно, знаете, это используется или теряется в отношении нашего нейропластического мозга, поэтому, как показано на этом грустном слайде , может произойти атрофия лобной доли.

Таким образом, для понимания привязанности, семейной динамики, эволюционных принципов нейрофизиологии и пагубных последствий детской травмы жизненно важно сделать достоверную диагностическую формулировку проблем детского психического здоровья. DSM и ICD в некоторой степени доверяют дезорганизации привязанности и травмам при диагностике реактивного расстройства привязанности и расторможенного расстройства социальной активности, а V-коды DSM и Z-коды МКБ-10 охватывают психосоциальные стрессоры и травмы в отношениях, но жаль, на мой взгляд, это расстройство, связанное с травмой развития, не включено в руководство DSM, поскольку оно расширяется и выходит за рамки как RAD, так и DSED, которые довольно узко определяют проблемы у детей младшего возраста.Расстройство, связанное с психологической травмой, включает сложную травму, распространяющуюся в подростковом возрасте, как предвестник или фактор уязвимости для расстройства личности. И, конечно же, в некоторых случаях, когда я видел диагноз СДВГ или РАС на протяжении многих лет, я бы подумал, что DTD было бы лучшим диагнозом.

V-коды DSM были более четко определены в DSM-V, но они все еще редко используются в исследованиях или клинической практике, и в США у них мало шансов получить страховое финансирование для какой-либо терапии.Эта книга, и я видел, как авторы присутствовали на семинаре конференции Американской психиатрической ассоциации, дает еще один философский момент, который нам необходимо рассмотреть. То есть одни и те же симптомы могут иметь совершенно разное значение в зависимости от человека и контекста. Они отметили четыре точки зрения, которые следует учитывать при любой психопатологии, которую вы видите. Болезнь, размер, поведение и перспективы жизнеописания. И эти четыре точки зрения относятся к формату DSM, но пересекаются с ним под разными углами.

Некоторые расстройства довольно четко охватываются с точки зрения болезни, например, шизофрения или повреждающее действие алкоголя на мозг плода или психоз, вызванный аутоиммунными, антинейронными или антителами, которые можно вылечить с помощью иммунологической терапии. Другие, такие как зависимость от компьютерных игр, в значительной степени обусловлены поведением, что может быть оппозиционно-вызывающим расстройством, но многие, например проблемы с симптомами СДВГ или депрессия, могут иметь влияние стрессоров и факторов в любой из этих четырех областей, и лечение зависит не от синдрома или диагноза. но при понимании фактических причинных факторов и управлении ими.

Итак, это случай синтеза сложной информации. Понимание того, что дети и подростки развиваются со временем. Мозг разный в разном возрасте, и соответствующие концепции включают в себя то, что несколько причин могут приводить к равнозначным конечным точкам или конкретному стрессору, приводящему разных людей к разным расстройствам из-за их наследственности и различных уязвимостей и защитных факторов. Это было бы похоже на конечную точку с несколькими конечными точками из равнозначного фактора. Это сложно? Да, конечно.

И еще одно философское соображение, которое стоит здесь рассмотреть, — это идея информационного редукционизма в сравнении с целостной клинической мудростью. Необходима обработка данных в информацию и, в конечном итоге, в понимание, которое помещается в гораздо более широкий контекст. И клинический опыт помогает. Слишком большая часть современной практики психического здоровья требует времени, и поиск сокращений и исследований в значительной степени сосредоточен на количественных данных, в то же время сводя к минимуму или уменьшая важность подробных историй болезни, которые заполняли журналы пару поколений назад.

Как сказал Эйнштейн, не все, что имеет значение, можно сосчитать, и не все, что можно подсчитать, имеет значение. Просто чтобы быстро отметить две альтернативы или спутники DSM также с трехбуквенными сокращениями. DMM, модель динамического созревания, которая возникла из теории привязанности, и PDM, руководство по психодинамической диагностике. Психоаналитикам, наконец, удалось собрать свои спорные группы вместе, чтобы противостоять общему врагу описательной неокрепелинианской психиатрии и опубликовать диагностическое руководство.К сожалению, им не хватает той маркетинговой мощи, которую имела Американская психиатрическая ассоциация, и поэтому ДПМ остается относительно неизвестной. Но, как здесь говорят, ДПМ, знаете ли, идет вглубь.

Роберт Спитцер, который, как вы помните, исключил контексты и психодинамическое значение из DSM-III, извинился в предисловии к книге под названием «Утрата печали; как психиатрия превратила нормальную печаль в депрессивное расстройство». Которые, прочитав книгу, я должен сказать, что они все еще признают, что существует клиническая депрессия, но есть что-то вроде

.

проблема гипердиагностики с более реактивными состояниями депрессии.Как бы то ни было, Спитцер отметил, что эта книга заставила его переосмыслить свою позицию, так что он сожалел о том, что диагностические критерии DSM игнорировали контекст, в котором развивались симптомы. И вещи на самом деле есть немного спорные в преддверии публикации DSM-V.

Журнал Британского психологического общества занимался поведением — своего рода поджогом экземпляра DSM-IV. Процитируем из этого выпуска: «Пытаясь подражать общей медицине, психиатрия попыталась провести различие между различными психическими заболеваниями, каждое из которых предположительно имеет свою собственную специфическую патологию, но все не так просто.«На самом деле это написано Джоанной Монкрифф, британским психиатром. И Американская психологическая ассоциация — это психологи, а не Американская психиатрическая ассоциация — объединилась со своими британскими коллегами в кампании по внесению контекста и динамики человеческих отношений в диагностическую систему в открытую. в письме, которое они написали в Американскую психиатрическую ассоциацию. Они отметили, что таксономические системы, такие как DSM, основаны на идентификации проблем, находящихся внутри людей. Это упускает из виду реляционный контекст проблем и бесспорную социальную причинность многих таких проблем.

У нас действительно мало времени, но вот еще кое-что для чтения, а также еще один недавний веб-семинар AIFS, охватывающий аналогичную территорию, который я настоятельно рекомендую вам. Заслуженный профессор Барри Нуркомб много лет был профессором детской психиатрии Университета Квинсленда. Эта глава, посвященная диагностике и планированию лечения проблем психического здоровья детей и подростков, находится в электронном учебнике Международной ассоциации детской и подростковой психиатрии и смежных профессий, и она находится в свободном доступе в Интернете, и ее очень стоит прочитать, чтобы получить практические советы по сегодняшней теме.В то время как я больше сосредоточился на исторической и теоретической основе.

Для тех, кто не знает, это сетка формулировок биопсихосоциальной диагностики. Более или менее так, как меня учили на первом году психиатрической практики. Комплексы симптомов DSM в основном попадают в средний столбец того, что называется паттерном. Но вы можете видеть, что существует множество предрасполагающих, ускоряющих и сохраняющих факторов, которые необходимо учитывать, а также потенциальные или защитные факторы, чтобы составить целостное представление о том, что происходит с ребенком в его собственной жизни и в его собственном мире.И в аналогичной беседе с моей здесь профессор Нуркомб отметил, что Гипократ в Древней Греции давал тот же мудрый совет на заре медицины. Знать человека, который болен, так же важно, как и знать, чем он болен.

Я прошел курс детской и подростковой психиатрии в середине 1990-х годов. В то время оценка из четырех сессий все еще была стандартной. К сожалению, похоже, что это отошло на второй план в поисках управленческой эффективности, связанной с проталкиванием дел через систему.Речь шла о том, чтобы по возможности увидеть всю семью. В целом — столько, сколько вы могли бы собрать вместе, и вы бы составили генеалогическое древо, генограмму, вокруг которой вы бы болтали и устанавливали взаимопонимание, устанавливая, вы знаете, конфиденциальность, ограничения и цели и наблюдая за взаимодействиями семьи и затем приступаем к изучению истории, истории о существующих проблемах, для решения которых они привели сюда своего ребенка или подростка. Тогда у вас будет еще одно занятие.

Так вот, если бы это был на самом деле подросток, вы, вероятно, увидели бы подростка раньше, чем увидели бы родителей, потому что подростки ненавидят родителей за то, что они могут говорить с терапевтами раньше, чем они могут, но когда мы — я научился этому, мы делали это с младшими детьми, и вы, вероятно, увидите родителей и получите семейный анамнез от поколения к поколению и подробную историю развития, вы знаете, пережили беременность и роды, и вехи, и что происходило в контексте семьи как ребенок рос и так далее.

Итак, у вас уже есть много информации, и вы хотите увидеть молодого человека или ребенка самостоятельно. Итак, мы проводили два сеанса в игровой терапевтической комнате с младшим ребенком. Одна из них — неструктурированная игра, которая является хорошим способом наблюдать за тем, как дети действуют, вы знаете, и их уровнем гиперактивности, степенью их сосредоточенности, их реакцией на пребывание в незнакомой среде, а затем более структурированной игрой — где вы получите им делать определенные рисунки и так далее. Или вы бы взяли интервью у подростка, узнали его историю и часто использовали, знаете ли, рисунки или цветные гистограммы эмоций и рейтинговые шкалы, потому что иногда подросткам и детям младшего возраста гораздо проще передать информацию таким образом.А вы тем временем собираете информацию от других заинтересованных сторон, в частности, от школы, и особенно о любых психометрических оценках, которые могли быть сделаны школьными руководителями или другими психологами или лечащими практикующими врачами в прошлом.

В конце концов, нам пришлось внести это — используя сетку, которую я только что показал вам, в диагностическую формулировку, затем перевести это на язык, понятный для этой семьи, и передать его семье, и мы должны были Мы делаем это как группа, наблюдающая друг за другом через односторонние зеркала, представляя наши случаи перед группой других стажеров с опытным детским и подростковым психиатром-терапевтом.Я должен сказать, что этот уровень оценки, к сожалению, отошел на второй план.

На самом деле, я даю вариант этого выступления слушателям психиатрии во время их обучения, и это предыдущее название выступления, очень похожего на сегодняшний: «Психиатрический диагноз; ответы, обоснованные предположения или хорошие вопросы», но я думаю о это и, возможно, мне также следовало добавить: «Или слепые ярлыки к катастрофе», хотя на самом деле диагностические метки могут быть любыми из вышеперечисленных. Это зависит от конкретного клиента, исторических и современных условий его жизни и отношений, а также от их навыков и времени, проведенного с диагностом.Или, проще говоря, известный американский психиатр сказал: «Что стоит за симптомом?»

Итак, вернемся к нашему рассказу о кашляющем мальчике. Мечта закончилась благополучно. Парень и его родители пришли к пониманию, что кашель — это не диагноз, а описание, и его настоящая проблема, легкая астма, требовала другого лекарства, а затем и вовсе не лекарства, когда его родители бросили курить в его присутствии. В какой-то момент мы пробовали супрессалин, но он принес лишь краткосрочное облегчение. У нас с родителями даже была более философская дискуссия о том, как третье издание DSM человеческих шумов сфокусировано на описательном определении человеческих шумов в то время, когда некоторые врачи говорили о кашле, когда они действительно начинали чихать, отрыгивать или икать, и как это было Хорошая разработка еще в 1980 году.

Но мы также обсудили, что как теоретическая описательная система она обычно не дает информации об основных причинах и насколько важен поиск реальных причин. То, что сейчас ценится в семье. Так что да, это конец формальной слайдовой части, и теперь мы открыты для вопросов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЕБИНАРА

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ — ПРОЧИТАЙТЕ

Расшифровка стенограммы предоставляется только в информационных целях и предоставляется на том основании, что все лица, имеющие доступ к стенограмме, берут на себя ответственность за оценку актуальности и точности ее содержания.Перед использованием материалов, содержащихся в стенограмме, необходимо получить разрешение соответствующего докладчика.

Австралийское Содружество в лице Австралийского института семейных исследований (AIFS) не несет ответственности и не делает никаких заявлений в отношении точности этой расшифровки стенограммы. AIFS не несет никакой ответственности перед любым лицом за содержание (или использование такого содержания), включенное в стенограмму. Стенограмма может включать или обобщать мнения, стандарты или рекомендации третьих сторон.Включение такого материала не означает одобрения этого материала AIFS; он также не указывает на приверженность AIFS какому-либо конкретному курсу действий.

Часть 1: Классификация SPD — Innova Brain Rehabilitation

Категория 1, расстройство сенсорной модуляции

Если вы новичок в расстройстве обработки сенсорной информации, я настоятельно рекомендую найти на нашей странице дополнительные сведения, которые более подробно освещают SPD. Когда ваш близкий получает диагноз СРЛ, он может быть помещен в определенную категорию или подкатегорию классификации на основе их движений, поведения и признаков / симптомов.На эти классификации часто ссылаются медицинские работники, школьные администраторы и т. Д. Понимание этих классификаций, обсужденных Кэрол Крановиц, Массачусетс (1) и Люси Джейн Миллер, доктором наук и ее соавторами (2), может дать некоторое представление о том, как ваш ребенок обычно реагирует на разные ощущения. Например, чрезмерно ли они стимулированы, не реагируют или ищут больше определенных типов стимуляции?

В этом первом посте в блоге из серии из четырех частей мы обсуждаем категорию расстройства сенсорной обработки, называемого расстройством сенсорной модуляции (SMD).Обычно человек, живущий с SMD, будет демонстрировать преувеличенную реакцию или отсутствие реакции на определенные ощущения. У них могут быть проблемы с одним или несколькими чувствами в нескольких областях. Ниже перечислены три подкатегории SMD с примерами отображаемого поведения, признаков и симптомов.

Расстройство сенсорной модуляции (SMD) Подкатегории:

  • Избыточная сенсорная реакция (SOR): Избегание прикосновений или определенных текстур одежды или продуктов питания. Отказ от ношения определенных типов одежды.Избегает определенных типов движений или резких движений. Ошеломлен звуками, светом или большим количеством движений. Избегает резких запахов спелых бананов или кофе. Отказ от еды определенной текстуры или температуры (1). Вы можете наблюдать умышленное, жесткое, контролирующее или нелогичное поведение, которое является «бессознательной физиологической реакцией на ощущение». Люди, живущие с СОР, могут казаться раздражительными или капризными, испытывая трудности с социализацией (2).
  • Сенсорная недостаточная реакция (SUR): Люди с SUR могут иметь растрепанный или грязный вид.Они могут не замечать разные текстуры и склонны ронять вещи. Люди с SUR кажутся немотивированными, чтобы двигаться или участвовать в физических играх, предпочитая вместо этого смотреть телевизор или читать книгу. Они могут стать более мотивированными после перемещения тяжелых предметов, будь то толкание, тяга или подъем. Они могут не реагировать, смотреть на свет, «игнорировать» звуки или смотреть сквозь предметы и лица. Они могут наслаждаться ритмичной музыкой на большой громкости. Люди с SUR могут иметь плохое обоняние и вкус, есть очень острую пищу и выглядеть невозмутимыми (1).Люди, живущие с SUR, могут не реагировать на различные ощущения. Они могут демонстрировать поведение, которое проявляется как отсутствие влечения в форме апатии или летаргии, чтобы исследовать новые вещи или общаться, выходя из себя замкнутыми или эгоцентричными. Этих людей часто считают недостаточно мотивированными или «ленивыми». В младенчестве он или она могли восприниматься как «легкий» или «мало суетливый». Люди с SUR могут также выглядеть неуклюжими и плохо воспринимать свое тело (2).
  • Sensory Seeking (SS): Люди, живущие с SS, похоже, жаждут большого количества ощущений, таких как вращение в течение длительного времени с небольшим головокружением или без головокружения, громкие звуки, жевание несъедобных предметов, употребление в пищу продуктов с сильным вкусом или острой пищи и наблюдение за ними. блестящие, визуально стимулирующие предметы. Это могут быть люди, которые подвергаются остракизму из-за такого поведения, как беспокойство, постоянное движение, трение или врезание в предметы и людей, импульсивные действия, много прыжков, запах сильных запахов и / или большее количество, казалось бы, импульсивной привязанности.Эти действия можно рассматривать как форму привлечения внимания. Они могут говорить громкими голосами или искать шумную или людную среду. Когда сенсорные потребности не удовлетворяются, поведение может стать агрессивным, что приведет к дисциплинарным проблемам в школе и неудачным ярлыкам, таким как «подстрекатель» или «дурное влияние». Симптомы часто могут быть похожи на симптомы синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). ШРЛ и СДВГ могут возникать по отдельности или вместе (1, 2).

Почему это полезно? Эти списки могут быть полезным инструментом для родителей, которые плохо знакомы с SPD и все еще идентифицируют это уникальное поведение.Просмотр этих классификаций может помочь вам лучше понять некоторые менее очевидные проблемы, с которыми сталкивается ваш ребенок. Кроме того, знание этих терминов может помочь вам общаться с практикующими врачами, школьными администраторами и т. Д. Если вы хотите получить дополнительную информацию о SPD, посетите страницу нашего веб-сайта и другие сообщения в блогах этой серии, чтобы узнать больше об этом. состояние.

Следующим шагом будет обнаружение того, где в мозгу происходит отключение.Где чувства не обрабатываются должным образом? Позвоните сегодня, чтобы записаться на бесплатную консультацию к одному из наших специалистов по реабилитации мозга. Давайте раскроем неврологические проблемы вашего ребенка и приступим к целенаправленной терапии, чтобы решить эту проблему.

Ресурсов:

  1. Kranowitz CS, Несинхронный ребенок: распознавание и преодоление расстройства обработки сенсорной информации. 2-е изд. Нью-Йорк: Penguin Group; 2005.
  2. Miller LJ, Anzalone ME, Lane SJ, Cermak SA, Osten ET. Эволюция концепции сенсорной интеграции: предлагаемая нозология для диагностики.Am J Occup Ther. 2007 март-апрель; 61 (2): 135-40.

A Предлагаемая нозология для диагностики

136 M

arch / апрель 2007 г., том 61, номер 2

термин, дисфункция сенсорной интеграции,

относился к расстройству в целом.

Поскольку Эйрес опубликовала и преподавала около

сенсорной интеграции (Ayres, 1965, 1972a),

использовалась ее новая система координат, прежде всего в трудовой терапии. Ранние концептуализации

Эйрес определили шесть синдромов

дисфункции (Ayres, 1972a), позже уточнили

с данными из ее новой группы тестов (Ayres,

1989).Несмотря на то, что собственные концептуальные представления Эйрса

часто развивались по мере того, как она завершала новые эмпирические исследования,

существенной эволюции по сравнению с исходными

Айрес не предлагалось со времени ее последней публикации в 1989 г.

(Эйрес, 1989).

Выход за рамки наследия

D

Обсуждение новой диагностической таксономии

становится все более важным, потому что используется вмешательство

, трудотерапия с подходом сенсорной интеграции (OT-SI)

с большим количеством людей, которые не могут быть протестированы

с помощью SIPT.Важно отметить, что SIPT

сформировал первичную эмпирическую основу для диагностических категорий

. Для достижения консенсуса

по альтернативной таксономии для диагностики,

Миллер и его коллеги провели фокус-группы в

1998–2000, в результате чего было выпущено три публикации —

(Hanft, Miller, & Lane, 2000; Lane,

Miller , & Hanft, 2000; Miller & Lane,

2000). Результаты не были единодушными, но большинство участников

согласились с тем, что терминология

для диагностики и лечения расстройства

должна отличаться.Кроме того, было выражено согласие

, связанное с использованием термина

сенсорная интеграция, который, по мнению многих участников фокус-групп

, часто является интер-

или

и отличается

как внутри, так и за пределами

.

сфера трудотерапии. (Например,

использование термина

сенсорная интеграция часто

применяется к нейрофизиологическому клеточному процессу, а не к поведенческой реакции на сенсорный ввод

, как это обозначено Эйресом.)

Комитет, консультирующий DC:

0–3R и ICDL изучили опубликованные

и неопубликованные эмпирические данные и подтвердили много раз o

v

через 2 года при консенсусе по новой нозологии

для СПД. Таксономия, полученная в результате работы комитета

, была сначала резюмирована в

2004 (Miller, Cermak, Lane, Anzalone, &

Koomar, 2004), а затем подтипы отражают

компонентов работы были опубликованы.

фигурирует в диагностических руководствах как

,

ICDL (2005), так и от нуля до трех

(2005).Наше долгосрочное намерение состоит в том, чтобы предложить

один или несколько подтипов для дальнейшего пересмотра

Диагностического и статистического

Руководства по психическим расстройствам IV – TR Американской психиатрической ассоциации

(2000) ,

должен выйти в 2012 году.

Кун (1996) обсудил процесс смены парадигмы

, который объясняет эволюцию

идей в науке. В ходе этого процесса

каждое новое исследование или теория основываются на предшествующих

идеях и постепенно меняются.При

раза требуется существенное изменение, чтобы

продвинулись вперед. Кун (1996) назвал это

революционным изменением, потому что либо новое эмпирическое свидетельство

опровергает предыдущие подтверждения, либо накопилось достаточно эволюционных

изменений, чтобы создать потребность

для переосмысления и корректировки парадигмы

. Мы считаем, что сенсорная интеграция

в качестве диагноза достигла последнего состояния

и, таким образом, достигла критической точки

в направлении смены парадигмы.

С тех пор, как Эйрес (1963) впервые предложил теорию сенсорной интеграции

, многие теоретики, исследователи и клиницисты разработали эту теорию. Были предложены модели, основанные на работе

Эйреса (например,

Dunn, 2001; Miller, Reisman, McIntosh,

,

& Simon, 2001; Mulligan, 1998; Parham,

2002; Williamson & Anzalone, 2001), и

Было опубликовано

новых эмпирических данных, обеспечивающих понимание

дифференциальной диагностики

(DeGangi, 2000; Mangeot et al.,

2001; Макинтош, Миллер, Шю и

Хагерман, 1999; Миллер и др., 1999;

Schaaf, Miller, Seawell, & O’Keefe, 2003).

В попытке достичь состояния

Куна (1996)

Equipoise, состояния, когда PR

сеанс

повсеместно соглашается на изменение мышления, мы

предлагаем нозологию, которая различает диаг-

нозологию. подтипы. Цель этого предложения

состоит в том, чтобы предоставить структуру для научных дебатов

.

Предлагаемая нозология

Категории pr

опровергли ее

e ar

e на основе

предыдущих работ многих теоретиков и

исследователей (например, DeGangi, 2000; Dunn,

2001; Mulligan, 1998) . Этот диагностический налог

ономия не предлагает изменений в терминологии

теории сенсорной интеграции, терапии сенсорной интеграции

или процесса оценки сенсорной

интеграции, только в диагностической классификации

людей с

сенсорных задач обработки.Диагностика

ностических подгрупп в рамках сенсорной интеграции

дисфункция охватывает огромные индивидуальные

различий в обнаружении, регулировании, взаимодействии

и реагировании на сенсорный ввод.

Мы предлагаем поставить диагноз SPD

тогда и только тогда, когда сенсорная обработка

затрудняет повседневный распорядок дня или роли.

Сенсорная «обработка», а не сенсорная

сенсорная «интеграция», при использовании для диагностики

нозиса сенсорной обработки вызовов

уровней, отличает расстройство

от обеих теорий

(i .е., теория сенсорной интеграции)

и вмешательство (т. е. ОТ-СИ). Кроме того,

, терминология отличает состояние SPD от клеточного процесса

сенсорной интеграции. Диагностическая специфика

повысит однородность выборок

, используемых для эмпирических исследований, а

будет способствовать нацеливанию подходов

на конкретные диагностические подтипы.

Предлагаемая нозология, изображенная на

Рис. 1 и описанная ниже, включает три классических категории

SPD.Каждый паттерн — это

, далее разбитый на подтипы, выделенные ниже

.

Паттерн 1: Сенсорная модуляция

Расстройство (SMD)

Сенсорная модуляция происходит, когда центральная нервная система

регулирует нервные сообщения

о сенсорных стимулах. Результаты SMD

, когда человек затрудняется реагировать на сенсорный ввод

поведением, которое оценивается в

в зависимости от степени, характера или интенсивности

сенсорной информации.Ответы:

несовместимы с требованиями ситуации —

, а в fl

гибкость, адаптирующаяся к датчику

и

проблем, встречающихся в повседневной жизни,

наблюдается. Часто возникают трудности в достижении и поддержании

подходящего для развития диапазона эмоциональных реакций и внимания

. Существует три подтипа

SMD, как описано ниже.

SMD Подтип 1: сенсорная чрезмерная реакция —

vity (SOR).

Люди с SOR реагируют на

ощущения быстрее

, с mor

e интенсивностью

, или на

дольше, чем люди с типичной сенсорной реакцией

. Чрезмерная реакция

может возникать только в одной сенсорной системе (например, тактическая защита

) или в нескольких сенсорных системах

(например, сенсорная защита).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *