Стресс перед родами: Немедикаментозные вмешательства при страхе родов (токофобии) во время беременности

Содержание

Страх перед родами: как с ним справиться?

Рождение ребенка — в большинстве случаев радостное и ожидаемое событие. Каждая женщина надеется, что ее роды пройдут легко и без боли. Довольно часто первородящие мамы переживают, как пройдут их роды — ведь неизвестность пугает больше всего. Иногда страх настолько силен, что занимает все мысли будущей мамы и мешает полноценно наслаждаться беременностью. Но так ли страшны роды, как  правильно подготовиться к ним и облегчить процесс появления малыша на свет? На эти вопросы отвечает директор Школы Родителей Екатерина Христюк.

Боятся, кстати говоря, не только первородящие мамы, но и те, для кого рождение малыша не в новинку. Если первых тревожит неизвестность, то вторые обычно анализируют предыдущий опыт деторождения, опасаясь новых возможных ошибок.
Страх — вполне нормальное чувство. Однако, страх — это еще и сильный парализующий фактор.

Именно страх перед родами и во время них способен затормозить родовую деятельность, а также усилить болезненные ощущения. Именно по этой причине со страхом необходимо работать. Как? Страх боится рационального подхода — в этом случае он попросту улетучивается. Поэтому будущей маме стоит проанализировать свою боязнь, понять ее причины и найти пути решения.

Какие бывают страхи перед родами

Страх неизвестности

Психика человека устроена таким образом, что все новое и неизведанное, так или иначе, становится источником стресса. Поскольку у беременной женщины все чувства обычно обострены, страх может перерасти в панику. Множественные вопросы беспокоят будущую маму: «Как пройдут роды?», «А если я что-то сделаю неправильно?», «Вдруг что-то пойдет не так — что будет с ребенком?». Подобные мысли могут стать навязчивыми и даже повлиять на самочувствие беременной.


Ситуация особенно усугубляется рассказами «бывалых» подруг, чтением различных материалов в блогах, на форумах, а также просмотром тематических видеозаписей. После таких сведений беременная женщина не знает, куда себя девать от хвативших ее страха и тревог.
Что делать? Сражаться с неизвестностью можно только с помощью знаний. Будущей маме стоит узнать как можно больше о предстоящих родах. Но черпать информацию рекомендуется из проверенных, надежных источников: проверенные книги, форумы и Школа Родителей @sochidetka .

Страх перед возможными осложнениями

Здесь важно выработать план: заранее знать, как и на чем она будет добираться до роддома, заранее собрать сумку с необходимыми вещами. Если планируются роды по договоренности, рекомендуется обсудить их с врачом, уточнив, какие действия будут предприняты в случае непредвиденных осложнений.

Страх перед болью

Будущей маме нужно понять, что боль — не только спутник родов, но также помощник. Родовая боль информативна, т.е. имеет определенные задачи и цели. Так, по характеру и интенсивности болезненных ощущений, роженица и акушер понимают, на какой стадии находится процесс, все ли благополучно с малышом и когда стоит ждать его появления.
Науке известно немало случаев безболезненных родов, поэтому рождение ребенка отнюдь не всегда связано с болью. А вот страх вполне способен усилить болевые ощущения. Что делать? Знать процесс родов, знать и уметь применять на практике приемы мягких родов. О них речь и пойдет ниже.

Очень часто я слышу вопрос: с чем можно сравнить боль при родах?
Беременным стоит учесть, что боль, испытываемая при родах — очень индивидуальное явление. Некоторых рожениц она вовсе обходит стороной, не вызывая никаких болевых ощущений. Другие испытывают дискомфорт не больший, чем при запоре.

Пожалуйста, не примеряйте опыт других к себе. Информация, почерпнутая от подруг, знакомых, как правило, отличается, ведь у каждой женщины своя история. Лучше попытаться морально настроится на процесс рождения ребенка, не пытаясь заранее предугадать ход событий. Роды – это труд! По этой причине схватки сравнивают с работой грузчика — трудно, но выполнимо.

Как подготовиться к родам
  • Посещать курсы для будущих мам
  • Делать несложные упражнения для дыхания
  • При желании заранее выбрать врача
  • Будущей маме нужно постоянно убеждать себя в том, что она справится, процесс рождения ребенка будет легкими и удачным, а малыш родится здоровым и красивым
  • Работать со страхом


Какие есть приемы облегчения родов
  1. Дыхание . Большую помощь в обезболивании родов может оказать специальное дыхание. Освоить его лучше всего при посещении Школы Родителей, но можно осилить и самостоятельно. Дыхание в родах должно быть разным: и легким, и глубоким, и поверхностным, и спокойным. Все зависит от стадии процесса. Начинать лучше с простого спокойного дыхания нос-рот, а на стадии большого напряжения дышать рот-рот и вибрировать голосом (как бы пропевать гласные звуки)
  2. Позы. Задача женщины: расслабляться, дышать и сохранять силы для этапа  потуг. Для этого подходят позы, помогающие уменьшить боль и расслабиться между схватками.
  • Лежа на боку (со стороны которого находится спинка ребенка)
  • На четвереньках
  • На четвереньках с приподнятым тазом
  • Сидя или стоя на коленях, опираясь на опору разной высоты

3. Психологический настрой . Психологический настрой женщины во многом определяет нормальное и безболезненное течение родов. Легкие роды без боли являются неотъемлемой частью позитивного настроя будущей мамы.  Не нужно искать и собирать негативную информацию или опыт других мам, ощущения каждой роженицы индивидуальны. Необходимо понять, что главная задача мамы – помощь своему долгожданному малышу в появлении на свет. И для этого необходимо сделать все возможное. Женщина должна запомнить – наши мысли способны материализоваться, поэтому думать надо только о хорошем!

Курсы по подготовке к родам и родительству в Школе Родителей @sochidetka проходят ежемесячно.

Материалы по теме:

Сочинский роддом. Особенности

Расчет декретных в 2018 году

Гид по питанию для беременных женщин

На форуме обсуждают:

Сочинский роддом: отзывы, врачи, особенности

Суеверия о беременности

Вещи для роддома

Исследование: Пандемический стресс увеличивает чувство тревоги беременных женщин перед родами

Феномен пандемического стресса связан с повышенным страхом перед родами и его следует учитывать при планировании ухода за беременной женщиной, утверждают исследователи, которые проверяли уровень стресса у беременных польских женщин во время пандемии. Отчёт об исследовании появился в журнале Midwifery.

Исследование проводили д-р Михалина Ильска, д-р Анна Колодзей-Залесская и д-р Анна Брандт-Салмери из Института психологии Университета Силезии в сотрудничестве с проф. Марсе Лобел и проф. Хайди Прейз с Университета Стони-Брук, США.

Результаты были обобщены в выпуске на сайте Факультета социальных наук Университета Силезиивпраци.

Опрос проводился в апреле и мае прошлого года. в отношении группы с 1148 беременных женщин, завербованных в социальных сетях.

С медицинской и психологической точек зрения беременность является чрезвычайно динамичным периодом, вызывает ряд глубоких изменений на биологическом и психологическом уровне. Поэтому можно сказать, что беременные женщины — это группа, которая особенно подвержена стрессу, и беспрецедентная пандемическая ситуация означала, что им приходится справляться с дополнительным бременем, которым является т.н. пандемический стресс — читаем на сайте кафедры.

Анализ исследователей показал, что пандемический стресс во время беременности — это новое явление, неоднородно по своей природе, и его компоненты включают проблемы, связанные с подготовкой к родам во время пандемии, и риск перинатального заражения себя или ребёнка.

Беременные женщины испытывают повышенный стресс из-за самой беременность и сопутствующих изменений, но также нуждаются в адаптации к ограничении, накладываемых пандемией, и испытывают беспокойство по перинатальной инфекции COVID-19.

Исследования также показали, что к группам риска повышенного пандемического стресса относятся: женщины, которые рожают впервые; женщины во втором и третьем триместрах беременности; женщины, имеющие опыт лечения бесплодия, а также женщины с беременностями высокого риска.

Феномен пандемического стресса связан с повышенным страхом перед родами, и его следует учитывать при планировании помощи беременной женщине, говорится в сообщении.

Авторы исследования отмечают, что в эпоху пандемии особенно важной становится необходимость проведения скрининговых тестов для мониторинга потенциальных проблем психического здоровья в пренатальном или послеродовом периоде. Для этого нужны эффективные и надёжные инструменты для измерения пандемического стресса у беременных. PREPS (шкала стресса, связана с пандемией) — такой инструмент. Приближение его свойств было основной целью исследования, представленного в статье.

Польская версия такого инструмента может быть использована врачами, акушерками и клиницистами для оценки конкретных проблем, возникающих у беременных во время пандемии, и для выявления пациентов, нуждающихся в психологических вмешательствах для уменьшения симптомов стресса, в том числе связанных с пандемией.

Исследование, представленное в статье, является частью более широкого, международного исследовательского проекта «I Cope Project», который проводит проф. Марсе Лобел (США). В нём принимают участие исследователи из США, Германии, Швейцарии, Италии, Испании, Израиля и Польши. Его цель — распознать стрессовые сигналы и способы его преодоления беременными женщинами во время пандемии COVID-19. Польские исследователи планируют дальнейшие публикации в области международного сотрудничества.

 

Джерело: PAP/ Nauka w Polsce – Ministerstwo Nauki i Szkolnictwa Wyższego

 

Опрацювання та переклад власніі : https://www. hli.org.pl/pl/newsy/5979-badanie-stres-pandemiczny-zwieksza-odczuwany-lek-ciezarnych-przed-porodem.html

 

 

 

Czy chcesz otrzymywać informację internetową na temat obrony życia w kraju i na świecie na swojego osobistego e-maila?
Zapisz się!

Twój adres e-mailowy jest u nas bezpieczny, nikomu go nie udostępniamy, ani go nie publikujemy.

Боюсь рожать: страх перед родами

    Содержание:

  1. Какие страхи перед родами чаще всего мучают женщин?
  2. Почему женщины боятся рожать?

Беременность — время изменений и «территория неизвестности» для будущей мамы. В период вынашивания ребенка тревожные мысли приходят в голову даже женщинам, готовящимся ко вторым или третьим родам. Что уж говорить о тех, кто проходит этот путь в первый раз! Уровень тревоги во время беременности обычно возрастает на ранних сроках, затем снижается в благополучном втором триместре и снова поднимается ближе к родам. Именно о страхах беременных на поздних сроках мы сегодня и поговорим.

Какие страхи перед родами чаще всего мучают женщин?

Список тревог во время беременности очень широк. Он начинается с совсем странных суеверий, например, некоторые будущие мамы боятся перешагивать препятствия, потому что верят, что это приведет к тяжелым родам, или считают, что у ребенка будут проблемы с речью, если в рационе беременной присутствует рыба. Справиться с такими страхами несложно — они просто не смогут поселиться в голове умной женщины. Однако тревога перед родами также может быть связана со страхом неизвестности, с чувством потери контроля и с другими психологическими факторами, вызывающими беспокойство даже у самых здравомыслящих людей.

Давайте рассмотрим наиболее часто встречающиеся страхи будущих мам и обсудим, почему их не нужно бояться.

Что, если у меня не получится стать хорошей мамой?

Для начала, плохие мамы обычно не рефлексируют по этому поводу. Ваше волнение перед родами понятно, особенно, если вы будете рожать первый раз. Вам кажется, что хорошие мамы обладают прямо-таки супергеройскими навыками, которых у вас, обычной женщины, нет. Не волнуйтесь: да, вы еще многого не знаете и не умеете, но поверьте, опыт придет. И вы обязательно станете лучшей мамой для лучшего малыша на свете!

Сможет ли мой муж стать хорошим папой?

Будущим мамам свойственно испытывать сомнения как в себе, так и в супруге. Этот страх может развиться в непонимание в семье и очень сильно испортить ваши отношения. Чтобы справиться с ним, нужно понять — ваш любимый хочет, но физически не способен почувствовать, что сейчас происходит с вами. Помогите ему: не заставляйте его угадывать ваши желания, а четко формулируйте, что он может для вас сделать. А чтобы муж лучше понимал ваши тревоги при беременности, посещайте курсы подготовки к родам вместе.

Вдруг я потеряю ребенка?

Этот страх может появиться ближе к родам, но иногда преследует будущую маму на протяжении всего периода вынашивания малыша. Особенно сильно он проявляется у женщин, забеременевших второй раз после неудачной первой беременности. Также бывают случаи, когда будущая мама проецирует на себя негативный опыт подруг и даже истории незнакомых людей, прочитанные в интернете. Гоните плохие мысли прочь: каждая беременность уникальна, а пессимистические ожидания — последнее, что вам сейчас нужно.

А если мой малыш родится больным?

Одним из страхов беременных на поздних сроках является рождение ребенка с физическими или психическими отклонениями. На самом деле, если скрининги во время беременности не выявили никаких аномалий в развитии плода, вероятность такого исхода минимальна. Особенно, если вы соблюдали рекомендации вашего врача по здоровому питанию и образу жизни.

Я боюсь рожать!

И, наконец, мы дошли до главного страха перед родами, вернее, даже группы страхов. Нехорошие мысли о предстоящих родах в третьем триместре часто усиливаются. Иногда причиной этого становятся физиологические изменения в организме будущей мамы, намекающие на близость родов. Например, учащение тренировочных схваток, которое обычно происходит на 37-й неделе.

Разберем подробнее страхи, связанные непосредственно с процессом родов.

Чтобы отвлечься от негативных мыслей, займитесь важным и полезным делом — соберите сумки в роддом: две для себя (с вещами, которые потребуются до родов и после) и одну для малыша. Не забудьте купить подгузники. Обратите внимание на подгузники Huggies Elite Soft для новорожденных. Они отличаются удивительной мягкостью и обладают трехуровневой защитой от протекания.

Почему женщины боятся рожать?

Часа Х боятся не только женщины, которым предстоят первые роды, во вторые роды многие страхи сохраняются, но наполняются предыдущим опытом. Например, мама, уже родившая своего первенца, готовится вновь встретиться с испытанной ранее болью, и это может пугать ее не меньше, чем неизвестность первого раза.

Будет ужасно больно!

Да, роды — это больно. Но, во-первых, они в итоге закончатся, а наградой за страдания станет ни с чем не сравнимое ощущение счастья, когда вы в первый раз прижмете к груди своего ребенка. Во-вторых, врачи постараются облегчить вашу боль, и для этого у них есть немало эффективных средств.

Я боюсь осложнений от эпидуральной анестезии!

Бывает, что женщина боится рожать с эпидуральной анестезией и наотрез от нее отказывается. Не стоит опасаться «эпидуралки» — по статистике связанные с ней осложнения случаются у одной из 80 000 рожениц. Зато скольким женщинам она облегчила роды!


Ссылки на источники:

  1. Krissi Danielsson. Ultrasound Accuracy for Pregnancy Issues. Updated on June 14, 2021. Verywell Family.

  2. Nastaran Mohammad Ali Beigi, Khadijeh Broumandfar, Parvin Bahadoran, and Heidar Ali Abedi. Women’s experience of pain during childbirth. Iran J Nurs Midwifery Res. 2010 Spring; 15(2): 77–82.

  3. Cook, T. M., Counsell, D., Wildsmith, J. A. W. Major complications of central neuraxial block: report on the Third National Audit Project of the Royal College of Anaesthetists (англ.) // BJA: British Journal of Anaesthesia (англ.)русск. : journal. — 2009. — Vol. 102, no. 2. — P. 179—190.

Авторы: эксперты Huggies

Стресс и беременность | ЗОЖ | ЗДОРОВЬЕ

Как избежать стрессов и отрицательных эмоций во время беременности, рассказала руководитель клуба подготовки к родам «Новая жизнь» перинатальный психолог Татьяна ТУРОВСКАЯ.

— Какие факторы вызывают стресс у беременных?

— Стресс у беременных женщин – особое состояние, вызванное перестройкой организма на физиологическом, гормональном уровне. Это необходимый адаптационный механизм. На психологическом уровне в организме женщины происходят важные новообразования: формируется материнская доминанта — очаг в головном мозге, который начинает управлять всеми изменениями, происходящими в организме для успешного вынашивания ребенка, успешных родов и грудного вскармливания. Стрессы беременной объясняются также множеством противоречий, существующих в психологии женщины в этот период. Например, с одной стороны, женщине хочется успешного завершения беременности, с другой, она боится самих родов. Чем раньше раскрывается материнский инстинкт, тем быстрее и успешнее женщина преодолевает стресс. Формирование материнского инстинкта зависит от многих факторов: есть ли у беременной опыт «нянченья» маленьких братьев или сестер, общалась ли она с младенцами, хорошие ли у нее отношения с собственной матерью.

— Как стресс влияет на организм матери и ребенка?

— Катехоламины – гормоны стресса — на плод влияют разрушительно. Организму матери справиться проще, поскольку психика и нервная система у нее сформированы, а у плода они незрелые. Любые эмоции, которые испытывает мать, посредством гормонов передаются ребенку, он учится чувствовать. Кратковременные отрицательные эмоции, вызванные внешними факторами, не приносят вреда ребенку: мама отреагировала и успокоилась. Плохо влияет на плод длительная напряженная обстановка на работе, в семье. Чем больше вы будете делиться с будущим сыном или дочкой своей родительской любовью, тем благоприятнее будет протекать беременность и тем более радостным, счастливым и здоровым будет ваш малыш!

Как будущая мама может справиться со стрессом:

Сейчас беременным трудно избегать стрессовых ситуаций, а вот справиться с эмоциональным напряжением помогут следующие рекомендации:

1) Научитесь диафрагмальному (брюшному) дыханию. В стрессовой ситуации оно помогает расслабиться маме. К тому же это увеличивает объем циркулирующей крови в животе, а значит, это профилактика гипоксии (недостатка кислорода) у плода.

2) Если переволновались, можете помассировать ладони, ступни либо ушные раковины, эти действия приводят организм в тонус и помогают трезво мыслить. А на складке руки, между большим и указательным пальцем, есть болевая точка, нажатие на нее тоже помогает снять стресс.

3) В области поясницы есть ромбовидная зона. Массаж поясницы включает механизм обезболивания при схватках, снимает волнение.

4) Чаще балуйте себя, принимайте ванну с морской солью или с добавлением эфирного масла (теплую, а не горячую). Можно носить на шею кулон с капелькой эфирного масла, тогда даже на работе вы сможете быстро снять стресс.

5) Очень важен стиль проживания периода перед родами. Не стоит делать вид, что на работе вы не беременны, а дома беременны. Женщине необходимо общаться с будущим ребенком: называть его по имени, поглаживать живот.

6) В свободное время хорошо самой сделать что-то для ребенка: связать пинетки, сшить кофточку. Это приятное проведение времени за хобби, дополнительные тактильные и визуальные ощущения, которые доставляют удовольствие маме, а значит, и ребенку.

Как должен вести себя будущий папа:

1) Следует принять ребенка вне зависимости от его пола, чаще проговаривать вслух, что вы его ждете и любите. Чем раньше наступит эта уверенность у женщины, тем проще ей будет преодолеть стресс.

2) Если вы беспокоитесь за жену и будущего ребенка, узнавайте из достоверных источников сведения о беременности, родах, воспитании малыша. Пройдите вместе с женой школу подготовки к родам.

3) Если позволяет время, старайтесь сопровождать жену к врачам. Вместе решите, какой роддом выбрать. Женщина в период беременности особенно нуждается в поддержке. К тому же это частично поможет ей преодолеть страх перед родами.

4) Проявляйте выдержку и терпение. Помните, что беременность — пора гормональных изменений, которые несут за собой перепады настроения.

5) Чаще интересуйтесь самочувствием жены. Проявляйте внимание и интерес к телесным изменениям, выражайте восхищение, говорите комплименты.

Разрушаем мифы беременных:

Нельзя стричь волосы

Во время беременности нарушается структура волос, они слабеют. Подровнять кончики не мешает никому.

Нельзя краситься косметикой, особенно волосы и ногти

Внимательнее смотрите состав косметических средств, которые вы собираетесь использовать. Уже изобрели краску для волос без аммиака, средство для снятия лака без ацетона. Существуют еще специальные линии косметики для беременных – она экологически чистая. Девушка, а тем более будущая мама, должна выглядеть ухоженной!

Нельзя много двигаться и заниматься спортом

Двигаться нужно в любом случае. Беременной не полезно сидеть или лежать в одной позе более 40 минут. Роды – большая нагрузка, и организм должен быть к ней готов. Существуют специальные программы фитнеса и йоги для беременных, остеопатическая (укрепляет костно-мышечный каркас) и дыхательная гимнастика. Чего нельзя делать будущей маме, так это поднимать тяжести, резко поворачиваться и подолгу лежать на спине – это создает дискомфорт ребенку.

Нужно есть за двоих

Питаться надо правильно и полноценно, а не помногу. Количество съеденного не влияет на вес малыша на ранних сроках. Но знайте меру: на 7 месяце у ребенка начинает формироваться жировая прослойка, не раскормите его. Еще ребенок может пополнеть, если мама часто испытывает стресс. Механизм стресса таков: в кровь выделяется адреналин, повышается уровень сахара в крови матери и в околоплодных водах — ребенок начинает заглатывать сахар, поэтому полнеет. Соответственно, может развиться склонность к сахарному диабету.

Беременной нельзя шить, плести и вязать, это завяжет пуповину

Если женщина занимается рукоделием, она, как правило, сидит. Долгое нахождение в одной позе приводит к кислородному голоданию малыша, он начинает активнее двигаться. В пуповине от этого он не запутается, но, чтобы не допустить гипоксии, чаще вставайте.

Смотрите также:

Что чувствует ребёнок во время родов?

Дети, в отличие от мам, не могут поделиться своими историями родов…может, не зря это предусмотрено природой?

ДАВЛЕНИЕ при сокращениях матки. Ребёнок не подвергается опасности, при нормально протекающих родах его защищают околоплодные воды. При прохождении через родовые пути компенсировать давление и предотвратить травмы ребёнку помогает его анатомия (подвижность костей).

СТРЕСС, в хорошем понимании. Во время родов в организме матери вырабатывается гормон, помогающий справиться с болью. Он стимулирует у ребёнка выработку гормона стресса, который мобилизует организм для «устранения угрозы» и готовит его к жизни вне утроба матери.

СОН. Ребёнок может поддерживать цикл сна, к которому привык в утробе, и спать до 50 минут каждый час.

ДИСТРЕСС плода. Если беременность проходила не очень гладко, состояние ребёнка во время родов может ухудшиться. Например, может снизиться доставка кислорода, при этом сердцебиение будет ухудшаться. Поэтому во время родов непрерывно выполняется КТГ. Если что, врачи принимают необходимые меры.

БОЛЬ в период изгнания. При нормально протекающих родах она не очень сильная. Если, например, ребёнок рождается с родовой опухолью, логично, что ему было нехорошо. Но испытываемые ребенком ощущения не сравнимы с ощущениями матери. Это связано с тем, что болевые рецепторы у новорожденного ещё не окончательно развиты.

НАСТРОЕНИЕ матери. Нужно сохранять спокойствие и позитивный настрой не только во время беременности, но и при родах. Доказано, что сердцебиение ребёнка замедляется, и он успокаивается, когда слышит голос матери. Как бы ни проходили роды, ребёнок понимает, что «что-то не так», поэтому ему важно слышать маму. Также есть исследования, которые доказывают положительное влияние смеха мамы на ребёнка. Женщины в родах не часто смеются, но если партнер поможет с созданием соответствующей атмосферы, будет здорово! 

ДЕЙСТВИЕ ЛЕКАРСТВ. Многое, что поступает в организм матери, проникает через плацентарный барьер. При общей анестезии ребёнок может уснуть или даже перестать дышать. Поэтому предпочтительным методом обезболивания является эпидуральная анестезия. Всасывание её компонентов минимальное, поэтому можно сказать, что она практически не попадает в кровоток плода и не оказывает системного воздействия на его организм.

ПЕРВЫЙ ВДОХ. Плачь ребёнка после рождения говорит о здоровье его лёгких. Во время первого вздоха лёгкие начинают расправляться, и этот механизм сопровождается криком. При этом первый вздох и крик позволяют очистить лёгкие от околоплодных вод.

СЕНСОРНАЯ ПЕРЕГРУЗКА. После родов всё вокруг становится холоднее, шумнее и ярче.

ИЗМЕНЕНИЕ ТЕМПЕРАТУРЫ. Околоплодные воды облегчают переход от температуры в утробе к температуре окружающей среды, а физиология новорожденного компенсирует температурные изменения. Более того, в родбоксах мы поддерживаем комфортную температуру для матери и ребёнка, а новорожденных кладём на специальные столы с подогревом.

КОНТАКТ С МАМОЙ. Доказано, что первый час после родов играет основополагающую роль в дальнейшем развитии малыша. Поэтому процедуры взвешивания, мытья пр. откладываются в пользу скорейшего установления контакта «кожа к коже». Мама – единственный человек, которого ребёнок знает в этом мире, и быстрое их разлучение может нанести ребёнку травму. Ребёнок успокаивается, лёжа на груди матери и слыша её голос сразу после рождения. В дальнейшем для него очень важны моменты, когда мама за ним ухаживает, кормит грудью. Нужно обязательно разговаривать с ребёнком, тогда он поймёт, что голос, который сопровождал его 9 месяцев, до сих пор с ним.

Привязанность ребёнка к матери развивается ещё в утробе. Ребёнок не только слышит голос, но даже чувствует мамин запах. После того, как ребёнок родился, привязанность растёт, перерастая в любовь.

 

 

Оценить

Средняя: 4,60 (42 оценки)

Ваша оценка:

Отменить

Вегето-сосудистая дистония: симптомы, этиология

Когда в работу парасимпатической и симпатической ветви вкрадывается рассогласование, у человека возникает комплекс болезненных проявлений. Такая нестабильность вегетативной системы получила название – вегето-сосудистой дистонии. В медицинских изданиях ее также именуют нейроциркулярной, вазомоторной дистонией или вегетативной дисфункцией.

Человек не контролирует деятельность вегетативной нервной системы. Ее симпатический отдел ускоряет работу внутренних органов, парасимпатический отдел – координирует иммунный ответ, отвечает за восстановительные процессы в организме. Он возвращает активированную стрессом или физической нагрузкой симпатическую ветвь в исходное состояние.


Типология ВСД

Общей классификации заболевания не существует. Опираясь на определенные признаки, вегето-сосудистую дистонию разделяют на несколько групп:

  • легкую – вегетативных кризов нет, симптомы вызывают несущественный дискомфорт;

  • среднетяжелую – периодически возникают кризы, человек становится нетрудоспособным во время обострения заболевания;

  • тяжелую – обострения и кризы возникают часто.

По сочетанию симптомов разграничивают на 5 типов:
  • гипертоническую – с тахикардией, головной болью, кратковременным повышением АД, паническими атаками;

  • гипотоническую – с эпизодическим или постоянным понижением АД, головокружением, упадком сил, ломотой в теле, головной болью;

  • кардиальную – с замедленным, неравномерным или учащенным пульсом, отдышкой, болью в области груди;

  • ваготоническую – с повышенным слюноотделением, стеснением в груди, проблемами с дыханием;

  • смешанную – с чередованием или сочетанием разных симптомов.

По характеру протекания распределяют на 4 группы:
  • скрытую – возникает при воздействии стрессового фактора, в остальное время заболевание себя не проявляет;

  • пароксизмальную – в виде приступов;

  • перманентную – постоянную;

  • смешанную – может наблюдаться чередование перманентной и пароксизмальной формы.

В зависимости от распространенности выделяют 3 типа:
  • локальную – с местным поражением;

  • системную – с вовлечением в процесс одной системы организма;

  • генерализованную – с задействованием нескольких систем.

Чаще всего ВСД протекает бессимптомно. Под влиянием перегрузок, стрессовых факторов или неблагоприятных условий рассогласование между симпатической и парасимпатической системой возрастает, что приводит к обострению и проявлению криза. Нередко криз – суммарный результат накопившихся составляющих, что объясняет его масштабную и разностороннюю симптоматику.

Этиология

Основная причина синдрома – наследственная предрасположенность. Помимо этого существуют патогенетические факторы, которые вызывают функциональное расстройство вегетативной нервной системы:

  • у детей спровоцировать заболевание может внутриутробная гипоксия плода, родовые травмы, стрессы, которые переживала мать в первые месяцы беременности;

  • у подростков ВСД формируется под воздействием эндокринных расстройств, гиподинамии, хронических заболеваний, эмоциональных стрессов, конфликтных ситуаций;

  • у взрослых к запуску патологии приводит лишний вес, гормональная перестройка, травма головного или спинного мозга, сильный однократный стресс, пребывание в состоянии длительного нервного напряжения, остеохондроз шейного отдела, умственное и физическое переутомление, регулярное недосыпание, инфекционные заболевания дыхательной системы и головного мозга, прием бронхорасширяющих средств, оральных контрацептивов и ряд других негативных стимулов.

Женская половина населения в 3 раза чаще страдает от вегето-сосудистой дистонии из-за гормональных перестроек организма в период беременности, непосредственно перед родами и на этапе угасания функции половой системы.


Симптоматика заболевания

У грудных детей обострение ВСД сопровождает частое срыгивание, нарушение аппетита, избыточное скопление газов в кишечнике. Дети старших групп жалуются на нехватку воздуха, головные боли, пищеварительные расстройства. Они чаще проявляют склонность к конфликтному поведению, капризам, простудным заболеваниям.

Сопоставление распространенных симптомов ВСД помогает провести диагностику заболевания у взрослых и детей. В их перечень входит:

  • повышенная утомляемость;

  • нарушение аппетита и функций пищеварительной системы;

  • частое мочеиспускание;

  • отдышка, нехватка воздуха;

  • тахикардия, аритмия;

  • боли в области сердца;

  • усиленное потоотделение;

  • онемение или ощущение холода в конечностях, озноб.


Расстройство часто сопровождает обостренная реакция на изменение погодных факторов, беспокойство и тревожность, сон, который не приносит полноценного отдыха.

Вегетативная система регулирует работу всех систем организма, поэтому болезнь может проявиться нарушением работы дыхательной, сердечно-сосудистой, пищеварительной системы, сбоем терморегуляторных, дисдинамических, психоневрологических и сексуальных процессов.

Чтобы поставить правильный диагноз, терапевту необходимо получить результаты эхографии, электрокардиографии, других аппаратных исследований, ознакомиться с результатами обследования у невролога, лора, эндокринолога, окулиста.


Записаться на консультацию


Терапия ВСД

Комплексная терапия заболевания включает в себя выявление причины ВСД и устранение отрицательной симптоматики. На начальных этапах рекомендовано ограничиться:

  • введением адекватного режима работы и отдыха, физических и психологических нагрузок, нормализацией питания;

  • для снижения эмоционального напряжения приемом препаратов на основе боярышника, валерианы, зверобоя;

  • для активации психической деятельности приемом средств на основе лимонника, заманихи;

  • для улучшения самочувствия физиотерапевтическими мероприятиями:

  • общим и точечным массажем;

  • лечебной физкультурой;

  • электросном;

  • водными процедурами.

Записаться на терапию

Значительная роль медикаментозной терапии отводится при лечении среднетяжелых и тяжелых форм заболевания. Внимание сосредотачивают на терапии сопутствующих патологий, нормализации функции щитовидной железы. Во время кризов назначают витамины группы В, седативные, антидепрессанты, препараты для регуляции сердечной деятельности.

К каким осложнениям приводит ВСД

Криз – самое частое осложнение заболевания. В функции вегетативной системы возникает тяжелый сбой, который приводит к сильному внезапному приступу.

По типу нарушений кризы подразделяют на 3 группы:

  1. Вагоинсулярные. У человека возникает ощущение удушья, жара, усиливается потоотделение, снижается количество сердечных сокращений, падает АД, нередко стул становится жидким.

  2. Симпатоадреналовые. У больного холодеют и немеют конечности, бледнеет кожа, повышается температура тела и АД, учащается сердцебиение. К сильному ознобу присоединяется необъяснимая тревожность, паническая атака.

  3. Смешанные. При таких кризах набор симптомов представляет собой смешение первой и второй группы.

Если заболевание игнорируют длительное время, ВСД может привести к снижению иммунитета, спровоцировать развитие сахарного диабета 2-го типа, инфаркта, инсульта, кардиомиопатии, плохо поддающейся корректировке стойкой артериальной гипертензии.

Профилактика и ее значение

Хороший полноценный сон, здоровый образ жизни, правильный режим питания помогают предотвратить и победить ВСД даже людям с наследственной расположенностью к заболеванию. При обострении главная роль отводится рациональной терапии, в остальных случаях необходимо повысить адаптивные способности организма с помощью организации оптимизированного рабочего дня, соблюдения режима сна и бодрствования, физической активности и правильного питания.

Наши специалисты

Детский невролог

Стаж: 22 года

Записаться на приём

Врач-невролог

Стаж: 12 лет

Записаться на приём

Невролог, главный внештатный детский невролог МЗ СК, профессор, доктор медицинских наук, Заслуженный врач РФ

Стаж: 40 лет

Записаться на приём

Врач-эпилептолог, главный внештатный эпилептолог МЗ СК, руководитель хозрасчетного эпилептологического центра

Стаж: 41 год

Записаться на приём

Лечение заболевания «Вегето-сосудистая дистония» в нашем центре

group Номенклатура Номенклатура Цена Цена

Запишитесь на прием

«Стресс может быть куда опаснее инфекции». Гид по беременности и родам во время пандемии

По данным исследований Европейской ассоциации репродуктивной медицины Eshre, беременные не подвержены более высокому, чем в других социальных группах, риску заражения коронавирусной инфекцией (В России официально, согласно приказу Министерства здравоохранения РФ от 19 марта 2020 года, они все же попадают в группу риска. — Forbes Woman). Кроме того, нет и свидетельств передачи вируса от матери к плоду (вертикальный путь передачи) — от этой опасности плод надежно защищен плацентой, фильтрующей нежелательные компоненты из крови матери, в том числе вирусы. Однако это не значит, что женщинам не нужно соблюдать карантинные правила: как и любое другое заболевание такого рода, коронавирус — стресс для организма, и его стоит избегать.

Практика китайских специалистов, работающих с зараженными и заболевшими коронавирусной инфекцией беременными, также показала, что в подавляющем большинстве случаев беременность протекает благополучно — женщины выздоравливают и благополучно рожают. Из 147 беременных женщин в Китае с подозрением на коронавирус или подтвержденным диагнозом заболевание протекало относительно серьезно лишь у 8%, и только 1% находится в критическом состоянии. Об этом свидетельствует и небольшое исследование уханьских медиков, работающих в самом центре эпидемии: у семи пациенток, поступивших в больницу Тунцзи с 1 января по 8 февраля 2020 года, клиническими проявлениями были повышение температуры (шесть пациентов), кашель (один пациент), одышка (один пациент) и диарея (один пациент). Всем женщинам были проведены успешные операции кесарева сечения.

Идти ли в консультацию во время карантина?

Не стоит путать общие карантинные мероприятия, которые касаются всех без исключения, и полную самоизоляцию. В первую очередь изолироваться нужно тем, кто имел контакт с зараженным или вернулся из «проблемных» стран (их перечень постоянно обновляется). Таким пациенткам необходимо выдержать самоизоляцию в течение 14 дней, уведомив об этом наблюдающего врача.

Реклама на Forbes

Если женщина не входит в число таких людей, на первый план выходит грамотное ведение беременности. Для этого обязательно нужно сохранять график посещений своего наблюдающего акушера-гинеколога, проходить необходимые обследования и выполнять предписания врача — именно это является главным при ожидании ребенка.

Безусловно, стоит соблюдать разумные меры предосторожности: например, обсудить с врачом изменение графика посещений удаленно (по телефону или в любом онлайн-формате). Также следует оговорить возможность пропуска какого-либо из приемов или оптимизации частоты посещений (до 5 апреля все плановые посещения поликлиник, включая женские консультации, отменены. Далее ситуация пока не ясна.  Forbes Woman).

Городское здравоохранение приняло достаточные меры, чтобы женщины без признаков инфекционного заболевания принимались отдельно, не в том потоке, куда идут люди с признаками болезни. Сегодня основная задача любого лечебного учреждения — разделить потоки так, чтобы беременная находилась среди таких же здоровых женщин, соблюдала плановый график посещений и выполняла все рекомендации врача.

Сейчас главный враг беременных — не коронавирус, а паника: стресс может быть куда опаснее инфекции. Поэтому нужно держать постоянный контакт со своим лечащим врачом и помнить, что беременность должна обязательно благополучно закончиться. А чтобы минимизировать любой риск, нужно соблюдать простые и общеизвестные гигиенические правила — например, часто и качественно мыть руки и лицо, стараться придерживаться изоляции, а при первых признаках заболевания вызывать врача.

Сейчас главный враг беременных — не коронавирус, а паника: стресс может быть куда опаснее инфекции

А что будет с роддомами?

Среди множества интернет-страшилок есть и такая: «роддома переоборудуют под инфекционные больницы, рожать будет негде». Переоборудовать все роддома в инфекционные стационары незачем: организаторы здравоохранения владеют полной информацией и в курсе ситуации с планируемым числом родов. Даже на пике эпидемии всегда будет разделение на родильные дома, предназначенные для здоровых пациенток, а для больных в стационарах оборудуют отдельные боксы для родоразрешения в соответствии со всеми давно и хорошо известными правилами профилактики инфекций.

Если беременная здорова, то все идет в плановом режиме, но по усмотрению главврача могут частично ограничиваться посещения и партнерские роды, как при любой сезонной эпидемии.

Как быть с грудным вскармливанием?

Вопрос грудного вскармливания — важнейший для мамы и новорожденного. Если пациентка не болеет, не инфицирована — кормить можно и нужно. Если же непосредственно перед родами было инфицирование или заболевание, то решение должен принимать наблюдающий врач. Возможно, от грудного вскармливания придется отказаться или использовать сцеженное молоко.

Если пациентка не болеет, не инфицирована — кормить можно и нужно

Однако следует учесть, что в практике китайских врачей ни у одной из рожениц с пневмонией, вызванной COVID-19, вирус не выявился в околоплодных водах, пуповинной крови или грудном молоке. Анализы новорожденных тоже были отрицательными, поэтому, учитывая преимущества естественного вскармливания и крайне незначительную вероятность передачи через грудное молоко, ГВ стоит продолжать, принимая меры предосторожности.

Специалисты ЮНИСЕФ рекомендуют при грудном вскармливании надевать маску, мыть руки до и после кормления, а также дезинфицировать загрязненные поверхности. В случае если болезнь протекает тяжело, стоит сцеживать молоко и давать его ребенку из чистой чашке или ложке при условии соблюдения методов профилактики.

Влияние пренатального стресса на беременность и развитие человека: механизмы и пути развития

Obstet Med. 2013 июнь; 6(2): 52–57.

Mary E Coussons-Read

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа общественного здравоохранения Колорадо, 1420 Austin Bluffs Parkway, Колорадо-Спрингс, Колорадо 80918, США

Университет Колорадо, Коларадо-Спрингс и Школа общественного здравоохранения Колорадо Public Health, 1420 Austin Bluffs Parkway, Colorado Springs, CO 80918, USA

Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Растущий объем исследований показывает, что пренатальный стресс может оказывать существенное влияние на беременность, здоровье матери и развитие человека на протяжении всей жизни. Эти последствия могут проявляться непосредственно в результате влияния пренатальных стрессовых изменений на развивающийся плод или косвенно в результате влияния пренатального стресса на здоровье матери и исход беременности, которые, в свою очередь, влияют на здоровье и развитие младенцев. Исследования на животных и людях позволяют предположить, что активация реакции матери на стресс и связанные с этим изменения эндокринной и воспалительной активности играют роль в этиологии этих эффектов.Текущие исследования сосредоточены на выяснении этих механизмов, понимании роли расовых и культурных факторов в этих эффектах и ​​изучении эпигенетических и трансгенерационных влияний пренатального стресса.

Ключевые слова: беременность, стресс, воспаление, развитие.

Введение. могут иметь последствия, которые охватывают поколения.Пренатальный стресс может варьироваться от тяжелого (например, травма) до умеренного (например, изменение жизненных событий) и легкого (например, ежедневные неприятности), и хотя некоторые ранние исследования показали минимальное влияние стресса на беременность,

1 большинство исследований на людях показывают, что легкий, умеренный и тяжелый стресс может оказывать негативное влияние на исход беременности, а также на поведенческое и физиологическое развитие потомства. 2 В литературе о людях очевидны несколько концепций «пренатального стресса», отражающие разнообразие факторов стресса, которые могут возникнуть во время беременности.Понятие психосоциального стрессора включает в себя изменения, например, в личной жизни, статусе работы, жилье, домашнем насилии и составе семьи, которые требуют адаптивного копинг-поведения со стороны пострадавшего человека. 3 В то время как «психосоциальный стресс» относится к стрессовым событиям, которые происходят независимо от того, беременна женщина или нет (повседневные хлопоты, финансовое или семейное напряжение, социальный стресс), «специфические для беременности» дистресс и тревога относятся к беспокойству о вещах, которые непосредственно связанные с самой беременностью, такие как опасения по поводу результатов пренатальных обследований, опасения по поводу здоровья и развития младенцев и неуверенность в отношении жизненных изменений, которые произойдут с материнством. 4 Исследования показывают, что как психосоциальный стресс, так и стресс, связанный с беременностью, могут оказывать заметное влияние на течение беременности и развитие человека.

В исследованиях на людях и животных накапливаются данные о том, что воздействие пренатального стресса может влиять на здоровье, развитие и долгосрочное функционирование потомства как прямым, так и косвенным путем (). Пренатальный стресс может косвенно влиять на здоровье и развитие младенцев, увеличивая риск возникновения неблагоприятных исходов родов, которые, в свою очередь, связаны со значительными последствиями для развития и здоровья. 5 Кроме того, стресс может оказывать косвенное влияние на развитие младенцев, например, предрасполагая матерей к перинатальной депрессии, что может отрицательно сказаться на взаимодействии матери с младенцем и/или повлиять на качество послеродового ухода . Пренатальный стресс также может оказывать прямое влияние на здоровье младенцев, изменяя ход нейробиологического развития плода. Исследования показывают, например, что воздействие глюкокортикоидов в утробе матери либо в результате материнского стресса, либо экзогенного введения может повлиять на развитие стрессовой реакции у плода, что может иметь долгосрочные последствия для поведения и физиологии. 6 Как прямое, так и косвенное воздействие пренатального стресса может иметь длительные последствия как для развития, так и для функционирования потомства на протяжении всей жизни. Этот обзор посвящен ориентированным на психонейроиммунологию исследованиям влияния пренатального стресса на беременность человека, развитие младенцев и развитие потомства на протяжении всей жизни. Начиная с введения в влияние пренатального стресса на физиологию и здоровье матери, доказательства как прямого, так и косвенного влияния беременности на беременность и развитие представлены в контексте исследований на животных и людях, стремящихся охарактеризовать механизмы этих эффектов.

Схема прямого и косвенного воздействия пренатального стресса на здоровье и развитие человеческого потомства было высказано предположение, что пренатальный стресс влияет на беременность, нарушая эти процессы. Среди физиологических изменений, происходящих у беременных, можно отметить тенденцию к снижению стрессоустойчивости гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГН) и сдвиг в иммунной системе в пользу противовоспалительного профиля. 7 Примечательно, однако, что исследования показывают, что материнский стресс и воспалительные реакции, хотя и подавляются во время беременности, остаются неизменными; как стресс, так и инфекция могут сильно активировать реакцию HPA на стресс и увеличивать выработку кортикотропин-рилизинг-гормона (CRH) и стимулировать выработку воспалительных цитокинов во время беременности. 7,8 Это важная информация, поскольку она подтверждает, что, хотя материнский стресс и воспалительные реакции изменяются во время беременности, 9 они стимулируются стрессом и могут иметь достаточную величину, чтобы иметь возможность модулировать другие аспекты здоровья матери и развития плода.Как описано ниже, повышенная материнская ось HPA и / или воспалительная активность могут влиять на развитие HPA плода и аспекты материнской физиологии, связанные с беременностью и родами, и могут подготовить почву для длительных эффектов стресса по всей траектории развития. Активация HPA и воспалительные реакции во время беременности могут повлиять на здоровье матери во время беременности и после нее. Стрессовые матери более восприимчивы к инфекциям и заболеваниям во время беременности в результате подавляющего воздействия стресса на способность иммунной системы реагировать на вызов. 10 Болезнь матери во время беременности может повлиять не только на течение беременности через усиление воспалительной активности, но и через поведенческие изменения, такие как плохое питание, снижение физической активности и нарушение сна, которые могут сопровождать период болезни.

Схематическое изображение того, как иммунная и эндокринная адаптация матери может поддерживать здоровую беременность. HPA, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковый; КРГ, кортикотропин-высвобождающий гормон

Антенатальные расстройства настроения распространены и связаны с неблагоприятными исходами беременности, хотя взаимосвязь между стрессом и пренатальным настроением матери все еще изучается.От 8% до 13% женщин диагностируют тревожные или депрессивные расстройства во время беременности, и многие другие уже имеют такой диагноз во время беременности. 11 Даже у женщин с субклиническими симптомами депрессии и тревоги во время беременности, которые не приводят к установлению диагноза, чаще встречаются неблагоприятные исходы, такие как задержка роста плода и преждевременные роды (ПР). 12–14 Хотя большинство исследований перинатальных расстройств настроения сосредоточено на послеродовой депрессии, 50% случаев «послеродовой депрессии» начинаются внутриутробно, а более 30% случаев антенатальной депрессии распространяются на послеродовой период. 15 Материнская депрессия и тревожность во время беременности связаны с эмоциональными нарушениями, нарушением регуляции и неврологическими изменениями у потомства человека. 16,17 Воздействие стресса и медиаторов воспаления также влияет на этиологию депрессии; исследования показывают, что перинатальные расстройства настроения чаще встречаются у женщин, которые сообщают о высоком уровне стресса, связанного с жизненными событиями во время беременности. 18,19 Это важное открытие, так как расстройства настроения у матерей достоверно связаны с плохим послеродовым уходом, включая сокращение продолжительности грудного вскармливания, нарушение взаимодействия мать-младенец и задержку поведенческого развития младенцев. 20,21 Интересно, что депрессия во время беременности связана с повышенной активностью HPA, хотя взаимосвязь между воспалительными маркерами и антенатальными расстройствами настроения все еще изучается. 22 Текущая работа сосредоточена на изучении взаимосвязей и возможного синергизма между стрессом, воспалительными маркерами, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой осью и расстройствами настроения матери во время беременности и того, как эти взаимосвязи влияют на роды и развитие ребенка.

Влияние стресса на беременность и роды

Пренатальный стресс может косвенно влиять на развитие и здоровье младенцев, увеличивая частоту неблагоприятных исходов беременности, которые сами по себе являются предвестниками серьезных и постоянных проблем для пораженного потомства ().Тяжелый стресс оказывает наибольшее влияние на исход родов, когда он возникает на ранних сроках беременности. Например, Кармайкл и Шоу 23 отметили, что серьезный стресс, связанный с зачатием (например, смерть близкого человека, развод), приводит к повышенному риску рождения ребенка с конотрункальными пороками сердца, дефектами нервной трубки или изолированной заячьей губой, а Глинн и др. 24 обнаружили, что землетрясение оказало большее негативное влияние на сокращение срока беременности, если оно было получено на ранних сроках беременности.Точно так же смерть близкого человека или теракт увеличили частоту неблагоприятных исходов, включая потерю беременности, когда они произошли на ранних сроках беременности. 25,26

Краткий обзор осложнений беременности и родов, связанных с пренатальным стрессом младенцев с массой тела при рождении (НМТ), а также ПТБ, 27–29 , и несколько исследований выявили даже умеренный гестационный стресс в этиологии ПТБ и НМТ. 30,31 Возникновение ПТБ и НМТ, независимо от первопричины, может привести к стойким нарушениям в поведенческом и физиологическом развитии и функционировании младенцев. Потомство PTB и LBW с большей вероятностью будет страдать астмой и аллергией, а также может иметь более тяжелые состояния здоровья, которые требуют постоянного лечения в детстве, а иногда и во взрослом возрасте, включая повышенную восприимчивость к аффективным расстройствам. 32,33 В то время как некоторые исследования показывают, что психосоциальный стресс, как описано выше, связан с увеличением случаев преждевременных родов и низкой массы тела, все больше исследований показывают, что на исход беременности влияют стрессоры, которые конкретно связаны с опытом беременности.Например, дистресс и тревога, связанные с беременностью, повышают риск преждевременных родов и сокращения гестационного возраста при рождении. 4,34 Как общий стресс, так и дистресс, связанный с беременностью, связаны с более высокими показателями преждевременных родов, низкой массы тела и незапланированных кесаревых сечений. 4,35 Результаты этих исследований важны: 70% младенческих перинатальных смертей в США связаны с LBW, PTB и задержкой роста плода. Те младенцы, которые пережили перинатальный период, подвергаются большему риску задержки физического развития и развития в последующие годы. 5

Исследования показывают, что пренатальный стресс увеличивает риск неблагоприятных исходов беременности, нарушая адаптацию иммунной, эндокринной и нервной систем матери, которая поддерживает здоровую беременность. 30,36 Пренатальный стресс, по-видимому, стимулирует активность материнской эндокринной и иммунной систем, что, в свою очередь, повышает вероятность преждевременных родов, НМТ и укороченного гестационного возраста при рождении (роды между 37 и 40 неделями беременности). 30,37 С этим предположением согласуется тот факт, что у женщин с преждевременными родами повышен уровень воспалительных цитокинов по сравнению с женщинами, которые рожают нормально, а лимфоциты женщин, рожающих раньше срока, продуцируют больше воспалительных цитокинов в культуре. 38,39 Кроме того, психосоциальный стресс и дистресс, характерный для беременности, связаны с повышенным уровнем воспалительных цитокинов (интерлейкина-6 и фактора некроза опухоли-α) в сыворотке крови во время беременности 40,41 и стимулированных лимфоцитов у женщин с умеренным или высокий уровень стресса на поздних сроках беременности продуцирует больше воспалительных цитокинов (интерлейкин-6 и интерлейкин-1), чем клетки женщин с низким уровнем стресса. 41 Кроме того, недавняя работа нашей лаборатории показывает, что воздействие стресса на ранних сроках беременности на снижение гестационного возраста при рождении опосредовано повышением уровня фактора некроза опухоли-α в сыворотке, и аналогичным образом влияние беременности специфический дистресс при сокращении гестационного возраста при рождении опосредуется уровнями интерлейкина-6 во время беременности. 42

Работа в других лабораториях демонстрирует роль активности материнской оси HPA в влиянии стресса на PTB и LBW. Повышение уровня КРГ и кортизола на ранних сроках беременности, связанное со стрессом и тревогой, связано с повышенным риском ПТБ. 35,43 В этом контексте, несколько исследований связали связанные со стрессом изменения в активности оси HPA матери и плода и реакции на стресс с более коротким сроком беременности, более высокой вероятностью преждевременных родов и LBW.У женщин, столкнувшихся с психосоциальным стрессом во время беременности, уровень КРГ и кортизола выше, чем у беременных женщин, не подвергавшихся стрессу 36 , а у женщин, родивших преждевременно, до начала родов уровень кортизола и КРГ в плазме значительно выше, чем у женщин, родивших нормально. 37 Другие исследования показали, что женщины, которые испытывают стресс и имеют более высокий уровень гормонов, связанных со стрессом, чаще рожают маловесных детей. 44 Стресс и активация оси HPA также связаны с развитием других осложнений во время беременности, таких как преэклампсия и гестационный диабет. 45,46

Влияние пренатального стресса на продолжительность жизни

Растущий объем работ показывает, что пренатальный стресс может оказывать стойкое воздействие на поведенческие, физиологические и иммунологические функции на протяжении всей жизни и даже может проявляться в разных поколениях (). Исследования на животных показывают, что взрослое потомство крысиных самок, подвергшихся стрессу, демонстрирует нарушение репродуктивного поведения и поведения при уходе за собой, демонстрируя стойкие нейроповеденческие эффекты материнского пренатального стресса. 47,48 Исследования на людях также показывают стойкие эффекты гестационного стресса на развитие и поведение.Например, когнитивные способности в возрасте 5,5 лет были нарушены у детей, матери которых во время беременности испытали стресс от ледяного шторма. 49 Эта группа исследователей также обнаружила, что факторы риска шизофрении чаще встречались у потомства матерей, переживших бурю во время беременности. 50 Также было показано, что пренатальный стресс увеличивает стрессовую реактивность младенцев, 51 , что имеет особое значение, учитывая другие исследования, показывающие, что ранняя стрессовая реактивность связана с эмоциональным темпераментом в более позднем возрасте. 52 Многие из этих эффектов можно охарактеризовать как прямое влияние стресса на поведенческое и когнитивное развитие, поскольку они могут возникать независимо от возникновения ПТБ и/или НМТ. Например, младенцев после неосложненных стрессовых беременностей труднее успокоить, и они были охарактеризованы как более темпераментные, чем младенцы после беременностей, матери которых не испытывали значительного стресса. 53 Стресс во время беременности связан с более медленным когнитивным развитием даже при отсутствии PTB или LBW, а также с более медленным ростом и развитием младенцев у животных и людей. 54,55 Воздействие гормонов стресса на развивающийся плод и возникающие в результате изменения в нейробиологическом развитии частично ответственны за эти эффекты. 56 Пренатальный стресс вызывает высвобождение глюкокортикоидов у матери, которые попадают в кровоток плода и получают доступ к развивающейся нервной системе. 47 Нейроны в развивающемся гиппокампе экспрессируют большое количество глюкокортикоидных рецепторов и особенно чувствительны к воздействию стресса как у младенцев, так и у взрослых животных. 57 Нарушения когнитивных функций и памяти, наблюдаемые у потомства беременных со стрессом, могут быть связаны со стрессовыми нарушениями в развитии гиппокампальной системы. 57 Предполагается, что увеличение гормонов стресса у плода, вызванное материнским стрессом, изменяет развитие гиппокампа путем связывания с этими рецепторами и либо оказывает нейротоксическое действие, либо нарушает развитие другими способами, такими как уменьшение разветвления дендритов. 57,58 Исследования на животных показывают, что пренатальный стресс и гормоны стресса во время беременности отрицательно сказываются на развитии мозга, особенно гиппокампальной системы, которая активно участвует в процессах обучения и памяти, оказывая длительное влияние на обучение и память. 59 Другие исследования на животных показывают, что внутриутробный стресс влияет не только на развитие мозга, но и на появление тревожного поведения и акустических реакций испуга, создавая эффекты, которые сохраняются во взрослом возрасте. 60 Аналогичным образом исследования на людях показывают, что связанное со стрессом воздействие материнского кортизола вызывает длительные изменения в морфологии миндалевидного тела и гиппокампа у младенцев и связано с последующими аффективными симптомами у детей и молодых людей. 61

Краткая информация о влиянии пренатального стресса на здоровье и развитие человека на продолжительность жизни

Исследования на животных и людях также показывают, что у младенцев, подвергшихся стрессу во время беременности, слабая иммунная функция и выше вероятность заражения детскими болезнями. 62,63 Например, исследования приматов, не относящихся к человеку, показывают, что у обезьян, матери которых подвергались хроническому стрессу во время беременности, наблюдалась более низкая пролиферация иммунных клеток в ответ на провокацию по сравнению с потомством, не подвергавшимся стрессу, что свидетельствует о длительном снижении способности иммунная система адекватно реагирует в случае необходимости. 64 Исследования на людях, хотя и не столь многочисленные, предполагают ту же закономерность, демонстрируя стойкие и функционально значимые изменения в иммунной функции у потомства матерей, подвергшихся стрессу.В частности, гестационный стресс связан с учащением случаев аллергии и астмы в детстве, а также снижением реакции на инфекцию и снижением иммунитета при рождении. 63 Эти эффекты могут сохраняться во взрослом возрасте, как показано в работе Entringer et al. 65 , показывающие, что лимфоциты взрослых женщин, матери которых пережили серьезное негативное событие во время беременности, демонстрируют измененную продукцию цитокинов при заражении in vitro .Воздействие гормонов стресса во внутриутробном периоде также может оказывать долговременное воздействие на функцию иммунной системы, что свидетельствует о совместной регуляции эндокринной и иммунной систем (2). Доказательства этого представлены исследованиями, показывающими, что пренатальное введение дексаметазона снижает количество клеток в тимусе и селезенке, изменяя раннюю иммунную функцию. Такое воздействие также изменяет развивающуюся ось HPA таким образом, что предрасполагает крыс к гиперчувствительности к стрессу в более позднем возрасте. 63,66

Будущие направления

Постоянной проблемой для исследователей является понимание роли расового и культурного стресса в усилении эффектов типов пренатального стресса, описанных выше, у женщин из числа меньшинств. Все больше данных свидетельствуют о том, что расовый стресс является причиной постоянно более высоких показателей LBW, младенческой смертности и рождения детей с малым весом для гестационного возраста, наблюдаемых у афроамериканок по сравнению с белыми женщинами. 25,67 Исследователи обнаружили, что, хотя многие пренатальные привычки, такие как курение и гипертония во время беременности, являются факторами риска LBW как для белых, так и для афроамериканок, воздействие стресса иногда является предиктором LBW только для афроамериканок. 25 Небелые женщины чаще страдают от неблагоприятных исходов родов, связанных со стрессом и низкой социальной поддержкой, чем белые женщины в целом, что также позволяет предположить, что принадлежность к группе меньшинств может усугубить последствия пренатального стресса во время беременности. 68 Эти данные подчеркивают, что концепция стресса многогранна, и на индивидуальный стресс во время беременности влияют не только сами «стрессоры», как описано выше, но и культурный, социальный и экологический контекст, в котором стрессоры происходить.Ясно, что необходима дополнительная работа, чтобы разобрать эти сложные взаимосвязи таким образом, чтобы это могло послужить основой для интервенционных исследований и клинической помощи.

Продолжающиеся исследования направлены не только на изучение механизмов того, как пренатальный стресс влияет на исход беременности и развитие потомства, но и на степень и продолжительность его воздействия. Вместе работа в этой области поддерживает концепцию «программирования развития», согласно которой ранние переживания стресса оказывают длительное влияние на развитие и функции, которые проявляются задолго до окончания стресса. 47 Хотя адаптивное преимущество, обеспечиваемое таким программированием, до сих пор неясно, многочисленные исследования подтверждают, что последствия пренатального стресса могут передаваться из поколения в поколение. Например, исследования на животных показывают, что изменения функции и чувствительности глюкокортикоидных рецепторов могут наблюдаться не только у непосредственного потомства экспериментально стрессированных крыс, но и в последующем поколении, даже при отсутствии непосредственного материнского стресса. 56 Исследования на людях также свидетельствуют о трансгенерационном влиянии гестационного стресса.Все чаще исследования на людях показывают, что стрессовые пренатальные события, такие как насилие со стороны интимного партнера, бедность и отсутствие продовольственной безопасности, оказывают стойкое влияние на психологию стресса у потомства, и что пренатальный и ранний детский стресс может подготовить почву для длительных психологических проблем и проблем со здоровьем. 69,70 Особого внимания заслуживают выводы о том, что эти эффекты могут сохраняться из поколения в поколение. В частности, исследования на людях показывают, что у потомков во втором поколении женщин, переживших стресс во время беременности, могут быть изменения в передаче сигналов глюкокортикоидов и повышенная восприимчивость к аффективным расстройствам. 56 Значение этих результатов важно, поскольку они предполагают, что последствия пренатального стресса могут не только повлиять на несколько поколений, но потенциально они могут усилиться, когда пораженное потомство сталкивается с дополнительным стрессом. Необходимы дополнительные лонгитюдные исследования, чтобы полностью охарактеризовать степень и значение этих эпигенетических эффектов пренатального стресса, и в настоящее время лишь немногие исследования одновременно и лонгитюдно оценивали необходимые биологические, психологические переменные и переменные продолжительности жизни, необходимые для достижения этой цели.В этом контексте другие сосредотачиваются на разработке эффективных и действенных клинических вмешательств, чтобы уменьшить влияние пренатального стресса на здоровье матери и развитие плода.

Декларация

Конкурирующие интересы: Нет.

Финансирование: Не применимо.

Этическое одобрение: Неприменимо.

Гарант: Не применимо.

Участие: Неприменимо.

Каталожные номера

1.Милад М.П., ​​Клок С.К., Мозес С., Чаттертон Р. Стресс и тревога не приводят к прерыванию беременности. Хум Репрод 1998 год; 13: 2296–300 [PubMed] [Google Scholar]2. Лобель М. Концептуализации, измерение и влияние пренатального материнского стресса на исходы родов. Джей Бехав Мед 1994 год; 17: 225–72 [PubMed] [Google Scholar]3. Орр С.Т., Джеймс С.А., Каспер Р. Психосоциальные стрессоры и низкая масса тела при рождении: разработка анкеты. Дев Бихав Педиатр 1992 год; 13: 343–7 [PubMed] [Google Scholar]4. Лобель М., Каннелла Д.Л., Грэм Дж.Е., ДеВинсент С., Шнайдер Дж., Мейер Б.А.Стресс, связанный с беременностью, пренатальное поведение в отношении здоровья и исходы родов. Психология здоровья 2008 г.; 27: 604–15 [PubMed] [Google Scholar]5. Донг Ю, Ю Дж.Л. Обзор заболеваемости, смертности и отдаленных результатов поздних преждевременных родов. Всемирная детская педиатрия 2011 г.; 7: 199–204 [PubMed] [Google Scholar]6. Дэвис Э.П., Глинн Л.М., Ваффарн Ф., Сэндман К.А. Пренатальные программы материнского стресса регулирование стресса у младенцев. J Детская психологическая психиатрия 2011 г.; 52: 119–29 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]8. Паркер В.Дж., Дуглас А.Дж.Стресс на ранних сроках беременности: материнские нейроэндокринно-иммунные реакции и последствия. J Репрод Иммунол 2010 г.; 85: 86–92 [PubMed] [Google Scholar]9. Слэттери Д.А., Нейманн И.Д. Пожалуйста, без стресса! Механизмы стрессовой гипореактивности материнского мозга. Дж Физиол 2008 г.; 586: 377–85 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10. Роджерс Л.К., Фельтен М. Материнское воспаление, задержка роста и преждевременные роды: взгляд на сердечно-сосудистые заболевания взрослых. наука о жизни 2011 г.; 89: 417–21 [PubMed] [Google Scholar] 11.Посылки Д.А. Уход за психическим здоровьем женщин: депрессия, тревога и стресс во время беременности. J Psychiatr Ment Health Nurs 2010 г.; 17: 813–20 [PubMed] [Google Scholar] 12. Маркус С., Лопес Дж. Ф., Макдонаф С. и др. Депрессивные симптомы во время беременности: влияние на нейроэндокринные и неонатальные исходы. Младенец Бехав Дев 2011 г.; 34: 26–34 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]13. Франссон Э., Ортенстранд А., Хьельмстедт А. Антенатальные депрессивные симптомы и преждевременные роды: проспективное исследование шведской национальной выборки.Рождение (Беркли, Калифорния) 2011 г.; 38: 10–6 [PubMed] [Google Scholar]14. де Пас Н.К., Санчес С.Е., Хуаман Л.Е. и др. Риск отслойки плаценты в связи с симптомами депрессии, тревоги и стресса у матери. J влияет на расстройство 2011 г.; 130: 280–4 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]15. Гроте В., Вик Т., фон Крис Р. и др. Материнская послеродовая депрессия и рост ребенка: европейское когортное исследование. BMC Педиатр 2010 г.; 10:14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]16. Гловер В., О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., команда А.С.Антенатальная материнская тревожность связана с атипичной ручностью у ребенка. Ранний Хам Дев 2004 г.; 79: 107–18 [PubMed] [Google Scholar] 17. О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Гловер В., Team AS. Материнская антенатальная тревожность и поведенческие/эмоциональные проблемы у детей: проверка гипотезы программирования. J Детская психологическая психиатрия 2003 г.; 44: 1025–36 [PubMed] [Google Scholar]18. Фигейреду Б., Коста Р. Стресс матери, настроение и эмоциональная вовлеченность ребенка: 3 мес до и 3 мес после родов.Arch Womens Ment Health 2009 г.; 12: 143–53 [PubMed] [Google Scholar]19. Дункель Шеттер С, Таннер Л. Тревога, депрессия и стресс во время беременности: последствия для матерей, детей, исследования и практика. Карр Опин Психиатрия 2012 г.; 25: 141–8 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]20. Грант К.А., Баутович А., МакМахон С., Рейли Н., Лидер Л., Остин М.П. Родительская забота и контроль в детстве: связь с перинатальным расстройством настроения матери и родительским стрессом. Arch Womens Ment Health 2012 г.; 15: 297–305 [PubMed] [Google Scholar]21.Алдер Дж., Финк Н., Урек С., Хосли И., Битцер Дж. Выявление антенатальной депрессии в акушерской помощи. Arch Gynecol Obstet 2011 г.; 284: 1403–9 [PubMed] [Google Scholar]22. Осборн С.А., Полби С.Дж., Конрой С., Зунсайн П., Парианте К.М. Большое депрессивное расстройство во время беременности связано с гиперактивностью гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы. J Психофармакол (Oxf) 2011 г.; 25: A55 [Google Scholar] 23. Кармайкл С.Л., Шоу Г.М. Стресс, связанный с материнской жизнью, и врожденные аномалии. Эпидемиология 2000 г.; 11: 30–5 [PubMed] [Google Scholar]24.Глинн Л.М., Вадхва П.Д., Дункель-Шеттер С., Чич-ДеМет А., Сэндман С. Когда возникает стресс, имеет значение: влияние времени землетрясения на реакцию на стресс во время беременности. Am J Obstet Gynecol 2001 г.; 184: 637–42 [PubMed] [Google Scholar]25. Ливингстон И.Л., Отадо Дж.А., Уоррен С. Стресс, неблагоприятные исходы беременности и афроамериканки. J Natl Med Assoc 2003 г.; 95: 1103–9 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]26. Брукнер Т.А., Каталано Р., Ахерн Дж. Потеря плода мужского пола в США после терактов 11 сентября 2001 года.Общественное здравоохранение BMC 2010 г.; 10:273. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]27. Коппер Р.Л., Гольденберг Р.Л., Дюбард М.Б., Дэвис Р.О. Факторы риска внутриутробной гибели у белых, черных и латиноамериканских женщин. Совместная группа по профилактике преждевременных родов. Акушерство Гинеколь 1994 год; 84: 490–5 [PubMed] [Google Scholar]28. Уильямсон Х.А., Лефевр М., Гектор М. Связь между жизненным стрессом и серьезными перинатальными осложнениями. Джей Фам Практ 1989 год; 29: 489–94 [PubMed] [Google Scholar]29. Wadhwa PD, Sandman C, Porto M, Dunkel-Schetter C, Garite TJ.Связь между пренатальным стрессом и массой тела при рождении и гестационным возрастом при рождении: проспективное исследование. Am J Obstet Gynecol 1993 год; 169: 858–66 [PubMed] [Google Scholar]30. Кусонс-Рид М. Стресс и иммунитет при беременности. В: Segerstrom SC, изд. Оксфордский справочник по психонейроиммунологии. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2012: 3–17 [Google Scholar]31. Дункель Шеттер С. Психологическая наука о беременности: стрессовые процессы, биопсихосоциальные модели и новые проблемы исследований.Анну Рев Психол 2011 г.; 62: 531–58 [PubMed] [Google Scholar]32. Дэвис EP, Sandman CA. Пренатальные психобиологические предикторы риска тревожности у детей предподросткового возраста. Психонейроэндокринология 2012 г.; 37: 1224–33 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]33. Филд Т. Влияние пренатальной депрессии на раннее развитие: обзор. Младенец Бехав Дев 2011 г.; 34: 1–14 [PubMed] [Google Scholar]34. Крамер М.Р., Хог Ч.Р. Что вызывает расовые различия в очень преждевременных родах? Биосоциальная перспектива. Эпидемиол Рев. 2009 г.; 31: 84–98 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]35.Глинн Л.М., Дункель Шеттер С., Хобель С.Дж., Сэндман К.А. Модель воспринимаемого стресса и тревоги во время беременности предсказывает преждевременные роды. Психология здоровья 2008 г.; 27: 43–51 [PubMed] [Google Scholar]36. Wadhwa PD, Entringer S, Buss C, Lu MC. Вклад материнского стресса в преждевременные роды: вопросы и соображения. Клин Перинатол 2011 г.; 38: 351–84 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37. Пирс Б.Д., Гроув Дж., Бонни Э.А. и др. Взаимосвязь цитокинов, гормонов гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси и психосоциальных переменных в прогнозировании преждевременных родов.Гинеколь Обстет Инвест 2010 г.; 70: 40–6 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]38. Дженнаро С., Федер В.П., Кнаан А. и др. Иммунные реакции у матерей доношенных и недоношенных детей с очень низкой массой тела при рождении. Клин Диагн Лаб Иммунол 1997 год; 4: 565–71 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Крамер М.С., Кан С.Р., Платт Р.В. и соавт. Цитокины материнской плазмы в середине триместра и СРБ как предикторы спонтанных преждевременных родов. Цитокин 2010 г.; 49: 10–4 [PubMed] [Google Scholar]40. Coussons-Read ME, Okun ML, Schmitt MP, Giese S.Пренатальный стресс изменяет уровень цитокинов таким образом, что это может поставить под угрозу беременность человека. Психозом Мед 2005 г.; 67: 625–31 [PubMed] [Google Scholar]41. Coussons-Read ME, Okun ML, Nettles CD. Психосоциальный стресс увеличивает маркеры воспаления и изменяет продукцию цитокинов во время беременности. Мозг Поведение Иммунитет 2007 г.; 21: 343–50 [PubMed] [Google Scholar]42. Coussons-Read M, Lobel M, Carey JC, et al. Возникновение преждевременных родов связано со специфическими для беременности дистрессами и повышенными воспалительными маркерами во время беременности.Мозг Поведение Иммунитет 2012 г.; 26: 650–9 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]43. Дункель-Шеттер С., Глинн Л. Стресс во время беременности: эмпирические данные и теоретические вопросы для междисциплинарных исследователей. В: Контрада Р., Баум А., ред. Справочник по науке о стрессе. Нью-Йорк: Springer, 2011: 321–43 [Google Scholar]44. Диего М.А., Джонс Н.А., Филд Т. и др. Материнский психологический дистресс, пренатальный кортизол и вес плода. Психозом Мед 2006 г.; 68: 747–53 [PubMed] [Google Scholar]45. Шнайдер С., Фрирксен Н., Мол Х., Рериг С., Фишер Б., Хёфт Б.Группы риска и материнско-неонатальные осложнения преэклампсии — текущие результаты Национального реестра перинатального качества Германии. Дж Перинат Мед 2011 г.; 39: 257–65 [PubMed] [Google Scholar]46. Сарджент И.Л., Боржиховски А.М., Редман CWG. Иммунорегуляция при нормальной беременности и преэклампсии: обзор. Репрод Биомед Онлайн 2006 г.; 13: 680–6 [PubMed] [Google Scholar]47. Мини М.Дж., Шиф М., Зекл М.Р. Эпигенетические механизмы перинатального программирования гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции и здоровья.Тренды Мол Мед 2007 г.; 13: 269–77 [PubMed] [Google Scholar]48. Кэмерон Н.М., Фиш Э.В., Мини М.Дж. Влияние матери на половое поведение и репродуктивный успех самки крысы. Хорм Бихав 2008 г.; 54: 178–84 [PubMed] [Google Scholar]49. Лапланте Д.П., Брюне А., Шмитц Н., Чампи А., Кинг С. Проект «Ледяной шторм»: пренатальный материнский стресс влияет на когнитивные и языковые функции у 51/2-летних детей. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 2008 г.; 47: 1063–72 [PubMed] [Google Scholar]50. Кинг С., Манчини-Мари А., Брюнет А., Уокер Э., Мини М.Дж., Лапланте Д.П.Пренатальный материнский стресс в результате стихийного бедствия предсказывает дерматоглифическую асимметрию у людей. Дев психопат 2009 г.; 21: 343–53 [PubMed] [Google Scholar]51. Грант К.А., МакМахон С., Остин М.П., ​​Рейли Н., Лидер Л., Али С. Пренатальная тревожность матери, послеродовой уход и реакция кортизола младенцев на процедуру неподвижного лица. Дев Психобиолог 2009 г.; 51: 625–37 [PubMed] [Google Scholar]52. Gunnar MR, Porter FL, Wolf CM, Rigatuso J, Larson MC. Неонатальная стресс-реактивность: предсказания более позднего эмоционального темперамента.Детский разработчик 1995 год; 66: 1–13 [PubMed] [Google Scholar]53. Филд Т., Диего М., Эрнандес-Рейф М. и др. Коморбидная депрессия и тревога влияют на беременность и неонатальный исход. Младенец Бехав Дев 2010 г.; 33: 23–9 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]54. Суолин-Эйде Д., Нильссон К., Холманг А., Олссон К. Пренатальное воздействие ИЛ-1бета приводит к нарушению роста скелета у потомства взрослых крыс. Педиатр Рез 2004 г.; 55: 598–603 [PubMed] [Google Scholar]55. Ромо А., Карселлер Р., Тобахас Дж. Задержка внутриутробного развития (ЗВУР): эпидемиология и этиология.Pediatr Endocrinol Rev 2009 г.; 6 (Прил. 3): 332–36. [PubMed] [Google Scholar]56. Харрис А., Секл Дж. Глюкокортикоиды, пренатальный стресс и программирование болезни. Хорм Бихав 2011 г.; 59: 279–89 [PubMed] [Google Scholar]57. Цзя Н., Ян К., Сунь К. и др. Пренатальный стресс вызывает атрофию дендритов пирамидных нейронов в области CA3 гиппокампа глутаматом у потомства крыс. Дев Нейробиол 2010 г.; 70: 114–25 [PubMed] [Google Scholar]58. Фукумото К., Морита Т., Маянаги Т. и др. Пагубное влияние глюкокортикоидов на миграцию нейронов во время развития мозга.Мол Психиатрия 2009 г.; 14: 1119–31 [PubMed] [Google Scholar]59. Шульц К.М., Пирсон Дж.Н., Нили Э.В. и др. Материнский стресс во время беременности вызывает специфические для пола изменения в характеристиках памяти потомства, социальных взаимодействиях, индексах тревожности и массе тела. Физиол Поведение 2011 г.; 104: 340–7 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]60. Кьяер С.Л., Вегенер Г., Розенберг Р., Лунд С.П., Хугард К.С. Пренатальное и взрослое взаимодействие стресса — поведенческие последствия. Мозг Res 2010 г.; 1320: 106–13 [PubMed] [Google Scholar]61.Басс С., Дэвис Э.П., Шахбаба Б., Прюсснер Дж. К., Хед К., Сэндман К.А. Материнский кортизол в течение беременности и последующие объемы миндалевидного тела и гиппокампа ребенка и аффективные проблемы. Proc Natl Acad Sci 2012 г.; 109: E1312–E9 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]62. Коу С.Л., Любач Г.Р. Пренатальное влияние на нейроиммунные установки в младенчестве. Энн Н.Ю. Академия наук 2000 г.; 917: 468–77 [PubMed] [Google Scholar]63. Руис Р.Дж., Авант К.С. Влияние материнского пренатального стресса на исходы у младенцев: обобщение литературы.Adv Nurs Sci 2005 г.; 28: 345–55 [PubMed] [Google Scholar]64. Коу КЛ. Все дороги ведут в психонейроиммунологию. В: Сулс Дж. М., Дэвидсон К. В., Каплан Р. М., ред. Справочник по психологии здоровья и поведенческой медицине. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Guilford Press, 2010: 182–99 [Google Scholar]65. Entringer S, Kumsta R, Nelson EL, Hellhammer DH, Wadhwa PD, Wust S. Влияние пренатального психосоциального стресса на продукцию цитокинов у взрослых женщин. Дев Психобиолог 2008 г.; 50: 579–87 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]66.Bakker JM, Schmidt ED, Kroes H, et al. Влияние краткосрочного лечения дексаметазоном во время беременности на развитие иммунной системы и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси у крыс. J Нейроиммунол 1995 год; 63: 183–91 [PubMed] [Google Scholar]67. Гискомб С.Л., Лобель М. Объясняя непропорционально высокие показатели неблагоприятных исходов родов среди афроамериканцев: влияние стресса, расизма и связанных с ними факторов во время беременности. Психол Бык 2005 г.; 131: 662–83 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]68.McKee MD, Cunningham M, Jankowski KR, Zayas L. Функциональный статус, связанный со здоровьем, во время беременности: связь с депрессией и социальная поддержка в многонациональном населении. Акушерство Гинеколь 2001 г.; 97: 988–93 [PubMed] [Google Scholar]69. Блумфилд ФХ. Эпигенетические модификации могут играть роль в последствиях событий ранней жизни для развития. Дж Нейродев Расстройство 2011 г.; 3: 348–55 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]70. Миллер Г.Э., Чен Э., Паркер К.Дж. Психологический стресс в детстве и предрасположенность к хроническим заболеваниям старения: движение к модели поведенческих и биологических механизмов.Психол Бык 2011 г.; 137: 959–97 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Пренатальный стресс может запрограммировать мозг ребенка на последующие проблемы со здоровьем

(damircudic/E+, Getty Images)

Резкое повышение артериального давления. Учащенное сердцебиение. Проблемы со сном. Чрезмерное беспокойство. Сложность концентрации. Это предупреждающие признаки неконтролируемого стресса и беспокойства, и их корни могут начаться задолго до того, как вы об этом подумаете.

Тревожные расстройства являются наиболее распространенной проблемой психического здоровья в Соединенных Штатах, затрагивая почти 1 из 5 взрослых или 40 миллионов человек.Еще 19 миллионов взрослых — 8% населения — страдают депрессией. Оба могут нанести вред здоровью сердца и мозга.

Хотя причины этих расстройств до конца не изучены, исследователи полагают, что по крайней мере часть архитектуры психического здоровья начинается задолго до взрослой жизни. И все большее число исследований показывают, что это может начаться еще в утробе матери. Высокий уровень материнского стресса во время беременности может предрасполагать развивающийся плод к психическим и сердечно-сосудистым заболеваниям спустя десятилетия.

«Пренатальный стресс не вызывает эти расстройства, он создает уязвимость к ним», — сказала Джилл Гольдштейн, профессор психиатрии и медицины Гарвардской медицинской школы.Она также является основателем и исполнительным директором Инновационного центра половых различий в медицине Массачусетской больницы общего профиля в Бостоне.

Гормон стресса кортизол играет жизненно важную роль в организме и развитии плода. Но когда женщина подвергается интенсивному или длительному стрессу во время беременности, чрезмерный уровень кортизола может нарушить развитие мозга будущего ребенка. По словам Гольдштейна, эти изменения в схемах головного мозга плода могут привести к гиперчувствительности к стрессу в более позднем возрасте, а также к проблемам иммунной системы, которые могут заложить основу для будущей уязвимости к болезням.

Недавно она опубликовала исследование в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, показывающее, что люди среднего возраста, подвергшиеся внутриутробному воздействию аномальных уровней провоспалительных маркеров из-за стресса, плохо реагировали на стресс вплоть до 45 лет спустя. Более ранняя работа ее команды показала, что пренатальный стресс влияет на более поздний риск депрессии, психоза и сердечных заболеваний у будущего ребенка.

Но эксперты предупреждают, что не всякий материнский стресс приводит к мозговым изменениям, и не все беременные женщины реагируют на стресс одинаково.

«Важна не причина стресса, а то, как человек справляется с ним», — сказала Кэтрин Монк, профессор медицинской психологии и директор женского психического здоровья @акушер-гинеколог в медицинском центре Ирвинга Колумбийского университета в Нью-Йорке.

В то время как некоторый стресс полезен, потому что он помогает людям укладываться в сроки или решать проблемы, плохо регулируемый или хронический стресс — это то, что потенциально вредно.

«Если мама беспокоится во время беременности, плод может подвергаться воздействию повышенного уровня кортизола.Это может слегка изменить установки будущей реакции ребенка на стресс», — сказал Монк. Но это не всегда плохо.

Во время внутриутробного развития опыт матери подсказывает ребенку, что может быть в будущем, сказал Монк. Если ребенок рождается в среде, изобилующей угрозами, хорошо, если его приучить реагировать на высокий уровень стресса. Они «будут лучше справляться с угрожающей окружающей средой, что может быть полезно для выживания».

Проблема возникает, когда существует несоответствие между тем, как мозг ребенка был обусловлен, и средой, в которой он родился, сказала она.

Ребенок, предрасположенный реагировать на высокий уровень стресса, но рожденный в безопасной и не угрожающей среде, может бороться с проблемами тревоги, сказал Монк, потому что «такой уровень бдительности и реактивности не нужен».

Но женщинам также важно знать, что изменения в мозгу ребенка, возникшие во время беременности, не являются необратимыми.

«Самое быстрое развитие мозга происходит в период внутриутробного развития, но значительное его количество также происходит в первые три года жизни», — сказал Монк.«Есть много возможностей решить эту проблему».

Например, взрослые, которые заботятся о потребностях ребенка после рождения и действуют как успокаивающая сила и образец для подражания, также будут влиять на развитие мозга ребенка, сказала она.

Даже если гиперреактивность к стрессу сохраняется после детства, взрослые могут научиться регулировать свою реакцию на стресс.

Осознанность, когнитивно-поведенческая терапия, терапия, ориентированная на понимание, и другие практики могут помочь взрослым, в том числе беременным женщинам, снизить уровень стресса и беспокойства, как и лекарства.

Исследование Монка показало, что социальная поддержка является одним из наиболее важных факторов, помогающих женщинам снизить уровень стресса во время беременности. Например, люди, которые чувствовали связь с друзьями и членами семьи и которым помогали с поручениями, испытывали меньше стресса, чем те, кто этого не делал. «У тех, кто сообщал о стрессе, не было людей, которые эмоционально поддерживали бы их и могли бы помочь с чем-то».

Не у всех есть такая помощь. По словам Монк, женщины, живущие в условиях хронического стресса из-за бедности или структурного расизма, также сталкиваются с повышенным риском, как и женщины с депрессивными расстройствами — все эти факторы могут создать препятствия для поиска социальной поддержки.

Согласно анализу, проведенному в 2018 году журналом Obstetrics & Gynecology, каждая 20-я женщина детородного возраста в США и около 13% беременных страдают депрессией. Темнокожие женщины подвергаются еще большему риску. Они чаще, чем любая другая группа, сообщают о симптомах стресса, беспокойства и депрессии во время беременности.

По словам Монка, из-за потенциальных долгосрочных последствий для здоровья врачи, лечащие беременных женщин, должны внимательно следить за их психическим и физическим здоровьем.

«Когда вы работаете с беременной женщиной, у вас есть два пациента, а не один», — сказала она. «Когда мы поддерживаем ее и ее психическое здоровье, мы также поддерживаем будущего ребенка».

Если у вас есть вопросы или комментарии по поводу этой истории, пишите на [email protected]

Пренатальный стресс – обзор

E Материнский психологический стресс

Пренатальный стресс является настолько распространенным явлением, что маловероятно, что он может иметь какие-либо существенные последствия или неблагоприятные пожизненные последствия для развития ребенка.Однако на самом деле это связано с низким весом при рождении, преждевременными родами, преэклампсией, самопроизвольным абортом, задержкой роста (в частности, уменьшением окружности головы), задержкой развития, повышенной эмоциональностью, экстернализирующим поведением, раздражительностью, психопатологией и дефицитом внимания. познание и развитие нервной системы (Clarke и др., , 1994, 1996; Gutteling, и др., , 2005; Mulder, и др., , 2002). Эффекты, связанные с исходом рождения, имеют отношение к развитию агрессии способами, описанными ранее.Однако пренатальный стресс, в более широком смысле, также по-разному влияет на развитие нервной системы плода. Пренатальный стресс может быть вызван различными причинами, включая, помимо прочего, неадекватную социальную поддержку, низкий социально-экономический статус, нежелательную беременность и сексуальное, физическое или словесное насилие. Эти стрессоры могут принимать форму одного травматического события, нескольких повторяющихся или более хронических ежедневных событий (Mulder et al. , 2002). При воздействии стрессора активируются ось HPA и симпатическая нервная система в качестве реакции организма на конкретную угрозу, которую человек воспринимает в своем окружении.Эта физиологическая реакция имеет эволюционное значение, поскольку переводит нас в режим «сражайся или беги», повышая нашу осведомленность о проблемах, которые могут существовать, и подготавливая нас к поиску способов их решения. Однако этот процесс становится неадаптивным, когда наше восприятие угрозы или стрессора не соответствует его действительной величине и значимости для нашей жизни, или, наоборот, когда физиологическая реакция после стрессора затягивается (Clarke et al. , 1994, 1996). ; Гуттелинг и др., 2005; Малдер и др. , 2002).

Связь между пренатальным стрессом и активностью оси HPA была продемонстрирована в исследованиях на грызунах, животных и людях, и во всех этих исследованиях было обнаружено, что как пренатальный стресс, так и повышенная реакция оси HPA являются предикторами развития агрессии у потомства. (Clarke и др. , 1994, 1996; Gutteling и др. , 2005; Mulder и др. , 2002). Ряд исследований на грызунах вызывал стресс у беременной матери внутриутробно с помощью электрошока, иммобилизации или случайных всплесков шума.Эти исследования продемонстрировали дисрегуляцию оси HPA как у матери, так и у детеныша, что в конечном итоге приводит к повышенной эмоциональности, враждебности и агрессии у потомства (Clarke and Schneider, 1993; Mulder et al. , 2002; Sobrian et al. , 1997; Takahashi и др. , 1990; Ward and Weisz, 2011). Точно так же исследования потомства матерей макак-резусов, подвергавшихся стрессу в середине и конце беременности, показали низкий вес при рождении, нарушение нейромоторного развития, дефицит внимания и нарушение поведения (Clarke et al., 1994, 1996; Шнайдер, 1992а,б). Эти эффекты были долговременными и сохранялись даже в подростковом периоде развития (Clarke et al. , 1996). У людей сообщалось об аналогичных эффектах материнского пренатального стресса (Gutteling et al. , 2005; Mulder et al. , 2002).

В регуляции оси HPA участвуют несколько гормонов, в том числе кортико-рилизинг-гормон (CRH), кортизол, (нор)адреналин и АКТГ, которые высвобождаются в кровоток при воздействии стрессора.Небольшое увеличение этих гормонов у беременной матери может привести к непропорционально большому увеличению уровня гормонов плода. Чрезмерный уровень этих гормонов потенциально может ингибировать рост и развитие нервной системы, вызывать повреждение головного мозга и оказывать программирующее воздействие на нейроэндокринную систему плода, что приводит к упомянутым выше нарушениям развития. Это может быть особенно верно, когда активность оси HPA характеризуется исключительно сильным, устойчивым ответом на стрессор.Модели на животных подтвердили это объяснение, экспериментально продемонстрировав, что уровни этих гормонов выше у новорожденных, подвергшихся внутриутробному стрессу, по сравнению с контрольной группой (Clarke et al. , 1994, 1996; Gutteling et al. , 2005; Mulder et al. и др. , 2002).

Важно отметить, что в результатах в этой области были гендерные различия, а именно то, что враждебность и агрессивное поведение, по-видимому, были более распространены у потомства мужского пола, чем у женского.Эти результаты, которые обычно обнаруживаются в исследованиях на грызунах, позволяют предположить, что самцы могут быть более уязвимы к последствиям пренатального стресса, чем их коллеги-самки (Clarke et al. , 1996). Однако в целом кажется, что пренатальный стресс может быть важным предрасполагающим фактором для ряда поведенческих нарушений у потомства как мужского, так и женского пола, даже если в разной степени.

Поскольку стресс может быть настолько распространенным в жизни беременной матери, он часто проявляется по-разному.Например, стресс может подтолкнуть мать к курению или злоупотреблению алкоголем и психоактивными веществами, что, в свою очередь, может привести к нейроповеденческим нарушениям плода, описанным в предыдущих разделах. Чтобы предотвратить эти типы вреда, может быть необходимо оценить уровень стресса у женщин на ранних сроках беременности, выявить тех, кто находится в группе риска, и разработать программы снижения стресса на протяжении всей беременности. Информирование женщин о рисках, связанных с пренатальным стрессом, а также обучение их методам релаксации может помочь облегчить эти последствия.Также важно обеспечить женщин соответствующими буферами, необходимыми для предотвращения стресса. Адекватная социальная поддержка и финансовые ресурсы — это лишь некоторые факторы, которые могут быть необходимы для обеспечения психологического благополучия матери.

Пренатальный стресс у матери и исходы родов в сельских районах Ганы: половые ассоциации | BMC Беременность и роды

  • Katz J, Lee AC, Kozuki N, Lawn JE, Cousens S, Blencowe H, et al. Риск смертности недоношенных и маловесных для гестационного возраста детей в странах с низким и средним уровнем доходов: объединенный анализ по странам.Ланцет. 2013;382(9890):417–25.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • ЮНИСЕФ. Низкий вес при рождении: страновые, региональные и глобальные оценки. В: Организация WH, редактор. Нью-Йорк, 2004 г.

  • Организация WH. Мировая статистика здравоохранения, 2017 г.: мониторинг здоровья для ЦУР, Целей в области устойчивого развития. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2017 г. Контракт №: Лицензия CC BY-NC-SA 3.0 IGO

    Google ученый

  • Лоун Дж. Э., Кусенс С., Зупан Дж.4 миллиона неонатальных смертей: когда? Где? Почему? Ланцет. 2005;365(9462):891–900.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Barker DJ, Osmond C. Младенческая смертность, детское питание и ишемическая болезнь сердца в Англии и Уэльсе. Ланцет. 1986; 327 (8489): 1077–81.

    Артикул Google ученый

  • Баркер Д.Дж., Годфри К.М., Осмонд С., Булл А.Отношение длины плода, индекса веса и окружности головы к артериальному давлению и риску артериальной гипертензии во взрослой жизни. Педиатр Перинат Эпидемиол. 1992;6(1):35–44.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Пайк К.С., Крозье С.Р., Лукас Дж.С., Инскип Х.М., Робинсон С., Робертс Г. и др. Паттерны роста плода и младенца связаны с атопией и свистящими хрипами в возрасте 3 лет. грудная клетка. 2010;65(12):1099–106.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Rondó PH, Ferreira RF, Nogueira F, Ribeiro M, Lobert H, Artes R. Материнский психологический стресс и дистресс как предикторы низкой массы тела при рождении, недоношенности и задержки внутриутробного развития. Eur J Clin Nutr. 2003;57(2):266.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Su Q, Zhang H, Zhang Y, Zhang H, Ding D, Zeng J и др.Материнский стресс во время беременности: исходы родов и связанная со стрессом гормональная реакция новорожденных. Педиатр Неонатол. 2015;56(6):376–81.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Schetter CD, Tanner L. Беспокойство, депрессия и стресс во время беременности: последствия для матерей, детей, исследования и практика. Курр Опин Психиатрия. 2012;25(2):141.

    Артикул Google ученый

  • Коэн Н., Бриттен К., Дональд К.А., Барнетт В., Куповиц С., Маре К. и др.Психологическая травма и посттравматическое стрессовое расстройство: факторы риска и связь с исходами родов в исследовании здоровья детей Дракенштейна. Eur J Психотравматол. 2016;7(1):28720.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Уэйнсток Т., Шохам-Варди И., Глассер С., Антеби Э., Лернер-Гева Л. Пол плода изменяет последствия пренатального стресса и неблагоприятные исходы родов. Стресс. 2015;18(1):49–56.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Торче Ф, Кляйнхаус К.Пренатальный стресс, гестационный возраст и вторичное соотношение полов: специфические для пола последствия воздействия стихийного бедствия на ранних сроках беременности. Хум Репрод. 2012;27(2):558–67.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Карпентер Т., Гречан С.М., Рейнольдс Р.М. Половые различия в программировании гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси у людей в раннем возрасте предполагают повышенную уязвимость женщин: систематический обзор.J Dev Orig Health Dis. 2017;8(2):244–55.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Клифтон В.Л. Обзор: пол и плацента человека: опосредование дифференциальных стратегий роста и выживания плода. Плацента. 2010;31(Прил.):S33–9.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Навара К.Дж. Программирование соотношения полов потомства материнским стрессом у человека: оценка физиологических механизмов с использованием сравнительного подхода.J Comp Physiol B. 2010;180(6):785–96.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Джек Д.В., Асанте К.П., Уайли Б.Дж., Чиллруд С.Н., Уайатт Р.М., Ае-Нгибисе К.А. и др. Рандомизированное исследование загрязнения воздуха и здоровья в Гане (GRAPHS): протокол исследования для рандомизированного контролируемого исследования. Испытания. 2015;16:420.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Boamah EA, Asante K, Ae-Ngibise K, Kinney PL, Jack DW, Manu G, et al.Оценка гестационного возраста в рандомизированном исследовании загрязнения воздуха и здоровья в Гане (GRAPHS): наращивание возможностей УЗИ, разработка протокола биометрии плода и постоянный контроль качества. JMIR Res Protoc. 2014;3(4):e77.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Shalowitz MU, Berry CA, Rasinski KA, Dannhausen-Brun CA. Новая мера современного жизненного стресса: разработка, проверка и надежность CRISYS.Health Serv Res. 1998; 33 (5 ч. 1): 1381–402.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Матильда Чиу Ю.-Х., Коулл Б.А., Коэн С., Вули А., Райт Р.Дж. Пренатальный и постнатальный материнский стресс и свистящее дыхание у городских детей: эффект материнской сенсибилизации. Am J Respir Crit Care Med. 2012;186(2):147–54.

    Артикул Google ученый

  • Майерс ХФ.Стрессы, связанные с этнической принадлежностью и социально-экономическим статусом, в контексте: комплексный обзор и концептуальная модель. Дж. Бехав Мед. 2009;32(1):9–19.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Элисон К.Т., Рич-Эдвардс Дж.В., Коенен К., Райт Р.Дж. Кумулятивный стресс и материнский пренатальный кортикотропин-рилизинг-гормон в когорте городских жителей США. Психонейроэндокринология. 2012;37(7):970–9.

    Артикул КАС Google ученый

  • Берри С., Куинн К., Шаловиц М., Вольф Р.Подтверждение кризиса в семейных системах – пересмотренная, современная мера жизненных стрессоров. Psychol Rep. 2001;88(3):713–24.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Миколайчик Р.Т., Чжан Дж., Бетран А.П., Соуза Дж.П., Мори Р., Гулмезоглу А.М. и др. Глобальный справочник по процентилям веса плода и веса при рождении. Ланцет. 2011;377(9780):1855–61.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Райт Р.Дж.Движение к тому, чтобы сделать социальные токсины основным элементом экологического здоровья детей. Curr Opin Педиатр. 2009;21(2):222–9.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Вахаби Х.А., Альзейдан Р.А., Файед А.А., Мандил А., Аль-Шейх Г., Эсмаил С.А. Влияние пассивного курения на массу тела при рождении доношенных детей и демографический профиль подвергшихся воздействию женщин в Саудовской Аравии. Общественное здравоохранение BMC. 2013;13:341.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Андрес Р.Л., Day MC.Перинатальные осложнения, связанные с употреблением табака матерью. Семин Неонатол. 2000;5(3):231–41.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Услуги USDoHaH. Польза для здоровья от отказа от курения: доклад главного хирурга. Роквилл: Министерство здравоохранения и социальных служб США; 1990.

  • Сет С., Льюис А.Дж., Сэффери Р., Лаппас М., Галбалли М. Пренатальное психическое здоровье матери и экспрессия плацентарного гена 11beta-HSD2: первоначальные результаты исследования беременности и эмоционального благополучия.Int J Mol Sci. 2015;16(11):27482–96.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Фоуден А.Л., Семер Дж., Хьюз П., Гилмор Р.С., Форхед А.Дж. Влияние кортизола на скорость роста плода овцы на поздних сроках беременности. J Эндокринол. 1996;151(1):97–105.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Lee JY, Yun HJ, Kim CY, Cho YW, Lee Y, Kim MH.Пренатальное воздействие дексаметазона на мышей вызывает половые различия в экспрессии плацентарных генов. Развить Рост Дифференциал. 2017;59(6):515–25.

    Артикул КАС Google ученый

  • Френч Н.П., Хаган Р., Эванс С.Ф., Годфри М., Ньюнхэм Дж.П. Повторные антенатальные кортикостероиды: размер при рождении и последующее развитие. Am J Obstet Gynecol. 1999; 180 (1 часть 1): 114–21.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Мерфи В.Е., Гибсон П.Г., Джайлз В.Б., Закар Т., Смит Р., Биситс А.М. и др.Материнская астма связана с задержкой роста женского плода. Am J Respir Crit Care Med. 2003;168(11):1317–23.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дин Ф., Мэтьюз С.Г. Лечение матери дексаметазоном на поздних сроках беременности изменяет мРНК глюкокортикоидных и минералокортикоидных рецепторов в головном мозге плода морской свинки. Мозг Res. 1999;846(2):253–9.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кесада А.А., Тристао Р.М., Пратеси Р., Вольф О.Т.Гиперреактивность к острому стрессу, эмоциональные проблемы и ухудшение памяти у бывших недоношенных детей. Стресс. 2014;17(5):389–99.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Александр Н., Розенлохер Ф., Сталдер Т., Линке Дж., Дистлер В., Моргнер Дж. и др. Влияние антенатального воздействия синтетических глюкокортикоидов на реактивность эндокринного стресса у доношенных детей. J Clin Endocrinol Metab. 2012;97(10):3538–44.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Розенфельд КС.Половые плацентарные реакции в развитии плода. Эндокринология. 2015;156(10):3422–34.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Мина Т.Х., Райкконен К., Райли С.К., Норман Дж.Е., Рейнольдс Р.М. Материнский дистресс связан с плацентарными генами, регулирующими воздействие глюкокортикоидов на плод и IGF2: роль ожирения и пола. Психонейроэндокринология. 2015;59:112–22.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Саиф З., Годил Н., Старк М., Фуллер П., Коул Т., Лу Н. и др.Экспрессия восьми изоформ глюкокортикоидных рецепторов в плаценте недоношенных людей зависит от пола плода и массы тела при рождении. Плацента. 2015;36(7):723–30.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Mericq V, Medina P, Kakarieka E, Marquez L, Johnson MC, Iniguez G. Различия в экспрессии и активности 11бета-гидроксистероиддегидрогеназы типа 1 и 2 в плацентах человека при доношенной беременности в зависимости от массы тела при рождении и пола.Евр Дж Эндокринол. 2009;161(3):419–25.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Старк М.Дж., Райт И.М., Клифтон В.Л. Специфические для пола изменения активности плацентарной 11бета-гидроксистероиддегидрогеназы 2 и раннее послеродовое клиническое течение после антенатального введения бетаметазона. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol. 2009; 297(2):R510–4.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Shams M, Kilby MD, Somerset DA, Howie AJ, Gupta A, Wood PJ, et al.11 Бета-гидроксистероиддегидрогеназа типа 2 при беременности человека и сниженная экспрессия при задержке внутриутробного развития. Хум Репрод. 1998;13(4):799–804.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Barker DJ, Osmond C. Младенческая смертность, детское питание и ишемическая болезнь сердца в Англии и Уэльсе. Ланцет. 1986; 1 (8489): 1077–81.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Робинсон С.М., Бателаан С.Ф., Сиддалл Х.Е., Сэйер А.А., Деннисон Э.М., Мартин Х.Дж. и др.Комбинированное влияние пищевых жиров и массы тела при рождении на концентрацию холестерина в сыворотке крови: когортное исследование в Хартфордшире. Am J Clin Nutr. 2006;84(1):237–44.

    Артикул КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Обзор литературы

    Аннотация

    Стресс играет фундаментальную роль в этиологии и развитии заболеваний и нарушений как на ранних стадиях развития, так и во взрослой жизни.Нейропсихиатрические расстройства, такие как депрессия, аутизм, СДВГ и шизофрения, имеют сложную этиологию, на которую влияют ранние переживания, влияющие на уязвимость личности.

    В течение ранней внутриутробной и постнатальной жизни в развивающемся организме происходят сложные физиологические изменения, и даже небольшие нарушения могут иметь далеко идущие последствия, которые можно наблюдать даже во взрослом возрасте. В настоящее время понимание факторов, которые могут влиять на организм во время развития, представляет собой сложную задачу.Среди эффектов, вызванных пренатальным стрессом, мы можем упомянуть нарушение регуляции оси HPA, изменение циркадного ритма, снижение пластичности гиппокампа и способности к обучению и памяти среди прочего.

    Последствия пренатального стресса широко изучаются на лабораторных животных, но систематических исследований на людях сравнительно мало. Хотя исследования на людях страдают определенными методологическими ограничениями, в настоящее время они являются единственным способом изучения некоторых из наиболее сложных и долгосрочных взаимодействий между антенатальным стрессом и поведенческими и когнитивными изменениями потомства.Эта работа направлена ​​на обзор исследований о пренатальном стрессе, касающихся людей, и на изучение некоторых противоречий, возникающих в этой области.

    Ключевые слова

    Пренатальный стресс, исследования на людях, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось, развитие нервной системы

    Введение

    Исследования воздействия пренатального стресса частично исходят из предположения о том, что развивающийся организм восприимчив к внутриутробным повреждениям плода, что, в свою очередь, приводит к ряду долговременных физиологических и поведенческих последствий [1,2].Взаимосвязь между материнским стрессом во время беременности и его влиянием на ребенка была предметом многочисленных исследований как на людях, так и на животных моделях [3].

    Хотя модели на животных допускают большую гибкость, исследования на людях имеют перед ними некоторые преимущества. Они позволяют изучать последствия пренатального стресса для здоровья и развития человека без необходимости разработки зачастую сложных моделей человеческого поведения и физиологии.Более того, конечный результат может быть ближе к обычной человеческой ситуации, учитывая, что стрессоры возникают случайно, а не контролируемым образом, как в экспериментальных условиях. Наконец, исследования на людях позволили принять во внимание множество новых переменных, таких как различные стратегии выживания, наличие сетей поддержки, способность самостоятельно сообщать о воспринимаемом стрессе, а также введение различных контекстов и жизненных событий [4]. ,5]. Хотя это включает в себя увеличение количества смешанных переменных, это позволяет изучать определенные взаимодействия, которые в настоящее время не разрешены в моделях на животных.

    Однако большинство работ, посвященных влиянию пренатального стресса на человека, имеют серьезные ограничения. Трудно стандартизировать стрессоры, от которых страдают матери, поскольку интенсивность и конкретный период беременности [5,6] могут привести к различным результатам.

    Следовательно, многие исследования, касающиеся людей, выбирают ретроспективный подход, рассматривая далеко идущие тревожные ситуации, такие как природные или техногенные катастрофы, в качестве парадигмы стресса, допускающей определенную степень рандомизации [5,7].Однако самоотчеты матерей о пренатальной тревожности могут быть не совсем надежными, особенно когда у их детей есть проблемы или нарушения развития, поскольку они могут преувеличивать стресс, который они испытывали во время беременности [8].

    Чтобы избежать этой потенциальной предвзятости, нужно использовать перспективный подход. Это включает в себя последующие исследования беременных женщин в условиях ежедневного стресса [9,10]. После рождения оцениваются и исследуются различные характеристики их потомства с учетом степени стресса, который их матери перенесли во время беременности.

    Некоторые статьи измеряют материнский стресс с помощью анкет и самоотчетов, в то время как другие включают неинвазивные физиологические показатели, такие как кортизол в слюне [11,12].

    Целью этой работы является обзор исследований на людях, посвященных влиянию пренатального стресса на потомство, особенно тем, которые касаются потенциальных поведенческих и эмоциональных проблем, психопатологий и когнитивных функций.

    Исследования на людях

    В то время как классические исследовательские работы были сосредоточены на ретроспективной корреляции между пренатальным стрессом и исходами у детей [5,13].В некоторых недавних работах предпочтение отдается проспективным исследованиям, которые позволяют более тщательно изучить материнские стрессоры и гестационный процесс [14,15].

    Исследования на людях были сосредоточены в основном на потенциальных поведенческих и эмоциональных проблемах, связанных с пренатальным стрессом, а также на его связи с некоторыми психопатологиями, в частности синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Однако мы наблюдаем два спорных вопроса, которые остаются без ответа. Первый связан со временем воздействия стрессоров в течение гестационного периода, особенно в отношении того, связан ли триместр, в котором мать испытывает повышенный уровень дистресса, с различными послеродовыми исходами.Второй вопрос является следствием работы с людьми и касается того, зависят ли эффекты пренатального стресса на потомство в большей степени от объективных качеств стрессоров, таких как интенсивность, частота и продолжительность, или переменных, связанных с субъектом, таких как как навыки совладания и восприятие стрессового опыта.

    Скорее всего, нет однозначного общего ответа на вышеупомянутые противоречия. Как объективный, так и воспринимаемый стресс могут по-разному влиять на развитие потомства, и могут быть разные эффекты в зависимости от времени воздействия стрессора.Хотя этим интересующим вопросам посвящено не так много исследований, они часто рассматриваются как переменные во многих исследованиях. Споры возникают в основном в работах, посвященных взаимосвязи между пренатальным стрессом, поведенческими и эмоциональными проблемами, психопатологией и интеллектом.

    Поведенческие и эмоциональные проблемы

    Ранняя работа была посвящена беременным шотландкам, подвергшимся различным типам объективного стресса, например болезни или несчастного случая, с наличием межличностного стресса и без него.Только хронические межличностные стрессоры были связаны с нарушением поведения у их потомков [13]. В других исследованиях сообщалось, что дети ясельного возраста, чьи матери испытывали сильную тревожность во время беременности, чаще плачут и имеют повышенный риск развития расстройств привычек [16,17].

    Некоторые из наиболее важных работ, посвященных пренатальному стрессу у людей, основаны на Продольном исследовании родителей и детей Avon (ALSPAC). ALPSAC — амбициозное исследование, целью которого является сбор данных обо всех женщинах, которые были беременны в 1991 и 1992 годах в городе Эйвон, Англия, а также об их партнерах и их детях.Основной целью ALSPAC было изучение взаимодействия генов и окружающей среды и их последствий для здоровья и развития потомства [18]. Работа с выборкой ALSPAC показала, что высокий уровень тревожности на поздних сроках беременности коррелировал с усилением эмоциональных и поведенческих проблем в 4 и 6 лет независимо от постнатальных факторов [14,19] и более серьезными проблемами со сном в 18 и 30 месяцев [20]. Более того, высокая материнская тревожность в середине беременности была связана с высокой тревожностью, о чем сообщают дети в возрасте 8 и 9 лет [21].

    Исследование голландских женщин, подверженных высокому уровню тревожности на ранних сроках беременности, показало, что воспринимаемый ими стресс предсказывал трудное поведение, проблемы с адаптацией к новым условиям и плач у их малышей. Было обнаружено, что тревога, связанная с беременностью, связана с этими проблемами поведения, но не с повседневными проблемами [22]. В другой статье подтверждается гипотеза о том, что воспринимаемый стресс и тревога, связанная с беременностью, являются хорошими предикторами экстернализирующего поведения и трудного темперамента у 27-месячных детей [23].

    Что касается объективного стресса, было высказано предположение, что подверженность большому количеству пренатальных стрессовых событий приводит к повышенному страху у детей, даже после учета постнатальных смешанных переменных [1]. Недавнее исследование с участием мексиканско-американских матерей с низким доходом показало, что дети, подверженные повышенной пренатальной материнской тревожности, с большей вероятностью проявляли более высокий темпераментный негатив и менее самоуспокаивающее поведение [10].Таким образом, эти исследования показывают, что высокая тревожность во время беременности повышает вероятность поведенческих и эмоциональных проблем в детстве. Воспринимаемый стресс матери и особенно тревога, связанная с беременностью, по-видимому, имеют особое значение. Однако необходимы дополнительные проспективные исследования, чтобы оценить, имеют ли отношение время и интенсивность стрессоров к проблемному поведению и нарушению эмоциональной регуляции. Исследование потенциальных защитных эффектов умеренного пренатального стресса — интересное, но малоизученное направление работы.

    Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)

    У людей во многих работах изучалась связь между пренатальным стрессом и психопатологией с разной степенью успеха. Среди различных расстройств, принимаемых во внимание, СДВГ был в центре внимания исследований антенатального материнского дистресса.

    В некоторых ранее цитируемых статьях [14,19] сообщалось, что высокий уровень материнской тревожности на поздних сроках беременности был связан с повышенным риском гиперактивности и невнимательности.В другой статье наблюдалось повышенное движение плода у женщин с высокой тревожностью, а также повышенная двигательная активность малышей, а также «слишком активные», как сообщали их матери [16]. Другое исследование показало, что материнский антенатальный стресс был лучшим предиктором трудностей с регуляцией внимания и экстернализацией проблем у потомства, чем наличие объективных стрессоров. Они также подчеркивают важность тревожности, связанной с беременностью (например, боязни родить ребенка-инвалида), для развития темперамента и поведения потомства [15].Связь с тревогой, связанной с беременностью, и плохой регуляцией эмоций и внимания также была обнаружена в выборке финансово стабильных женщин с желанной беременностью и без воздействия травматических стрессоров [24].

    Напротив, в ранее цитируемой статье отмечается, что дети из уязвимой популяции мигрантов с низким доходом проявляли повышенное ориентировочное поведение в возрасте 12 недель [10]. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, является ли этот результат изолированной аномалией или действительно существует защитный эффект пренатального стресса на ориентировочное поведение.

    Субъективно сообщаемая матерью стресс в середине беременности также была связана с симптомами СДВГ у 8- и 9-летних детей [21]. Кроме того, исследование, касающееся трехсторонней связи между курением, пренатальным стрессом и СДВГ, утверждает, что воспринимаемый стресс вплоть до первой половины беременности связан с развитием симптомов СДВГ независимо от курения [25]. Тем не менее, первое исследование пострадало от заведомо низкой выборки детей, которые соответствовали критериям СДВГ.В другом исследовании сообщалось, что у матерей, которые перенесли более объективные стрессовые жизненные события, такие как смерть родственника или финансовые проблемы, чаще рождались дети с симптомами СДВГ, а мальчики — с аутистическими чертами [26].

    В недавних исследованиях была предпринята попытка решить проблему малых выборок, которая уменьшала статистическую мощность предыдущих исследований. В большой выборке детей с СДВГ младенцы (особенно мальчики) от женщин, подвергшихся тяжелым объективным стрессорам во время беременности, таким как физическое насилие или смерть близкого родственника, имели более выраженные симптомы СДВГ, чем дети матерей, которые страдали от легкой до тяжелой степени. отсутствие стресса во время беременности [27].Мальчики также были более уязвимы к симптомам СДВГ в другом проспективном лонгитюдном исследовании. У них в два раза выше вероятность появления клинически значимых симптомов СДВГ, если их матери перенесли жизненные события, которые они оценили как чрезвычайно стрессовые во втором триместре беременности [28]. Для девочек тяжелые стрессовые события были прогностическим фактором СДВГ только в том случае, если они произошли в третьем триместре беременности.

    Ранее процитированные статьи сходятся в том, что существует тесная связь между пренатальным стрессом и симптомами СДВГ.Это может быть либо причиной, либо следствием того факта, что это наиболее изученное расстройство в отношении антенатальной тревожности. Необходимы дополнительные исследования, чтобы подтвердить, являются ли время и характер стресса (субъективное или объективное) фактором, влияющим на возникновение симптомов СДВГ у потомства.

    Другие психопатологии

    Взаимосвязь между пренатальным стрессом и психопатологиями, отличными от СДВГ, также изучалась, хотя и в меньшей степени.

    В одном исследовании [8] задним числом проанализировано время воздействия материнских стрессоров в выборках, состоящих из детей с аутизмом, синдромом Дауна и контрольной группы. Было обнаружено, что матери аутичных детей сообщали о большем количестве стрессоров во время беременности, чем в группе с синдромом Дауна, и обе группы сообщали о большем количестве стрессоров, чем контрольная группа. Однако, как признают авторы, ретроспективный характер этого исследования не учитывает возможные групповые предубеждения при описании прошлых стрессоров.Кроме того, аутичные дети, матери которых подвергались стрессу во время легкой беременности, с большей вероятностью не имели речи, чем те, кто страдал от этого на ранних или поздних сроках беременности. Время возникновения стрессоров также было в центре внимания другой работы [26], в которой в качестве естественного эксперимента использовалась серия штормов, обрушившихся на Луизиану в период с 1985 по 1995 год. Результаты показывают, что средние и поздние сроки беременности могут быть чувствительными гестационными периодами, в которых сильные стрессоры могут влиять на распространенность аутистического расстройства.В проспективном исследовании сообщалось о связи между неспецифическими стрессорами и аутистическими чертами у 2-летних детей, хотя оно не включает данные о тяжести или времени воздействия стрессоров [26]. С другой стороны, недавнее исследование не обнаружило существенной связи между потерей близкого родственника во время беременности и аутизмом у потомства. Однако в этой работе не измерялось эмоциональное состояние матери во время беременности [30], что может быть связано с повышенным риском аутизма [31].

    Еще одной психопатологией, которая привлекла некоторое внимание в связи с ее связью с пренатальным стрессом, является шизофрения. Ранняя работа предполагает небольшое увеличение риска шизофрении, когда мать подвергается сильному стрессу, такому как война [32]. Проспективное исследование предполагает, что острый стрессор, такой как смерть родственника, может увеличить вероятность развития шизофрении, но только в семьях без психических заболеваний в анамнезе [33]. Еще одно проспективное исследование сообщает, что риск развития шизофрении удвоился у матерей, подвергшихся войне во время второго триместра беременности [34].

    Хотя маловероятно, что пренатальный стресс оказывает причинное влияние на вероятность развития аутизма или шизофрении, нельзя сбрасывать со счетов и то, что он может способствовать увеличению шансов проявления той или иной патологии за счет механизмов, которые пока неизвестны. Проспективные исследования, посвященные как времени, так и типу стрессоров, а также эмоциональному состоянию матери во время беременности, послужат для оценки того, существует ли реальная связь между антенатальным стрессом и вышеупомянутыми патологиями.

    Маловероятно, что одних исследований на людях будет достаточно, чтобы предложить объяснительную гипотезу того, как антенатальный стресс способствует развитию психопатологий. В то время как исследования с использованием лабораторных животных приносят новые методы и инструменты для изучения этого влияния, достоверность животных моделей шизофрении и аутизма является предметом споров и постоянного пересмотра [35]. Тем не менее, успехи в модели нейропсихиатрических расстройств на животных могут значительно улучшить наше понимание последствий пренатального стресса.

    Рисунок 1 : Физиологические и патологические реакции на стресс. Устойчивость или уязвимость человека к стрессовым ситуациям во взрослом возрасте.

    Интеллект

    В 1998 году в Квебеке, Канада, последовала череда ледяных бурь. Ледяной дождь причинил значительный ущерб. Телефонные линии и линии электропередач вышли из строя, оставив людей без связи и нанеся ущерб бизнесу, дома были разрушены, 27 человек погибли.Серия исследований, касающихся воздействия объективного пренатального стресса, была проведена на матерях, пострадавших от ледяной бури, и их потомстве.

    Классическое исследование оценило интеллектуальные и языковые способности двухлетних малышей, матери которых подверглись Ледяному шторму. Их показатели отрицательно коррелировали со степенью объективного воздействия пренатального стресса. Они говорили и понимали меньше слов, и у них был более низкий балл по индексу умственного развития, чем у малышей, которые не страдали пренатальным стрессом в легкой форме.У малышей, подвергшихся шторму в течение первого или второго триместра беременности, были повышены шансы получить более низкие баллы по шкале интеллектуальных способностей [5]. Дальнейший анализ той же популяции показывает, что объективный стресс оказывает большее влияние на когнитивные способности, чем воспринимаемый стресс, и что стресс на ранних сроках беременности предсказывает ухудшение когнитивных функций, чем стресс на поздних сроках беременности [36]. Три года спустя было проведено дополнительное исследование, чтобы определить, связаны ли эффекты пренатального стресса с интеллектом и языковыми навыками в пятилетнем возрасте.Опять же, повышенный объективный пренатальный стресс предсказывал более низкую производительность при выполнении лингвистических и когнитивных задач. Интересно, что дети, перенесшие умеренный пренатальный стресс, могут работать лучше, чем те, чьи матери подвергались высокому или низкому стрессу во время беременности [37].

    В разных статьях сообщается о сходных результатах для разных групп населения. Исследование калифорнийских женщин показало, что высокая тревожность, связанная с беременностью, на ранних сроках беременности связана с более слабым умственным развитием в течение одного года жизни.Стоит отметить, что у малышей, чьи матери подвергались низкому уровню стресса на ранних сроках беременности и высокому уровню стресса на поздних сроках беременности, были наилучшие показатели [38]. Исследование с лондонцами показало, что повышенное количество объективных стрессоров во время беременности предсказывает более медленное умственное развитие. В отличие от исследований Ice Storm, субъективный стресс также был в значительной степени связан с умственным развитием, а напряженность в отношениях была лучшим предиктором [9]. Следовательно, в другой работе сообщалось, что ранний пренатальный стресс отрицательно коррелировал со школьными оценками детей в возрасте шести лет [39].Высокая тревожность в первой половине беременности также может быть связана с выполнением когнитивных задач в возрасте 14 и 15 лет, хотя может быть связана с повышенной импульсивностью и трудностью удержания внимания [1]. В отличие от предыдущих исследований, в недавней работе не сообщалось об ассоциации между пренатальным стрессом и коэффициентом интеллекта [27]. Однако, учитывая, что у всех детей выборки был диагностирован СДВГ, это может быть не так для населения в целом.

    Существует явный консенсус в отношении того, что стрессоры, особенно объективные стрессоры, на ранних и средних сроках беременности оказывают гораздо большее влияние на психическое развитие, чем во второй половине.Хотя данные подтверждают, что антенатальная тревожность влияет на интеллект и языковые навыки, необходимы дополнительные исследования на людях, чтобы определить, какие механизмы нарушают развитие. До сих пор в литературе мало исследований о влиянии пренатального стресса на когнитивные способности подростков и взрослых. Хотя такие исследования связаны со значительными ограничениями, они могут помочь объяснить, при надлежащем контроле постнатальных переменных, причины снижения производительности. Таким образом, вышеупомянутые исследования показывают, что пренатальный стресс может влиять на умственное развитие через снижение способности к саморегуляции, ослабление внимания или повышенную импульсивность; необходима дальнейшая работа, чтобы определить, каким именно образом он влияет на исполнительные функции.

    Ось HPA

    В то время как предыдущие разделы этой работы были сосредоточены на возможных эффектах антенатального стресса, механизмы, посредством которых происходят эти изменения, еще предстоит подробно описать. Несколько исследований как на животных, так и на людях указали на важность оси HPA при изучении последствий пренатального стресса. Хотя подробный обзор участия оси HPA в межпоколенческой передаче стресса выходит за рамки настоящей статьи, мы выделяем некоторые работы, в которых изучалась эта взаимосвязь у людей.

    Было высказано предположение, что пренатальный стресс оказывает программирующее воздействие на ось HPA, изменяя ее как прогностический адаптивный ответ на постнатальную среду [40]. Точные механизмы, с помощью которых эти сигналы окружающей среды передаются, все еще изучаются, но данные свидетельствуют о том, что это сигнализируется гормонами, особенно глюкокортикоидами.

    Глюкокортикоиды обычно секретируются в ответ на стрессоры. Чрезмерная концентрация глюкокортикоидов может оказывать вредное воздействие на развивающийся организм [41,42] и может необратимо влиять на экспрессию глюкокортикоидных рецепторов [43], которые жизненно важны для цепи отрицательной обратной связи, подавляющей секрецию глюкокортикоидов [44].

    11β-HSD2 или плацентарная 11β-гидроксистероиддегидрогеназа типа II представляет собой фермент, присутствующий в плаценте, который защищает плод от кортизола, превращая его в кортизон [41]. Сильное беспокойство во время беременности может нарушить защитную функцию плаценты [45], в результате чего плод подвергается воздействию избыточного и потенциально вредного количества кортизола.

    Следует отметить, что программирование оси HPA в ответ на окружающую среду, воспринимаемую как враждебную или опасную, в принципе является адаптивной реакцией.Негативные последствия антенатального стресса могут возникать из-за несоответствия между средой раннего периода жизни и средой взрослой жизни [46], учитывая, что в организме произошли изменения, которые больше не актуальны и могут быть неадекватными к реальным условиям жизни зрелого человека.

    Гипотеза программирования была тщательно изучена на животных, где можно как контролировать материнские стрессоры, так и создавать животных, у которых отсутствует 11β-HSD2. Тем не менее, активность HPA и эффекты высокого уровня кортизола во время беременности также изучались у людей с помощью анализа кортизола слюны и плаценты.

    Исследование с использованием слюнного кортизола в качестве биомаркера стресса предполагает, что реакция ГГН-оси на стресс варьируется в течение беременности с повышением концентрации материнского кортизола на поздних сроках беременности [47]. Это изменение в реакции на стресс может подтверждать идею о том, что время воздействия стрессоров имеет отношение к уязвимости потомства к определенным расстройствам или нарушениям. Материнский стресс во время беременности был связан с изменением регуляции оси HPA у потомства, что приводило к повышению базального уровня кортизола [48,49], а также к высвобождению большего количества кортизола при воздействии стрессоров, таких как первый день в школе [23], социальный стресс-тест [50] и болезненная стимуляция забора крови пяточной палочкой [51].

    Исследования на животных могут дать нам более четкое представление о том, каким образом ось HPA претерпевает модификации в ответ на пренатальный стресс, но исследования на людях, особенно проспективные, особенно хорошо подходят для оценки долгосрочных последствий антенатального стресса и это взаимодействие с различными жизненными обстоятельствами. Исследования на людях, относящиеся к этой теме, действительно неизбежно столкнутся с методологическими сложностями, но они также открывают захватывающие возможности.

    Выводы

    Воздействие пренатального стресса на человека представляет собой область исследований с множеством различных направлений. Хотя общепризнано, что дородовые инсульты влияют на различные переменные, такие как интеллект, поведенческие тенденции, уязвимость к стрессу и риск развития определенных патологий, степень воздействия пренатального стресса постоянно пересматривается.

    Высокая антенатальная тревожность последовательно связана с более высокой вероятностью проявления СДВГ и, в меньшей степени, с аутизмом и шизофренией.Последние расстройства требуют более проспективных исследований, чтобы определить, выходит ли предполагаемая связь за пределы корреляции, и сравнительных исследований в сочетании с моделью животных для разработки объяснительной гипотезы о механизмах, лежащих в основе влияния пренатального стресса на возникновение психопатологии. В частности, необходимы более проспективные исследования на людях, включающие физиологические переменные, такие как концентрация кортизола (как у матери во время беременности, так и у ребенка при столкновении со стрессором), чтобы должным образом измерить далеко идущие последствия пренатального стресса у людей.

    То же самое можно сказать и о том, каким образом антенатальные объективные стрессоры нарушают развитие, поскольку это было связано с нарушением интеллекта и языковых навыков. Консенсус предполагает, что как высокий, так и очень низкий уровень стресса во время беременности связаны с более низкими показателями в тестах на интеллект и языковые навыки. Этот эффект кажется более выраженным, когда стрессоры возникают на ранних и средних сроках беременности.

    Пренатальный стресс может также усугубить поведенческие и эмоциональные проблемы у потомства, но требуется дополнительная работа, чтобы определить, является ли время действия стрессора важным фактором.Кроме того, тревога, связанная с беременностью, может быть преобладающим фактором стресса, когда речь идет о влиянии на эмоциональную реактивность и поведенческие тенденции.

    Несмотря на свои недостатки, исследования на людях представляют собой привилегированную парадигму для изучения сложной взаимосвязи между антенатальными стрессорами, связанной с ними материнской реакцией и результирующими изменениями у потомства. Хотя маловероятно, что он сам по себе сможет объяснить причинно-следственные связи, он представляется жизненно важным дополнением к исследованиям на животных.Исследования на людях особенно важны при изучении патологий и поведения, которые невозможно изучить у животных из-за отсутствия надежных парадигм.

    Прогресс в знаниях о влиянии пренатального стресса на человека может открыть новую захватывающую область профилактики и ранней помощи матерям, особенно тем, которые подвергаются стрессовым ситуациям. Необходима дополнительная работа, чтобы установить специфические эффекты высокой антенатальной тревожности, и, помимо этого, мы можем начать видеть прикладные исследования, направленные на уменьшение потенциальных пагубных последствий пренатального стресса у людей.

    Благодарности

    Посвящается светлой памяти доктора Марии Аурелии Зоррилла Зубилете, которая умерла в сентябре 2017 года после тяжелой болезни. Эта работа была поддержана грантом PIP № 0409 Национального совета по научным и технологическим исследованиям (CONICET) для GBA. GBA является членом CONICET.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.Только авторы несут ответственность за содержание и написание рукописи.

    2021 Copyright ОАТ. Все права защищены

    Каталожные номера

    1. Ван ден Берг Б.Р., Малдер Э.Дж., Меннес М., Гловер В. (2005)Антенатальная материнская тревога и стресс и нейроповеденческое развитие плода и ребенка: связи и возможные механизмы. Обзор. Neurosci Biobehav Rev 29: 237-258. [Перекрестная ссылка]
    2. Гловер В. (2011) Ежегодный обзор исследований: пренатальный стресс и истоки психопатологии: эволюционная перспектива. J Детская психологическая психиатрия 52: 356-367. [Перекрестная ссылка]
    3. Beydoun H, Saftlas AF (2008) Последствия пренатального материнского стресса для физического и психического здоровья в исследованиях на людях и животных: обзор последних данных. Pediatr Perinat Epidemiol 22: 438-466. [Перекрестная ссылка]
    4. Иоффе Дж. М. (2013) Пренатальные детерминанты поведения: международная серия монографий по экспериментальной психологии 7: Elsevier.
    5. Laplante DP1, Barr RG, Brunet A, Galbaud du Fort G, Meaney ML, et al.(2004) Стресс во время беременности влияет на общее интеллектуальное и языковое функционирование у детей раннего возраста. Pediatr Res 56: 400-410. [Перекрестная ссылка]
    6. Davis EP, Sandman CA (2010) Время пренатального воздействия материнского кортизола и психосоциального стресса связано с когнитивным развитием младенцев. Развитие ребенка 81: 131-148. [Перекрестная ссылка]
    7. Кинни Д.К., Миллер А.М., Кроули Д.Дж., Хуанг Э., Гербер Э. (2008) Распространенность аутизма после внутриутробного воздействия ураганов и тропических штормов в Луизиане. J Аутизм Dev Disord 38: 481-488. [Перекрестная ссылка]
    8. Beversdorf DQ, Manning SE, Hillier A, Anderson SL, Nordgren RE, et al. (2005) Время пренатальных стрессоров и аутизма. J Аутизм Dev Disord 35: 471-478. [Перекрестная ссылка]
    9. Бергман К1, Саркар П., О’Коннор Т.Г., Моди Н., Гловер В. (2007) Материнский стресс во время беременности предсказывает когнитивные способности и боязливость в младенчестве. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 46: 1454-1463.[Перекрестная ссылка]
    10. Лин Б., Крник К.А., Люкен Л.Дж., Гонсалес Н.А. (2014) Материнский пренатальный стресс и регуляторная способность младенцев у американцев мексиканского происхождения. Infant Behav Dev 37: 571-582. [Перекрестная ссылка]
    11. Yehuda R, Engel SM, Brand SR, Seckl J, Marcus SM, et al. (2005) Трансгенерационные эффекты посттравматического стрессового расстройства у детей матерей, подвергшихся атакам Всемирного торгового центра во время беременности. J Clin Endocrinol Metab 90: 4115-4118.[Перекрестная ссылка]
    12. Davis EP, Glynn LM, Schetter CD, Hobel C, Chicz-Demet A, et al. (2007) Пренатальное воздействие материнской депрессии и кортизола влияет на темперамент младенцев. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 46: 737-746. [Перекрестная ссылка]
    13. Стотт Д.Х. (1973) Последующее исследование после рождения последствий пренатальных стрессов. Dev Med Child Neurol 15: 770-787. [Перекрестная ссылка]
    14. О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Беверидж М., Гловер В. (2002) Материнская антенатальная тревожность и поведенческие/эмоциональные проблемы детей в возрасте 4 лет. Br J Психиатрия 180: 502-508. [Перекрестная ссылка]
    15. Gutteling BM, de Weerth C, Willemsen-Swinkels SH, Huizink AC, Mulder EJ, et al. (2005) Влияние пренатального стресса на темперамент и проблемное поведение 27-месячных малышей. Европейская детская подростковая психиатрия 14: 41-51. [Перекрестная ссылка]
    16. Ван ден Берг Б. (1990) Влияние материнских эмоций во время беременности на поведение плода и новорожденного. Журнал пренатальной и перинатальной психологии 5: 119-30.
    17. Ward AJ (1991) Пренатальный стресс и детская психопатология. Детская психиатрия Hum Dev 22: 97-110. [Перекрестная ссылка]
    18. Голдинг Дж., Пембри М., Джонс Р.; Исследовательская группа ALSPAC (2001 г.) ALSPAC — лонгитюдное исследование Avon среди родителей и детей. I. Методология исследования. Pediatr Perinat Eepidemiol 15: 74-87. [Перекрестная ссылка]
    19. О’Коннор Т.Г., Херон Дж., Голдинг Дж., Гловер В.; Исследовательская группа ALSPAC. (2003) Материнская антенатальная тревожность и поведенческие/эмоциональные проблемы у детей: проверка гипотезы программирования. J Детская психологическая психиатрия 44: 1025-1036. [Перекрестная ссылка]
    20. О’Коннор Т.Г., Капрариелло П., Блэкмор Э.Р., Грегори А.М., Гловер В. и др. (2007) Пренатальное нарушение настроения предсказывает проблемы со сном в младенчестве и дошкольном возрасте. Early Human Dev 83: 451-458. [Перекрестная ссылка]
    21. Van den Bergh BR, Marcoen A (2004) Высокая антенатальная материнская тревожность связана с симптомами СДВГ, экстернальными проблемами и тревожностью у 8- и 9-летних детей. Ребенок Дев 75: 1085-1097. [Перекрестная ссылка]
    22. Huizink AC, de Medina PG, Mulder EJ, Visser GH, Buitelaar JK (2002) Психологические показатели пренатального стресса как предикторы детского темперамента. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 41: 1078-1085. [Перекрестная ссылка]
    23. Gutteling BM, de Weerth C, Buitelaar JK (2005) Пренатальный стресс и реакция детского кортизола на первый день в школе. Психонейроэндокринология 30: 541-549.[Перекрестная ссылка]
    24. ДиПьетро Дж.А., Новак М.Ф., Костиган К.А., Ателла Л.Д., Реусинг С.П. (2006) Психологический дистресс матери во время беременности в связи с развитием ребенка в возрасте двух лет. Ребенок Дев 77: 573-587. [Перекрестная ссылка]
    25. Rodriguez A, Bohlin G (2005) Связаны ли курение матери и стресс во время беременности с симптомами СДВГ у детей? J Детская психологическая психиатрия 46: 246-254. [Перекрестная ссылка]
    26. Рональд А., Пеннелл К.Э., Уайтхаус А.Дж. (2011) Пренатальный материнский стресс, связанный с СДВГ и аутистическими чертами в раннем детстве. Front Psychol 1: 223. [Crossref]
    27. Гризенко Н., Фортье М.Э., Годро-Симар М., Жоликер С., Джубер Р. (2015) Влияние материнского стресса во время беременности на IQ и симптоматику СДВГ. J Can Acad Child Adolesc Psychiatry 24: 92. [Crossref]
    28. Zhu P, Hao JH, Tao RX, Huang K, Jiang XM и др. (2015)Влияние пренатального стресса на ранние поведенческие симптомы СДВГ в зависимости от пола и времени: продольное исследование в Китае. Европейская детская подростковая психиатрия 24: 1139-1147. [Перекрестная ссылка]
    29. Кинни Д.К., Миллер А.М., Кроули Д.Дж., Хуанг Э., Гербер Э. (2008) Распространенность аутизма после внутриутробного воздействия ураганов и тропических штормов в Луизиане. J Аутизм Dev Disorder 38: 481–488. [Перекрестная ссылка]
    30. Li J, Vestergaard M, Obel C, Christensen J, Precht DH, et al. (2009) Общенациональное исследование риска аутизма после пренатального стрессового воздействия материнской утраты. Педиатрия 123: 1102-1107. [Перекрестная ссылка]
    31. Zhang X, Lv CC, Tian J, Miao RJ, Xi W и др. (2010) Пренатальные и перинатальные факторы риска аутизма в Китае. J Autism Dev Disord  40: 1311-1321. [Перекрестная ссылка]
    32. Van Os J, Selten, JP (1998) Пренатальное воздействие материнского стресса и последующая шизофрения. Вторжение в Нидерланды в мае 1940 года. BrJ Психиатрия 172: 324-326. [Перекрестная ссылка]
    33. Khashan AS1, Abel KM, McNamee R, Pedersen MG, Webb RT, et al.(2008) Более высокий риск шизофрении у потомства после антенатального воздействия на мать тяжелых неблагоприятных жизненных событий. Arch General Psychiatry 65: 146-152. [Перекрестная ссылка]
    34. Malaspina D1, Corcoran C, Kleinhaus KR, Perrin MC, Fennig S, et al. (2008)Острый материнский стресс во время беременности и шизофрения у потомства: когортное проспективное исследование. BMC Psychiatry 8: 71. [Перекрёстная ссылка]
    35. Patterson PH (2009)Иммунная вовлеченность в шизофрению и аутизм: этиология, патология и животные модели. Behav Brain Res 204: 313-321. [Перекрестная ссылка]
    36. King S, Laplante DP (2005) Влияние пренатального материнского стресса на когнитивное развитие детей: Project Ice Storm. Стресс 8: 35-45. [Перекрестная ссылка]
    37. Laplante DP, Brunet A, Schmitz N, Ciampi A, King S (2008) Project Ice Storm: пренатальный материнский стресс влияет на когнитивные и языковые функции у 5,5-летних детей. J Am Acad Детская подростковая психиатрия 47: 1063-1072.[Перекрестная ссылка]
    38. Davis EP, Sandman CA (2010) Время пренатального воздействия материнского кортизола и психосоциального стресса связано с когнитивным развитием младенцев. Ребенок Дев 81: 131-148. [Перекрестная ссылка]
    39. Niederhofer H, Reiter A (2004) Пренатальный материнский стресс, пренатальные движения плода и перинатальные факторы темперамента влияют на поведение и школьные оценки в возрасте 6 лет. Fetal Diag Ther 19: 160-162.[Перекрестная ссылка]
    40. Гловер В., О’Коннор Т.Г., О’Доннелл К. (2010) Пренатальный стресс и программирование оси HPA. Neurosci Biobehav Rev 35: 17-22. [Перекрестная ссылка]
    41. Benediktsson R, Calder AA, Edwards CR, Seckl JR (1997) Плацентарная 11β-гидроксистероиддегидрогеназа: ключевой регулятор воздействия глюкокортикоидов на плод. Clin Endocrinol (Oxf) 46: 161-166. [Перекрестная ссылка]
    42. Carpenter T, Grecian SM, Reynolds RM (2017) Половые различия в программировании гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси у людей в раннем возрасте предполагают повышенную уязвимость женщин: систематический обзор. J Dev Orig Health Dis 8: 244-255. [Перекрестная ссылка]
    43. Welberg LA, Seckl JR (2001) Пренатальный стресс, глюкокортикоиды и программирование мозга. J Нейроэндокринол 13: 113-128. [Перекрестная ссылка]
    44. Herman JP, McKlveen JM, Solomon MB, Carvalho-Netto E, Myers B (2012) Нейронная регуляция реакции на стресс: механизмы обратной связи с глюкокортикоидами. Braz J Med Biol Res 45: 292-298. [Перекрестная ссылка]
    45. Гловер В., Бергман К., Саркар П., О’Коннор Т.Г. (2009) Связь между материнским кортизолом и кортизолом амниотической жидкости смягчается материнским беспокойством. Психонейроэндокринология 34: 430-435. [Перекрестная ссылка]
    46. Недерхоф Э., Шмидт М.В. (2012) Несоответствие или кумулятивный стресс: к интегрированной гипотезе эффектов программирования. Physiol Behav 106: 691-700. [Перекрестная ссылка]
    47. Obel C, Hedegaard M, Henriksen TB, Secher NJ, Olsen J, et al. (2005)Стресс и кортизол слюны во время беременности. Психонейроэндокринология 30: 647-656. [Перекрестная ссылка]
    48. О’Коннор Т.Г., Бен-Шломо Ю., Херон Дж., Голдинг Дж., Адамс Д. и др.(2005) Пренатальная тревожность предсказывает индивидуальные различия в уровне кортизола у детей предподросткового возраста. Биол Психиатрия 58: 211-217. [Перекрестная ссылка]
    49. Van den Bergh BR, Van Calster B, Smits T, Van Huffel S, Lagae L (2008) Антенатальная материнская тревожность связана с дисрегуляцией оси HPA и симптомами депрессии в подростковом возрасте: проспективное исследование фетального происхождения депрессии настроение. Нейропсихофармакология 33:.536-545. [Перекрестная ссылка]
    50. Entringer S, Kumsta R, Hellhammer DH, Wadhwa PD, Wüst S (2009) Пренатальное воздействие материнского психосоциального стресса и регуляция оси HPA у молодых людей. Хорм Бехав 55: 292-298. [Перекрестная ссылка]
    51. Davis EP, Glynn LM, Waffarn F, Sandman CA (2011) Пренатальные материнские программы стресса, регулирование стресса у младенцев. J Детская психологическая психиатрия 52: 119-129. [Перекрестная ссылка]

    Пренатальный стресс вызывает внутриутробное воспаление и серотонинергическую дисфункцию, а также долговременные поведенческие нарушения посредством микробных и CCL2-зависимых механизмов

  • Bale T. L. et al. Программирование раннего периода жизни и нарушения развития нервной системы. биол. Психиатрия 68 , 314–319 (2010).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Van den Bergh B.R.H. et al. Пренатальные истоки развития поведения и психического здоровья: влияние материнского стресса на беременность. Неврологи. Biobehav Rev. S0149-7634 , 30734–30735 (2017).

    Google ученый

  • Беверсдорф, Д.Q., Стивенс, Х. Э. и Джонс, К. Л. Пренатальный стресс, дисрегуляция материнского иммунитета и их связь с расстройствами аутистического спектра. Курс. Психиатрия, 20 , 76 (2018).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Гур Т. Л. и др. Пренатальный стресс нарушает социальное поведение, корковую нейробиологию и комменсальные микробы у взрослых потомков мужского пола. Поведение. Мозг Res. 359 , 886–894 (2019).

    ПабМед Google ученый

  • Гур Т. Л. и др. Пренатальный стресс влияет на плацентарные цитокины и нейротрофины, комменсальные микробы и тревожноподобное поведение у потомства взрослых самок. Поведение мозга. Иммун. 64 , 50–58 (2017).

    КАС пабмед Google ученый

  • Bronson, S. L. & Bale, T. L. Индуцированное пренатальным стрессом усиление плацентарного воспаления и гиперактивности потомства специфично для мужчин и улучшается при противовоспалительной терапии матери. Эндокринология 155 , 2635–2646 (2014).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Гумусоглу, С. Б., Файн, Р. С., Мюррей, С. Дж., Биттл, Дж. Л. и Стивенс, Х. Э. Роль ИЛ-6 в развитии нервной системы после внутриутробного стресса. Поведение мозга. Иммун. 65 , 274–283 (2017).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Вайншток, М.Пренатальные стрессоры у грызунов: влияние на поведение. Нейробиол. Стресс 6 , 3–13 (2016).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Гур, Т. Л. Уорли, Б. Л. и Бейли, М. Т. Стресс и комменсальная микробиота: важность в родах и развитии нервной системы младенцев. Front Psychiatry 6 , https://doi.org/10.3389/fpsyt.2015.00005 (2015).

  • Чен, Х.J. & Gur, TL Внутриутробная микробиота: отсутствует или недостающее звено? Trends Neurosci. 42 , 402–413 (2019).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Warner B. B. Вклад микробиома кишечника в развитие нервной системы и психоневрологические расстройства. Педиатр. Рез. https://doi.org/10.1038/s41390-018-0191-9 (2019).

  • Проновость Г. Н.и Сяо, Э. Ю. Перинатальные взаимодействия между микробиомом, иммунитетом и развитием нервной системы. Иммунитет 50 , 18–36 (2019).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Сэмпсон Т. Р. и Мазманиан С. К. Контроль развития, функций и поведения мозга с помощью микробиома. Микроб-хозяин клетки 17 , 565–576 (2015).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Абрахамс В.М. и Мор, Г. Толл-подобные рецепторы и их роль в трофобласте. Плацента 26 , 540–547 (2005).

    КАС пабмед Google ученый

  • Абрахамс В.М. и др. Дивергентные ответы трофобласта на бактериальные продукты, опосредованные TLR. Дж. Иммунол. 173 , 4286–4296 (2004).

    КАС пабмед Google ученый

  • Дюваль К.и другие. Дифференциальный эффект LPS и IL-1β на эксплантаты доношенной плаценты. Плацента 75 , 9–15 (2018).

    ПабМед Google ученый

  • Ахмад Р. и др. Синергизм между пальмитатом и TNF-α для продукции CCL2 зависит от пути TRIF/IRF3: значение для метаболического воспаления. Дж. Иммунол. 200 , 3599–3611 (2018).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Хосрави А.и другие. Микробиота кишечника способствует кроветворению для борьбы с бактериальной инфекцией. Клеточный микроб-хозяин 15 , 374–381 (2014).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кастильо-Руис А. и др. Микробиота влияет на гибель клеток и колонизацию микроглией в перинатальном мозге мыши. Поведение мозга. Иммун. 67 , 218–229 (2018).

    ПабМед Google ученый

  • Лиан С.и другие. Влияние пренатального холодового стресса на физиологию плаценты, воспалительную реакцию и апоптоз у крыс. Oncotarget 8 , 115304–115314 (2017).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дешман С. Л., Кремлев С., Амини С. и Савайя Б. Е. Хемоаттрактантный белок-1 моноцитов (MCP-1): обзор. Дж. Интер. Цитокин рез. 29 , 313–326 (2009).

    КАС Google ученый

  • Макким Д.Б. и др. Микроглиальное рекрутирование моноцитов, продуцирующих IL-1β, в эндотелий головного мозга вызывает тревогу, вызванную стрессом. Мол. Психиатрия 23 , 1421–1431 (2018).

    КАС пабмед Google ученый

  • Миллер, А. Х. и Рэйсон, К. Л. Роль воспаления в депрессии: от эволюционного императива до цели современного лечения. Нац. Преподобный Иммунол. 16 , 22–34 (2016).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Рено, С.J., Sullivan, R. & Graham, CH. Фактор некроза опухоли альфа стимулирует выработку хемоаттрактантов моноцитов вневорсинчатыми клетками трофобласта посредством дифференциальной активации путей MAPK. Плацента 30 , 313–319 (2009).

    КАС пабмед Google ученый

  • Павличев М. и др. Одноклеточная транскриптомика плаценты человека: вывод о клеточной коммуникационной сети материнско-плодового интерфейса. Рез. генома. 27 , 349–361 (2017).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ду, М. Р., Ван, С. К. и Ли, Д.-Дж. Интегративная роль хемокинов на границе между матерью и плодом на ранних сроках беременности. Клеточная мол. Иммунол. 11 , 438–448 (2014).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дамманн, О.& O’Shea, M. Цитокины и перинатальное повреждение головного мозга. клин. перинатол. 35 , 643–663 (2008).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Цзян, Н. М., Коуэн, М., Муна, С. Н. и Петри, В. А. Влияние системного воспаления на развитие нервной системы. Тенденции Мол. Мед 24 , 794–804 (2018).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ван Хиш Ф.и другие. Липополисахарид увеличивает деградацию центральных моноаминов: исследование микродиализа in vivo в прилежащем ядре и медиальной префронтальной коре мышей. евро. Дж. Фарм. 725 , 55–63 (2014).

    Google ученый

  • Zhu C.B. et al. Активация рецептора интерлейкина-1 системным липополисахаридом вызывает поведенческое отчаяние, связанное с регуляцией MAPK переносчиков серотонина в ЦНС. Нейропсихофармакология 35 , 2510–2520 (2010).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Мюллер, К.Л., Анакер, А.М.Дж. и Винстра-ВандерВиле, Дж. Система серотонина при расстройствах аутистического спектра: от биомаркеров до моделей на животных. Неврология 321 , 24–41 (2016).

    КАС пабмед Google ученый

  • Бьорклунд Г. и др. Иммунная дисфункция и нейровоспаление при расстройствах аутистического спектра. Акта Нейробиол. Эксп. (Войны.) 76 , 257–268 (2016).

    Google ученый

  • Боннин А. и др. Временный плацентарный источник серотонина для переднего мозга плода. Природа 472 , 347–350 (2011).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Рубинштейн Дж. Л. Р. Развитие серотонинергических нейронов и их проекций. биол. Психиатрия 44 , 145–150 (1998).

    КАС пабмед Google ученый

  • Геден Н. и др. Материнское воспаление нарушает развитие нервной системы плода за счет увеличения выброса серотонина из плаценты в мозг плода. J. Neurosci. 36 , 6041–6049 (2016).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Питерс Д.А. В. Материнский стресс увеличивает синтез 5-гидрокситриптамина в головном мозге плода и коре головного мозга новорожденного у крыс: возможный механизм, с помощью которого стресс влияет на развитие мозга. Фарм. Биохим Поведение. 35 , 943–947 (1990).

    КАС Google ученый

  • Гётц, М. и Хаттнер, В. Б. Клеточная биология нейрогенеза. Нац. Преподобный Мол. Клеточная биол. 6 , 777–788 (2005).

    ПабМед Google ученый

  • Мюнтенер, М.& Hsu, YC. Развитие трофобласта и плаценты мыши. Акта Анат. 98 , 241–252 (1977).

    ПабМед Google ученый

  • Лоран Л. и др. Плацента человека экспрессирует как периферическую, так и нейрональную изоформу триптофангидроксилазы. Biochimie 140 , 159–165 (2017).

    КАС пабмед Google ученый

  • Ханцу Л., Kornfield, S., Anguera, MC & Epperson, C.N. Воспаление: предполагаемый посредник между материнским стрессом и нейропсихиатрическим риском у потомства. биол. Психиатрия 85 , 97–106 (2019).

    ПабМед Google ученый

  • Миллер Г. Э. и др. Материнское социально-экономическое неблагополучие связано с транскрипционными признаками большей иммунной активации и более медленным созреванием тканей в биоптатах плаценты и пуповинной крови новорожденных. Поведение мозга. Иммун. 64 , 276–284 (2017).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кери С., Сабо С. и Келемен О. Экспрессия толл-подобных рецепторов в мононуклеарных клетках периферической крови и ответ на когнитивно-поведенческую терапию при большом депрессивном расстройстве. Поведение мозга. Иммун. 40 , 235–243 (2014).

    ПабМед Google ученый

  • Кикольт-Глейзер Дж.К. и др. Семейный дистресс, депрессия и дырявый кишечник: транслокация бактериального эндотоксина как путь к воспалению. Психонейроэндокринология 98 , 52–60 (2018).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Маес, М., Кубера, М. и Леунис, Дж.-К. Кишечно-мозговой барьер при большой депрессии — транслокация ЛПС из грамотрицательных энтеробактерий играет роль в воспалительной патофизиологии депрессии. Нейроэндокринол. лат. 29 , 117–124 (2008).

    ПабМед Google ученый

  • Лаудер А. П. и др. Сравнение образцов плаценты с контрольными образцами не дает доказательств существования отдельной микробиоты плаценты. Микробиом 4 , 29 (2016).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Аагард К.и другие. Плацента содержит уникальный микробиом. науч. Перевод Мед. 6 , 237ra65 (2014).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Лейби Дж. С. и др. Отсутствие обнаружения микробиома плаценты человека в образцах от преждевременных и срочных родов. Микробиом 6 , 196 (2018).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Десбонне, Л., Clarke, G., Shanahan, F., Dinan, T.G. & Cryan, J.F. Микробиота необходима для социального развития мыши. Мол. Психиатрия 19 , 146–148 (2014).

    КАС пабмед Google ученый

  • Лучинский П. и др. Выращивание в пузыре: использование стерильных животных для оценки влияния кишечной микробиоты на мозг и поведение. Междунар. J. Нейропсихофармакол. 19 , https://doi.org/10.1093/ijnp/pyw020 (2016 г.).

  • Судо Н. и др. Постнатальная микробная колонизация программирует гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему на реакцию на стресс у мышей. J. Physiol. 558 , 263–275 (2004).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ивасаки А. и Меджитов Р. Контроль адаптивного иммунитета врожденной иммунной системой. Нац. Иммунол. 16 , 343–353 (2015).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Рэнкин, Э. Л., Хьюз, П. М., Ботам, М. С., Перри, В. Х. и Фелтон, Л. М. Синтез цитокинов в головном мозге, индуцированный внутрипаренхиматозной инъекцией ЛПС, снижается у мышей с дефицитом МСР-1 до рекрутирования лейкоцитов. евро. Дж. Нейроски. 24 , 77–86 (2006).

    КАС пабмед Google ученый

  • Свецки М.и другие. Микробиота индуцирует тонизирующие системные уровни CCL2, которые контролируют перенос pDC в устойчивом состоянии. Иммунол слизистых оболочек. 10 , 936–945 (2017).

    КАС пабмед Google ученый

  • Thompson W.L., Karpus W.J., Van Eldik L.J. У мышей с дефицитом MCP-1 наблюдается снижение нейровоспалительных реакций и усиление периферических воспалительных реакций на периферическое эндотоксиновое воздействие. J. Нейровоспаление 5 , https://doi.org/10.1186/1742-2094-5-35 (2008 г.).

  • ДеПаоло, Р. В., Латан, Р., Роллинз, Б. Дж. и Карпус, В. Дж. Хемокин CCL2 необходим для контроля мышиной желудочной инфекции Salmonella enterica. Заразить. Иммун. 73 , 6514–6522 (2005).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Раунд, Дж. Л. и Мазманян, С. К. Микробиом кишечника формирует иммунные реакции кишечника во время здоровья и болезни. Нац. Преподобный Иммунол. 9 , 313–323 (2009).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кун, К. А. и Стаппенбек, Т. С. Периферическое образование иммунной системы микробиотой толстой кишки. Семин Иммунол. 25 , 364–369 (2013).

    КАС пабмед Google ученый

  • Нукина Г. и др.Стресс ограничения повышает уровень интерлейкина-6 в плазме у стерильных мышей. J. Нейроиммунол. 115 , 46–52 (2001).

    КАС пабмед Google ученый

  • Лу Б. и др. Аномалии рекрутирования моноцитов и экспрессии цитокинов у мышей с дефицитом хемоаттрактантного белка 1 моноцитов. Дж. Экспл. Мед. 187 , 601–608 (1998).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Семпл, Б.D., Frugier, T. & Morganti-Kossmann, MC. CCL2 модулирует выработку цитокинов в культивируемых астроцитах мыши. J. Neuroinflammation 7 , 67 (2010).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Эловиц М. А. и др. Внутриутробное воспаление, недостаточное для индукции родов, по-прежнему вызывает повреждение головного мозга плода и новорожденного. Международный Дж. Дев. Неврологи. 29 , 663–671 (2011).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Бурд И. и др. Вызванные воспалением преждевременные роды изменяют морфологию нейронов в мозге плода мыши. J. Neurosci. Рез 88 , 1872–1881 (2010).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Месснер Р. и др. Усиление функции переносчика серотонина фактором некроза опухоли альфа, но не интерлейкином-6. Нейрохим. Междунар. 33 , 251–254 (1998).

    ПабМед Google ученый

  • Гаспар, П., Кейс, О. и Марото, Л. Роль серотонина в развитии: новости молекулярной генетики мышей. Нац. Преподобный Нейроски. 4 , 1002–1012 (2003).

    КАС пабмед Google ученый

  • Ранзил С. и др. Нарушенный путь синтеза плацентарного серотонина и повышенный уровень плацентарного серотонина: возможные последствия в патогенезе ограничения роста плода человека. Плацента 84 , 74–83 (2019).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Bolte, A.C., Van Geijn, H.P. & Dekker, G.A. Патофизиология преэклампсии и роль серотонина. евро. Дж. Обст. Гинекол. Воспр. биол. 95 , 12–21 (2001).

    КАС пабмед Google ученый

  • Махер Г.М. и др. Ассоциация гипертензивных расстройств беременных с риском нарушений развития нервной системы у потомства: систематический обзор и метаанализ. JAMA Psychiatry 75 , 809–819 (2018).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Лампи К. М. и др. Риск расстройств аутистического спектра у детей с низкой массой тела при рождении и малым для гестационного возраста. Дж. Педиатр. 161 , 830–836 (2012).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Зохар, И., Шохам, С. и Вайншток, М. Перинатальный циталопрам не предотвращает влияние пренатального стресса на тревогу, депрессивно-подобное поведение и серотонинергическую передачу у потомства взрослых крыс. евро. Дж. Нейроски. 43 , 590–600 (2016).

    ПабМед Google ученый

  • Саломон, С., Bejar, C., Schorer-Apelbaum, D. & Weinstock, M. Кортикостерон опосредует некоторые, но не другие поведенческие изменения, вызванные пренатальным стрессом у крыс. J. Нейроэндокринол. 23 , 118–128 (2011).

    КАС пабмед Google ученый

  • Ramborger, M.E., Zorrilla Zubilete, M.A. и Beatriz Acosta, G. Пренатальный стресс и его влияние на познание, поведение и психопатологию человека: обзор литературы. Педиатр. Размеры 3 , 1–6 (2018).

    Google ученый

  • Beydoun, H. & Saftlas, A. F. Последствия пренатального материнского стресса для физического и психического здоровья в исследованиях на людях и животных: обзор последних данных. Педиатр. Перинат. Эпидемиол. 22 , 438–466 (2008).

    ПабМед Google ученый

  • Грэм А.М. и др. Материнский системный интерлейкин-6 во время беременности связан с фенотипами миндалины новорожденных и последующим поведением в возрасте 2 лет. биол. Психиатрия 83 , 109–119 (2018).

    КАС пабмед Google ученый

  • Smith, S.E.P., Li, J., Garbett, K., Mirnics, K. & Patterson, P.H. Иммунная активация матери изменяет развитие мозга плода посредством интерлейкина-6. J. Neurosci. 27 , 10695–10702 (2007).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Hsiao, E.Y. & Patterson, P.H. Активация материнской иммунной системы вызывает эндокринные изменения в плаценте посредством IL-6. Поведение мозга. Иммун. 25 , 604–615 (2011).

    КАС пабмед Google ученый

  • Ву, В.-Л., Hsiao, E.Y., Yan, Z., Mazmanian, S.K. & Patterson, PH. Передача сигналов плацентарного интерлейкина-6 контролирует развитие мозга и поведение плода. Поведение мозга. Иммун. 62 , 11–23 (2017).

    КАС пабмед Google ученый

  • Диас Хейц Р. и др. Нормальная микробиота кишечника модулирует развитие и поведение мозга. Проц. Натл акад. науч. США 108 , 3047–3052 (2011).

    ПабМед Google ученый

  • Кларк Г.и другие. Ось микробиом-кишечник-мозг в раннем возрасте регулирует серотонинергическую систему гиппокампа в зависимости от пола. Мол. Психиатрия 18 , 666–673 (2013).

    КАС пабмед Google ученый

  • Луо Ю. и др. Микробиота кишечника регулирует поведение мышей через гены пути глюкокортикоидных рецепторов в гиппокампе. Пер. Психиатрия 8 , 187 (2018).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Влияние материнского пренатального стресса, вызванного глюкокортикоидами, на метаболические и сердечно-сосудистые исходы у их потомства: систематический обзорный обзор

    Аннотация

    Фон

    «Стресс» является новой проблемой в нашем обществе, системе здравоохранения, а также в уходе за пациентами во всем мире.В частности, сосредоточив внимание на прегестационном, гестационном, а также на фазах лактации, «стресс» следует рассматривать как собственный трансгенерационный фактор риска, который связан с неблагоприятными метаболическими, а также сердечно-сосудистыми исходами у матерей и их детей. Следовательно, материнская гипоталамо-гипофизарно-адренотрофическая (ГГН) ось может стимулироваться различными «стрессовыми» механизмами, а также факторами риска, приводящими к неблагоприятным условиям внутриутробного развития, т.е. избыточным воздействием глюкокортикоидов, способствующих кардиометаболическим нарушениям у матерей и их потомства.

    Цель

    Обзор доказательств внутриутробного программирования путем сосредоточения внимания на влиянии материнского «стресса», на неблагоприятные сердечно-метаболические последствия для их потомства в более позднем возрасте, путем выявления лежащих в основе (пато-) физиологических механизмов (1), а также неблагоприятные краткосрочные и долгосрочные кардио-метаболические исходы (2).

    Методы

    Мы провели систематический предварительный обзор для систематического выявления публикаций, включая обзоры, интервенционные, наблюдательные, экспериментальные исследования, а также исследования на моделях человека и животных.Был проведен поиск в базах данных и списках литературы MEDLINE (PubMed) и EMBASE. Были включены рецензируемые статьи с января 2000 г. по август 2020 г.

    Результаты

    В целом было выявлено n = 2,634 цитирования, n = 45 подходящих исследований были включены и обобщены в соответствии с их основными выводами. Вкратце, материнская гипоталамо-гипофизарно-адренотрофическая (ГГН) ось может играть ключевую роль в изменении среды внутриутробного развития, что приводит к сердечно-метаболическим заболеваниям у потомства в более позднем возрасте.Тем не менее, материнский фактор риска «стресс» явно связан с неблагоприятными кардиометаболическими последствиями у потомства в постнатальном периоде, такими как ожирение, гипергликемия, резистентность к инсулину, сахарный диабет (СД), метаболический синдром (МС), сердечно-сосудистые заболевания (СС), гипертония. , ограниченный рост плода, а также сниженный вес при рождении, надпочечников и поджелудочной железы.

    Выводы

    Женщины, которые испытали «стресс» как фактор риска, а также их потомство, явно имеют более высокий риск неблагоприятных краткосрочных, а также долгосрочных сердечно-метаболических исходов.Дальнейшая исследовательская работа необходима для понимания сложных механизмов смены поколений.

    Образец цитирования: Eberle C, Fasig T, Brüseke F, Stichling S (2021)Влияние материнского пренатального стресса, вызванного глюкокортикоидами, на метаболические и сердечно-сосудистые исходы у их потомства: систематический обзорный обзор. ПЛОС ОДИН 16(1): e0245386. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245386

    Редактор: Линлин Се, Texas A&M University College Station, США

    Получено: 9 сентября 2020 г .; Принято: 29 декабря 2020 г .; Опубликовано: 22 января 2021 г.

    Авторское право: © 2021 Eberle et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в рукописи и файлах вспомогательной информации.

    Финансирование: Автор(ы) не получали специального финансирования для этой работы.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Во всем мире появляются сахарный диабет, ожирение, метаболический синдром (МС), а также сердечно-сосудистые заболевания (CD) [1]. Предполагается, что причинами являются, например. изменения факторов образа жизни, таких как высокое потребление углеводов и/или жиров, а также недостаток физических упражнений, что приводит, например, к ожирение, резистентность к инсулину, СД2, гипертензия и БК [1]. В то же время имеются убедительные доказательства того, что перигестационное здоровье матери, на которое также влияют как условия окружающей среды, так и личные условия, связано с кардиометаболическим здоровьем их потомства в более позднем возрасте [1].

    Материнский фактор риска «стресс» вызывает все большую озабоченность в области охраны материнства, и «стресс», по-видимому, рассматривается как собственный фактор риска с точки зрения трансгенерационного кардио-метаболического программирования [1, 2]. Таким образом, мы анализируем доказательства внутриутробного программирования , сосредоточив внимание на влиянии материнского «стресса» в перигестационном периоде на неблагоприятные кардиометаболические исходы у их потомства в более позднем возрасте путем выявления основных (пато-) физиологических механизмов ( 1), а также неблагоприятные краткосрочные и долгосрочные кардиометаболические исходы (2).

    С патофизиологической точки зрения «стресс» определяется как состояние угрозы гомеостаза, вызванное внутренними или внешними стрессорами, которое компенсируется рядом физиологических и поведенческих реакций («система стресса») для восстановления оптимального баланса [3, 4]. Стрессовая система в основном состоит из гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (ГГН) оси и вегетативной нервной системы (ВНС). Глюкокортикоиды являются конечными продуктами оси HPA. Они играют ключевую роль в поддержании гомеостаза, связанного с отдыхом и стрессом, влияя на адаптационную реакцию организма на стрессоры.С точки зрения нарушения регуляции стрессового ответа аллостаз оказывает неблагоприятное влияние на развитие, иммунный ответ, обмен веществ и другие физиологические функции [3, 4]. В дальнейшем мы будем ссылаться на это определение стресса.

    Интересно, что патофизиологические изменения среды внутриутробно могут предсказать индивидуальное развитие потомства [5]. Широко распространены две механистические гипотезы, объясняющие связь между неблагоприятной пренатальной средой и последствиями для здоровья после родов: недостаточность питания плода (включая недоедание и избыточное питание) и чрезмерное воздействие на плод глюкокортикоидов или стресса [1, 6–8].Эти гипотезы тесно связаны, а это означает, что влияние алиментарных нарушений на здоровье может варьироваться в зависимости от стресса и, наоборот, последствия острого или хронического стресса могут варьироваться в зависимости от статуса питания [9]. Повышенный стресс отрицательно влияет на потребление пищи матерью, что приводит к снижению поступления питательных веществ к плоду [6, 7].

    Путем провоцирования стрессовых реакций у матери и плода пищевые манипуляции вызывают изменения воздействия глюкокортикоидов на плод [7, 8].Более того, стресс и связанные с ним биологические процессы способны влиять не только на пищевые привычки (например, потребление калорий и выбор типов пищи), но и на метаболическую судьбу энергии [9]. Поскольку известно, что пищевые расстройства и стресс сосуществуют во многих обществах, оба, по-видимому, играют ключевую роль в перинатальном программировании состава тела и сердечно-метаболической функции, а биология стресса может представлять собой основной механизм [9].

    Тем не менее, большинство исследований, изучающих влияние неблагоприятных условий окружающей среды в раннем возрасте, сосредоточены на роли питания матери во время беременности [10], но все большее внимание привлекает воздействие психосоциального стресса во время беременности [11].Например, материнский стресс может проявляться в виде депрессии, личной травмы или самоощущения стресса [12]. Стресс является не только фактором, который может снова привести к психическим расстройствам [13], но и связанным со стрессом (пато-)физиологическим процессам, которые вовлечены во множество последствий для здоровья [1, 9]. Пренатальное воздействие материнского стресса может повлиять как на ряд краткосрочных результатов, включая размер при рождении, так и на долгосрочные результаты, влияющие на более позднюю жизнь, такие как изменение поведения, а также повышенный риск сердечно-метаболических заболеваний [11, 12]. .

    В этом систематическом обзоре представлен текущий обзор существующих данных о (пато-)физиологических механизмах, лежащих в основе воздействия стресса на мать во время беременности, и его последствий для показателей здоровья потомства. В частности, мы стремились проанализировать существующие данные, выявив основные механизмы материнского стресса в внутриутробном кардиометаболическом программировании (1) и различных неблагоприятных краткосрочных и долгосрочных кардиометаболических исходах у потомства (2), включая обзоры , интервенционные, наблюдательные, экспериментальные исследования, а также исследования на моделях человека и животных.

    Материалы и методы

    Источник информации и стратегия поиска

    Мы провели систематический предварительный обзор, чтобы выделить ключевые (пато-) физиологические механизмы, изучить различные исходы для здоровья, выявить пробелы в доказательствах и проанализировать различные типы доказательств [14]. Систематический предварительный обзор повторяет этапы систематического обзора, но имеет более широкий охват [14]. Мы использовали PRISMA для систематических обзоров [15] и Института Джоанны Бриггс для систематических обзоров обзоров [14].

    В базах данных PubMed был проведен систематический поиск EMBASE и MEDLINE для выявления исследований, опубликованных с января 2000 г. по август 2020 г. Мы следовали рекомендациям PRISMA по проведению систематических обзоров (приложение S1). Ключевые слова для поиска: (кортизол) ИЛИ (глюкокортикоиды) ИЛИ (стресс) И (внутриутробное развитие) ИЛИ (антенатальное) ИЛИ (перинатальное программирование) И (сердечно-сосудистые заболевания) ИЛИ (метаболические заболевания) в качестве терминов и названий медицинских предметных рубрик и терминов и названий предметных рубрик. /абстрактные термины (приложение S2). Протокол не опубликован.Исследования были отобраны двумя независимыми рецензентами. Во-первых, мы провели поиск в базах данных, устранили дубликаты и отобрали публикации, просмотрев заголовки и аннотации. Во-вторых, мы оценивали исследования с полным текстом на соответствие требованиям. В-третьих, для выявления дополнительных релевантных доказательств был проведен ручной поиск в списках литературы включенных исследований.

    Критерии приемлемости

    Чтобы повысить полноту, мы включили различные дизайны исследований. Включенные статьи представляли собой обзоры литературы и отчеты, интервенционные исследования (рандомизированные контролируемые испытания, нерандомизированные контролируемые клинические испытания), обсервационные исследования (когортные исследования) и экспериментальные исследования.Мы включили рецензируемые статьи с полным текстом, опубликованным за последние 20 лет (с января 2000 г. по август 2020 г.), а также исследования на моделях человека и животных на английском и немецком языках. Подходящими для рассмотрения были публикации, в которых изучалось влияние материнского «стресса» на внутриутробное программирование неблагоприятных сердечно-метаболических исходов. Как уже упоминалось, «стресс» определялся с патофизиологической точки зрения как состояние угрозы гомеостаза, вызванное внутренними или внешними стрессорами и компенсируемое рядом физиологических и поведенческих реакций, которые восстанавливают оптимальный баланс [3, 4].Мы включили экологические, физиологические и эмоциональные стрессоры. Тезисы конференции, письма, заметки и комментарии были исключены.

    Извлечение и синтез данных

    Были извлечены характеристики исследования

    (авторы, название, год публикации, дизайн, цель), методы (например, детали вмешательства, выборка, характеристики пациентов), исходы, основные результаты и выводы. Исследования были сгруппированы в соответствии с их ключевыми выводами (механизмы и результаты) и нашими целями: (пато-) физиологические механизмы перинатального кардиометаболического программирования (1) и влияние на краткосрочные и долгосрочные кардиометаболические исходы у потомства (2). ).

    В соответствии с рекомендациями по проведению (систематических) предварительных обзоров мы стремились предоставить обзор существующих доказательств и рассмотреть различные типы доказательств независимо от их качества [14]. Поэтому формальная оценка качества не проводилась.

    Результаты

    Обзор

    Поиск выявил n = 2,634 цитирования. После удаления дубликатов мы просмотрели n = 2,439 заголовков/аннотаций. Исключая n = 2,388 статей, не отвечающих критериям включения и исключения, остается n = 51 публикация.После удаления n = 10 неподходящих полнотекстовых статей и выявления n = 4 исследований [16–19] путем ручного изучения списков литературы мы, наконец, включили в наш синтез n = 45 публикаций. Процесс поиска и выбора отображается на блок-схеме PRISMA (рис. 1). Мы выявили n = 16 обзоров, n = 12 когортных исследований, n = 11 экспериментальных исследований на животных моделях, n = 2 нерандомизированных контролируемых клинических испытания, n = 1 рандомизированное контролируемое исследование и n = 3 отчета. Обзор исследований представлен в Приложении S3.

    Ключевая роль гипоталамо-гипофизарно-адренотрофической (ГГН) оси в трансгенерационном программировании кардиометаболических заболеваний

    В двух словах, стимуляция материнской гипоталамо-гипофизарно-адренотрофической (ГГН) оси может играть ключевую роль в модификации среды in utero , что приводит к сердечно-метаболическим заболеваниям у потомства в более позднем возрасте. Поскольку между матерью и плодом нет прямой нейронной связи, т.е. материнское психологическое функционирование должно быть переведено в физиологические эффекты.Постулируются по крайней мере три механизма прямого воздействия материнского психологического стресса на плод: изменение поведения матери (например, злоупотребление психоактивными веществами), снижение кровотока, приводящее к лишению плода кислорода и питательных веществ, и транспорт связанных со стрессом нейрогормонов. от матери к плоду через плаценту [20].

    Во время беременности плацента функционирует как место обмена между матерью и развивающимся плодом [11, 21]. Предполагается, что этот уникальный орган модулирует и фильтрует сигналы от материнской среды к эмбриональной [8].С нейроэндокринной и эпигенетической точек зрения имеются данные, свидетельствующие о том, что плацента очень восприимчива к материнскому дистрессу и, таким образом, служит ключевой механистической связью между материнским дистрессом и неблагоприятными последствиями для потомства. Пренатальный материнский дистресс может действовать через плаценту и таким образом влиять на рост и развитие плода [11]. Материнский кортизол может передаваться плоду через плаценту, создавая каскад эффектов с потенциальным воздействием на развитие плода и будущее здоровье потомства [2, 22–24].

    Высокие уровни материнских глюкокортикоидов могут вызывать измененные профили экспрессии генов в тканях плаценты (рис. 2). Одним из таких генов-мишеней является 11β-HSD2, кодирующий фермент 11β-гидроксистероиддегидрогеназу типа 2. 11β-HSD2 высоко экспрессируется в плаценте и функционирует как защитный фетоплацентарный барьер для материнских глюкокортикоидов [8, 11]. Хотя глюкокортикоиды способны проникать через плаценту, их уровни у плода значительно ниже, чем у матери, поскольку 11β-HSD2 может инактивировать глюкокортикоиды.Он катализирует быстрое превращение активного кортизола в биологически неактивный кортизон и тем самым защищает чувствительные к глюкокортикоидам ткани плода от высоких уровней циркулирующих материнских гормонов стресса [7, 11]. 10–20% материнских глюкокортикоидов достигают плода в интактной форме, что указывает на то, что этот барьер, по-видимому, неполный. По сравнению с плодом уровень глюкокортикоидов у матери намного выше. Лишь незначительные изменения в экспрессии плацентарного 11β-HSD2 могут сильно влиять на воздействие глюкокортикоидов на плод [11].Кроме того, постулируется, что сниженные уровни плацентарного 11β-HSD2 обеспечивают большую передачу сигналов глюкокортикоидов внутри самой плаценты, что может косвенно влиять на развитие плода путем изменения функции плаценты [7].

    У млекопитающих глюкокортикоиды играют решающую роль во время развития плода. Они необходимы для регуляции роста, развития тканей и созревания различных органов. Это действие имеет решающее значение для подготовки плода к внеутробному существованию [6, 8]. Глюкокортикоиды проявляют свои наиболее мощные эффекты на поздних сроках беременности, стимулируя выработку сурфактанта легкими.По этой причине синтетические глюкокортикоиды широко используются для лечения женщин с риском преждевременных родов, когда незрелость легких сильно влияет на жизнеспособность новорожденных [6, 25, 26]. Антенатальная глюкокортикоидная терапия может снизить массу тела при рождении, что связано с многочисленными долгосрочными последствиями для здоровья потомства, включая повышенный риск кардиометаболических заболеваний во взрослой жизни [6, 26].

    Поскольку 11β-HSD2 обеспечивает передачу небольшого количества активных глюкокортикоидов от матери к плоду, повышение уровня материнского кортизола может удвоить количество интактного кортизола, достигающего плода [8, 22, 27].Избыток глюкокортикоидов снижает экспрессию и/или активность плацентарного 11β-HSD2, что приводит к увеличению транспорта активного кортизола через плаценту. Это коррелирует с более низкой массой тела при рождении, более высоким кровяным давлением и непереносимостью глюкозы в более позднем возрасте [6]. Предполагается, что глюкокортикоиды в качестве конечного продукта, одной из основных систем организма, реагирующих на стресс, играют решающую роль в связанном со стрессом перинатальном программировании сердечно-сосудистых и метаболических нарушений [2]. Таким образом, пренатальный стресс/избыток глюкокортикоидов связывает развитие плода с неблагоприятными последствиями для здоровья взрослых [27].

    Ось HPA является ключевой частью нейроэндокринной реакции на стресс. У людей и многих других видов ось HPA активируется в ответ на физический, а также психологический стресс [22]. Гиперсекреция кортизола может постоянно изменять функцию ГГН, вызывая повышенную секрецию кортизола, что, в свою очередь, влияет на развитие ГГН-оси плода [28]. Данные получены из исследований на людях, где высокий уровень пренатального психосоциального стресса во время беременности был связан с измененным функционированием оси HPA во взрослой жизни.Психосоциальный стресс был определен как многокомпонентный конструкт, включающий негативные жизненные события, оценку стресса и такие симптомы, как тревога. Нарушение регуляции оси HPA у потомства связано с несколькими неблагоприятными последствиями для здоровья, включая метаболический синдром [29]. Помимо хронических стрессовых состояний, воздействие синтетических глюкокортикоидов на мать и ограничение питательных веществ также могут значительно влиять на функцию HPA, что приводит к увеличению воздействия глюкокортикоидов на плод.Оба связаны с сердечно-сосудистыми заболеваниями, резистентностью к инсулину и диабетом в более позднем возрасте [30, 31]. Масса тела при рождении крыс снижалась после пренатального воздействия синтетического глюкокортикоида дексаметазона или ингибитора 11β-HSD2 карбеноксолона. Во взрослом возрасте потомство проявляет повышенную активность оси HPA, гипертонию и гипергликемию [25]. Кроме того, эксперименты на грызунах показали, что программирование функции HPA может передаваться последующим поколениям. Лечение беременной крысы синтетическим глюкокортикоидом дексаметазоном снижало вес потомства при рождении и толерантность к глюкозе.Эти эффекты передавались потомкам без дальнейшего воздействия на поколение F1 [6, 32, 33].

    Глюкокортикоиды оказывают свое влияние на развивающийся плод, связываясь с глюкокортикоидными рецепторами (ГР), которые впоследствии действуют как факторы транскрипции, изменяя уровни экспрессии генов [7]. ГР экспрессируются в большинстве тканей плода, включая высокий уровень экспрессии в плаценте [27, 34] плода, либо высокие уровни стресса, либо глюкокортикоиды могут постоянно влиять на экспрессию ГР [35].В исследованиях как на животных, так и на людях было показано, что избыточное производство эндогенных глюкокортикоидов, а также их экзогенное введение вызывают эффекты на многие системы, такие как диабетогенные и гипертензивные эффекты [34].

    Пренатальное введение глюкокортикоидов женщинам с повышенным риском преждевременных родов связано с более высоким систолическим и диастолическим артериальным давлением у подростков в возрасте 14 лет [36]. Антенатальная терапия глюкокортикоидами также связана с более высокими концентрациями инсулина в плазме у лиц в возрасте 30 лет, что может привести к резистентности к инсулину в более позднем возрасте [37].Проспективное когортное исследование Goedhart et al. анализ n = 2,810 беременных женщин показал, что высокие уровни материнского кортизола, измеренные утром, были отрицательно связаны с массой тела при рождении и положительно связаны с рождением детей с малым весом для гестационного возраста [38]. В исследовании, проведенном в Хартфордшире, высокие уровни кортизола в когорте пожилых мужчин и женщин были связаны с низким зарегистрированным весом при рождении и различными факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний, например. повышение уровня глюкозы и триглицеридов в плазме и повышение систолического артериального давления [26, 39]

    Кроме того, исследования на нескольких животных моделях показали, что чрезмерное пренатальное воздействие избытка глюкокортикоидов снижает массу тела при рождении и впоследствии вызывает гипертензию и гипергликемию в дальнейшей жизни потомства [12, 34].У крыс корреляция между низкой массой тела при рождении и заболеваниями во взрослом возрасте, такими как высокое кровяное давление, может быть связана с неблагоприятной глюкокортикоидной средой внутриутробно [31].

    Введение кортизола овцам на ранних сроках беременности повышает артериальное давление у взрослого потомства [40, 41]. У крыс пренатальное воздействие глюкокортикоидов в течение последней недели беременности могло вызывать необратимые эффекты, вызывая длительные изменения уровня глюкозы и инсулина в крови [34].Более того, передача сигналов глюкокортикоидами важна для развития β-клеток плода. Было показано, что повышенный уровень глюкокортикоидов связан со снижением массы β-клеток у крысят [42]. Глюкокортикоиды, стимулирующие PGC-1α и ингибирующие экспрессию гена Pdx-1, могут приводить к дисфункции β-клеток [43]. Кроме того, глюкокортикоиды могут влиять на ожирение, блокируя АМФ-активируемую протеинкиназу и (не)прямо активируя экспрессию гена SREBP-1c. Они могут влиять на гипертензию, нарушая баланс вазоактивных факторов [43].

    Неблагоприятные кардиометаболические исходы, вызванные пренатальным «стрессом» матери

    Материнский стресс, повышающий уровень глюкокортикоидов, является известным фактором развития ожирения у потомства [9, 18, 44]. Следовательно, физиология глюкокортикоидов оказывает потенциальное влияние на множество целей перинатального программирования, связанных с составом тела и риском ожирения [9].

    Баласубраманиан и др. в исследовании на животных было обнаружено, что пренатальный материнский стресс, повышающий уровень глюкокортикоидов, в сочетании с диетой с высоким содержанием жиров увеличивает риск ожирения у потомства во взрослом возрасте [44].Кроме того, пренатальный стресс (вызванный социально-экономическими или психосоциальными факторами, которые активируют ось HPA, вызывающую гиперсекрецию кортизола) и послеродовая диета с высоким содержанием жиров повышают не только предрасположенность потомства к ожирению, вызванному диетой, но также приводят к вторичным неблагоприятным метаболическим последствиям. Потомство мужского и женского пола, пораженное гиперсекрецией кортизола и диетой с высоким содержанием жиров, одинаково демонстрирует гиперлептинемию и гиперинсулинемию при отъеме [45]. Кроме того, было разработано несколько моделей трансгенных мышей для изучения влияния повышенного материнского стресса на неблагоприятные последствия для здоровья потомства.Мыши с дефицитом рецептора-2 кортикотропин-рилизинг-фактора являются такой моделью повышенной чувствительности к стрессу [46]. Хроническое воздействие стресса (уровни кортикостерона) у этих мышей связано с повышенным потреблением вкусной пищи. Во время воздействия хронического переменного стресса трансгенные мыши потребляли большую часть своих калорий в виде диеты с высоким содержанием жиров по сравнению с контрольной группой, не подвергавшейся стрессу [47]. У трансгенных мышей, селективно сверхэкспрессирующих 11β-HSD1 в жировой ткани, избыточное воздействие глюкокортикоидов на плод вызывает висцеральное ожирение.Кроме того, у этих мышей проявлялась резистентность к инсулину и диабет [17].

    У людей материнский дистресс, вызванный воздействием наводнения (самооценка психологической реакции на наводнение) на ранней стадии беременности, был связан с более значительным увеличением ИМТ ребенка в возрасте от 2,5 до 4 лет, а также с полным ожирением в возрасте 2,5. Эти результаты свидетельствуют о том, что ранняя беременность является чувствительным периодом для материнского психологического стресса, оказывающего большое влияние на развитие детского ожирения [48].Кроме того, подростки, подвергшиеся материнскому психосоциальному стрессу во время внутриутробной жизни, постоянно демонстрируют более высокий ИМТ и жировые отложения (%) с сопутствующей первичной инсулинорезистентностью и липидным профилем, сравнимым с метаболическим синдромом [9]. Воздействие глюкокортикоидов на плод может программировать центральное ожирение в более позднем возрасте. Уровни кортикотропин-рилизинг-гормона у матери, обнаруженные в конце второго триместра беременности, позволяют прогнозировать ожирение у ребенка в возрасте 3 лет. Таким образом, избыточное воздействие программ глюкокортикоидов на плод увеличивало относительное ожирение и центральное ожирение у потомства матерей, подвергшихся пренатальному стрессу [16].

    Изменения в метаболической функции глюкозы и инсулина также могут быть вызваны воздействием на мать избытка глюкокортикоидных гормонов. Поэтому возможно, что повышенные концентрации циркулирующих гормонов стресса могут повышать уровень глюкозы в кровотоке матери и плода, способствуя развитию резистентности к инсулину [10].

    Исследования на животных показывают, что пренатальное воздействие глюкокортикоидов, вызванное либо гормональной терапией, либо материнским стрессом во время беременности, программирует неблагоприятные метаболические изменения, такие как резистентность к инсулину, гипергликемия и гиперинсулинемия [49, 50].Цель Lesage et al. (2004) должны были исследовать последствия пренатального стресса (материнские глюкокортикоиды) на in utero задержку роста и последующий повышенный риск развития метаболических нарушений [50]. Пренатальный материнский стресс снижал вес при рождении, массу надпочечников и поджелудочной железы, а также уровни кортикостерона и глюкозы в плазме у доношенных плодов крыс. У самцов крыс в возрасте 24 месяцев пренатальный стресс вызывал гипергликемию и непереносимость глюкозы. Неблагоприятное кардиометаболическое программирование у пожилого потомства может быть связано с ограничением роста плода и повышенным уровнем циркулирующих глюкокортикоидов [50].

    Dancause et al. (2013) измерили последствия физиологического пренатального стресса, вызванного ледяной бурей в Квебеке в 1998 году, среди подвыборки из n = 32 подвергшихся воздействию подростков. Тяжесть стресса была положительно связана с секрецией инсулина, ранним признаком инсулинорезистентности, предполагающим, что пренатальный стресс является независимым предиктором метаболических исходов в подростковом возрасте [49]. Кроме того, физиологический пренатальный стресс был связан с меньшей длиной тела при рождении и развитием детского ожирения, что является предиктором повышенного риска кардиометаболических заболеваний во взрослой жизни [49].

    Кроме того, Игошева и соавт. показали в исследовании на модели животных, что воздействие стресса (режим теплового, светового и ограничивающего стресса) на раннем этапе развития может иметь долгосрочные последствия для артериального давления во взрослом возрасте с потенциальными половыми различиями [51]. Различия в сердечно-сосудистой функции между крысами, подвергшимися пренатальному стрессу, и контрольными крысами были особенно очевидны, когда животные подвергались острому иммобилизационному стрессу. В целом обнаруженные эффекты были более выражены у самок, чем у самцов животных [51].Кроме того, ван Дейк и соавт. выявили, что пренатальный психосоциальный стресс матери предрасполагает к сердечно-сосудистым заболеваниям. Множественные психосоциальные стрессоры во время беременности были связаны с более высоким систолическим и диастолическим артериальным давлением и средним артериальным давлением у детей (возраст 5–7 лет) [19], а симптомы депрессии и тревоги у матери были связаны с более низким диастолическим артериальным давлением у потомства и большим диаметром плечевой артерии (возраст). 10–12) [52].

    Обсуждение

    В целом, есть указания на то, что материнские пренатальные глюкокортикоиды играют ключевую роль в механизме, лежащем в основе межпоколенческого программирования сердечно-метаболических заболеваний.С патофи- , вес надпочечников и поджелудочной железы (рис. 2).

    На оценку исследований влияют различия в характере применяемого стресса и времени его применения во время беременности. Кроме того, последствия стресса различаются в зависимости от пола и возраста потомства [33].

    У людей пренатальный материнский стресс может быть вызван воздействием как тяжелых стрессоров, так и более легких форм психосоциального стресса во время беременности. Более легкие формы включают стресс, испытываемый в повседневной жизни, а также тревогу, связанную с беременностью, например: боязнь рождения ребенка-инвалида или матери, страдающей внутриутробной депрессией [22].

    Исследования, изучающие влияние материнского стресса, должны быть тщательно проверены на возможные искажающие факторы, которые могут привести к тому, что сообщаемая связь может ввести в заблуждение.Некоторые материнские характеристики считаются искажающими факторами, включая возраст, уровень образования, этническую принадлежность, употребление табака и алкоголя [52].

    Результаты между исследованиями также могут значительно различаться в зависимости от используемого методологического подхода [11]. Некоторые показатели материнского пренатального стресса основаны на самоотчетах матерей, которые могут быть искажены либо завышенными, либо заниженными данными [20]. Материнский пренатальный стресс преобразуется в физиологические сигналы, которые впоследствии передаются плоду.Измеряя клинические параметры, т.е. по частоте сердечных сокращений матери или электропроводности кожи можно оценить материнское физиологическое возбуждение как показатель эмоциональности [20]. Описания проблем детей также часто основываются на самоотчетах матерей, что затрудняет определение того, показывают ли результаты просто то, что тревожные матери характеризуют своих детей как более трудных, чем нетревожные матери [20]. Если исследования на людях обнаружат связь между физиологическим материнским пренатальным стрессом и неблагоприятным исходом для здоровья, связь может быть в основном смешана с постнатальным стрессом.Более того, потенциально это может быть результатом общих генов или методов воспитания детей [20]. Поскольку исходы, связанные со стрессом, вероятно, зависят от критического момента во время беременности, время оценки стресса также является важным фактором для выявления потенциальных эффектов пренатального стресса на последующее развитие заболевания [28, 48]. Развитие органов и тканей происходит в течение беременности. Конкретные результаты перинатального программирования, связанного со стрессом, зависят как от времени воздействия стресса, так и от стадии развития каждой отдельной системы органов [34, 46].Таким образом, уязвимые периоды различаются для различных исходов из-за разных стадий развития различных органов [22]. Таким образом, стресс, испытываемый матерью в чувствительные периоды роста клеток и тканей, может навсегда изменить структуру и функцию тканей ребенка, вызывая далеко идущие последствия, которые могут сохраняться на протяжении всей жизни [20].

    Примерами экстремальных факторов стресса являются воздействие (стихийных) бедствий, т.е. землетрясения [22, 48]. Катастрофы такого рода предоставляют уникальные возможности для изучения влияния пренатального стресса на состояние здоровья потомства независимо от потенциальных искажающих факторов.Эти стихийные бедствия случайным образом затрагивают женщин, независимо от их материнских и социально-экономических характеристик. Более того, поскольку даты таких событий хорошо известны, можно точно определить время стрессового воздействия во время беременности [48].

    Модели на животных широко используются для изучения влияния материнского пренатального стресса на различные последствия для здоровья в дальнейшей жизни. Большим преимуществом лабораторных животных является то, что стрессовые реакции могут быть надежно индуцированы широким спектром экспериментальных методов.Подвергая беременных самок стрессовым событиям (например, сдерживанию), психологический стресс передается плоду и, таким образом, оказывает влияние на потомство [20].

    Несмотря на то, что использование животных моделей дает преимущества, необходимо принимать во внимание существенные физиологические различия между людьми и животными моделями [2, 33]. Например, плацентарная экспрессия 11β-HSD2 снижается к сроку у мышей, тогда как у людей она повышается. По этой причине мышь не может быть идеальной моделью этой биологии [8].Кроме того, тип пренатального стресса, применяемого к животным, отличается от стрессоров, влияющих на беременность человека [20]. В исследованиях на животных стрессоры — это внешние события, которые можно контролировать с точки зрения продолжительности, частоты и интенсивности [20, 45, 46], так что можно успешно избежать смешанных факторов [46]. Аналогичным образом, исследования на животных могут быть спланированы так, чтобы удостовериться, что происхождение эффектов, связанных со стрессом, является пренатальным, а не постнатальным, например, возможно перекрестное воспитание детенышей, подвергшихся пренатальному стрессу, для контроля самок после рождения [33].По сравнению с этим, женщины, которые подвергались психологическому стрессу до беременности, с большей вероятностью будут испытывать стресс и после родов. Таким образом, трудно отличить социальные влияния после рождения от эффектов беременности, которые передаются биологически [20]. Также еще предстоит выяснить, может ли «оптимальный уровень стресса» благотворно повлиять на здоровье потомства [20].

    Следует также отметить, что другие факторы стресса матки, такие как хронический стресс, например воздействие загрязнителей окружающей среды, могут привести или не привести к усилению оси HPA, что может привести к кардиометаболическим изменениям у потомства [53].

    Другие систематические обзоры и метаанализы подтверждают наши выводы. Например, Lamichhane et al. (2019) [54] сообщили, что может существовать прямая связь между психологическим пренатальным материнским стрессом и ожирением у потомства. Согласно метаанализу Burgueño et al. (2019) [55], пренатальный материнский стресс (повышенное высвобождение глюкокортикоидов за счет активации оси HPA) был связан с повышенным ИМТ их потомства. Метаанализ Lima et al. (2018) [56] обнаружили значительную связь между антенатальным стрессовым воздействием (неблагоприятное воздействие и гиперактивация оси HPA и симпатической нервной системы) и повышенными показателями низкой массы тела при рождении.В других обзорах сообщается о ключевой роли глюкокортикоидов в развитии плода и программировании заболеваний в более позднем возрасте [57, 58].

    Выводы

    В этом систематическом обзорном обзоре представлен фактический обзор (пато-) физиологических механизмов воздействия материнского фактора риска на внутриутробное программирование и неблагоприятные последствия для здоровья, и, таким образом, представляет собой основу для дальнейших исследований конкретных механизмов и индивидуальных исходов . Хотя пренатальное воздействие материнского стресса явно вызывало неблагоприятные краткосрочные и долгосрочные последствия в широком диапазоне исследований на животных и людях, необходимо провести дополнительные исследования, чтобы полностью понять механизмы, с помощью которых материнский стресс приводит к изменениям сердечно-метаболических показателей здоровья. .

    Каталожные номера

    1. 1. Eberle C, Ament C. Диабетическое и метаболическое программирование: механизмы, изменяющие внутриутробную среду. ИСРН Педиатр. 2012 г.; 2012:975685. пмид: 23213562.
    2. 2. Дэвис EP, Sandman CA. Время пренатального воздействия материнского кортизола и психосоциального стресса связано с когнитивным развитием младенцев человека. Развитие ребенка. 2010 г.; 81:131–48. пмид:20331658
    3. 3. Николаидес Н.С., Кираци Э., Лампрокостопулу А., Хрусос Г.П., Чармандари Э.Стресс, система стресса и роль глюкокортикоидов. Нейроиммуномодуляция. 2015 г.; 22:6–19. пмид: 25227402.
    4. 4. Хрусос ГП. Стресс и нарушения стрессовой системы. Нат Рев Эндокринол. 2009 г.; 5: 374–81. пмид: 19488073.
    5. 5. Eberle C, Ament C. Комбинированная модель in vivo и in silico показывает специфические предикторы индивидуального диабетического программирования между поколениями. J Dev Orig Health Dis. 2020: 1–8. пмид:32808917.
    6. 6. Коттрелл ЕС.Пренатальный стресс, глюкокортикоиды и программирование болезней взрослых. Фронт Behav Neurosci. 2009 г.; 3. пмид:19826624
    7. 7. Харрис А., Секл Дж. Глюкокортикоиды, пренатальный стресс и программирование болезни. Гормоны и поведение. 2011 г.; 59: 279–89. пмид:205

    8. 8. SECKL JR, Холмс MC. Механизмы болезни. Глюкокортикоиды, их плацентарный метаболизм и фетальное «программирование» взрослой патофизиологии. Nat Clin Pract Endocrinol Metab. 2007 г.; 3: 479–88.пмид:17515892
    9. 9. Entringer S, Buss C, Swanson JM, Cooper DM, Wing DA, Waffarn F и др. Фетальное программирование состава тела, ожирения и метаболической функции. Роль внутриутробного стресса и биологии стресса. Журнал питания и обмена веществ. 2012 г.; 2012: 1–16. пмид:22655178
    10. 10. Entringer S, Wüst S, Kumsta R, Layes IM, Nelson EL, Hellhammer DH, et al. Пренатальное воздействие психосоциального стресса связано с резистентностью к инсулину у молодых людей.Американский журнал акушерства и гинекологии. 2008 г.; 199:498.e1-498.e7. пмид:18448080
    11. 11. Монк С, Спайсер Дж, Шампань Ф.А. Связь пренатальных материнских невзгод с результатами развития у младенцев. Роль эпигенетических путей. Дев психопат. 2012 г.; 24:1361–76. пмид:23062303
    12. 12. Painter RC, Roseboom TJ, Rooij SR de. Долгосрочные эффекты пренатального стресса и воздействия глюкокортикоидов. Врожденный дефект Res C. 2012; 96:315–24. пмид:24203920
    13. 13.Всемирная организация здоровья. Психические расстройства. Информационный бюллетень № 396. Всемирная организация здравоохранения, 2015 г. [по состоянию на 23 января 2016 г.]. Доступно по адресу: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs396/en/.
    14. 14. Питерс М.Д.Дж., Годфри К.М., Халил Х., Макинерни П., Паркер Д., Соарес К.Б. Руководство по проведению систематических предварительных обзоров. Int J Evid на основе Healthc. 2015 г.; 13:141–6. пмид: 26134548.
    15. 15. Мохер Д., Либерати А., Тецлафф Дж., Альтман Д.Г. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA.ПЛОС Мед. 2009 г.; 6:e1000097. пмид: 19621072.
    16. 16. Гиллман М.В., Рич-Эдвардс Дж.В., Хух С., Майзуб Дж.А., Окен Э., Таверас Э.М. и др. Уровни материнского кортикотропин-рилизинг-гормона во время беременности и ожирения у потомства*. Ожирение. 2006 г.; 14:1647–53. пмид:17030976
    17. 17. Масузаки Х. Трансгенная модель висцерального ожирения и метаболического синдрома. Наука. 2001 г.; 294: 2166–70. пмид:11739957
    18. 18. Dancause KN, Laplante DP, Fraser S, Brunet A, Ciampi A, Schmitz N, et al.Пренатальное воздействие стихийного бедствия увеличивает риск ожирения у детей в возрасте 5,5 лет. Педиатр рез. 2012 г.; 71:126–31. пмид:22289861
    19. 19. ван Дейк А.Е., ван Эйсден М., Стронкс К., Гемке Р.Дж.Б.Дж., Врейкотте Т.Г.М. Связь между пренатальным психосоциальным стрессом и артериальным давлением у ребенка в возрасте 5–7 лет. ПЛОС ОДИН. 2012 г.; 7:e43548. пмид: 22927987.
    20. 20. ДиПьетро Дж.А. Роль пренатального материнского стресса в развитии ребенка. Curr Dir Psychol Sci.2004 г.; 13:71–4.
    21. 21. Фурукава С., Курода Ю., Сугияма А. Сравнение гистологической структуры плаценты у экспериментальных животных. J Токсикол Патол. 2014; 27:11–8. пмид:247

    22. 22. Zijlmans MAC, Riksen-Walraven JM, Weerth C de. Связь между пренатальными концентрациями кортизола у матери и исходами у детей. Систематический обзор. Нейронаука и биоповеденческие обзоры. 2015 г.; 53:1–24. пмид:25795521
    23. 23. Ингструп К.Г., Шоу Андерсен С., Айслев Т.А., Педерсен П., Соренсен Т.А., Нор Э.А.Материнский дистресс во время беременности и избыточный вес в детском возрасте. Журнал ожирения. 2012 г.; 2012: 1–7. пмид:22685634
    24. 24. Рейкерс Ф., Рупрехт С., Драйлинг М., Бергмайер С., Витте О.В., Шваб М. Передача материнского психосоциального стресса плоду. Neurosci Biobehav Rev. 2017. pmid: 28237726.
    25. 25. Секл. Пренатальные глюкокортикоиды и долгосрочное программирование. Европейский журнал эндокринологии. 2004 г.; 151: U49–U62. пмид:15554887
    26. 26. Рейнольдс РМ.Лекция Ника Хейлза, 2011 г. Глюкокортикоиды и программирование кардиометаболических заболеваний в раннем возрасте. J Devel Orig Health Dis. 2012 г.; 3: 309–14. пмид:25102258
    27. 27. СЕКЛ МЛАДШИЙ, МИНИ МДЖ. Глюкокортикоидное программирование. Анналы Нью-Йоркской академии наук. 2004 г.; 1032: 63–84. пмид:15677396
    28. 28. ван Дейк А.Е., ван Эйсден М., Стронкс К., Гемке Р.Дж.Б.Дж., Врейкотте Т.Г.М. Пренатальный стресс и баланс вегетативной нервной системы сердца ребенка в возрасте 5–6 лет.ПЛОС ОДИН. 2012 г.; 7:e30413. пмид:22272345
    29. 29. Entringer S, Kumsta R, Hellhammer DH, Wadhwa PD, Wüst S. Пренатальное воздействие материнского психосоциального стресса и регуляция оси HPA у молодых людей. Гормоны и поведение. 2009 г.; 55:292–8. пмид:131
    30. 30. Капур А., Данн Э., Костаки А., Эндрюс М.Х., Мэтьюз С.Г. Фетальное программирование гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции. Пренатальный стресс и глюкокортикоиды. Журнал физиологии. 2006 г.; 572:31–44. пмид:16469780
    31. 31.Лесаж Ж., Блондо Б., Грино М., Бреан Б., Дюпуи Ж.П. Недостаточное питание матери на поздних сроках беременности вызывает чрезмерное воздействие глюкокортикоидов на плод и задержку внутриутробного развития, а также нарушает гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось у новорожденных крыс. Эндокринология. 2001 г.; 142: 1692–702. пмид:11316731 ​​
    32. 32. Дрейк А.Дж., Уокер Б.Р., СЕКЛ МЛ. Межпоколенческие последствия программирования плода при внутриутробном воздействии глюкокортикоидов на крыс. Американский журнал физиологии-регуляторной, интегративной и сравнительной физиологии.2005 г.; 288: Р34–Р38. пмид:15178540
    33. 33. Гловер В., О’Коннор Т.Г., О’Доннелл К. Пренатальный стресс и программирование оси HPA. Нейронаука и биоповеденческие обзоры. 2010 г.; 35:17–22. пмид:192
    34. 34. Дрейк А.Дж., Танг Д.И., Ньиренда М.Дж. Механизмы, лежащие в основе роли глюкокортикоидов в раннем программировании взрослых заболеваний. Клиническая наука. 2007 г.; 113:219–32. пмид:17663659
    35. 35. Коттрелл ЕС. Пренатальный стресс, глюкокортикоиды и программирование болезней взрослых.Фронт Behav Neurosci. 2009 г.; 3. пмид:19826624
    36. 36. DOYLE LW, FORD GW, DAVIS NM, CALLANAN C. Антенатальная кортикостероидная терапия и артериальное давление в возрасте 14 лет у недоношенных детей. Клиническая наука. 2000 г.; 98:137–42. пмид:10657267
    37. 37. Далзил С.Р., Уокер Н.К., Параг В., Мантелл С., Ри Х.Х., Роджерс А. и др. Сердечно-сосудистые факторы риска после антенатального воздействия бетаметазона. 30-летнее наблюдение за рандомизированным контролируемым исследованием. Ланцет. 2005 г.; 365: 1856–62.пмид:15924982
    38. 38. Goedhart G, Vrijkotte TGM, Roseboom TJ, van der Wal Marcel F., Cuijpers P, et al. Материнский кортизол и масса тела ребенка при рождении. Результаты большого проспективного когортного исследования. Психонейроэндокринология. 2010 г.; 35:644–52. пмид:19889503
    39. 39. Рейнольдс Р.М., Уокер Б.Р., Филлипс Д.И., Деннисон Э.М., Фрейзер Р., Маккензи С.М. и другие. Программирование гипертонии. Гипертония. 2009 г.; 53:932–6. пмид:19380612
    40. 40. Мориц К.М., Маттео Р. де, Додик М., Джеффрис А.Дж., Арена Д., Винтур Э.М. и др.Пренатальное воздействие глюкокортикоидов у овец изменяет развитие почек внутриутробно. Влияние на функцию почек и контроль артериального давления у взрослых. AJP: регуляторная, интегративная и сравнительная физиология. 2011 г.; 301: Р500–Р509. пмид:21593424
    41. 41. Мориц К.М., Додик М., Джеффрис А.Дж., Винтур Э.М., ДеМаттео Р., Сингх Р.Р. и др. Гемодинамические характеристики гипертензии, вызванной пренатальным воздействием кортизола у овец. Клиническая и экспериментальная фармакология и физиология. 2009 г.; 36:981–7.пмид:19473341
    42. 42. Блондо Б., Лесаж Дж., Чернихов П., Дюпуи Дж. П., Бреан Б. Глюкокортикоиды нарушают развитие бета-клеток плода у крыс. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2001 г.; 281:E592–9. пмид:11500315.
    43. 43. Facchi JC, Lima TAL de, Oliveira LR de, Costermani HdO, Miranda GDS, Oliveira JC de. Перинатальное программирование метаболических заболеваний: роль глюкокортикоидов. Метаб Клин Эксп. 2020; 104:154047. пмид:31837301.
    44. 44. Баласубраманян П., Варде П.А., Абдаллах С.Л., Наджар С.М., МоханКумар П.С., МоханКумар С.М.Дж.Дифференциальное влияние пренатального стресса на метаболическое программирование у крыс с ожирением, вызванным диетой, и крыс, устойчивых к диете. Американский журнал физиологии-эндокринологии и метаболизма. 2015 г.; 309:E582–E588. пмид:26219866
    45. 45. Tamashiro KLK, Terrillion CE, Hyun J, Koenig JI, Moran TH. Пренатальный стресс или диета с высоким содержанием жиров повышают восприимчивость к ожирению, вызванному диетой, у потомства крыс. Диабет. 2009 г.; 58:1116–25. пмид:1

      31

    46. 46. МЮЛЛЕР Б., БЕЙЛ Т. Влияние пренатального стресса на долгосрочную массу тела зависит от сроков и чувствительности матери.Физиология и поведение. 2006 г.; 88: 605–14. пмид:16828814
    47. 47. Тигарден С.Л., Бейл Т.Л. Влияние стресса на диетические предпочтения и потребление зависит от доступа и чувствительности к стрессу. Физиология и поведение. 2008 г.; 93:713–23. пмид:18155095
    48. 48. Dancause KN, Laplante DP, Hart KJ, O’Hara MW, Elgbeili G, Brunet A, et al. Пренатальный стресс из-за стихийного бедствия предсказывает ожирение в детстве. Исследование наводнения в Айове. Журнал ожирения. 2015 г.; 2015: 1–10.пмид: 25874124
    49. 49. Dancause KN, Veru F, Andersen RE, Laplante DP, King S. Пренатальный стресс из-за стихийного бедствия предсказывает секрецию инсулина в подростковом возрасте. Раннее развитие человека. 2013; 89: 773–6. пмид: 23830724
    50. 50. Лесаж Дж., Дель-Фаверо Ф., Леонхардт М., Лувар Х., Маккари С., Вио Д. и др. Пренатальный стресс вызывает задержку внутриутробного развития и программирует непереносимость глюкозы и нарушения пищевого поведения у стареющих крыс. Журнал эндокринологии.2004 г.; 181: 291–6. пмид:15128277
    51. 51. Игошева Н., Климова О., Анищенко Т., Гловер В. Пренатальный стресс изменяет сердечно-сосудистые реакции у взрослых крыс. Журнал физиологии. 2004 г.; 557: 273–85. пмид:15034122
    52. 52. ван Дейк А.Е., Доу К., Динфилд Дж., Стронкс К., Гемке Р.Дж., Врейкотте Т.Г.М. и др. Связь материнского пренатального психосоциального стресса с сосудистой функцией у ребенка в возрасте 10–11 лет: результаты лонгитюдного исследования родителей и детей Avon.Eur J Предыдущий Кардиолог. 2014; 21:1097–108. пмид:23559536
    53. 53. Джозеф Д.Н., Уирледж С. Стресс и ось HPA: балансировка гомеостаза и фертильности. Int J Mol Sci. 2017; 18. пмид:2

      26

    54. 54. Ламичане Н., Олсен Н.Дж., Мортенсен Э.Л., Обель С., Хейтманн Б.Л., Хендель М.Н. Связь между материнским стрессом во время беременности и риском ожирения у потомства в более позднем возрасте — систематический обзор литературы. Обес Ред. 2020; 21:e12951. пмид:31642601.
    55. 55. Бургеньо А.Л., Хуарес Ю.Р., Хенаро А.М., Теллечеа М.Л.Пренатальный стресс и более поздние метаболические последствия: систематический обзор и метаанализ у грызунов. Психонейроэндокринология. 2020; 113:104560. пмид:31884321.
    56. 56. Lima SAM, El Dib RP, Rodrigues MRK, Ferraz GAR, Molina AC, Neto CAP и др. Увеличивается ли риск низкой массы тела при рождении или преждевременных родов, если мать испытывает стресс во время беременности? Систематический обзор и метаанализ когортных исследований. ПЛОС ОДИН. 2018; 13:e0200594. пмид:30048456.
    57. 57. Бусада Дж.Т., Сидловски Дж.А.Механизмы действия глюкокортикоидов в процессе развития.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2022 © Все права защищены.