Страшно скоро роды: Страница не найдена | Форум Woman.ru

Содержание

как уберечь мам и их будущих детей от ковида

Специалисты фиксируют рост числа случаев осложнения беременности среди будущих мам, заболевших COVID-19. Инфекция может привести к задержке развития плода, преждевременным родам и выкидышам. Кроме того, у пациенток на 10 процентов чаще диагностируют пневмонию. Чтобы не допустить тяжелых последствий, врачи призывают беременных женщин пройти вакцинацию.

Новый год Ирина скорее всего будет отмечать не дома. На 31 декабря назначен день родов. За месяц до важного события она сделала вторую прививку.

«Я узнавала специально у врачей, которые в роддоме были. И если тогда штамм на ребенка никак не влиял, то сейчас стали рождаться дети с внутриутробной инфекцией уже, врожденной пневмонией, – отмечает Ирина Склярова. – И после этого я окончательно приняла решение сделать прививку».

Ангелине тоже скоро рожать. Но на вакцинацию она не торопится. Слухи в интернете оказались страшнее коронавируса.

«Я боюсь, что это скажется на ребенке, что могу я заболеть, – поясняет Ангелина Волкова. – Если заболею, будем решать проблемы по мере их поступления».

В этом случае решить проблему, когда с ней уже столкнешься, будет очень непросто. Так считает Роман Шмаков – главный внештатный специалист департамента здравоохранения по акушерству. Ему приходится выезжать на самые тяжелые случаи.

«Большая команда наших анестезиологов-реаниматологов выезжает, ставят ЭКМО», – рассказывает руководитель Института акушерства Национального центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени В.И. Кулакова Роман Шмаков.

«Беременные на ЭКМО? Такие случаи тоже бывает?» – спрашивает корреспондентка.

«У нас сейчас есть беременная: 13 недель на ЭКМО», – подтверждает Шмаков.

Сегодня, говорят врачи, женщины в положении стали болеть коронавирусом чаще и тяжелее. Дети у них нередко рождаются с патологиями.

«Могут быть изменения в сердце, изменение мозга, – предупреждает главврач московского областного перинатального центра Ольга Серова. – То есть, это такие косвенные признаки какой-то перенесенной инфекции».

Уже зафиксированы случаи передачи инфекции от матери к ребенку через плаценту. За время пандемии собрана статистика. Только некоторые данные: беременные, заболевшие коронавирусом, в полтора раза чаще попадают в реанимации, чем женщины того же возраста, не ожидающие ребенка. Но самое главное, возрастает риск преждевременных родов. Вероятность, что ребенок появится на свет раньше срока, увеличивается на 50 процентов.

Виктория подхватила ковид на позднем сроке, было проведено экстренное кесарево сечение, а после – 20 дней реанимации. Говорит и даже дышит пока с трудом, дочку видела только на фотографиях.

«Мне пришлось пролежать под аппаратом ИВЛ достаточно долго. Это тяжело. Больно. Поэтому всем рекомендую, всем беременным женщинам рекомендую вакцинироваться», – рассказывает пациентка Сергиево-Посадского центра материнства и детства Виктория Стрельчик.

Мария, взвесив все «за» и «против», решила не рисковать. Привилась. Роды прошли без осложнений.

«Родилась она с весом 3 килограмма 190 грамм. И рост 52 сантиметра. То есть, скажем так, среднестатистический ребенок», – рассказывает о дочке Мария Пестова.

Врачи рекомендуют вакцинироваться после двадцать второй недели беременности. Раньше – тоже не страшно. Иммунитет формируется не только у мамы, во время грудного вскармливания он передается и младенцу.

Решение принято — рожаем / «Красота. Здоровье. Фитнес»

Беременность – особенный период жизни женщины, полный забот, тревог и нетерпеливого ожидания. Прожить эти девять месяцев необходимо с максимальной пользой как для малыша, так и для мамы, которой хочется оставаться в форме и не чувствовать себя глубоко больной.

Потерпите, это скоро пройдет

Как определить на ранних сроках, что беременность наступила, если большинство способны заметить только хрестоматийный признак – задержку менструации, а некоторые и вовсе не подозревают о беременности вплоть до сильных изменений фигуры и первых шевелений ребенка? А ведь на самом деле еще до того, как вы обрадуетесь двум полоскам на тесте, организм подает сигналы о зарождении новой жизни.

Если до месячных еще далеко, о наступлении беременности подскажут девять простых, но очень «ярких» признаков.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Марина Уколова, врач-консультант Независимой лаборатории ИНВИТРО.

Вы заметили, что кружево на бюстгальтере подозрительно отгибается? Грудь налилась и прибавила в размере? Это один из основных признаков беременности. Грудь может начать увеличиваться через 1–2 недели после зачатия, что связано с повышенным выделением гормонов: эстрогена и прогестерона. Иногда возникают ощущение напряжения в области груди или даже небольшие боли. Соски становятся очень чувствительными.

Это значит, что нужно купить поддерживающий бюстгальтер, отказаться от тесного белья и от синтетики, которая не позволяет коже «дышать».

После обеда вас клонит в сон, вы целыми днями зеваете и не можете сосредоточиться? В первые недели беременности организм работает 24 часа в сутки – готовится к вынашиванию, поэтому утомляемость и сонливость – нормальное явление. Может повыситься температура тела до 37–37.2 градусов. В сочетании с заложенностью носа (тоже одним из возможных признаков беременности) такое состояние легко принять за простуду.

Постарайтесь больше отдыхать, спите не менее 8 часов в сутки и окончательно исключите из рациона вредные продукты. Если вы курите – пора расстаться с сигаретами.

Неожиданно в душном помещении у вас сильно закружилась голова? Если раньше подобных симптомов не замечалось, значит, организм сигналит вам о беременности. Повышенное или пониженное давление, его резкие перепады, ведущие к обморокам и головокружениям, – тоже не редкость для первого триместра беременности.

Купите тонометр и регулярно измеряйте давление. Утром не надо резко вставать с кровати, старайтесь обходиться без резких движений. Следите за уровнем сахара в крови – пейте много жидкости и ешьте каждые 3–4 часа. Если голова начала кружиться, можно выпить немного чая или кофе, при сильной слабости – принять 10–15 капель кордиамина.

С утра у вас болит голова, независимо от погоды и настроения? Это тоже связано с повышением уровня прогестерона. К счастью, мигрени отступают с увеличением срока – во втором триместре вы о них забудете.

Пейте больше жидкости и обязательно сдайте кровь, чтобы исключить анемию. Если головные боли не прекращаются, попросите врача выписать лекарства.

Вино кажется забродившим, а от запаха готовящейся еды подташнивает? У большинства женщин токсикоз начинается примерно с 7 недель и продолжается до 12-й недели беременности. Но иногда тошнота дает о себе знать уже спустя две недели после зачатия. Виновник – все тот же гормон прогестерон. Есть еще одна версия: тошнота и изменение предпочтений в еде – это реакция защиты: так организм защищает ребенка. Доказательством служит тот факт, что неприятие вызывают обычно именно «опасные» продукты: алкоголь, острая, жирная, жареная пища.

Диетологи рекомендуют утром съедать что-нибудь еще в постели, весь день есть понемногу, но часто, принимать витамин B6, он поможет справиться с токсикозом.

Неплохо избавляет от тошноты акупунктурный массаж запястья.

Неожиданно вы разрыдались во время просмотра «Секса в большом городе», а потом впали в ярость, узнав, что муж задержится на работе. Во всем виноваты гормоны – это они бушуют в вашей крови, и настроение меняется от плаксивости до агрессивности.

Потерпите, это состояние быстро пройдет. Скажите родным и друзьям о беременности, чтобы они не волновались и не обижались на вас.

Вам кажется, что муж злоупотребляет одеколоном, соседи явно пережарили рыбу, а сигаретный дым вызывает тошноту? Ваши новые обонятельные способности свидетельствуют о беременности.

Избегайте помещений, где курят, попросите мужа и друзей не пользоваться парфюмом, старайтесь не пользоваться общественным транспортом в часы пик.

Вы можете знать, что в третьем триместре беременности неизбежны частые позывы к мочеиспусканию, но этот же признак актуален и для первых недель после зачатия.

Если нет жжения и боли – это не страшно, скоро пройдет.

Подтвердить или опровергнуть ваши подозрения по поводу наступления беременности поможет анализ крови на специфический гормон беременности – хорионический гонадотропин (бета-ХГЧ), который увеличивается сразу после зачатия. Конечно, лучше всего делать этот анализ на 2–3-й день задержки менструации, но если из-за этого вы буквально не спите по ночам, то анализ на ХГЧ поможет вам успокоиться. Он может диагностировать беременность уже через 6–8 дней после зачатия. Однако в этом случае есть риск получить ложноотрицательный результат: у некоторых из-за особенностей организма уровень ХГЧ изначально бывает достаточно низким.

Ничто не должно болеть

Беременность – экстремальный период для организма женщины. Перестройка организма, связанная с заботой о плоде и подготовкой к родам, становится стартовой площадкой для обострения или развития хронических заболеваний внутренних органов, которые на медицинском языке называются экстрагенитальными. Своевременное обращение к врачу при малейшем намеке на возникновение проблемы со здоровьем позволит снизить влияние заболевания на течение беременности и развитие плода и, конечно же, сохранить здоровье женщины.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Лейла Аль-АНИ, врач-акушер-гинеколог Американской Медицинской Клиники.

Организм женщины перестраивается в связи с новой задачей, которую ставит перед ним беременность, – увеличивается объем циркулирующей крови, изменяется функция печени, почек, желудочно-кишечного тракта, кровеносной и сердечно-сосудистой систем. При этом беременность усугубляет течение любых хронических заболеваний, поскольку иммунитет у женщины ослаблен – организм делает все возможное, чтобы сохранить плод. В это время могут быть выявлены патологии, которые себя не проявляли.

Самой распространенной из них можно назвать заболевания мочевыделительной системы: циститы (воспаление мочевого пузыря), пиелонефриты (воспаление почек), гломерулонефриты. Чаще всего причиной их развития становится инфекция, которая может латентно существовать в организме много лет и выявиться именно при беременности, или это хроническое заболевание, которым женщина страдает уже много лет. Проявляются они по-разному. При цистите могут наблюдаться повышение температуры, тянущие боли над лоном и постоянное ощущение дискомфорта в этой области, учащенное, дискомфортное, а иногда и болезненное мочеиспускание маленькими порциями, при котором чувство переполненного мочевого пузыря не исчезает. Нередко такое состояние женщины «списывают» на особенности течения беременности, подразумевая, что учащенное мочеиспускание – естественное явление, а дискомфорт в области лона связан с адаптационными процессами тазового дна. Однако это не так – частое мочеиспускание считается нормальным, когда после него наступает ощущение освобождения мочевого пузыря, и длится оно до того момента, пока матка не вышла за пределы малого таза, затем оно нормализуется. Боль может беспокоить, но она, как правило, связана с увеличением объемов матки, и перепутать ее с болью другого происхождения трудно. При воспалении почек женщина может жаловаться на боли в поясничной области, нарушение мочеиспускания, лихорадку.

Надеяться, что можно справиться с болезнью после родов, нельзя – проблемы мочевыводящей системы необходимо решать, как только они обнаружены. Для этого применяется антибактериальная терапия в соответствии с индивидуальными особенностями организма и с особенностями течения беременности. Женщина должна находиться под постоянным наблюдением и перед каждым визитом к врачу сдавать анализ мочи.

Поскольку беременность является своеобразным провокационным фактором для развития или обострения существующих патологий, то женщина должна уделять в это время особое внимание тем сложным процессам, которые протекают в период беременности в ее организме. Так, заболевания желудочно-кишечного тракта, особенно гастриты, проявляются в первый триместр беременности на фоне токсикоза. Если до беременности у женщины были проблемы с печенью (холецистит, гепатиты, желчнокаменная болезнь), необходимо обязательно пройти курс лечения до наступления беременности, потому что печень во время вынашивания ребенка и родов играет важнейшую роль, в частности, в процессе свертывания крови, ее очищении. Большое значение для течения беременности имеет также состояние щитовидной железы – от уровня гормонов, ею вырабатываемых, зависит благополучный исход беременности – способность избежать выкидышей, замирания беременности, преждевременных родов. Важен также постоянный мониторинг уровня сахара в крови для страдающих сахарным диабетом, чтобы в случае его увеличения сразу же принять необходимые меры. Что касается анемии, то к тем, у кого она выявлена во время беременности, требуется грамотный подход: назначать железосодержащие препараты надо аккуратно, учитывая, к тому же, что уровень гемоглобина хорошо регулируется питанием.

Следует помнить, что любые постоянные боли при беременности – не нормальное явление. Как только они появляются, надо обязательно обращаться к врачу.

Учимся рожать

Как правило, на занятия в школы будущих мам приглашают беременных женщин на сроке 24–25 недель, хотя, если нет угрозы выкидыша и других противопоказаний, гимнастикой можно начать заниматься и раньше. Главное, чему в школах учат беременных, – родить ребенка самостоятельно и облегчить процесс родов, то есть сделать его менее болезненным.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Екатерина Былина, директор Семейного центра подготовки к родам «Сказка ожидания».

Подготовке к родам следует уделять очень много времени, даже если его катастрофически не хватает или просто лень этим заниматься. Ведь именно от того, насколько правильно женщина ведет себя в родах, умеет ли она «руководить» своим телом, зависит не только степень болевых ощущений во время схваток, но и способность родить ребенка самостоятельно, не прибегая к стимуляции или кесареву сечению.

Женщина должна помнить о том, что роды – это работа, и если она выполняется правильно, то они принесут минимум боли, а в памяти останется вовсе не она, а ни с чем не сравнимое удовлетворение от рождения долгожданного малыша. Чтобы все было именно так, надо уметь правильно дышать, расслабляться, быть физически подготовленной.

Специальные дыхательные техники ослабляют болевые ощущения во время схваток, обеспечивают и маму, и малыша кислородом, чтобы избежать гипоксии во время наибольшего напряжения. Существует великое множество дыхательных техник, но не стоит пытаться все их заучить, лучше выбрать самые необходимые, чтобы гарантированно запомнить их и правильно дышать во время схваток автоматически, не задумываясь о том, как это надо делать.

Очень важно подготовить тело к предстоящему испытанию. Индивидуально подобранный комплекс упражнений усилит кровообращение в матке, увеличит поступление кислорода к плаценте, а также уберет напряжение внизу живота, поможет простимулировать родовую деятельность. Специальная подготовка поможет малышу легко пройти по родовым путям, а крепкие мышцы пресса дадут возможность маме собственными усилиями помочь ребенку во время потуг.

К приближающимся родам следует знать, как различными позами и приемами облегчать боли разной локализации (в спине, в ногах)… На курсах подготовки к родам женщин, решивших рожать самостоятельно, обучают обезболивающему массажу, а если она рожает с партнером (муж, мама, сестра…), то ему тоже следует обучиться как массажным техникам, так и дыхательным, чтобы помогать во время схваток.

Чтобы прийти в роддом подготовленной к предстоящему испытанию, заниматься гимнастикой, делать дыхательные упражнения необходимо не только на курсах для беременных, но и в домашних условиях.

Как выбрать роддом?

Этот вопрос необходимо задать себе буквально в первые дни беременности. Впрочем, можно и во время ее планирования. Потому что от этого выбора зависит успех главного в жизни каждой семьи события – рождение здорового долгожданного малыша, и конечно же, здоровье мамы.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Татьяна Гневашева, заведующая дородовым отделением роддома на Фурштатской.

Главный вопрос, который вам стоит задать себе перед принятием такого важного решения, – что вы ищете в первую очередь? Вас волнует отношение медицинского персонала, который будет рядом в непростой момент родов? Вы ищете современное оснащение, возможность выполнения широкого спектра исследований и консультаций специалистов? Или самым важным для вас являются условия, в которых будут находиться мама и малыш? Для каждого определяющим оказывается что-то свое.

Конечно, лучше, чтобы будущей маме нравилось все: доктор оказался приятен и компетентен, бригада внимательна, оборудование на все случаи жизни, условия, из которых уходить-то не хочется. Не бывает? Бывает – современный уровень медицинского обслуживания способен это обеспечить.

Оцените родильный дом с самого начала. Как встретил вас администратор, можете ли вы сами выбрать врача, производит ли персонал впечатление внимательного и заинтересованного. Обязательно оцените, готов ли доктор отвечать на любые ваши вопросы, а их наверняка будет много. Узнайте, какие исследования можно выполнить в этом родильном доме, какие специалисты и по какому графику в нем работают.

Обязательно попросите разрешения осмотреть родильные залы и палаты. И здесь уместно задать вопрос, который наверняка волнует многих: возможно ли присутствие на родах мужа или другого близкого человека? Если это так, требуется ли для него какая-то подготовка заранее, чтобы он лучше понимал происходящее и даже мог чем-то помочь роженице? Каковы условия его пребывания: достаточно желания присутствия на родах или нужны какие-то справки о состоянии его здоровья?

Стоит обязательно уточнить: если у вас договоренность с индивидуальным врачом, подъедет ли он на роды в любом случае или только если вам повезет, и он будет дежурить. И есть ли у родильного дома договоренность со «Скорой помощью», не случится ли ситуации, что из дома вас отвезут не туда, где вы планировали рожать, а в ближайший родильный дом?

Даже если вы рассчитываете рожать естественным путем, в родах много непредсказуемого. Вам стоит узнать заранее, каковы возможности обезболивания, смогут ли вам выполнить эпидуральную анестезию, после которой, оставаясь в полном сознании, вы не будете чувствовать вообще никакой боли.

Очень важное и трудное время наступит сразу после родов. Именно поэтому оцените палату – будет ли вам в ней комфортно. Узнайте, предполагается ли совместное пребывание с малышом. Как часто смогут навещать вас муж и родственники, возможно ли чье-то постоянное пребывание рядом с вами, чтобы помочь и приободрить. Можно ли организовать индивидуальный пост по уходу за ребенком в случае, если вам будет очень трудно в первые дни. И конечно, какие специалисты осмотрят малыша в это время.

Не стесняйтесь спрашивать подробно. Это очень важно и нужно. В хорошем родильном доме будут только рады ответить на все возникающие вопросы.

Стильная и полезная мода

Беременность – воплощение женственности. Так решил известный итальянский модельер Пьетро Брунелли, очарованный шармом женщины «в интересном положении», и создал первую в Европе марку одежды для будущих мам класса pret-a-porter.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Виктория Щербак, специалист по СО сети салонов для будущих мам и детей «Кенгуру».

Вообще-то сегодня у беременных женщин выбор одежды практически неограничен – специально для них работает целая индустрия и создает красивую и удобную одежду на все случаи жизни: для дома и работы, для отдыха и деловых встреч. Современная мода помогает скрыть беременность или наоборот подчеркивает ее.

Коллекции итальянских марок (Sara, Pietro Brunelli, Attesa, Donna Mediterranea, Menonove), голландских (Queen Mum, VIDA VITA), французских (Neuf Lune, Crea Concept), израильских (La Robe Bleue), английских (Arabella B), российских (Mammy Size, Sokolova&Bogorodskaya) позволяют будущим мамам в любой ситуации выглядеть стильно и красиво и при этом чувствовать себя очень комфортно. Ведь для них это особенно важно. Современные дизайнеры учитывают требования к создаваемой одежде: она не сдавливает тело, то есть не препятствует нормальному кровообращению, в ней – особенные швы, не раздражающие кожу, ставшую во время беременности более нежной и ранимой, она выполняется исключительно из гигроскопичных тканей. И кроме того, эта одежда способна сохранить прекрасное настроение беременной женщине – теперь она не станет в ожидании родов носить одно бесформенное платье, предназначенное на все случаи жизни, как это было еще недавно. Современная беременная женщина выглядит модно и стильно.

В этом сезоне – на острие моды вечная классика – одежда белого цвета. Дополнят белый – нежно-розовый, сиреневый, абрикосовый, молочный, лазурный, мятный, красный, индиго.

Мотивы и расцветки летних коллекций – это многообразие цветочной палитры художников-импрессионистов, традиционный бело-голубой орнамент гжели, а также множество полосок. Ткани модных нарядов так же легки и нежны, как и расцветки: тончайший шелк и шифон, лен, батист, деним, прохладная вискоза и ситец. В отделке по-прежнему актуальны необработанный край, вышивка, пайетки, бисер, нашивки, стразы, аппликации, тесьма, «бубенцы», декоративные пуговицы, металлофурнитура.

И модельеры, и женщины питают особенную слабость к трикотажу. В этом сезоне основной мотив трикотажной одежды – женственность, соблазнительность и легкая небрежность. Трикотажные кофточки и топы выполнены преимущественно из натуральных материалов, а для завершения романтического образа дизайнеры часто используют кружево, сетку, прозрачные вставки. Силуэты трикотажных изделий становятся более изящными, их декорируют рюшами, воланами, лентами и кантами.

Новинка этого сезона – удлиненные туники-платья, которые можно также носить с джинсами. Коллекции разных компаний представлены разнообразными моделями брюк, блузок, юбок, сарафанов, платьев, костюмов, выполненных в разных стилях: спорт, романтика, классика. Молодежные линии – джинсы, бриджи, шорты с отворотами, белые хлопковые комбинезоны, сарафаны с молниями, накладными карманами, украшенными стразами. Есть и нарядные модели блузок, туник, сарафанов из шифона и шелка. Еще одна модная тенденция этого лета – морская тема. Хит сезона – полосатый трикотаж – топы, блузоны, платья-«матроски», белые бермуды, капри, жакеты. Благодаря применению эластичных материалов и специальным системам регулировок, одежда легко изменяется по мере роста живота. Появляются и новые решения для меняющейся фигуры, например Arabella B предложила боковые молнии, доходящие до проймы рукава, а чтобы одежду от La Robe Bleue можно было носить и после родов, все блузоны сконструированы с учетом особенностей одежды для кормления.

Удобно, полезно и стильно – именно такие требования выполняют модельеры, создавая специальную одежду для беременных.


Подготовила Ирина Багликова

«Умерли минимум семь мам, а сколько детей — даже страшно подумать». Что происходит в Шебекинской больнице, где скончались несколько беременных женщин

Чтобы разобраться в реальности, которая происходит в ковидном роддоме, мы поговорили с близкими умерших рожениц и детей, юристом, который защищает интересы родственников этих женщин, а также сделали запрос в областной минздрав, чтобы узнать статистику по умершим в Шебекинской ЦРБ. Вот, что у нас получилось.


Корреспондентка «Фонаря» встретилась с Артуром Палажченко, который рассказал трагическую историю своей семьи. Его жена Светлана Кучмистая на седьмом месяце беременности попала в Шебекинскую районную больницу, где сначала потеряла своего нерождённого ребёнка, а после — скончалась сама. Ни врачи, ни следователи до сих пор не могут ответить Артуру на вопросы, по какой причине это произошло.

С чего всё началось?

Семья Палажченко готовилась к появлению первенца и ответственно относилась к своему здоровью в период пандемии. Светлана с самых ранних сроков встала на учёт по беременности в белгородскую частную клинику, чтобы следить за своим состоянием и родить здорового малыша.

Фото из архива Артура Палажченко

В сентябре 2021 года супруги поняли, что начали заболевать: у них немного поднялась температура, появился несильный редкий кашель и боль в горле. Спустя ещё несколько дней, не чувствуя никаких улучшений, пара вызвала врача из поликлиники на дом. Но по словам молодого мужчины, за весь день к ним так никто и не пришёл.

— Мы решили вызвать платную скорую, по телефону нам в этом отказали. Пришлось вызывать медиков по номеру 112. Врачи приехали, послушали мою жену, сказали, что есть незначительные хрипы в лёгких. Но на всякий случай они решили поберечь её и отправить на лечение в Шебекинскую районную больницу, куда сейчас отвозят всех беременных жительниц региона (ковидный центр в Шебекинской ЦРБ специализируется на помощи беременным, у которых есть подозрения на COVID-19 — прим. Ф.).

«Врачи говорили, что всё нормально»

По словам мужчины, Светлана попала в Шебекинский ковидный роддом в нормальном состоянии. Когда она приехала в больницу, то сдала ПЦР-тест — его результат оказался отрицательным. По этой причине врачи положили её в одну палату с женщинами, которые имели схожие симптомы, но у которых также тесты не подтвердили COVID-19.

— В роддоме Свете с каждым днём становилось всё хуже. Её отправляли на компьютерную томографию, чтобы узнать процент поражения лёгких. «Затемнение в правом лёгком», — всё, что они тогда сообщили ей. По словам других женщин в ЦРБ, им ставили точно такое же затемнение именно в правом лёгком. Но врачи говорили, что всё нормально.

Мужчина отмечает, что в больнице Светлана жаловалась родным на своё состояние и якобы ужасное отношение персонала к ней. Артур вспоминает случаи, что когда у жены поднималась температура, она просила врачей поставить укол, на что те приносили ей таблетку парацетамола, который никак не помогал.

— Всем беременным назначают одно и то же лечение: какие-то витамины. Они не учитывают индивидуальных особенностей протекания болезней. Врачи меняются, нет постоянного лечащего доктора. Отношение персонала ужасное, — делится Артур.

Через пару дней молодая женщина почувствовала, что ребёнок в животе начал меньше шевелиться. Она попросила врачей посмотреть, что происходит с её малышом. Пациентке подключили специальный прибор, который считывает сердцебиение плода.

— Она уже тогда заметила, что что-то не так с ребёнком. Было похоже, что ему как будто не хватает кислорода. Почему врачи тогда сказали, что всё нормально, а не провели кесарево, чтобы спасти малыша — не известно, — продолжает Артур.

Через четыре дня пребывания в больнице Светлана перестала отвечать семье. Артур вспоминает, что тогда до неё нельзя было дозвониться, на сообщения в соцсетях она тоже не отвечала.

— Я начал переживать, что что-то случилось. У меня был номер одной из медсестёр, с которой я общался. Я решил набрать ей и спросить, что там с моей женой, и почему она не отвечает на звонки. Мне говорят: «С ней всё хорошо, скоро вам ответит». Как оказалось, в тот момент персонал констатировал смерть ребёнка. Свету отправили на кесарево. Почему они не провели кесарево сразу, когда видели, что с ребёнком может быть что-то не так? Почему жену не обследовали и постоянно не проверяли сердцебиение малыша? Как они могли допустить, чтобы абсолютно здоровый ребёнок у здоровой женщины умер, ещё не родившись? — задаёт вопросы молодой вдовец.

«Их интересовал только документ из ЗАГСа»

Во время операции девушке стало ещё хуже, её оставили в реанимации, чтобы бороться за её жизнь. Пока Светлана лежала в госпитале, её супругу написала медсестра, которая просила привезти ей необходимые документы, чтобы зарегистрировать их умершего ребёнка. Несмотря на своё шоковое состояние, мужчина согласился на это и обратился в ЗАГС, чтобы там выдали документ о регистрации невыжившего первенца.

Артур вспоминает, что когда он пришёл в роддом, чтобы отдать документ, он решил задать наиболее волновавший его вопрос: «Ребёнка возможно было спасти?». На это врач ему сказала: «На вашем месте я бы лучше переживала за состояние жены, которая в реанимации».

— «А вы тело ребёнка забирать будете?» — спросила у меня тогда врач в роддоме. С момента смерти малыша прошло уже шесть дней. С этого вопроса я был просто в шоке. Мне никто ничего не объяснил, я не знал, что умершего в утробе ребёнка нужно будет хоронить. Такое ощущение, что их интересовал только документ из ЗАГСа, — признаётся мужчина.

Примерно через неделю после операции Светлане Артур позвонил в больницу, чтобы узнать, как чувствует себя супруга и что ей привезти из необходимых вещей.

— Я разговаривал с медсестрой, которая за ней ухаживала в реанимации. Она мне говорит, что нужно купить для Светы. Там были какие-то лекарства и вещи первой необходимости. Через телефон я слышу голос своей жены, она добавляет, что ещё ей надо привезти.

На следующий день с утра мужчина планировал поехать в больницу и передать все купленные вещи. С утра ему позвонил брат Светланы, который сообщил, что у неё остановилось сердце.

— Персонал Шебекинской больницы даже не позвонил мне, хотя все прекрасно знали, что я её муж, и у них были мои контакты. Никто мне не сказал, почему так получилось. Как у здоровой девушки, у которой никогда не было проблем с сердцем, оно могло в один момент остановиться? Я не знаю, чем её там лечили, могли ли они быть виноваты в её смерти… Её больше нет, я не знаю, как дальше жить.

Артур также вспоминал, что после того, как супруги не стало, он несколько раз забирал её вещи из больницы.

— Они даже не смогли положить вещи Светы в один пакет и подписать их. Я потом сам вспоминал, что у неё осталась ещё сумка, куртка и ещё что-то, поэтому несколько раз ездил в больницу. Никакого сочувствия и человеческого отношения нет.

«Никто в этом не признается». Как продвигается расследование дела Светланы

Мужчина написал заявление в областную прокуратуру и белгородский Следком, чтобы там разобрались, виноваты ли врачи в смерти супруги и её ребёнка. По поводу проверок мы поговорили с юристом Яной С., которая сейчас помогает Артуру. «У Светланы дело сейчас в Следственном комитете, ещё несколько [пострадавших] тоже подали заявления, но все дела в Шебекино, все в стадии рассмотрения, прокуратура тоже дала нам промежуточные ответы, назначены посмертные экспертизы», — рассказывает Яна Владимировна.

Юрист писала обращение в прокуратуру Белгородской области и просила провести проверку по факту смерти Светланы и её ребёнка. Вот, что ей ответили:

— Ход процессуальной проверки находится на контроле Шебекинской межрайонной прокуратуры. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования в настоящее время не установлено. В случае несогласия с принятым решением Вы вправе его обжаловать вышестоящему прокурору либо в суд.

Сейчас в деле Светланы Кучмистой сменился следователь. Скорее всего, в Следкоме ожидают результатов посмертных экспертиз, но когда они будут — ещё неизвестно. Как говорит Яна, подобные дела могут тянуться от полугода до года. При этом Артуру до сих пор не выдали копию медкарты и обменной карты жены. Ещё они с юристом делали запрос в ОМС, чтобы официально узнать, какие услуги оказывались Светлане и как проводили лечение.

Однако Артур сфотографировал выписку, где было зафиксировано лечение его жены. Именно этот документ ему сначала не давали снять в Следственном комитете. Причиной этого, как предполагают вдовец и юрист, могло быть то, что Светлане в Шебекинской больнице отменили приём инсулина, несмотря на то, что она была диабетиком. Близкие не исключают, что это также могло сказаться на ухудшении состояния женщины.

— Светлане назначили парацетамол, хлористые уколы в вену, потом антибиотик и кроворазжижающее — и всё. Если это действительно был COVID-19, очень интересное лечение получается. Света была диабетиком, а они вообще отменили инсулин. Нельзя было его отменять, это её жизненно важный гормон. Когда Артур был у следователя, ему дали выписку. Он еле сфотографировал её. Опять же врач даже не подписала её, а просто подготовила, там вообще нет ни слова об инсулине…

Насколько всем известно, когда люди заболевают ковидом, у всех повышается уровень сахара в крови. Из-за этих всех лекарств и антибиотиков, которые колют, не справляется поджелудочная железа. Естественно, сахара высокие у всех людей, вне зависимости от того болел он там чем-то или не болел. Если врачи эти препараты им не колют, начинается кетацидоз (накопление в крови токсических продуктов промежуточного метаболизма жиров — прим. Ф.). Через пару дней у человека случается кома, он умирает, потому что начинается отравление… — объясняет юрист.

«Я считаю это издевательством». Юрист — о делах погибших женщин

Также Яна С. собрала информацию минимум о семи молодых женщинах, погибших в Шебекинской районной больнице, и одной женщины, которая выжила, но потеряла ребёнка. Она переписывалась с их родственниками и друзьями, которые сообщили о смерти белгородок. Как говорит юрист, все семеро скончавшихся были первородящими. Ещё она общалась с Татьяной, у которой умер ребёнок, но саму её спасли врачи. Юрист предполагает, что женщина выжила потому, что у неё это были уже вторые роды.

У Яны Владимировны сохранилась переписка со Светланой Кучмистой, пока та лежала в больнице.

— Светлана писала, что ей страшно, что каждый день мамы умирают, значит, она уже кого-то видела. Другие женщины тоже писали своим подружкам об этом. Марина (ещё одна из умерших женщин — прим. Ф.) писала, что всё плохо, им делают какие-то уколы, они теряют сознание, потом просыпаются, отходят от этого укола, и через сутки у них уже ребёнок в утробе мёртвый. При этом их не сразу ещё кесарят.

Марина рассказывала подруге, что четыре часа её осматривали в палате, при этом других женщин попросили отвернуться к стене. В итоге только на утро её начали кесарить. Я считаю это издевательство какое-то. От того, что описывают эти девочки, — волосы встают дыбом, — рассказывает Яна.

Женщин и детей, со слов родственников и друзей, хоронили в закрытых гробах, как и бывает в случае подозрений на коронавирусную инфекцию. От близких одной из умерших — Марины — Яна узнала, что врачи даже не взяли вещи скончавшейся женщины, чтобы одеть её.

— Всем говорят, даже у кого ковид не обнаружен: надо хоронить в закрытых гробах. Родственникам Марины сказали: «Вещи никакие не нужны, всё она уже в двух пакетах и гроб забит». Как можно любого человека положить в гроб и даже вещами не накрыть? — удивляется Яна.

Как рассказывает Яна, связь с девушками держится только до попадания в реанимацию. В реанимации беременные общались с близкими через записки, которые передавали медсестры. Поэтому родственники не знают о том, как женщин лечили там. Юрист ничего не знает о судьбе выживших детей. Из всех умерших женщин, о которых знает Яна, официально коронавирус подтверждён был лишь у некоторых, поэтому она не знает, сколько вообще могло там умереть рожениц в последнее время.

— Получается, что из всех этих девочек только у одной дочка осталась жива. Но, как писала Светлана, у них нет условий, нет этих колпаков для выращивания деток, семимесячные дети плохо выживают. На данном этапе я даже не знаю, остались эти дети в живых или нет, может быть, они уже и умерли.

«Пришла на своих ногах в больницу и не вернулась». Белгородец, который попросил сохранить его имя в тайне, — о смерти беременной жены

Корреспондентка «Фонаря» пообщалась с мужем другой скончавшейся в Шебекине женщины (по просьбе героя мы не приводим его имя и фамилию — прим. Ф.). Она тоже погибла вместе с ребёнком на седьмом месяце беременности в Шебекинской районной больнице. Приводим его историю полностью.

— Моя жена была на седьмом месяце беременности. Два дня у неё была высокая температура. После этого мы сдали тесты, и у нас обоих подтвердился ковид. Сначала я заболел на день раньше и сразу уехал из дома, чтобы не заразить её. Потом пришли результаты теста: у неё 12 октября, а у меня — на следующий день.

Два дня температура не спадала. Мы вызвали врача на дом, сделали направление, я отправил её в больницу. Жена пришла туда на своих ногах и не вернулась. Она три или четыре дня полежала на общих условиях, потом её положили под кислородную маску. Она пролежала на ней где-то дней пять, потом её перевели в реанимацию под аппарат Боброва, но состояние становилось всё хуже и хуже.

Я звонил врачам, просил, чтобы её прокесарили побыстрее, чтобы спасали её. Врачи говорили, что к этому не было показаний. Её прокесарили только в ночь с 26 на 27 октября, ввели в медикаментозный сон, из него она больше не вышла. Супруга была в нём до 10 ноября. Наш ребёнок умер через два дня после этого.

Мы общались с ней по телефону, переписывались, созванивались по возможности, потом были записки. Она мне передавала, а я ей. После 27 октября у нас с ней уже не было связи. По лечению на первой стадии, когда она только поступила в ЦРБ, особенного вообще ничего не было: таблетки давали, капельницу с глюкозой ставили. Врачи меня уверяли, что за ней хороший уход и постоянный надзор. Когда она была в реанимации, я задал ей вопрос, действительно ли круглые сутки за ней присматривают. Она подтвердила это.

Когда она только поступила в больницу, она два часа просидела в коридоре, потом её в этот же коридор определили сначала, и только потом уже поместили в отдельное помещение. Мы сейчас поддерживаем связь с Артуром, у нас ситуации практически один в один. И по срокам беременности похожи, и по протеканию болезни, — рассказал обратившийся в редакцию белгородец.

«Всё норм, вам кажется»


По словам мужей умерших женщин, в январе 2022 года снова были трагические случаи в Шебекине. Мы пообщались с Михаилом Колобановым, чья жена умерла 7 января — спустя три дня после рождения их дочки. Его супругу Ольгу Акбашеву 26 декабря на скорой привезли в Шебекинскую больницу. По всем признакам у неё был коронавирус: ломило тело, была высокая температура и хрипы в лёгких. Но несмотря на это, ПЦР-тест не подтвердил болезнь.

Михаил рассказал, что за несколько дней до этого Ольга обратилась к своему лечащему врачу. Заведующая отделением гинекологии в поликлинике № 8 Екатерина Юстицкая, по словам Михаила, отреагировала не так, как он хотел. Мужчина винит данного врача в смерти своей супруги.


— Ничего внятного врачи мне не сказали, правда, ребёнка спасли, наблюдающий врач-гинеколог упустил момент появления хрипов, анализов не назначала. Мы поехали к лечащему врачу, перед этим позвонив ей и всё рассказав. Она спросила: а чего вы ко мне едете? Не надо, я вам в «Вайбере» всё расскажу, какие таблетки пить (наверное, новый метод лечения), а иногда и вовсе говорила, что вам всё кажется. Лечение жена так и не получила. 26 декабря, когда забрали в Шебекино, я видел её в последний раз. Звонил врачам каждый раз, там тоже никто ничего не рассказывал, только общие фразы. И в итоге она умерла…
Фото из личного архива Михаила Колобанова

Сколько женщин и детей погибло в Шебекинской больнице

В конце 2021 года мы сделали запрос в областной департамент здравоохранения, чтобы узнать статистику смертности беременных женщин от коронавирусной инфекции. В ответе нам сообщили, что в регионе зарегистрировали пять случаев смерти беременных, рожениц и родильниц от коронавируса в 2021 году и один случай — в 2020 году. Самой младшей погибшей было 18 лет, а старшей — 37. При этом количество умерших в течение последних лет новорождённых сотрудники депздрава не стали указывать. Добавим, что в эту статистику не включают других умерших в ковидном госпитале женщин, у которых COVID-19 остался неподтверждённым.

По данным облздрава, заболеваемость COVID-19 у беременных выше, чем в среднем среди рожениц и родильниц: из-за уникальных иммунных характеристик у них болезнь чаще протекает в более тяжёлой форме, что требует госпитализации в отделения интенсивной терапии. Также беременным чаще бывает необходима искусственная вентиляция лёгких, так как высок риск неблагоприятного исхода болезни.

Чаще всего у беременных с коронавирусом появляется кашель, лихорадка и миалгия. В 89 процентах случаев болезнь осложняется пневмонией. Также, как уточнял белгородский депздрав, новорождённые заражаются от «ковид-позитивной» матери в восьми процентах случаев. В половине ситуаций медицинская помощь новорождённым оказывается в условиях отделения интенсивной терапии. Единичные случаи смерти детей чаще всего возникали из-за развития патологий, несовместимых с жизнью, которые появлялись из-за низкой массы тела при рождении и развития дисстресс-синдрома плода (синдром дыхательных расстройств — прим. Ф.).

Как сообщали чиновники, по каждому из случаев смертей беременных женщин от коронавируса департамент проводил служебное расследование вместе с врачами-экспертами. Во время расследования они детально анализировали причины произошедшего и качество оказания медпомощи. По результатам проверок применяли административные меры, чтобы исправить недочёты и предотвратить причины, которые могли привести к трагическим исходам. Также в облздраве сослались на мнение главного внештатного специалиста по акушерству Минздрава России Романа Шмакова.

— Мы проанализировали, что материнская смертность в три раза выросла от COVID-19 в этом году по сравнению с предыдущим. Во-первых, всё это были непривитые женщины, во-вторых, в 70-80 процентах был какой-то фактор риска: либо сахарный диабет, либо ожирение, либо артериальная гипертензия, заболевания почек, лёгких и так далее. Этой категории женщин мы особенно рекомендуем вакцинироваться, — цитировала в ответе мнение специалиста пресс-служба облправительства.

По словам юриста Яны С., в 2021 году в Шебекинской районной больнице умерли минимум семь беременных и рожениц. Не у всех у них был подтверждён коронавирус. Так, например, в сентябре 2021 года умерла Галина, но её дочка осталась жива. В октябре скончались четверо женщин и трое детей: Ольга, Светлана, Ирина (её дочка выжила) и Марина с первенцем. У роженицы Татьяны умер ребёнок, сама женщина выжила, но до сих пор лечится дома, так как у неё упало зрение. Алина скончалась в ноябре, она была в коме, а её сын умер ещё в конце октября.

Также редакция «Фонаря» обратилась в региональное управление Следственного комитета, чтобы узнать, были ли возбуждены уголовные дела после гибели женщин в районной больнице. Там ответили, что уголовные дела по фактам смерти беременных и рожавших женщин не возбуждались ни в 2020, ни в 2021 годах. При этом сейчас в производстве следственного отдела по Шебекинскому городскому округу находятся два материала проверки по фактам гибели в Шебекинской больнице беременных женщин, болевших коронавирусом. Проверки следователи начали после того, как увидели сообщения о смерти женщин в средствах массовой информации. По данным ведомства, на данный момент следователи ждут заключения судебных медэкспертиз, чтобы после вынести окончательное решение. По данным на 18 января решения ещё не приняты.

Ещё мы обратились в Шебекинскую больницу и белгородский минздрав, чтобы узнать о результатах проверок по случаям смертей в больнице. Пресс-служба пригласила редакцию на встречу с представителями больницы и министерства здравоохранения, которая состоится 19 января. На встрече мы планируем задать вопросы по обозначенным в статьям ситуациям, после чего опубликуем позицию белгородских властей.

«Это горький опыт, но мы тоже делаем определённые выводы». Белгородский минздрав — о ситуациях с погибшими женщинами в Шебекинском роддоме

Во время подготовки статьи о беременных женщинах и детях, погибших в Шебекинской районной больнице, которая стала главной ковидной площадкой для беременных, мы обратились к руководству больницы и белгородский минздрав, чтобы узнать о результатах внутренних проверок и возможных причинах произошедшего. Пресс-служба пригласила редакцию «Фонаря» на встречу с представителями министерства, на которой они подробно объяснили свою позицию.


После публикации Следственное управление Следственного комитета по Белгородской области начал проверку по факту смертей беременных женщин.

Хотите, чтобы у нас в регионе были СМИ, которые пишут на подобные темы, реагируют на проблемы читателей и обнародуют подобные важные истории, которые не должны повторяться? В последнее время работа журналистов в России становится всё чаще подвергаться давлению, поэтому журналистам нужна помощь читателей. Поддержите Fonar.tv! Вместе с вами мы можем больше!

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Роддом


Рождение малыша — самое радостное и самое ответственное событие в Вашей жизни. Мы в полной мере осознаем это и, принимая часть Вашей ответственности на себя, помогаем Вам стать счастливой мамой. Родильный дом «Медгарда» и связанные с ним службы и специалисты сделают все возможное, чтобы подготовить Вас к родам, предупредить любые возможные осложнения, обеспечить безопасность и безболезненность родов, ну и, конечно же, помочь Вашему малышу появиться на свет здоровым и веселым :-).

До родов

Скоро Вы станете мамой и, конечно же, знаете: чтобы все прошло хорошо, нужно наблюдаться у акушера-гинеколога и проходить все необходимые обследования. Дородовый патронаж включает все мероприятия, которые позволяют контролировать и поддерживать Ваше здоровье и здоровье малыша. Клинические и ультразвуковые исследования, плановые осмотры акушера-гинеколога и других врачей можно пройти в «Медгарде». Вы можете получить срочную консультацию врача в любое время суток. Наше медицинское сопровождение может быть организовано с любого срока беременности.

В родильном доме

И вот Вы прибыли в роддом «Медгарда». Сейчас это произойдет! Страшно? Ничуть! Ведь в индивидуальном родильном зале Вас уже ждет целая медицинская бригада: Ваш акушер-гинеколог, акушерка, анестезиолог-реаниматолог, неонатолог, медицинские сестры. Они сделают все возможное, чтобы Вы родили самостоятельно.

Все службы «Медгарда» находятся в боевой готовности. При необходимости Вам проведут срочное обследование или лечение, Вы можете проконсультироваться с любым специалистом (кардиологом, терапевтом, хирургом и другими нашими врачами). Больно не будет, потому что Вам сделают эпидуральную анальгезию или общее обезболивание, если по показаниям необходимо кесарево сечение. При необходимости матери и новорожденному может быть оказана реанимационная помощь.

Кстати, если Ваш муж хочет адреналина, пусть поприсутствует на Ваших родах. Нашатырь мы предоставим ему бесплатно :-).

После родов

А после родов Вы сразу попадете в комфортную палату стационара родильного дома. Хотите — в индивидуальную, хотите — в двухместную (это для любительниц пообщаться). Здесь Вы можете находиться вместе с малышом, а можете передать его на попечение персонала. Вам и Вашему ребенку сделают все необходимые обследования, а врач-неонатолог все дни будет наблюдать за Вашим сыном или дочкой. Вас будут кормить 5 раз в день специальной едой, имеющей высокое содержание белка, ведь Вашему организму нужно быстрее восстановиться — впереди у Вас сложный период. Ежедневно Вас могут навещать родственники и гости.

Вам предоставят всё необходимое, поэтому в роддом Вы можете взять только зубную щетку и мобильник, чтобы напомнить мужу о цветах для Вашей выписки! 🙂

3D тур по роддому

Первая беременность | Family Medical Center

Кто-то из мудрецов сказал, что лишь с рождением ребенка женщина становится по-настоящему женщиной. Однако ничто не меняет самоощущение женщины настолько, как первая беременность.

Когда лучше рожать первенца?

Еще недавно считалось, что первая беременность должна наступить лет в 20 – тогда, дескать, и организм здоровее, и роды легче проходят. А женщин, которые готовились впервые стать мамами после 30 лет, называли обидным словом «старая первородящая». Но последние исследования (например, американских врачей, наблюдавших около 4 тысяч пациенток в одной из нью-йоркских больниц) говорят о том, что у здоровой женщины 30-35 лет частота осложнений беременности и родов совсем ненамного превышает таковые у двадцатилетней будущей мамы. В некотором смысле, в зрелом возрасте беременность более осознанна – ведь мама уже устойчива к стрессам, дисциплинирована, более мудра и ответственна.

Раньше считалось, что поздние дети чаще рождаются недоношенными, хуже прибавляют в весе, больше болеют. В реальности же это не совсем так. А если прибавить, что родители среднего возраста, в отличие от молодых, больше времени уделяют воспитанию ребенка, выяснится, что поздние дети по своему интеллектуальному развитию зачастую опережают сверстников.

Но, конечно, у позднего материнства есть свои проблемы – прежде всего, физиологические. После 35 лет у женщин чаще возникают проблемы с гипертонией, диабетом, повышается и риск развития аномалий у плода, рождения детей с тяжелыми наследственными заболеваниями. Поэтому всем первородящим старше 35 лет врачи предлагают пройти дополнительное обследование – УЗИ, генетические анализы. Они позволяют вовремя обнаружить хромосомную патологию плода. Это биохимические анализы крови из вены («двойной» и «тройной» тесты), амниоцентез (анализ околоплодных вод), кордоцентез (анализ показателей пуповинной крови плода). Все эти исследования с максимальной точностью позволяют выявить более 200 наследственных заболеваний, связанных с нарушением хромосомного набора.

Страшно!

Беременность – вообще беспокойное время, даже для опытных мам. А уж первая беременность и вовсе заставляет трепетать из-за каждого своего шага. Чего же боятся будущие мамы?

1. А вдруг ребенок родится больным?

Этот страх достался нам в наследство от предыдущих поколений. Но подумайте сами – ведь медицина шагнула далеко вперед. Самые разнообразные анализы и исследования (см. выше) позволяют выявить патологии развития плода на очень ранних стадиях. И не забывайте о здравом смысле и логике, не уподобляясь даме из старого анекдота:

– Почему вы не хотите рожать четвертого ребенка?

– Боюсь, что он будет китайцем, ведь каждый четвертый на земле – китаец!

2. Я не смогу быть хорошей мамой, не справлюсь с малышом!

Чаще всего этот страх появляется у единственных дочек в семье – у них просто нет опыта общения с младенцем. Если у вас есть младший брат или сестра, то, скорее всего, эти опасения вам даже в голову не приходили – вы знаете, что ничего сверхтрудного в этом нет. В конце концов, есть материнский инстинкт, который подскажет вам, как обращаться с ребенком. Если не надеетесь на инстинкт, можно посмотреть специальные обучающие фильмы, почитать соответствующую литературу. А одной моей подруге во время беременности снились «дидактические» сны, в которых она училась науке материнства.

3. Боюсь боли!

Любопытно, что страх и боль – вещи весьма взаимосвязанные. Впервые об этом написал Дик Рид Грантли, автор бестселлера «Роды без страха». Он впервые заговорил о том, что боль во время родов возникает из-за страха, ведь страх приводит к мышечному зажиму (помните выражение – сжиматься от страха?), а зажим только усугубляет боль. Поэтому чем больше мы боимся боли, тем сильнее мы ее ощущаем.

4. Я на всю жизнь останусь бесформенной клушей!

Посмотрите на фотомоделей Стефани Сеймур и Ясмин Ле Бон. У каждой по трое детей, и это не мешает им оставаться в великолепной физической форме. Так что здесь в буквальном смысле все в ваших руках (и ногах тоже). Сейчас форму можно поддерживать в бассейне, с помощью специальных упражнений на растяжку, йоги. И, конечно, не переедать, оправдываясь устаревшим тезисом, что есть во время беременности нужно за двоих. Для женщин разных конституционных типов установлены приблизительные нормы прибавки в весе. Во время первой беременности женщины астенического типа должны прибавить 10-14 кг, нормостенического – 8-10 кг, а страдающие ожирением – всего 2-6 кг.

5. Я уже никогда не вернусь к прежней, беззаботной жизни.

В каком-то смысле это правда, рождение ребенка меняет жизнь бесповоротно. Но для того, чтобы не погрязнуть в памперсах и кастрюлях, договоритесь с мужем (мамой, свекровью), чтобы хотя бы раз в неделю они отпускали вас отдохнуть от хозяйства и малыша. Это отличная профилактика послеродовой депрессии.

Семейный кризис

Предупрежден – значит, вооружен. Имейте в виду, что рождение первого ребенка нередко становится настоящим кризисом для молодой семьи. Ведь с его появлением меняется семейная структура (когда рождаются вторые и третьи дети, этого не происходит, все уже привыкли к своим ролям родителей, бабушек и дедушек, а сейчас все приходится менять).

Самая распространенная ошибка в этой ситуации – уверенность, что вы понимаете друг друга без слов. На самом деле это встречается крайне редко.
Необходимо обсудить вашу будущую жизнь уже сейчас – ведь перераспределяются и роли (ведь совсем скоро вы станете не только супругами, а родителями, а ваши родители – бабушками и дедушками), и время, и деньги… Кто будет вставать к ребенку по ночам? Будете ли вы с мужем сидеть дома вместе – хотя бы по выходным? Будут ли новоиспеченные бабушки и дедушки отпускать вас вдвоем в гости? Или вы одна будете справляться с ребенком и домашним хозяйством, а муж – вести прежнюю, почти холостую жизнь?

Кстати, подобные беседы помогут представить вам, как вы будете жить после рождения малыша, и избавиться от многих страхов. Ведь страшна, прежде всего, неизвестность, а вы будете знать, что вас ждет.

Доктора областного перинатального центра впервые в истории медучреждения спасти новорождённую с экстремально низкой массой тела

 Счастье — на ладошке. 19 сантиметров — такой появилась на свет Аврора. Мама не может сдержать слез. Ее дочь уже прошла через многое. Малышка родилась на три месяца раньше срока и весила 480 граммов. Вместо положенных трех килограммов.

Кристина Медведева, мама:

— Когда узнала, что родилась 480 — было страшно, отрицание, страх, потом принятие, потом уже нормально. Целыми днями в интернете ползала, искала — есть ли люди, кто с 480 граммов, на таких сроках рожал. Ничего интересного, конечно, не нашла, пришлось успокоиться, но было страшно.

Случай Авроры — уникальный. Это самый маловесный ребенок за всю историю перинатального центра. Говоря медицинским языком — младенец с «запредельно экстремальной массой тела». Однако к выписке Аврора подготовилась. Сейчас 4 месячная малышка весит 4 килограмма. Пока врачи поддерживали ее жизнь, в том числе внутривенно, молодой папа, как мог, поддерживал супругу.

Степан Медведев, отец:

— Постоянные передачки. — Чем баловали супругу? — Ой, большие списки были.

После выписки медики продолжат «курировать» малютку.

Ольга Саморукова, врач-неонатолог отделения патологии новорожденных и недоношенных детей Перинатального центра:

— В Перинатальном центре есть отделение катамнеза, который наблюдает всех недоношенных детей до 3 лет жизни. Они регулярно приходят туда, наблюдаются специалистами — какими надо, проводятся нужные исследования, даются маме подробные рекомендации.

В современном акушерстве беременность считается полноценной на сроке от 37 до 42 недель. Сейчас в перинатальном центре «выхаживают» 17 недоношенных малышей. Четверо из них, как Аврора — с максимально низкой массой тела.

Андрей Лобанов, заместитель главного врача по педиатрической помощи Архангельской областной клинической больницы:

— Чаще всего преждевременные роды обусловлены тяжелыми заболеваниями со стороны мамы — это преэоклампсия или какая-то инфекция, маме рассказываются все риски выхаживания таких детей и совместно все принимают решение, что делать дальше.

Мария Воробьёва, корреспондент:

— А это — своеобразное «дерево выпускников». С этих фотографий смотрят 22 недоношенных малыша. Лида, например, родилась весом всего 670 граммов, а Ульяна и того — 595. Дерево — как благодарность медикам за свой труд и своеобразная надежда для мам, чьи детки появились на свет раньше срока. И, возможно, скоро на этом дереве появится еще одна фотография — маленькой Авроры.

Мария Воробьёва

«Из-за сестры мне страшно рожать»

Алёна Рапунцель
Фото6 Олег Зотов

Update: Алёна Рапунцель родила сына 7 февраля 2019 года в 13:00. Мальчик — настоящий богатырь ростом в 56 сантиметров, весом — 4056 граммов.

Материалы по теме:

Алёна Рапунцель родила сына!

Яббаров о родах Рапунцель: «Каждые 5 минут звоню её маме»

Илья Яббаров о рождении сына: «Это будет боец! Моя гордость!»

Бабушка Рапунцель о рождении правнука: «Я плачу, не могу остановиться!»

Ребёнок Алёны Рапунцель: рост, вес и первое фото

«Ей плевать!»: Ларченко бросила Яббарова во время родов Рапунцель

Мама Алёны Рапунцель рассекретила внешность внука

Алёна Рапунцель переезжает в люкс-палату

«Мы счастливы!»: мама Рапунцель о родах дочери, имени ребёнка и планах на будущее

Изначально Алёна Рапунцель пришла на «ДОМ−2», чтобы помогать тогда ещё беременной сестре. В итоге девушка стала полноправной участницей шоу и влюбилась в шансонье Илью Яббарова, в отношениях с которым пережила много боли и предательств. Сейчас Алёна ждёт малыша и открыто заявляет: она готова быть матерью-одиночкой. В откровенном интервью звезда реалити рассказала о своих страхах и тратах на предстоящие роды.

Чувствуешь ли ты какие-то перемены в себе, физиологические или эмоциональные?

С первого месяца беременности у меня была тяжёлая ситуация, мне было очень больно всё это пережить. Позже я переборола себя и поняла, что ребёнок для меня важнее всего. Пусть у нас с Ильёй не получилось создать полноценную ячейку общества, но мой малыш и я — это уже семья. Я решила всё забыть и начать жизнь с чистого листа. Это моя первая беременность, так что мне всё непривычно. Эмоционально я сильно изменилась, начала жить по-другому. Если раньше отдавалась тому, что происходит вокруг, то сейчас полностью погрузилась в себя, стала замечать больше положительных моментов. Понимаю: весь негатив нужно пропускать мимо.

Я стала осознавать, что скоро стану мамой, очень быстро повзрослела. Это произошло всё резко, если до беременности мне хотелось гулять, бегать и прыгать, то сейчас я чувствую ответственность. Произошла серьёзная переоценка всего вокруг.

Рпунцель утверждает, что в этом году у неё произошла серьёзная переоценка ценностей
Фото: Маргарита Каррентс, журнал «ДОМ−2»

Присутствуют ли всплеск гормонов и излишняя эмоциональность?

Гормональные всплески были. Я стала воспринимать всё близко к сердцу. Расстраиваюсь и плачу даже из-за мелочей. Если раньше при ссорах с Олей или мамой я могла просто обидеться, то теперь без слёз не обойтись. Также и радость стала ощущать сильнее. Были у меня и истерики, связанные с Ильей. Но в этой истории поставлена точка.

Илья как-то помогает финансово?

Нет! Ни копейкой не поддержал с первого дня беременности. Я не против, если бы Илья сам проявил желание помогать, но этого не произошло. Когда были самые тяжелые моменты, его рядом не было, а сейчас мне это не нужно. Мы свыклись с тем, что у нас нет папы. Даже в графе анализов, которые должен был сдавать отец, у нас стоит прочерк. Ему это неинтересно. Илья никак не участвует ни в моей жизни, ни в жизни нашего малыша.

Он говорит так: «Ты выноси ребенка, роди, а я потом подключусь и буду воспитывать». Даже не обращаю внимание на эти брошенные фразы. Ему это не надо. Да, возможно, он приедет на выписку, но на этом всё и закончится.

Будушая мама ещё не выбрала имя для сына
Фото: Маргарита Каррентс, журнал «ДОМ−2»

А если Яббаров захочет участвовать в жизни ребёнка, ты будешь этому препятствовать?

У малыша точно будут мои фамилия и отчество. Запрещать Илье общение с ребёнком я не собираюсь. Тем более у нас будет сын. Когда-то он захочет знать, кто его папа. Но я думаю, что Илье это всё не нужно. Если мужчина хочет помогать — он берёт и делает. А говорить о том, что я не даю ему такой возможности — несерьёзно. Деньги, витамины и продукты можно было просто принести мне или передать через кого-то. Этим показать, что Илья действительно хочет что-то делать, независимо от моего мнения.

Оля или мама пугают какими-то страшными историями о родах? Читаешь ли ты форумы, где беременные обсуждают этот процесс?

Форумы не читаю, мне достаточно обсуждений в семье. Вообще я никогда не боялась рожать. Считаю, что у каждой женщины главное предназначение — родить. Правда, сейчас и Оля, и мама иногда рассказывают какие-то моменты, и я начинаю переживать. Чем ближе к сроку, тем больше нервничаю. Оля рассказывала, как ей было больно рожать, насколько это тяжело. Я решила, что не хочу этого знать. А вот мама говорит, что родила Олю и даже не заметила, успокаивает меня и обещает легкие роды.

Мой болевой порог намного выше, чем у сестры, так что если она родила, то я точно смогу.

Алёна не исключает, что будет рожать в прямом эфире
​Фото: Олег Зотов

Есть ли какие-то страхи? Например, боязнь послеродовой депрессии?

Я вижу пример сестры. У Оли полноценная семья, но даже им тяжело. Слава богу, что у меня есть мама, она всегда поможет. Но есть страх, как я сама буду справляться с ролью мамы. Я верю, что всё смогу, но определенное волнение присутствует. Депрессия меня не пугает, уверена, что её не будет.

А не страшно быть матерью-одиночкой? Нет опасений, что сложно будет потом устроить личную жизнь?

Нет, об этом я не думаю. Многие считают, что у меня всё плохо и я плачу оттого, что одна. Но это не так. Я уверена на 100%, что каждая женщина достойна быть счастливой. Пока не готова к новым отношениям, но знаю точно, что они будут, и появится достойный мужчина. Я молодая, красивая и перспективная, так что не боюсь остаться одна. Ребёнок меня только мотивирует. Я уверена, что малыш не может помешать личному счастью.

Имя будущему сыну уже выбрала?

Пока не уверена на 100%, поэтому и не говорю. Я не буду, как Оля, таить имя малыша. Как только почувствую, что мой выбор правильный, сразу его озвучу.

Я и книги читаю, и статьи, и по святкам смотрю имена. Но что-то должно ёкнуть.

Отец ребёнка Алёны  даже не предложил ей помощь
Фото: Олег Зотов

Как ты готовишься к родам? Курсы для беременных, гимнастика, специальная литература?

У меня дома живой курс — Василиса. Я могу нянчиться с ней и смотреть, как племянница растёт. А насчет гимнастики задумываюсь, но займусь этим чуть позже. Вообще, я очень активная девочка, мне сложно усидеть на одном месте. Поэтому я и вес сильно не набрала, врач меня хвалит. 

Готова ли ты, чтобы твои роды проходили в прямом эфире?

К съемке самих родов я не готова. Если меня сильно видно не будет, то, может быть, и да. Всё-таки это памятно.

Планируешь оставаться на проекте после рождения малыша?

Для меня это очень щепетильный вопрос. Мне кажется, очень тяжело воспитывать ребёнка на «ДОМе−2». Все мы знаем, что проект у нас разговорного жанра, есть и скандалы, и ругань. Время приходится уделять не только себе, но и коллективу. А я хочу посвящать ребёнку 100% своего времени. Пока не могу понять, как это совместить.

Ты считаешь, что Василисе не хватает внимания от мамы с папой?

Нет, хватает, но тут есть вся семья — и мама с папой, и бабушка. Но иногда Оля хочет провести больше времени с дочкой, а не получается. Бабушка сидит с Василисой больше, чем Оля. А я хочу полностью погрузиться в процесс воспитания.

Если ты решишь уходить с проекта, мама пойдет за тобой, чтобы помогать с внуком?

Моя семья сказала — если уходить, то всей коалицией Рапунцель.

Чем хочешь заниматься за проектом?

Конечно, нужна какая-то почва. Наша фамилия на слуху, и я предлагала Оле какое-то совместное дело. Мне бы хотелось, чтобы это было связано с детьми. Например, магазин одежды для малышей или детский текстиль. Пока думаем.

Алёна призналась, что именно во время беременности полюбила своё тело
Фото: Маргарита Каррентс, журнал «ДОМ−2»

Алёна Рапунцель осталась довольна обнажённой фотосессией
​Фото: Маргарита Каррентс, журнал «ДОМ−2»

Участница надеется, что её роды пройдут безболезненно
Фото: Маргарита Каррентс, журнал «ДОМ−2»

Пора признать вред родов, говорят врачи и мамы

Поколения женщин спокойно переносили грязное дело родов. Даже прочитав стопки книг о беременности, добросовестно следуя советам своего лечащего врача и успешно рожая здорового ребенка, женщины часто вступают в материнство с тем, что внезапно ощущается как сломанное тело.

Они непроизвольно писают, когда чихают или кашляют. Больно сидеть. Они могут чувствовать себя поглощенными тревогой или депрессией.Часто им слишком стыдно просить о помощи, особенно когда они сосредоточены на заботе о своем новорожденном ребенке. Многие обнаруживают, что, когда они все-таки говорят, их беспокойства отбрасываются как часть процесса исцеления — одного из множества «нормальных» изменений, происходящих с телом после родов.

ПРОЧИТАЙТЕ: рынок труда медленно восстанавливается, но не так много для женщин и цветных женщин

В Соединенных Штатах один из самых высоких показателей материнской смертности среди развитых стран, и в последние годы эта статистика ухудшилась, особенно для цветных женщин.Это наихудшие сценарии рождения ребенка — кошмарные истории, которые пугают будущих родителей. Но пережить роды живыми не означает, что родитель находится в безвыходном положении с медицинской точки зрения. Система здравоохранения часто не реагирует, слишком фрагментирована или плохо подготовлена ​​к тому, чтобы справляться с послеродовыми состояниями женщин, от физической боли и дискомфорта до психологических страданий, которые могут иметь пожизненные последствия. Многие женщины сдаются, думая, что так и должно быть, когда у тебя есть ребенок.

Но эксперты говорят, что так быть не должно. И все больше внимания уделяется необходимости уделять приоритетное внимание заботе о матери так же, как и о ребенке, особенно в течение первого года после рождения ребенка.

Эрин Полнашек Бойд родила здоровую девочку в 2016 году после нормальной беременности. Но через четыре часа у нее внезапно сильно закружилась голова, в ушах зазвенело, и она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Врачи поняли, что у Бойда было кровотечение во время родов. Это было началом ее бед.Фото предоставлено Эрин Полнашек Бойд

Эрин Полнашек Бойд родила здоровую девочку в 2016 году после нормальной беременности. Четыре часа спустя Бойд, которому сейчас 38 лет, попытался встать с постели. Внезапно у нее сильно закружилась голова, в ушах зазвенело, и она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

Врачи обнаружили у Бойд кровотечение во время родов. Она потеряла так много крови, что ей потребовалось переливание. Послеродовое кровотечение, хотя и редкое — происходит примерно в 3 процентах родов — является основной причиной материнской смертности в США.С.

После переливания Бойд почувствовала усталость, у нее болела поясница, а когда она пошла в ванную, у нее вышли массивные тромбы, даже через неделю после выписки из больницы.

Через две недели после родов Бойд сказала, что у нее не появляется грудного молока, и у нее поднялась температура. Она обратилась в отделение неотложной помощи, где было установлено, что у нее осталась большая часть плаценты, которую организм обычно извергает после родов.Задержка плаценты является основной причиной послеродового кровотечения. Бригада неотложной помощи удалила плаценту, и почти сразу же Бойд почувствовал облегчение.

Этот опыт потряс Бойд в ее вере в систему охраны материнства. «Женщины в Соединенных Штатах умирают от родов, и нам следует подумать об этом», — сказала она.

Пережить «бойню беременности»

Общество в основном предпочитает не говорить о послеродовых проблемах. Медицинские и психологические потребности женщин после рождения ребенка исторически часто игнорировались.Для людей, которые являются трансгендерными или гендерно небинарными, удовлетворение их потребностей после родов может быть еще сложнее. Во многих случаях система здравоохранения и общество в целом подводят новых родителей.

Дни и недели после родов чаще всего представляются в стиле карт Hallmark: уставшие, но светящиеся родители, обожающие херувима в пеленках новорожденного. В 2020 году Frida Mom, компания, которая продает послеродовые товары молодым матерям, попыталась бросить вызов этому изображению с более реалистичным изображением в телевизионной рекламе, которая должна была выйти в эфир во время вручения Оскара.

В рекламе изображена женщина, недавно вернувшаяся из больницы. На дряблой коже ее живота есть растяжки, и она носит одноразовое сетчатое белье, которое в больницах обычно выдают молодым матерям при недержании мочи и кровотечениях. Женщина пробирается мимо своего шевелящегося младенца в ванную, где изо всех сил пытается сесть на унитаз. Она вздрагивает, когда писает, и моется из пульверизатора — туалетная бумага часто бывает абразивной и болезненной после вагинальных родов. ABC и премия Академии отклонили рекламу.

«Это была просто новая мама, впервые приехавшая домой с ребенком и своим новым телом. Тем не менее, оно было отклонено», — позже сказала Фрида Мом в публикации рекламы на YouTube. «И мы удивляемся, почему новые мамы чувствуют себя неподготовленными».

Согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития, в США один из самых высоких показателей материнской смертности среди развитых стран. В 2019 году на каждые 100 000 живорождений приходилось 20 материнских смертей, что более чем вдвое превышает показатель всего два десятилетия назад.

Более половины этих женщин — 52 процента — умерли после родов. Общее число, вероятно, выше, чем сообщается, поскольку случаи смерти от самоубийств и передозировки наркотиков среди недавно родивших людей могут не числиться в списке послеродовых смертей. Чернокожие женщины более чем в два раза чаще умирают в результате родов, чем белые женщины, что подчеркивает расовое и этническое неравенство.

Но есть множество других осложнений, которые труднее подсчитать, если о них вообще сообщают.

«Эволюция зависит от женщин, смирившихся с беременностью», — сказала доктор Джен Гюнтер, гинеколог и автор «Библии вагины».

Наиболее распространенные осложнения, о которых женщины сообщают после родов, включают боль после секса, недержание мочи, боль в месте разреза после кесарева сечения и послеродовую депрессию, сказал Гюнтер. После рождения ребенка артериальное давление женщины может опасно подскочить. У нее может начаться кровотечение или образоваться сгусток крови размером с яйцо. Ее эмоции могут упасть или взлететь на фоне быстро меняющихся гормонов.Парализующая боль в пояснице может обжигать с одной стороны тела, в то время как с другой мышцы живота расходятся после месяцев напряженной работы, чтобы сдержать растущего человека. Эти изменения происходят, когда ее новорожденному ребенку нужно есть раз в два-три часа, если не чаще.

Кто-нибудь слушает?

Культурные установки закрепили мифологию вокруг беременности и материнства, сказал Гюнтер, а стигматизация заставила замолчать разговоры о сексуальном и репродуктивном здоровье женщин.Женщинам говорят, что их новый ребенок должен сделать их счастливыми.

Когда у 30-летней Кэти Ким после рождения сына в апреле 2020 года появились странные и изнурительные симптомы, ее физическая травма усугублялась чувством вины и неадекватности.

В родильном зале Сент-Пола, штат Миннесота, где она родила, царил хаос из-за новых протоколов по коронавирусу, а в коридорах гудело, когда врачи входили и выходили. Затем шум стал громче. Через два часа после рождения сына у Ким начал звенеть в левом ухе.Казалось, будто она увеличила громкость стереосистемы и приложила ухо к грохочущему динамику.

«Я рассказала своим медсестрам и врачам», — сказала она. «Они сказали: «После родов происходит много физиологических изменений, и это, наверное, одно из них».

Ким и ее сын были отправлены домой через день, предположительно, в связи с пандемией, чтобы обеспечить безопасность тех, кто находится в родильном отделении больницы. Но звон продолжался и усиливался, когда ее новорожденный сын плакал. Это не давало ей спать по ночам, когда она отчаянно нуждалась во сне между его многочисленными кормлениями.Обращение к врачам и медсестрам за помощью было похоже на жестокую игру по телефону. Во время посещения на дому медсестра посоветовала Ким поговорить с педиатром ее сына, который посоветовал ей поговорить с акушером, который сказал ей, что это неврологическая проблема, с которой они не могут справиться. В какой-то момент врач предложил Ким вызвать психиатра. Когда она это сделала, ей сказали, что ей нужно ждать 10 недель до следующей доступной встречи.

Через неделю после родов лицо Ким начало обвисать. Она боялась, что у нее инсульт.Она обратилась в отделение неотложной помощи того же больничного комплекса, где рожала, но персонал понятия не имел, что она была там, и не смог получить доступ к записям из родильного отделения. МРТ ничего не выявило.

«Мне было очень плохо из-за того, что я не смогла стать той мамой, которой собиралась стать».

Когда она, наконец, увидела свои записи, Ким сказала, что практически не нашла упоминания о кольце в ушах. В конце концов Ким узнала, что у нее развился паралич Белла, временный паралич лицевого нерва, часто сопровождающийся шумом в ушах или звоном в ушах, который, согласно некоторым исследованиям, развивается у беременных женщин в три раза чаще, чем у небеременных.К тому времени ей стало трудно пережевывать пищу, потому что ее рот был частично парализован. Когда ей удалось найти время, чтобы принять душ, она не смогла закрыть левый глаз, чтобы избежать жжения мыльной воды, текущей по лицу. Она всегда слышала постоянный звон, хотя чувствовала, что ее никто не слушает.

По ее словам, во время глобальной пандемии эти странные симптомы, а также то, что казалось пренебрежительным ответом со стороны нескольких медицинских работников, заставили Ким чувствовать себя изолированной и измученной.Она начала сомневаться в собственном здравомыслии и спустилась в «очень темное место».

«Мне было очень плохо из-за того, что я не могла быть той мамой, которой, как я думала, должна была стать», — сказала Ким.

Год спустя Ким выздоровела, хотя ее лицо остается слегка асимметричным. Она до сих пор считает, что те первые недели «мне трудно говорить об этом».

Заботиться о себе

Организму человека требуется 10 месяцев, чтобы подготовиться к родам. Затем «ваше тело переходит от беременного к небеременному за считанные минуты», — сказал доктор.Элисон Стьюбе, которая работает исследователем проекта 4-го триместра в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл, который собирает и оценивает исследования и данные о том, как женщины справляются с жизнью после родов, какие ресурсы доступны или отсутствуют и где несоответствия сопротивляться.

«Мама — это обертка, а малыш — конфета».

Система здравоохранения США сосредоточена на беспомощном новорожденном, а не на человеке, который до недавнего времени носил этого новорожденного в своем теле, сказал Стюбе: «Мама — это обертка, а ребенок — конфета.

По словам Стюбе, система обеспечивает «действительно ужасный ответ» на потребности новых родителей. Этот ответ иногда перекликается с долгой историей женской боли, которую преуменьшали или игнорировали.

Голназ Алипур, 41-летний инженер из Дэвиса, Калифорния, родила второго ребенка с помощью планового кесарева сечения в 2019 году. Вскоре после этого начались спазмы в спине. В какой-то момент она не могла встать с кровати, и ей нужно было обратиться в отделение неотложной помощи, где никто не знал, что происходит и почему.

После того, как Голназ Алипур родила второго ребенка в 2019 году, у нее появились проблемы со спиной и бедрами, и она чувствовала, что врачи ее не слушают. Она не могла взять ребенка на руки и даже спала в кресле для кормления. Она до сих пор не может стоять полностью вертикально. Фото предоставлено Голназ Алипур

Алипур сказала, что, хотя она полностью доверяла своим врачам, ей приходилось защищать себя, когда казалось, что они ее не слушают. Иногда, по ее словам, ей казалось, что врач рассматривает ее жалобы как «нытье», вспоминая, что «если я что-то поднимаю, врачи это игнорируют.В какой-то момент она попросила своего мужа написать доктору самому. Она начала сомневаться в своих суждениях о собственном здоровье.

«Если они знают, что это не проблема, может быть, я слишком волнуюсь», — сказала она.

Часто она задавала свои вопросы в групповом чате с другими матерями, где узнавала о других женщинах, чьи врачи не могли решить их проблемы со здоровьем. Группа даже помогла одной участнице поставить себе диагноз «камни в почках» — осложнение, с которым некоторые женщины сталкиваются после родов.

В начале 2020 года Алипур добилась определенного прогресса в выявлении причины болей в спине, но не смогла пройти необходимые анализы из-за пандемии. Спустя почти два года после того, как начались спазмы, Алипур сказала, что у нее все еще болит поясница, и она не может стоять полностью вертикально. Она задается вопросом, как бы она себя чувствовала сегодня, если бы врачи слушали ее внимательнее.

«Несмотря на то, что я обратилась к своему лечащему врачу, мне пришлось постоять за себя», — сказала она PBS NewsHour.

Женщины не должны чувствовать, что им нужно защищать себя, но это часто происходит, когда поставщики медицинских услуг не могут вести более открытый разговор о том, что происходит с женским здоровьем и послеродовыми потребностями, сказал Гюнтер.«Действительно отстойно думать, что твое тело сломано, и никто не знает, почему, и что нет никакого лечения для твоего сломанного тела».

Переосмысление четвертого триместра

Джессика Каллен, 37 лет, из Арлингтона, штат Вирджиния, имела протекающую без осложнений беременность и простые, хотя и долгие роды, когда у нее родилась первая дочь в 2016 году. еще на три часа. Она родила красивую девочку за несколько минут до полуночи.

У Джессики Каллен, 37 лет, из Арлингтона, штат Вирджиния, беременность и роды прошли без осложнений, когда у нее родилась первая дочь в 2016 году. Но когда эпидуральная анестезия прекратилась на следующий день, Каллен проснулась от боли, которая обожгла ее спину и копчик всякий раз, когда она пыталась сесть или встать с кровати. В течение нескольких месяцев она искала ответы, и, по ее словам, врачи и медсестры больницы просто пожимали плечами на ее вопросы. Фото предоставлено Джессикой Каллен

На следующее утро действие эпидуральной анестезии прекратилось, и Каллен проснулась от боли, которая обжигала ее спину и копчик всякий раз, когда она пыталась сесть или встать с постели.Было так больно, что она подавила желание кричать и плакать. Она не могла взять своего ребенка на руки и полагалась на медсестру и своего мужа, чтобы сходить в туалет.

Врачи Каллен были «озадачены», сказала она, и думали, что давление головы ее дочери во время родов сломало ей копчик. Рентген показал, что перелома нет. Перед выпиской из больницы врачи прописали два опиоида — перкоцет и викодин — для облегчения боли и «отправили меня в путь», — сказал Каллен.

Как и у многих молодых матерей, у Каллен была назначена первая послеродовая консультация через шесть недель после родов.Но через две недели после того, как она выписалась из больницы, Каллен сказала, что изо всех сил пыталась вынести боль, и позвонила своему врачу в надежде получить ответы. Потребовались месяцы гугления, поиска внутрисетевых поставщиков и опробования различных методов лечения, прежде чем Каллен их нашел.

Медицинские работники уже давно рассматривают шестинедельный послеродовой визит как дополнительный момент, чтобы обсудить с пациентками вопросы физического восстановления, кормления грудью и контрацепции. И многие женщины тоже считают это необязательным или не могут найти время, энергию, транспорт или уход за ребенком.Но данные, свидетельствующие об ухудшении показателей материнской смертности, призвали медицинское сообщество проводить эти первые визиты раньше.

В 2016 году Американский колледж акушеров и гинекологов выпустил новые рекомендации по улучшению послеродового ухода, в том числе послеродовые посещения, запланированные через три недели после родов, наряду с комплексным послеродовым посещением не позднее 12 недель после родов. И, что важно, рекомендации предписывают практикующим врачам относиться к визитам гораздо серьезнее, по словам доктора.Хейвуд Браун, бывший президент организации, курировавший разработку этих последних рекомендаций.

Первые три месяца после родов иногда называют «четвертым триместром». Браун считает, что забота о здоровье родителей должна быть приоритетной в этот период — и не только в течение трех месяцев после рождения, но и в течение всего первого года.

По его словам, когда у женщин после родов возникает кровотечение или развивается преэклампсия или диабет, «им необходимо надлежащее последующее наблюдение». Без него все может стать еще хуже.

«Послеродовой период переопределяет долгосрочное здоровье», — сказал он. «Мы хотим, чтобы у всех все было хорошо, но мы не можем предполагать, что у всех все хорошо».

Но фрагментированная система здравоохранения в сочетании с акцентом на ребенка, а не на родителя, и другими факторами приводят к тому, что послеродовой уход часто не работает.

По словам Брауна, доступ к

— это огромная проблема, учитывая, что в половине округов США нет практикующих акушеров или гинекологов. По его словам, примерно 40 процентов рожениц должны проехать 30 миль или более до ближайшей родильного дома, а 50 процентов женщин полагаются на Medicaid для покрытия непосредственных расходов на роды и послеродовой уход.

Во время пандемии COVID-19 количество посещений оздоровительных центров сократилось. В то время как телемедицина расширила доступ для некоторых людей, она еще больше изолировала тех, кто не мог позволить себе лишиться помощи, говорит Никки Гринуэй, практикующая медсестра из Нового Орлеана, специализирующаяся на женском здоровье.

«Протоколы COVID были предназначены для людей, у которых были ресурсы для ухода за детьми, частная страховка и стабильный Wi-Fi», — сказала она. «Это сводит вас с ума, когда вы думаете обо всех людях, которые остались в стороне».

Это означает, что многие женщины, нуждавшиеся в уходе, скорее всего, его не получили.Это исторически верно для цветных женщин, сказал Штюбе. Исследователи все еще собирают данные за 2020 год, чтобы понять, в какой степени пандемия увеличила существующие различия в послеродовом здоровье женщин.

За последние пять лет, по словам Гюнтера, разговоры о послеродовых осложнениях, особенно связанных с депрессией, улучшились. Больницы, клиники и растущее число поставщиков медицинских услуг для женщин регулярно проводят скрининг на послеродовую депрессию.Тем не менее, по словам Гюнтера, место проживания и расположение системы здравоохранения играют слишком большую роль в определении результатов после родов.

Гринуэй считает, что система здравоохранения нуждается в радикальной модернизации, и сказал, что пандемия коронавируса, надеюсь, «показала, что мы не очень хорошо справляемся с родителями».

«Нам нужно отказаться от послеродового визита», — сказала она, и вместо этого встречаться с новоиспеченными матерями дома — практика, распространенная в других странах, например, в Соединенном Королевстве.Эта система даст поставщикам услуг по уходу больше информации о том, какую поддержку новый родитель имеет (или не имеет) для ухода за младенцем. Это позволит избежать проблем, которые могут возникнуть с доступом или способностью пациента организовать и оплатить транспорт или услуги по уходу за ребенком для посещения поставщика медицинских услуг.

Она также считает, что страховые компании должны разрешать поставщикам медицинских услуг продлевать 15-минутные визиты еще на 5–10 минут. В совокупности эти изменения снизят частоту материнской смертности и долгосрочных осложнений.

Как врачи и пациенты могут работать вместе

Люди должны знать, что у них есть страховочная сеть поддержки, чтобы поймать, прежде чем они упадут, сказал Гринуэй. В своей собственной практике Гринуэй работает в основном с бездомными беременными и послеродовыми подростками и сопровождает их в течение года после родов, встречая их там, где они есть, выслушивая их проблемы и предоставляя ответы и ресурсы, когда она может.

«Мы не предназначены для того, чтобы быть матерью или родителем в бункерах», — сказала она.

В последние дни отпуска по беременности и родам Каллен, все еще испытывающая мучительные боли, нашла медсестру вне сети, которая «точно знала, что происходит».

Каллен упомянул, что она тужилась три часа; это был красный флаг для медсестры. «Когда я рассказал ей обо всем, она сказала: «Хорошо. Я думаю, что знаю, что происходит, и я могу вам помочь». Она сказала, что это обычное дело, и она часто это видит», — вспоминает Каллен.

Медсестра объяснила, что мышцы вокруг туловища и копчика Каллена ослабли, позволяя копчику свободно двигаться, вызывая сильную боль.Многие женщины испытывают боль в копчике после рождения из-за изменений связок, мышц или осанки, давления ребенка или травмы во время родов, среди прочих причин. Как и в случае с Калленом, это часто начинается, когда человек впервые садится после родов.

Медсестра попросила Каллена выполнить серию небольших упражнений, таких как лечь и поднять одну ногу за раз или выполнить растяжку, «вещи, которые вы бы не подумали, что они что-то делают, но в конечном итоге они сделали», — сказал Каллен.

Через два года Эрин Польнашек Бойд снова забеременела.Она сказала, что ее послеродовой опыт с кровотечением и задержкой плаценты, а также трудности, с которыми она столкнулась, чтобы удовлетворить свои медицинские потребности, «заставляют меня сомневаться во всем».

«Пациент отлично разбирается в своем теле. Врач — специалист по телу. Они должны работать вместе».

Перед тем, как родить второго ребенка, Бойд рассказала, что засыпала медицинских работников вопросами. Она спросила, каковы их протоколы, если у женщины будет кровотечение, и спросила, есть ли у них набор с материалами для остановки кровотечения на случай, если она снова сделает это.Она также знает, что ее история могла закончиться гораздо более трагично, что часто случается с женщинами из маргинализированных сообществ. Она считает, что эти негативные истории о жизни после родов слишком часто забываются, и что «женщины чувствуют, что должны страдать между собой».

Женщины не должны ждать, чтобы задать вопросы, сказал Гринуэй. Она советует своим пациентам составить список вопросов перед их первым дородовым визитом, например, практикует ли в больнице отсроченное пережатие пуповины или контакт кожа к коже сразу после рождения.Она также сказала, что хочет, чтобы клиенты никогда не боялись оспаривать первоначальные рекомендации поставщика медицинских услуг или уходить от того, кто не оказывает надлежащую помощь. Пациенты постоянно говорят Гринуэю, что чувствовали себя проигнорированными. Это говорит ей, что «поставщикам необходимо сделать паузу», просмотреть свои контрольные списки и предоставить индивидуальную помощь, основанную на опыте этого пациента, сказала Гринуэй.

«Пациент является экспертом по своему телу. Доктор является экспертом по телу , — сказала она.«Они должны работать вместе».

Действительно ли женщины «забывают» боль при родах? Потому что я уверен, что нет

Что самое болезненное из того, что вы можете вспомнить, происходило с вами? Вас ужалил рой пчел? Сломать конечность? Быть брошенным чуваком по имени Джереми на школьных танцах, когда играла «Love Hurts»? Ну, одно из воспоминаний, которое многие женщины поставили бы довольно высоко в этом списке, — это рождение ребенка.

Мне сделали кесарево сечение, чтобы родить моего (единственного) ребенка, сына.И за исключением капельницы, требующей слишком много попыток, чтобы поставить ее на место, и доктора, ковыряющегося вокруг, чтобы увидеть, созрела ли моя шейка матки с помощью Cervidil, остальное, я полагаю, было терпимо. Даже двухдневные схватки, которые у меня были, были не намного хуже, чем сильные менструальные спазмы. Мне сделали эпидуральную анестезию и дали морфин, когда я вошел в операционную, и я не чувствовал, как врач разрезает мне живот, ее руки вспарывают мои внутренности или что-то еще, что они делают во время кесарева сечения (которое я слышали по сравнению с вскрытием).

Только когда я вернулся домой и начал пытаться делать, казалось бы, обычные вещи, такие как сидеть, стоять или ходить, я начал испытывать боль, которая, даже с тайленолом с кодеином, который они мне прописали, была мучительной. В конце концов, для меня кесарево сечение было настолько страшным, неожиданным, драматичным, интенсивным и болезненным (в последствии), что я могу искренне сказать, что мне не нравился мой родовой опыт, и я не хотел бы пройти через это снова. . Рождение еще одного ребенка далеко от вершины или даже в середине моего списка дел.Он находится внизу, рядом с пунктом «обрезать кошачьи когти».

При всем при этом я очень рада быть мамой и благодарна за технологии и операцию, потому что кто знает, что могло бы случиться без них.

Какое-то время я действительно сомневалась, что у меня будет только один ребенок. И это обычная проблема для многих родителей. Есть только один ребенок или два? Или больше? Для таких людей, как я, которым было трудно рожать, есть дополнительный элемент страха. Кроме того, у моего мужа тоже все было не так просто, и он все еще испытывает длительные эмоциональные эффекты и тревогу, что оставляет его менее чем в восторге от попыток завести ребенка номер два.Но многие женщины скажут мне: «О, не волнуйся! Ваше тело полностью забывает!»

Что забыл? Действительно ли женщины «забывают» боль родов или последствия кесарева сечения? Послеродовой ад? Прошло почти два года, и я, конечно, не был.

Итак, я пошел искать ответ на этот вопрос, и вы, наверное, уже догадались: многие мамы забывают, а некоторые совсем нет.

Меган, домохозяйка и актриса, у которой оба раза были вагинальные роды, говорит мне, что считает оба своих родовых опыта хорошими, а это означает, что серьезных проблем не было.Боль была настоящей, но ей кажется, что она забыла или, по крайней мере, на каком-то уровне дистанцировалась от этого опыта. «Я помню, что оба раза я действительно думала, что умру от боли и что я никогда не выйду из пещеры боли, в которой застряла», — говорит она. «Но даже примерно через три месяца после родов я больше не могла с этим смириться и начала думать: «Насколько это могло быть на самом деле плохо?»

«Я не могу забыть ужас рождения моего сына» | Роды

Секунды, протянувшиеся между актом родов и ожиданием плача ребенка, — самые мучительные моменты в привилегированной жизни.Мой второй сын, Фрэнк, не плакал.

В конце прошлого лета в лондонской больнице он родился в полубессознательном состоянии. Его пульс был слабым, и он был вялым, как тряпичная кукла, бледно-голубовато-серого цвета. На его носу и черепе были сердитые красные вмятины, которые позже превратились в темно-фиолетовые синяки. Согласно его больничным записям, его оценка по шкале Апгар при рождении (где 10 — здоров, а ноль — отсутствие реакции) равнялась двум. Незадолго до выхода Фрэнк повернулся налево и застрял в родовых путях — никакие толчки не могли заставить его сдвинуться с места.Его вырвали из меня, сначала безрезультатно с помощью вакуума, а затем, окончательно, с помощью пары гигантских металлических щипцов для салата, называемых щипцами. Акушерка ненадолго положила его обмякшее тельце мне на грудь, а затем снова подхватила и перенесла на противоположный конец комнаты, где врачи начали свою работу.

Сначала, еще ошеломленная от рождения, я не до конца понимала, что происходит. Я помню, как подумал, как странно, что в течение нескольких часов все внимание было приковано к моему телу и монументальным усилиям, направленным на то, чтобы заставить его делать то, что должно, а теперь все изменилось.Меня как будто разделили надвое, и то, что от меня осталось — оставшаяся шелуха — казалось почти второстепенным в этой сцене.

Я услышал сигнал тревоги в коридоре возле нашей комнаты и смутно подумал, что на этом этаже должно быть что-то срочное. Резиденты и стажеры в халатах хлынули в дверь, вытягиваясь, чтобы увидеть пациента – нашего неподвижного минутного сына. Вскоре появилась стоячая комната, вокруг ребенка только толпа. Мой муж сжал мою руку, пока я обдумывала безмолвное откровение, что чрезвычайная ситуация — это мы.

«Звук его крика навел на черные мысли, омрачило мое и без того унылое настроение»: Лия ​​с Фрэнком сразу после его рождения. Фотография: Роб Йейтс

Мы наблюдали, как врачи надевали на лицо нашего сына кислородную маску размером с игрушку, и слышали, как они замолкали, когда их движения становились быстрее. Мы сканировали их лица в поисках паники или облегчения и ничего не видели, только пустоту. Мы ждали плача ребенка, но его не было.

Несколько часов спустя, к нашему огромному облегчению, нам сказали, что с Фрэнком все в порядке. Местный педиатр ясно дал понять, что его не беспокоит — или даже особо не интересует — случай Фрэнка.Он не мог предложить реального объяснения тому, почему наш сын родился «плоским» (его термин), кроме очевидного вывода, что он был нокаутирован щипцами на голове. — Бывает, — сказал доктор. «Мы не знаем, почему». У него была легкая желтуха, но признаков кислородного голодания не было.

Мы смотрели, как врачи надевали на лицо нашего сына кислородную маску размером с игрушку, и слышали, как они замолкали. В дополнение к щипцам у меня были внутренние и внешние разрывы, а также эпизиотомия — разрезы и сшивание.Как позже выразился один врач: «Как будто грузовик проехал через ваше тазовое дно». Мне делали переливание крови от потери крови и парацетамол от боли, но это мало помогало.

Когда меня, наконец, доставили в отделение для новорожденных в инвалидной коляске и я смогла удержать его, мой сын был так измотан, что выглядел так, будто он побывал в драке в баре. «Вы должны увидеть другого парня», — пошутила медсестра. — У тебя уже есть, — сказал я. «Другой парень — это я».

Это не история личной трагедии. Когда я пишу это, я думаю о многих матерях, которые испытали гораздо худшее.Беременность и роды, если что-то идет не так, могут привести ко всем ужасам, включая потерю ребенка — опыт, который я не могу притвориться, что понимаю.

Вместо этого, это история о том, что было выписано из официального британского повествования о рождении. Рождение Фрэнка, как описано, будет классифицировано в нашей системе материнства как успешное. Для системы, которая гордится тем, что ориентирована на женщин, система охраны материнства NHS подводит женщин после родов. Мало того, что физическое и психическое здоровье молодых матерей стало второстепенным, оно иногда кажется несущественным.Это нерассказанная история страданий, которые игнорирует наша система охраны материнства.

Трудно в этом признаться сейчас, через восемь месяцев после рождения Фрэнка, но в те первые недели я не чувствовала того восторга, который приходит с ребенком. Я покорно заботился о своем сыне, кормил, купал, отрыгивал, пеленал, успокаивал его всю ночь, но большую часть времени я чувствовал себя странно отстраненным, как зомби, шаркающий во время движений.

Звук его крика навел на черные мысли, омрачило мое и без того унылое настроение.Я помню, как смотрел на него и отмечал тот факт, что он был красив, но не мог отделить его тело от ужаса его рождения. Я зациклилась на мысли, что с ним что-то не так, что его лишили кислорода и врачи скрыли это от меня. Я водил его дважды к местной акушерке, потому что был уверен, что у него косоглазие. Когда я спросил, не думает ли акушерка, что у него поврежден мозг, она странно посмотрела на меня.

В те первые несколько недель у меня каждый день возникали воспоминания.Я стояла в очереди в «Сейнсбери» и вдруг оказывалась снова в безумии родильного зала, с лужами крови на полу под моей кроватью, гадая, не умер ли мой ребенок. Я размышлял над подробностями того, что произошло в течение нескольких недель, не в силах думать ни о чем другом. Несколько дней я рассказывал эту историю всем, кто хотел слушать; другие я едва мог говорить на всех. В конце концов я пошел к психиатру, который поставил мне диагноз «травма». Не послеродовая депрессия — она была очень ясна в этом вопросе, — а посттравматический стресс, вызванный физическими и эмоциональными испытаниями, связанными с рождением Фрэнка.

Физически мне тоже было тяжело. Пока Фрэнк становился больше и красивее, озаряя мир своими первыми липкими улыбками, я не приходил в себя. Каждый раз, когда я оказывалась одна в палате с врачом, патронажной сестрой или участковой акушеркой, я требовала, чтобы меня осмотрели, чтобы определить, правильно ли я выздоравливаю. Снова и снова мне говорили, что все в порядке – швы зажили, и мне давали разрешение на занятия спортом, на секс, на всю жизнь. Но что-то было не так.

Швы зажили, и мне дали разрешение на занятия спортом, на секс, на всю жизнь.Но что-то было не так

Как и многие молодые мамы, я страдала недержанием мочи при напряжении (мочеиспускание при кашле или чихании) и ослабленным тазовым дном, но было еще кое-что. Странное тянущее ощущение, непрекращающаяся тяжесть. Я описывал эти симптомы снова и снова, но медицинские работники игнорировали их до тех пор, пока однажды за чашкой чая моя подруга не предположила, что у меня, возможно, пролапс тазовых органов. На следующий день я записалась на прием к своему терапевту, который направил меня к гинекологу, который подтвердил, что у меня действительно был случай состояния, называемого цистоцеле, от средней до тяжелой степени, также известного как выпадение мочевого пузыря.Это означает, что стенка моего влагалища была настолько сильно повреждена во время родов, что мой мочевой пузырь выливался во влагалище. Он сказал мне, что лучший курс лечения — корректирующая хирургия. Это то, чего я не могу иметь до тех пор, пока мне не исполнится три месяца грудного вскармливания, а до этого еще несколько месяцев. Тем временем мне прописали курс послеродовой физиотерапии, который включает в себя выполнение упражнений для мышц тазового дна под наблюдением врача и воздействие вибрирующими палочками на нижнюю часть тела, чтобы обратить вспять повреждение тканей.

Это не так весело, как кажется.

Несмотря на все это, я один из счастливчиков. Большинство женщин, перенесших родовые травмы и травмы, никогда не получают должного диагноза или лечения. Трудно даже заставить кого-либо признать, что может быть проблема. Мой муж, удивленный тем, что после столь травмирующих родов не было рутинного наблюдения за мной, разыскал акушерку, которая принимала роды, и попросил у нее совета. Она не ответила. Позже мы узнали, что такого рода контакты не поощряются; никаких комментариев или советов быть не может.Больница коллективно доставляет.

Ассоциация родовых травм, группа взаимной поддержки, подсчитала, что 10 000 женщин в Великобритании ежегодно лечатся от посттравматического стрессового расстройства в результате родов. Это самая большая группа страдающих посттравматическим стрессовым расстройством в стране. По их оценкам, еще 200 000 женщин могут чувствовать себя травмированными во время родов, и у них могут развиться нелеченные симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Что касается физических травм, то Британский журнал акушерства и гинекологии в 2015 году обнаружил, что 24% женщин все еще испытывают боль во время секса через 18 месяцев после родов.В том же году исследователи из Мичиганского университета сделали МРТ 68 женщинам через семь недель после родов. Из по общему признанию небольшой выборки они обнаружили, что у 29% были переломы лобковых костей, о которых все они не знали, а у 41% были разрывы и серьезные повреждения мышц тазового дна, которые остались невыявленными. Другое недавнее исследование в США, опубликованное в журнале PLOS One , показало, что 77% матерей все еще страдали от болей в спине, а 49% испытывали недержание мочи через год после рождения ребенка.

Очевидно, что рождение ребенка глубоко травмирует ум и тело многих женщин. Чуть более века назад от него умерло почти 7% беременных женщин в Англии и Уэльсе. Но роды теперь намного безопаснее — так почему же так много женщин до сих пор страдают от его последствий, не диагностированных и не леченных?

Частично причина в том, что разговоры о родовой травме и травмах пропитаны стыдом и институциональным сексизмом. Я говорю не только об общем ханжестве, связанном с проблемами репродуктивного здоровья женщин.Существует преобладающее мнение, с которым я столкнулся среди многих медицинских работников, согласно которому молодые матери должны научиться смиряться с этим. Как сказал мне один терапевт в полураздражении: «У вас двое детей. Ваше тело изменилось. Вы не можете ожидать, что почувствуете то же, что и раньше».

Позиция такова, что молодые мамы должны просто смириться. Один врач общей практики сказал: «Вы не можете ожидать, что будете чувствовать себя так же, как раньше». огромная проблема, особенно когда речь идет о послеродовом уходе.«Существует общее отношение: «Ваш опыт не имеет значения, важен только здоровый ребенок». Хотя, конечно, эти два понятия неразрывно связаны.

Я пришел к выводу, что отчасти проблема заключается в том, что беременных женщин заранее не информируют должным образом о рисках родовых травм и травм.

Во время моей первой беременности я была настроена на естественные, безмедикаментозные роды в воде в домашних условиях. Я арендовала бассейн для родов по настоянию моей акушерки NHS, и когда начались роды, я ходила по дому, зажигая ароматические свечи.Но через семь часов, когда выяснилось, что у моего ребенка незамеченное тазовое предлежание, меня срочно доставили в больницу на воющей машине скорой помощи. Как только было определено, что мой сын родится с помощью экстренного кесарева сечения, врач заранее рассказал мне обо всех рисках и попросил подписать отказ от хирургического вмешательства. И все же, с моим вторым сыном, когда я отказалась от своего права на плановое кесарево сечение и вместо этого выбрала «нормальные» роды, несколько акушерок заверили меня, что выбор VBAC (вагинальные роды после кесарева сечения) был более безопасным, лучший вариант и приведет к более легкому выздоровлению, чем хирургические роды.

Как я узнала позже, у женщин моей возрастной группы (40 лет), особенно у тех, у кого ранее было кесарево сечение, намного выше процент вспомогательных родов, а вспомогательные роды часто приводят к травмам и травмам. NHS и NCT мало что могут сказать о родовой травме. Здесь нет консультационных услуг по родовым травмам или травмам, и после ухода, как я узнал, трудно найти. Есть частные варианты (например, мой психиатр), но есть частные варианты для всего, если вы можете себе это позволить.

‘Ваш опыт не имеет значения; все, что имеет значение, — это здоровый ребенок»: симпатичный Фрэнк. Фотография: Phil Fisk/The Observer

Чтобы получить финансируемую государством помощь, вы должны бороться за нее, на что многие недавно родившие и травмированные матери не способны. Еще больше усложняет ситуацию проблема послеродовой депрессии. Просто посмотрите на послеродовые чат-группы в Интернете, и вы увидите, что женщины разочарованы тем, что им говорят, что у них просто гормональный случай «детской хандры», когда то, что они на самом деле чувствуют, является нормальной реакцией на глубоко неприятный опыт.Диагностировать послеродовую депрессию у травмированной при родах или травмированной матери — это медицинский эквивалент вопроса обоснованно разгневанной женщины, возможно ли, что у нее вот-вот начнутся месячные? И тем не менее это происходит постоянно.

Существует разумное объяснение этого очевидного состояния институционального отрицания. Родовые травмы и травмы противоречат доминирующему идеалу NHS в области охраны материнства, согласно которому «естественные» роды безопаснее и дают женщинам больше возможностей. И это несмотря на то, что в Великобритании один из самых высоких показателей младенческой смертности в Западной Европе и, по данным судебного органа NHS, ежегодно выплачивает сотни миллионов долларов по искам о небрежности материнства.

Поскольку NHS по-прежнему уделяет мало внимания этой проблеме, показатели родовых травм и травм продолжают расти из-за сочетания факторов, включая старение матерей, ожирение и крупные новорожденные. Но почему не уделяется больше внимания рутинным психологическим и физическим травмам, которым подвергается так много женщин после родов?

Этим вопросом Морин Тредуэлл, председатель Ассоциации родовых травм, задается уже почти два десятилетия. Она основала свою организацию в ответ на количество знакомых женщин, которым отказали в обезболивании во время родов и которые в конечном итоге были травмированы этим опытом.«Если мужчина перенес стоматологическую операцию, выпросив анестезию и не получив ее, мы бы порекомендовали терапию, но если то же самое происходит с женщиной, мы говорим ей, что она хорошая девочка, молодец. Это безумие», — сказала она.

Согласно Тредвеллу, родовая травма усугубляется культурой, которая празднует только один вид рождения. «Система, а также господствующая культура наполняют женщин ложными ожиданиями. Это вводит женщин в заблуждение, заставляя их думать, что рождение должно быть прекрасным, вдохновляющим опытом, а когда это не так, женщинам становится ужасно стыдно.

В прошлом году, когда у Джейми и Джулс Оливера родился пятый ребенок, Оливер написал в Твиттере о «невероятно спокойных естественных родах своей жены». Звучит смешно, но я плакала, читая этот твит. Новоиспеченные матери очень восприимчивы к чувству вины, и это часто начинается с того, что они не произвели роды в установленном порядке.

Восемь месяцев спустя мы с Фрэнком бредем по своим делам в изнеможенном состоянии довольства. Травма его рождения исчезает, с каждым днем ​​сменяясь его чудесной реальностью.Мое тело теперь тело матери – изношенное в боях, уютное и устрашающее в своих достижениях. Я благодарна за своих мальчиков и за то, что мне помогли справиться с болезнью, с которой сталкиваются многие матери, но лишь немногие из них ищут признания, не говоря уже о лечении.

Как я уже сказал, мне повезло.

Эта статья содержит партнерские ссылки, что означает, что мы можем заработать небольшую комиссию, если читатель нажмет и совершает покупку. Вся наша журналистика независима и никоим образом не находится под влиянием какой-либо рекламной или коммерческой инициативы.Нажимая на партнерскую ссылку, вы соглашаетесь с установкой сторонних файлов cookie. Больше информации.

Многие женщины чуть не умирают при родах: NPR

РЕНЕ МОНТАНЬ, ВЕДУЩИЙ:

Кажется, у каждой матери есть история, когда она узнала, что беременна. Саманта Блэквелл работала над получением степени магистра в Кливлендском государственном университете, и она была бы первой, кто сказал бы, что ее реакция может быть не такой, как вы ожидаете.

САМАНТА БЛЭКВЕЛЛ: Мне было 25, у меня было очень хорошее здоровье. Я всю жизнь был спортсменом. Это была не запланированная беременность.

ГОРНАЯ: То есть, когда вы узнали, вы были взволнованы, хотя и не планировали?

БЛЭКВЕЛЛ: Совсем не взволнован.

MONTAGNE: Саманта вскоре смирилась с перспективой стать матерью. У нее была любящая большая семья и бойфренд, который вскоре стал ее мужем. Ей никогда не приходило в голову, что всего через несколько дней после рождения здорового мальчика она окажется в медикаментозной коме, борясь с бегущей инфекцией, балансируя между жизнью и смертью.

БЛЭКВЕЛЛ: Для меня это было так, как будто я заснул в больнице и проснулся на следующий день. Тогда это было похоже на святое дерьмо. Я только что проснулась, а прошло уже несколько месяцев.

MONTAGNE: В прошлом году Нина Мартин из ProPublica и я исследовали, почему американские матери умирают при родах гораздо чаще, чем матери во всех других развитых странах, в три раза чаще, чем в Великобритании и Канаде. Сегодня утром мы рассмотрим еще одну тревожную статистику.В Америке на каждую умирающую женщину приходится 70 женщин, находящихся на грани смерти.

ПИТЕР БЕРНШТЕЙН: Это называется верхушкой айсберга, потому что на каждую женщину, которую мы теряем, приходится множество других женщин, которых мы были очень близки к потере.

MONTAGNE: Нью-йоркский акушер Питер Бернштейн помогает руководить Советом по безопасности пациентов в сфере женского здоровья.

BERNSTEIN: Опыт, на который мы надеемся и ожидаем, что он будет естественным, прекрасным, воодушевляющим опытом, становится ужасающим.Женщины могут потерять матку и, следовательно, стать бесплодными. Они могут закончиться проблемами с почками. У них могут быть сердечные приступы. У них может быть повреждение мозга от всей крови, которую они потеряли. Так что могут быть постоянные физические последствия.

ГОРНАЯ: Саманта Блэквелл мало что помнит о своих испытаниях. Через десять дней после родов она села в постели со страшной болью. К тому времени, когда она попала в отделение неотложной помощи, ее медицинские записи показывают, что она была в септическом шоке.

BLACKWELL: У них как бы ни для кого не было ответов. Они ходили туда-сюда между инфекцией, заражением крови. Они просто знали, что это было плохо, до такой степени, что ожидали худшего. Мы не знаем, выйдет ли она из этого.

ГОРНЫЕ: Когда Саманта вышла из комы, она узнала, что перенесла экстренную гистерэктомию, последнюю отчаянную попытку остановить зародившуюся там инфекцию. Когда случаются плохие вещи, опасные для жизни, инфекция входит в пятерку основных осложнений.Они также включают сгустки крови, высокое кровяное давление, вызванное беременностью, сердечные заболевания и кровотечения.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, частота этих потенциально смертельных осложнений растет быстрее, чем уровень материнской смертности. В период с 1993 по 2014 год он удвоился. И чтобы понять, как женщины пострадали, NPR и ProPublica запустили онлайн-вызов. Посыпались истории о катастрофических осложнениях, всего около 4000, в том числе об Алисии Николс.

Она и ее муж очень старались завести ребенка. В 39 лет Алисии наконец удалось забеременеть с помощью экстракорпорального оплодотворения. Она родила в марте прошлого года, сразу после того, как ей исполнилось 40 лет.

АЛИШИЯ НИКОЛС: Тебе нравится, когда папа забирает тебя, да? И мама забирает тебя?

(ЗВУК ДЕТСКОГО СМЕХА)

MONTAGNE: Мы присоединились к ней и малышке Диане в их доме в Нидхэме, штат Массачусетс, недалеко от Бостона, в просторной комнате, которая теперь отдана под мягкие игрушки и игрушки.

НИКОЛС: Будьте осторожны. Я не могу гарантировать, что вы не наступите на блок.

ГОРНЫЕ: Там Алисия вспомнила о легкой беременности, историю, которую мы слышали снова и снова. В ее случае это закончилось, когда ее 42-часовые роды привели к экстренному кесареву.

НИКОЛС: Заживление прошло без осложнений. Я на самом деле вылечил довольно хорошо.

ГОРНАЯ: Примерно четыре недели спустя она почувствовала прилив крови.

НИКОЛС: Моей первой реакцией был звонок 911.

ГОРНЫЕ: В отделении неотложной помощи Алисия вспоминает медсестер как сострадательный, но прохладный прием со стороны ординатора, пришедшего из акушерского отделения, который списал это на естественное послеродовое кровотечение.

НИКОЛС: И когда я спросил о том, чтобы сделать какое-то сканирование или УЗИ, она сказала, что мы чувствуем, что в этом нет необходимости, если мы начнем, сказала она, возясь там. Но оказалось, что если мы начнем проводить эти тесты, это может привести к множеству ненужных тестов.А потом одна из медсестер, стоявших там, сказала: «Я просто думаю, что они хотят, чтобы ты вернулась домой с ребенком».

ГОРНАЯ: В течение следующих нескольких недель, как во время посещения офиса, так и по телефону, ее акушер заверил Алисию, что ее кровотечение каждые несколько дней, скорее всего, было началом ее менструального цикла, хотя Алисия указала своему врачу…

НИКОЛС: У меня не было судорог. Там ничего не было. Это была просто ярко-красная кровь. И мы все знаем. Мы женщины. Я не хочу быть графическим, но мы знаем, что это другое.

ГОРНАЯ: И эта разница стала совершенно очевидной через восемь недель после родов, когда незадолго до рассвета Алисия испытала гораздо большее кровотечение. На этот раз она позвонила своему врачу и настояла на том, чтобы прийти к нему в кабинет тем же утром.

НИКОЛС: И я сел в лифт. И в ту минуту, когда дверь лифта открылась, у меня началось кровотечение.

ГОРНЫЙ: Ей удалось пройти 10 футов по коридору к двери своего доктора.

НИКОЛС: Помню, в тот день на мне были очень узкие спортивные штаны.Слава Богу. Это как бы помогает держать все внутри. Я думаю, что медсестра была немного шокирована. Она была о, дорогая, разве я не говорил тебе взять с собой другую пару штанов? Я сказал нет. Это серьезно. Вам нужно вызвать врача. И она сказала, что он с кем-то еще. Я сказал, вытащите его отсюда.

ГОРНЫЙ: И увидев ее, ее врач быстро вызвал скорую помощь и предупредил больницу, что она скоро будет в пути.

НИКОЛС: Я помню, как опустил руку.И когда я подняла руку, это было просто — вся моя левая рука и моя свадьба — я помню, как увидела свое обручальное кольцо, просто кровь. Только моя рука — моя левая рука была пропитана кровью. Это была просто стена, на мне. Это было просто везде.

ГОРНАЯ: Согласно медицинским записям Алисии, она потеряла почти половину крови в своем теле. В крайнем случае, как и в случае с Самантой, врачи провели экстренную гистерэктомию. В приложении к ее записям 24 часа спустя ее акушер придерживался своей первоначальной теории о ее кровотечении.Цитата: «Пациентка пришла в кабинет с началом первых месячных, которые казались более тяжелыми, чем обычно», и он добавил: «Внезапно началось кровотечение». На самом деле в заключении патологоанатома была обнаружена совершенно другая причина кровотечения.

Увеличенные кровеносные сосуды в слизистой оболочке ее матки, которые доставляли питание и кислород ее растущему ребенку, не смогли вернуться к своим размерам до беременности и вместо этого кровоточили в матку Алисии. Хотя и редко, его можно было обнаружить раньше при сканировании и вылечить, прежде чем оно превратилось в опасное для жизни кровотечение.

Дело

Алисии показывает, как осложнения могут выйти из-под контроля. Доктор Эллиотт Мейн, национальный лидер реформы материнского здоровья, говорит, что, поскольку большинство матерей прекрасно справятся сами по себе, акушеры и медсестры склонны ожидать лучшего, а не худшего.

ELLIOTT MAIN: Это создает возможность для того, что мы называем двумя демонами-близнецами отрицания и промедления — отрицания того, что это на самом деле что-то серьезное, и это приводит к задержке, прежде чем вы получите помощь, которая будет иметь значение.

MONTAGNE: И хотя эти опасные для жизни осложнения не распространены в США, по данным Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC), они составляют до 50 000 матерей каждый год. Группа безопасности пациентов «Альянс за инновации в области материнского здоровья» провела более глубокое исследование больниц в нескольких штатах и ​​пришла к большему числу, около 80 000 женщин в год. Сокращение этих цифр не только убережет тысячи женщин от почти смертельной опасности, но и снизит стоимость медицинского обслуживания, отмечает доктор.Барбара Леви. Она курирует политику здравоохранения в Американском колледже акушеров и гинекологов.

БАРБАРА ЛЕВИ: Тяжелая болезнь стоит дорого. Лечение в отделении интенсивной терапии дорогое. Переливания стоят дорого. Диализ стоит дорого. И мы действительно можем сэкономить деньги, внедрив процессы, снижающие риск.

ГОРЫ: Долгое пребывание Саманты Блэквелл в больнице, реабилитация и уход на дому взлетели почти до 540 000 долларов, покрываясь в основном страховкой ее матери, за исключением вертолета скорой помощи, который доставил ее в более крупную больницу.

БЛЭКВЕЛЛ: Я до сих пор борюсь за пожизненное бегство. Страховка покрывала всю медицинскую помощь, которую я получил во время полета, но фактический полет стоил более 30 000 долларов за 15-минутный полет, который, технически, я не осознавал, чтобы принять решение отправить меня. В смысле, я бы не стал ставить цену за свою жизнь. Я рад, что они прилетели ко мне. Но 30000 долларов это — другая машина.

MONTAGNE: Алисия Николс измеряет свои расходы исходя из того, сколько потребуется, чтобы родить еще одного ребенка от суррогатной матери, около 80 000 долларов.Ни одно исследование не подсчитало общую стоимость высокого уровня тяжелых осложнений в Америке, но есть признаки того, что она исчисляется миллиардами. В отчете Американского журнала акушерства и гинекологии говорится, что расходы на уход за матерями, страдающими от преэклампсии — высокого кровяного давления, вызванного беременностью, — составляют более миллиарда долларов в год.

Федеральное агентство по исследованиям и качеству в области здравоохранения оценило тысячи гистерэктомий, связанных с осложнениями при родах, в 95 000 долларов каждая.И тут, конечно, человеческие жертвы.

НИКОЛС: У меня много гнева. Я делаю. Я знаю, что мой акушер ужасно переживает из-за того, что все так пошло, но меня это так злит, понимаете, потому что я знаю, что я не одна такая. Там так много женщин.

ГОРНАЯ: И беды Алисии Николс не закончились одним массивным кровотечением. Через несколько дней она почувствовала головокружение. Даже ее семья пыталась заверить, что все в порядке. Но на этот раз она обратилась за помощью немедленно.Компьютерная томография выявила сгустки крови в ее легких, легочную эмболию, которая могла убить ее. Сейчас она лечится от посттравматического стрессового расстройства, посттравматического стрессового расстройства. И Алисия входит в число сотен женщин, о которых мы слышали, которые описывают свою травму как трудно избавиться от нее.

НИКОЛС: Это забавно. Я помню, как разговаривал с пульмонологом интенсивной терапии. И я вроде как устроил вечеринку жалости и просто опустошен. И я сказал, что мне просто так не повезло. И он сказал, нет, ты должен пойти купить лотерейный билет, потому что ты не должен быть жив прямо сейчас.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

MONTAGNE: Произошли позитивные изменения. И в нашей серии NPR-ProPublica я рассмотрю, как Калифорнии удалось резко снизить количество матерей, умирающих или почти умирающих во время родов.

Copyright © 2018 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в кратчайшие сроки подрядчиком NPR.Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

британских врачей могут официально предупреждать женщин о рисках вагинальных родов

После постановления Верховного суда Великобритании в 2015 году врачи рассматривают возможность предоставления беременным женщинам официальных консультаций о рисках вагинальных родов, а также кесарева сечения

Здоровье 6 июля 2016 г.

Клэр Уилсон

Требуется форма согласия?

Sputnik/Science Photo Library

Впервые беременным женщинам в Великобритании могут быть предоставлены официальные рекомендации об относительном риске вагинальных родов и кесарева сечения.

Этот шаг был предпринят в связи со знаковым делом Верховного суда Великобритании в 2015 году, в котором присудили компенсацию за ущерб для ребенка, который получил повреждение головного мозга во время вагинальных родов. В данном случае у истицы был более высокий, чем обычно, риск тяжелых родов из-за малого таза и сахарного диабета. Но врачи не сообщили ей об этих повышенных рисках — акт «медицинского патернализма», заявил председательствующий судья, вынесший решение в пользу матери.

Это постановление применяется ко всем рождениям.Хотя совет доступен для тех, кто ищет его, женщин официально не предупреждают об общих рисках, таких как слезотечение и недержание мочи, потому что вагинальные роды считаются исходом беременности по умолчанию.

Растущие риски

Во многих странах, включая Великобританию, средний возраст матерей при рождении увеличивается на протяжении десятилетий. Например, в 1973 году средний возраст при родах в Англии и Уэльсе составлял 26 лет, но к 2014 году он вырос до 30 лет. В настоящее время исследования показывают, как возраст повышает риск вагинальных родов.Недавнее исследование, проведенное Хансом Питером Дитцем из Медицинской школы Сиднея, Австралия, показало, что женщины, рожающие первого ребенка в более позднем возрасте, чаще получают серьезные травмы тазового дна во время вагинальных родов — повреждения, которые могут привести к недержанию мочи ( American Journal of Obstetrics). и Гинекология , doi.org/bkps).

Он обнаружил, что на каждый дополнительный год в возрасте первых родов риск повреждения мышц тазового дна женщины при вагинальных родах возрастает на 6 процентов. Риск отделения одной из этих мышц от лобковой кости, что значительно повышает риск выпадения матки, составлял 10% для 20-летней девочки, рожавшей через естественные родовые пути без использования таких инструментов, как щипцы, но этот показатель удвоился до 20%. процентов для 40-летнего.

Возраст является важным фактором, поскольку с возрастом наши мышцы и связки становятся менее эластичными. Это увеличивает вероятность их разрыва во время родов и увеличивает вероятность необходимости экстренного кесарева сечения, которое сопряжено с более высоким риском инфекции, кровотечения и образования тромбов, чем плановое кесарево сечение.

Дитц утверждает, что женщин следует предупредить о том, что такие факторы, как возраст и рождение большого ребенка, затрудняют вагинальные роды. В апреле он предположил, что, учитывая, что пациентов перед операцией предупреждают о рисках всего 1 на 1000, было бы неуместно не предупредить женщину, рожавшую первого ребенка в 38 лет, о том, что у нее есть 15-процентная вероятность разрыва анального отверстия ( Американский журнал акушерства и гинекологии , doi.орг/бкпв). «Они имеют право это знать», — сказал он.

«Вы должны уметь взвешивать риски, но не можете, если у вас нет информации»

В настоящее время женщин, планирующих кесарево сечение, предупреждают о потенциальных рисках, таких как раневые инфекции, кровопотеря и более опасные будущие беременности. Но женщин не предупреждают о риске сильных слез во время вагинальных родов, что может привести к проблемам в дальнейшей жизни.

«У них есть листовки о кесаревом сечении, однако большинство женщин выбирают вагинальные роды, и для них нет листовок о рисках», — говорит Брайан Битти, акушер из Национальной службы здравоохранения Великобритании.

Врачи сейчас рассматривают серьезные изменения. Королевский колледж акушеров и гинекологов Великобритании соберется в этом месяце, чтобы обсудить, как следует изменить информацию о пациентах для различных медицинских процедур в свете судебного дела, и приступит к их испытанию как можно скорее. «Они рассматривают вопрос о вагинальных родах», — говорит президент колледжа Дэвид Ричмонд. «Это ужасно деликатно и сложно, — говорит он.

Сторонники естественных родов предсказывают, что предупреждения о рисках вагинальных родов могут привести к тому, что больше людей выберут кесарево сечение.По словам Луизы Сильвертон из Королевского колледжа акушерок, риски вагинальных родов необходимо сопоставлять с потенциальным вредом от кесарева сечения, например, рождение детей с затрудненным дыханием и рисками для будущих беременностей. «Нам нужны здоровые дебаты о том, на чем следует сделать акцент».

Некоторые утверждают, что листовок будет недостаточно, и что женщины, планирующие вагинальные роды, должны подписать форму согласия, в которой подробно описаны риски, как и при любой медицинской процедуре. Однако это, вероятно, встретит сопротивление со стороны акушерок и сторонников более естественных подходов к родам.«Вагинальные роды — это не лечение, это естественное последствие беременности», — говорит Дебора Чипингтон Деррик из Ассоциации по улучшению службы охраны материнства.

Битти говорит, что в конечном итоге только сама женщина может решить, какие риски для нее наиболее важны. «Вы можете сказать мне: «Я мог бы справиться с раневой инфекцией, если бы у меня было кесарево сечение, но я не мог справиться с недержанием кала из-за неудачных вагинальных родов», — говорит он. «Вам должно быть позволено сделать этот выбор, но вы не можете, если у вас нет информации.

Эта статья была напечатана под заголовком «Врачи могут предупреждать о риске родов»

Лидер: «Врачи должны предупреждать женщин о реальных рисках при родах»

Еще по этим темам:

Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) опубликовали новую оценку материнской смертности в США. Это все еще ужасно.

Наконец-то мы получили более точную оценку ужасной проблемы в системе здравоохранения Америки: впервые за более чем десятилетие правительство опубликовало новые данные об уровне материнской смертности.

Согласно отчету, опубликованному в четверг Национальной системой статистики естественного движения населения Центров по контролю и профилактике заболеваний, уровень материнской смертности в 2018 году составил 17,4 материнских смертей на 100 000 живорождений, то есть в 2018 году умерло 658 женщин. Эта цифра включает случаи смерти во время беременности, при рождении. или в течение 42 дней после рождения.

Этот показатель снова поставил США на последнее место среди столь же богатых стран, по словам Юджина Деклерка, профессора общественных наук в Школе общественного здравоохранения Бостонского университета.Если вы сравните данные CDC с другими странами в последнем рейтинге материнской смертности Всемирной организации здравоохранения, США займут 55-е место, сразу после России (17 на 100 000) и чуть впереди Украины (19 на 100 000). И «если вы ограничите сравнение такими же богатыми странами», такими как Германия, «США заняли бы 10-е место из 10 стран».

«Как ни анализировать данные, мы все равно сильно отстаем от других стран», — добавил он.

«Материнская смертность является контрольным показателем общественного здравоохранения и одним из немногих показателей здоровья, включенных в Цели Организации Объединенных Наций в области устойчивого здравоохранения», — сказала Мэриан МакДорман, профессор-исследователь Центра демографических исследований Мэриленда, изучающая уровень материнской смертности.«11-летний разрыв в Соединенных Штатах, дающий официальный уровень материнской смертности, был национальным позором».

Ужасные показатели материнской смертности в Америке, включая пробелы в данных, начали привлекать внимание всей страны в 2016 году, когда МакДорман, Деклерк и другие исследователи опубликовали исследование, в котором говорится о еще более высокой доле женщин (23,8 на каждые 100 000 рождений), умерших по причинам, связанным с родами. . Это более чем на 25 процентов больше, чем в 2000 году, и это означало, что Америка не только выделялась среди своих сверстников, но и рожать в США становилось все более опасным, поскольку здоровье матерей во всем мире улучшалось.

Цифры вызвали дискуссию на государственном и национальном уровне о том, как сделать роды более безопасными для матерей, особенно для афроамериканских мам, уровень материнской смертности которых в настоящее время более чем в два раза выше, чем у белых матерей.

Почему США не публикуют национальный показатель материнской смертности с 2007 года

С тех пор исследователи повторно проанализировали данные за 2016 год, обратив внимание на фундаментальные ошибки в подсчете материнской смертности. И большая часть проблемы заключается в том, как государства собирают эти данные.В 2003 году правительство добавило к стандартному свидетельству о смерти США флажок о беременности, в котором спрашивалось, была ли умершая женщина беременна или недавно родила. Но от штатов не требовалось использовать этот флажок, и некоторые из них не спешили принимать это изменение.

Результат: данные о материнской смертности считались проблематичными, и не было надежного способа сравнить то, что происходит в разных штатах. Из-за несоответствий в штатах, установивших флажок, Национальный центр статистики здравоохранения приостановил публикацию данных о тенденциях материнской смертности — заморозка, которая продлилась до этого года.

Новые данные, опубликованные в четверг, основаны на новом методе кодирования материнской смертности, предназначенном для ограничения прошлых ошибок. Это первый раз, когда в каждом штате есть сопоставимый флажок «беременность» в свидетельствах о смерти.

Среди находок, в 2018 году:

  • 658 женщин умерли по материнской причине в Соединенных Штатах.
  • Общий коэффициент материнской смертности составил 17,4 случая смерти на 100 000 живорождений.
  • Коэффициент материнской смертности становится выше с каждой старшей возрастной группой; женщины в возрасте 40 лет и старше умирают со скоростью 81.9 на 100 000 рождений, что означает, что у них в 7,7 раз больше шансов умереть по сравнению с женщинами в возрасте до 25 лет.
  • Материнская смертность у темнокожих женщин была более чем в два раза выше, чем у белых женщин: 37,1 смерти на 100 000 живорождений по сравнению с 14,7. Это также было более чем в три раза выше, чем у латиноамериканских женщин (11,8).

«Трудно исправить то, чего не видишь»

Хотя этот новый стандартизированный подход повышает точность, это не означает, что проблема данных о материнской смертности в Америке решена.Возможно, например, что этот показатель в настоящее время представляет собой консервативную оценку того, что происходит на самом деле, сказал Нил Шах, акушер-гинеколог и доцент кафедры акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии Гарвардской медицинской школы.

Новый показатель не включает мам старше 44 лет и учитывает только случаи смерти в течение 42 дней после родов. Это означает, что более поздние послеродовые смерти не фиксируются — в то время, когда, по данным CDC, 24 процента материнских смертей происходят через шесть или более недель после родов женщины.

Однако в целом отчет представляет прогресс. «Трудно исправить то, чего вы не видите», — сказал Шах, добавив, что обнаруженные тенденции уже должны выглядеть знакомыми. «Даже при более консервативных оценках основные результаты подтверждают опасения научного и медицинского сообщества. Ежегодно происходят сотни предотвратимых смертей, связанных с беременностью. Похоже, что этот показатель растет, и в результатах наблюдается резкое расовое неравенство».

Несмотря на то, что были предприняты усилия по решению проблемы материнского здоровья — от попытки Калифорнии стандартизировать и улучшить протоколы охраны материнства в больницах до законодательства Иллинойса, продлевающего программу Medicaid для беременных до года после родов, — они в основном предпринимаются на уровне штатов, и многие из них застопорился, как показало расследование Vox и ProPublica.

Реформаторы материнского здоровья хотели бы видеть более целостный подход к охране здоровья женщин — такой, который обеспечивал бы, например, доступ женщин к медицинскому обслуживанию до того, как они забеременеют. «Единственный способ снизить материнскую смертность — это ценить здоровье женщин как таковое, независимо от того, беременна женщина или нет», — сказал Деклерк. «Таким образом, женщины начнут беременность в более здоровом состоянии и получат хорошую поддержку после рождения ребенка».

Беременные женщины в больницах могут получить отличное лечение, но ужасный уход

На протяжении большей части человеческого существования роды происходили дома.Погибло много женщин и еще больше младенцев, но так оно и было. В начале 20-го века роды переместились в больницу, не в последнюю очередь потому, что женщины этого хотели: они выступали за более безопасное место для рождения ребенка и пытались избежать постоянной угрозы смерти при родах.

Но каждый маятник в истории качается, и этот уже некоторое время качается назад. Сейчас многие женщины выступают за то, чтобы роды переносились за пределы больницы — или даже за пределы медицинской системы и, в крайнем случае, за любую другую помощь, помимо помощи на дому.В недавнем выпуске новостей NBC рассказывается о ряде типов решений, которые могут привести к отказу от помощи при родах и закончиться трагедией.

Особенность современной медицинской системы в том, что она представляет собой массивный ряд учреждений, огромный многощупальцевый бюрократический опыт.

Особенность современной медицинской системы в том, что она представляет собой массивный ряд учреждений, огромный многощупальцевый бюрократический опыт, который полностью отличается от любых прежних средств оказания медицинской помощи.Из-за этого он удивительно мощный; мы можем делать вещи, и делать вещи безопасно, которые никогда раньше не могли себе представить.

Например, как врач-акушер из группы высокого риска, я могу доставить женщину в третьем триместре беременности с кровотечением в операционную с надежной анестезией и готовностью к переливанию крови в течение 20 минут. Я могу выносить ребенка через одну-две минуты после этого почти каждый раз. Такой уровень эффективности и успеха — это подарок и чудо, и я благодарен за то, что могу предоставить его, когда мне нужно.

Связанные

Но чтобы достичь такого высокого уровня обслуживания, нужно платить. Мы склонны делать процессы настолько хорошими и быстрыми, стандартизируя многое из того, что мы делаем, создавая протоколы и устанавливая алгоритмы. И хотя хорошее акушерское и медицинское обслуживание адаптировано к конкретному случаю, процесс в целом может ощущаться как процесс, который постепенно лишает уникальное человеческое тело пациента его индивидуальности.

Я часто слышу, как друзья говорят мне что-то вроде «никто не говорил со мной, они просто говорили со мной» или «никто не удосужился объяснить, что они собираются делать, на простом английском языке.» Получение помощи в таком стандартизированном виде может быть очень трудным, особенно когда речь идет о том, что должно быть одним из самых особенных моментов в вашей жизни, о зарождении вашей семьи.

Я думаю, что это одна из причин, почему беременные женщины начинают сомневаться и покинуть медицинскую систему, вернувшись к стилю родов многовековой давности.Конечно, есть и другие причины, главная из которых — открытое глубокое недоверие к науке и авторитетам, продемонстрированное недавним ростом оппозиции вакцинам.Но в отличие от проблемы с вакцинами, отход от институционализированного опыта рождения — это то, чему современная медицина часто способствует напрямую.

А уйти из медсистемы совсем при родах — проблема. Я говорю это не только потому, что вложился в свою роль в той самой системе здравоохранения (хотя я действительно считаю, что в целом моя работа приносит гораздо больше пользы, чем вреда). Это проблема, потому что эти женщины часто оставляют после себя больше, чем они думают.

Связанные

Конечно, они оставляют позади обременительный мониторинг, звуковые сигналы машин и, возможно, ненужные вмешательства; они оставляют после себя внутрибольничные инфекции и халаты, которые не совсем застегиваются на спине, и ощущение, что у некоторых есть просто номер медицинской карты, а не человек.

Но они также оставляют позади многовековую мудрость и опыт и множество квалифицированных людей, которые хотят помочь, не говоря уже об огромных ресурсах, которые общество выделило на эти вещи через эту современную медицинскую систему. Они отказываются от безопасного обезболивания, которого многие из нас хотят и в котором нуждаются во время родов; они оставляют безопасный запас крови, собранный для 1-5 процентов женщин, у которых есть послеродовые кровотечения; они оставляют после себя опытных педиатров, которые могут реанимировать новорожденных, которым часто нужна помощь в адаптации к этому миру.

Безопасность более обеспечена, когда домашние роды проводятся кем-то, хорошо интегрированным в более крупную систему здравоохранения.

Запланированные домашние роды могут быть безопасными для мамы и ребенка, но даже для самых безопасных домашних родов нужен план. Существует огромное количество исследований по планированию домашних родов; эти исследования трудно провести хорошо, и поэтому они показывают различные результаты — в большинстве из них показано гораздо меньше вмешательств для матерей при домашних родах, хотя некоторые показали соразмерное увеличение неблагоприятных неонатальных исходов или даже неонатальной смертности.

Безопасность более обеспечена, когда домашние роды проводятся кем-то, хорошо интегрированным в большую систему здравоохранения, в которой я работаю. И это имеет смысл, потому что даже в самых преданных родильных домах с пациентами с самым низким (около 15 процентов в этом крупном исследовании) имеют непредвиденные проблемы до, во время или после родов и нуждаются в переводе в больницу.

Связанные

К счастью, есть золотая середина, которая позволяет женщинам рожать в рамках медицинской системы, получая при этом преимущества пребывания за ее пределами.Одним из замечательных преимуществ для пациента, который хочет быть как внутри, так и вне системы, является доула, или компаньон в родах. Доула — это мягкий защитник и компаньон в родах — человек, чья работа заключается в том, чтобы успокоить обеспокоенную роженицу, убедиться, что играет правильная музыка, попытаться облегчить боль с помощью массажа спины.

Доула выполняет задачи, которые не являются медицинскими и не являются частью работы остального медицинского персонала в больнице, но она может чувствовать себя необходимой для опыта и поддержки, в которой нуждается беременная женщина.С другой стороны, доулы не являются практикующими врачами, поэтому они не могут предоставлять медицинские услуги и часто не покрываются страховкой.

Еще один фантастический вариант для женщин, которые хотят чего-то отличного от традиционной системы с большим количеством врачей, — это акушерка. В отличие от доул, сертифицированные медсестры-акушерки являются обученными медицинскими работниками. Акушерки могут работать с доулами и часто заниматься уходом за беременными, родами и родоразрешением без акушеров (хотя, как правило, с одним из них, знающим и находящимся поблизости в случае чрезвычайной ситуации).

К счастью, есть золотая середина, которая позволяет женщинам рожать в рамках медицинской системы, получая при этом преимущества пребывания за ее пределами.

Обучение и культура акушерства ставит пациента и его пожелания в центр опыта. И я верю, что, поскольку они являются медицинскими работниками с медицинским образованием, они поймут, если во время беременности возникнут проблемы, и мы сможем работать вместе, чтобы позаботиться о них в рамках медицинского обслуживания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.