Психофизические упражнения для детей с дцп: Адаптивная физическая культура. Комплексы упражнений для детей с ДЦП. Формы спастической диплегии и тетраплегии. Практическое пособие для педагогов-дефектологов — Рябова Е.В. | Купить книгу с доставкой

Содержание

Полеты не во сне, а наяву ради здоровья.

В рамках проекта, ребенок 5-14 лет, имеющий инвалидность по ДЦП, сможет пройти курс занятий по АФК (адаптивной физкультуре) в спортивном зале и аэротрубе. Также детям будет оказана помощь по подбору индивидуальных упражнений, направленных на психофизическое развитие ребенка и закрепление полученных навыков в домашних условиях. 

В проект реализуется в сотрудничестве с региональными партнерами — профильными НКО, бизнесом и реабилитационными центрами. В проекте участвуют 11 регионов: г.Москва, г.Санкт-Петербург, г.Челябинск, г.Ульяновск. 

 Республика Удмуртия (г. Ижевск), Сахалинская область (г. Южно-Сахалинск), Красноярский край (г. Красноярск), Республика Татарстан (г. Казань), Иркутская область (г. Иркутск), ХМАО (г. Сургут), Кемеровская область (г. Кемерово), г. Новосибирск.  

В период с 1 по 2 июня 2021 года в Кузбассе прошел Первый Всероссийский форум «Вектор детства», при инициативе уполномоченного при президенте по правам ребенка А.

Ю. Кузнецовой и поддержке Минпромторга России. Проблемы и перспективы развития детско-юношеского адаптивного спорта в России стали главной темой стратегической сессии, которая проходила 1 июня на площадке №5 «Вектор развития в сфере спорта» в губернском центре спорта «Кузбасс». Среди обозначенных проблем – отсутствие инфраструктуры для занятий адаптивным спортом, недостаточный охват детей с ОВЗ адаптивным спортом с ранних лет. В рамках работы сессии были представлены лучшие практики в развитии адаптивного спорта и физической культуры для детей и молодежи с инвалидностью, а именно Иноземцева Екатерина, руководитель Межрегионального проекта по аэродинамической гимнастике детей с ДЦП и другими двигательными нарушениями «Летай со мной» (далее по тексту, «Летай со мной») презентовала проект и выступила с темой: «Спорт как метод реабилитации детей с двигательными нарушениями на примере проекта «Летай со мной»», а также главный тренер Сборной России по парашютному спорту Вадим Ниязов поделился успехами и результатами в физическом развитии детей с ДЦП и их участии в соревновательных мероприятиях, 23 апреля 2021 года на Кубке России по аэротрубным дисциплинам.
 

Занятия проходят под контролем специалистов мульти дисциплинарной команды в течение 12 месяцев, родители фиксируют все психофизические изменения и улучшения у детей в специально разработанный дневник наблюдений, а также для фиксации эффективности реабилитационных мероприятий дети проходят аппаратные исследования и мониторинг на новые физические навыки и движения. 

Проект «Летай со мной» представляет собой комплексную социальную реабилитацию и физическую адаптацию детей-инвалидов с ДЦП с помощью современной инновационной методологии — объединение адаптивной физической культуры (АФК) с аэродинамической гимнастикой с применением аэродинамической трубы. 

Аэродинамическая труба — это безопасный и эффективный спортивный тренажер как для спортсменов-парашютистов так и любителей парашютного спорта. А также это уникальные условия для тренировки вестибулярного аппарата, сенсорных анализаторов, оттачивания двигательных возможностей человека. 

Данная методика является уникальной и инновационной для России. На сегодняшний день данное направление социальной реабилитационной аэрогимнастики стремительно развивается и привлекает всё большее число людей с инвалидностью в Европе и мире (Бельгии, Франции, Исландии, Лихтенштейне, Северной Македонии, Норвегии, США и др.). 

Аэродинамическая гимнастика — это методика занятий гимнастикой с детьми, имеющими детский церебральный паралич в условиях аэродинамической трубы. Регулирование потока и скорости ветра, а также использование различных нагрузок дает возможность моделировать программы занятий для детей с детским церебральным параличом с учетом индивидуальных показателей ребенка. Различные упражнения в потоке воздуха способствуют снятию напряжения в мышцах, развитию выносливости мышц, растягиванию мышц, устранению мышечных спазмов и судорог, развитию мышечной силы, развитию координации и пространственной ориентировки. 

Проект поддержан Фондом президентских грантов, Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по правам ребенка А.

Ю. Кузнецовой, Уполномоченным при Президенте Республики Татарстан по правам ребенка И.В. Волынец, ГК «Роскосмос», Российским государственным социальным университетом (РГСУ), Федерацией парашютного спорта России, Всероссийской общественной организацией родителей детей-инвалидов (ВОРДИ), Ассоциацией организаций по защите семьи (АОЗС), Центром авиакосмической медицины и технологий, Губернаторами Московской, Свердловской, Сахалинской, Новосибирской, Кемеровской областей, Ханты-Мансийского автономного округа, Красноярского края, ДОСААФ Иркутской области. 

В сотрудничестве с РГСУ инструктора аэротрубных комплексов и члены команды проекта прошли базовый курс по переподготовке и повышению квалификации «Современные технологии адаптивной физической культуры (АФК) для детей с ОВЗ» (пилот ДЦП и с инвалидностью). 

Иноземцева Екатерина, руководитель проекта, поделилась: «В нашем проекте дети с ДЦП занимаются на регулярной основе адаптивной физкультурой и аэродинамической гимнастикой в аэротрубе. Эта методика новая в сфере социальной реабилитации и физической адаптации детей, но имеет положительную динамику в развитии и приобретении новых двигательных и сенсорных возможностей ребенка. В нашей команде есть реабилитологи и психологи, которые фиксируют все изменения психофизического развития детей, а также мы используем современные технологии в оценке эффективности реабилитационных мероприятий по проекту, используя аппаратные устройства, как стабилометрия и видеоанализ. Я считаю, что результат и динамика у детей будет заметна только в том случае, когда занятия проходят регулярно и качественно и под наблюдением специалистов, а также считаю, что нужно выходить на современный уровень развития новых возможностей и совершенствовать реабилитацию детей с ДЦП». 

Дети Иркутской области, с диагнозом ДЦП,  проходят подготовку и начинают тренировки рамках проекта «Летай со мной». Проект создает условия для социальной реабилитации и физической адаптации детей с диагнозом ДЦП. 

В нашем регионе партнерами проекта являются ДОСААФ Иркутской области, Федерация парашютного спорта Иркутской области, ОНФ Иркутской области, МЦ «Новые возможности», ИРООИ «Лотос», РО ВОРДИ Иркутской области.

  

Продолжается работа проекта в Прибайкалье и семьи с детьми, имеющими инвалидность, надеются на то, что партнеров у проекта станет больше и тогда все  вместе  мы сможем дать детям шанс в физическом развитии с использованием новых возможностей (аэротрубы), а также под контролем специалистов команды проекта осуществится продолжительный курс занятий по адаптивной физкультуре. 

Случай из практики: особенности логопедических занятий с ребенком с ДЦП в сочетании с РАС — Журналы для дошкольных образовательных учреждений

Сатари В.В., канд. психол. наук, заместитель директора; Солдатова Л.Р., учитель-логопед ГБУ «КРОЦ», Москва

Аннотация. В статье представлен случай из практики: специфика проведения логопедических занятий с ребенком дошкольного возраста с двигательными нарушениями в сочетании с РАС.

Ключевые слова. РАС (расстройства аутистического спектра), ДЦП (детский церебральный паралич), задержка психических функций, органическое поражение, реабилитация, ЭВС (эмоционально-волевая сфера).

Для детей с церебральным параличом характерны специфические отклонения в психическом развитии. Механизм этих нарушений сложен, определяется как временем, так и степенью и локализацией мозгового поражения. Проблеме психических нарушений у детей, страдающих церебральным параличом, посвящено значительное количество работ отечественных специалистов (Э.С.Калижнюк, Л.А.Данилова, Е.М. Мастюкова, И.Ю. Левченко, Е.И. Кириченко и др.).

Хронологическое созревание психической деятельности детей с церебральным параличом резко задерживается. На этом фоне выявляются различные формы нарушения психики и, прежде всего, познавательной деятельности. Не существует четкой взаимосвязи между выраженностью двигательных и психических нарушений — например, тяжелые двигательные расстройства могут сочетаться с легкой задержкой психического развития, а остаточные явления ДЦП — с тяжелым недоразвитием отдельных психических функций или психики в целом. Для детей с церебральным параличом характерно своеобразное психическое развитие, обусловленное сочетанием раннего органического поражения головного мозга с различными двигательными, речевыми и сенсорными дефектами.

Важную роль в генезе нарушений психического развития играют возникающие в связи с заболеванием ограничения деятельности, социальных контактов, а также условия воспитания и обучения.

При ДЦП нарушено формирование не только познавательной деятельности, но и эмоционально-волевой сферы и личности. Отмечается нарушение различных анализаторных систем. Патология зрения, слуха, мышечносуставного чувства существенно сказывается на восприятии в целом, ограничивает объем информации, затрудняет интеллектуальную деятельность детей.

По состоянию интеллекта дети с церебральным параличом представляют крайне разнородную группу. Основным нарушением познавательной деятельности является задержка психического развития, связанная как с ранним органическим поражением мозга, так и с условиями жизни.

Задержку психического развития при ДЦП чаще всего характеризует благоприятная динамика дальнейшего умственного развития. Дети легко используют помощь взрослого при обучении, у них достаточное, но несколько замедленное усвоение нового материала. При адекватной коррекционно-педагогической работе они часто догоняют сверстников в умственном развитии.

У детей с умственной отсталостью нарушения психических функций чаще носят тотальный характер. На первый план выступает недостаточность высших форм познавательной деятельности — абстрактно-логического мышления и высших, прежде всего гностических, функций. Тяжелая степень умственной отсталости преобладает при двойной гемиплегии и атонически-астатической форме ДЦП.

У детей с церебральным параличом отмечаются нарушения личностного развития. Нарушения формирования личности при ДЦП связаны с действием многих факторов (биологических, психологических, социальных). Помимо реакции на осознание собственной неполноценности наблюдаются социальная депривация и неправильное воспитание.

У детей с ДЦП отмечаются такие нарушения личностного развития, как пониженная мотивация к деятельности, страхи, связанные с передвижением и общением, стремление к ограничению социальных контактов. По данным Э.С. Калижнюк, отмечается некоторая корреляция между характером неврологических расстройств (формой ДЦП) и эмоциональными и характерологическими особенностями детей с ДЦП.

Итак, психическое развитие ребенка с церебральным параличом характеризуется нарушением формирования познавательной деятельности, эмоционально-волевой сферы и личности. Перед всеми специалистами, работающими с этими детьми, встает важная задача профилактики и коррекции указанных выше нарушений. Большинство отечественных и зарубежных ученых указывают, что полноценная адаптация и реабилитация детей с церебральным параличом возможна лишь при комплексной работе всех специалистов. Необходимо помнить о создании специальной образовательной среды для данной категории детей, поскольку это важное условие успешной реабилитации и социализации. В настоящее время очень часто приходится сталкиваться с детьми, у которых помимо ДЦП имеется вторичное расстройство аутистического спектра. Трудности коррекционноразвивающей работы в этих случаях заключаются в том, что вследствие органического поражения мозга страдает иннервация мышц речевого аппарата, что сказывается на продуктивной стороне речи.

Исследования детей с РАС показали, что у этих детей ключевые области мозга, специализирующиеся на речи и социальном взаимодействии, функционируют недостаточно хорошо и это вызывает трудности, связанные с социальным обучением и коммуникацией. В результате сочетания этих расстройств ребенок не только испытывает трудности в воспроизведении речи, но и не видит потребности использования ее как средства общения и взаимодействия с окружающими.

В данной работе хотелось бы остановиться подробнее на описании случая из практики с ребенком дошкольного возраста с ДЦП и РАС.

Андрей (6 лет) был зачислен на коррекционно-развивающие занятия в группу комплексной реабилитации со специалистами в возрасте 4 лет 3 мес. Диагноз: правосторонний гемипарез, ЗПР, РАС. В процессе первичного обследования были выявлены следующие особенности ребенка: в контакт не вступал, визуальный контакт отсутствовал, за столом мог находиться очень непродолжительное время, желаемый предмет не просил, а подходил к предмету и тянул руку, если не получал, начинал кричать, указательный жест отсутствовал. Обращенную речь понимал на бытовом уровне, выполнял простейшие инструкции: «Иди», «садись» и т.п.

В ходе самостоятельных манипуляций с предметами прослеживались отдельные вокализации, иногда слоги. Проявлял избирательный интерес к игрушкам. Предпочтение отдавал звучащим и крутящимся игрушкам (юла, волчки, вертушки). Их он использовал в качестве зрительнойаутостимуляции. Изъятие такой игрушки вызывало негативную эмоциональную реакцию — крик. Логопедическое заключение после обследования: неврологическая симптоматика в мышцах и моторике артикуляционного аппарата. Системное недоразвитие речи соответствует 1 уровню у ребенка с особенностями ЭВС (эмоционально-волевой сферы) по аутистическому типу. Первой задачей коррекционно-развивающей работы с Андреем было установление контакта. Для этого сначала проводилось наблюдение, чтобы выяснить, чем он любит заниматься и какие игрушки предпочитает. Как уже отмечалось выше, Андрей отдавал предпочтение звучащим игрушкам: звуковые доски-вкладыши, механические звуковые игрушки, музыкальные инструменты, а также выбирал юлу и крутящиеся игрушки. Нравились игры с мячами. На этом этапе занятия были направлены на формирование совместных действий с игрушками по очередности, которым он отдавал свое предпочтение. Важно помнить, что «с аутичным ребенком нельзя форсировать установление контакта. Если ребенок не идет на сотрудничество, значит — еще не время». Поэтому мы не ставили временные рамки на этом этапе занятий, а ждали достижения поставленной цели — установления контакта и продуктивного взаимодействия со специалистом.

В процессе таких совместных игр Андрей научился работать за столом, ждать своей очереди в игре, появились непродолжительный визуальный контакт, концентрация взгляда на артикуляции специалиста. Был сформирован указательный жест на желаемую игрушку. Цель этапа была достигнута, и мы перешли к другой стадии коррекционных занятий.

На втором этапе коррекционной работы мы начали формировать навыки импрессивной и экспрессивной стороны речи. Формирование экспрессивной стороны речи проводилось в процессе любимых игр при провоцировании непроизвольного подражания междометиям, звукоподражаниям взрослого, а также его действиям и мимике. Для привлечения внимания к артикуляции предметы при произнесении звукоподражаний держались около рта специалиста.

Также использовался метод эхолалий — повторение за ребенком его звуковых реакций в процессе игры. В результате второго этапа Андрей научился отраженно за взрослым повторять междометия и звукоподражания, а также просить самостоятельно вкладыш звуковой доски-вкладыша с изображением одного животного при выборе из двух. Некоторые воспроизводимые им звукоподражания имели искаженное произношение из-за наличия проблем с произносительной стороны речи, но на этом этапе нецелесообразно заниматься коррекцией звукопроизносительной стороны речи ребенка из-за недостаточного объема активного словаря и особенностей ЭВС.

Дети с РАС в основном не любят тактильного контакта, поэтому можно вызвать негативную реакцию и закрепить отрицательное отношение к занятиям, пытаясь применять физическую помощь при обучении правильной артикуляции.

На третьем этапе после беседы с мамой Андрея и с ее согласия мы решили ввести карточки PECS как средство дополнительной коммуникации. Андрей узнавал и различал игрушки, предметы и простые действия на картинках. Он очень быстро научился просить желаемый предмет карточкой и отраженно начал повторять за логопедом простые слова.

На четвертом этапе у Андрея уже был целый альбом карточек PECS с предметами и простейшими действиями. С помощью специалиста или взрослого он выкладывал и произносил фразы: «Я хочу (название желаемого предмета или действия)», «Дай (название предмета)». Андрей начал дома самостоятельно просить желаемый предмет словом без карточки. Выяснялось, что мальчик сам дома с помощью звукового плаката-азбуки выучил все буквы. Минус был в том, что буквы он произносил, как они называются в алфавите, а не соответствующим звуком. Так он начал и неправильно читать слова. Чтобы скорректировать эту проблему, мы активно стали обучать его глобальному чтению. Андрею очень нравились эти задания, и он достаточно быстро освоил большой объем слов. Навыки глобального чтения помогают ему в произношении слов. Важно отметить, что все полученные на занятиях навыки активно закреплялись дома. Родители очень активно сотрудничали и выполняли рекомендации специалистов, что и продолжают делать в настоящее время. Это способствует значительной динамике в обучении ребенка. На этом этапе мы начали работу по развитию артикуляционных кинестезий для улучшения звукопроизносительной стороны речи. Чтобы ребенок позволил производить некоторые манипуляции с речевым аппаратом, пришлось прибегнуть к пищевому подкреплению. Использование сладостей помогло в развитии артикуляционной моторики.

К сожалению, карантинные мероприятия, начавшиеся весной 2020 г., сыграли отрицательную роль в коррекционной работе с Андреем. Осенью пришлось заново проводить работу по восстановлению визуального контакта и занятий за столом. Речевые навыки не ушли, но ухудшилась произносительная сторона речи. Несмотря на частичную потерю навыка «работы за столом», все-таки можно отметить динамику. Андрей не проявлял негативные эмоции простым криком и не старался вылезти из-за стола, а кричал: «Мама, папа, помогите!»

Это типичный речевой штамп в таких ситуациях для говорящих аутистов. На данный момент коррекционная работа проводится по увеличению речевых штампов в различных ситуациях с помощью фразового конструктора, обогащению пассивного и активного словаря и коррекции звукопроизношения. Продолжаем обучение чтению, переходим на слоговое чтение.

Все занятия проходят с использованием поощрения: сначала задание, потом планшет. Предпочтения ребенка с возрастом изменились. Звуковые игрушки заменились играми на планшете, которые тоже имеют свои плюсы. На занятиях в качестве поощрения планшетом используем только развивающие игры, что помогает развивать познавательную сферу, фонематическое восприятие, обучает чтению.

Это лишь один описанный случай из практики. Дети с ДЦП и особенностями ЭВС по аутистическому типу очень разные, и к каждому нужен свой индивидуальный подход в коррекционной работе.

В коррекционно-развивающей работе с такими детьми необходимо использовать разные методики для детей с интеллектуальными нарушениями, ДЦП и РАС. При этом очень важно всегда учитывать психофизические особенности развития, эмоционально-поведенческие особенности и интересы каждого ребенка в отдельности.

Список использованной и рекомендуемой литературы

1. Ихсанова С.В. Система диагностико-коррекционной работы с аутичными дошкольниками. СПб., 2019.

2. Калижнюк Э.С. Методические рекомендации по исследованию функций зрительно-пространственного восприятия у детей с церебральными параличами. М., 1976.

3. Калижнюк Э.С. Психические нарушения при детских церебральных параличах. Киев, 1987.

4. Левченко И.Ю., Приходько О.Г. Технологии обучения и воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата: Учеб.пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений. М., 2001.

5. Роджерс С. Дж., ДоусонДж., Висмара Л.А. Денверская модель раннего вмешательства для детей с аутизмом. Екатеринбург, 2016

ВГУ имени П. М. Машерова, 2018. – 51, [1] с.

14

это, скорее, не метод лечения, а способ переключения внимания инвалидов

с болезни на общение, активный отдых и развлечение.

Адаптивная физическая культура является важнейшим компонентом

всей системы реабилитации инвалидов и лиц с отклонениями в состоянии

здоровья, всех ее видов и форм. Она со всей очевидностью присутствует во

всех сферах жизнедеятельности человека и поэтому составляет фундамент,

основу социально-трудовой, социально-бытовой и социально-культурной

реабилитации; выступает в качестве важнейших средств и методов

медицинской, технической, психологической, педагогической реабилитации.

Двигательная мобильность человека с ограниченными возможностями

представляет собой один из важнейших критериев уровневой характеристики

процесса реабилитации. Это объясняется тем, что, например, любая

приобретенная инвалидность ставит перед человеком проблему адаптации к

жизни в своем новом качестве, что, в свою очередь, практически всегда

связано с необходимостью освоения новых жизненно и профессионально

важных знаний, перцептивных, двигательных умений и навыков, развития и

совершенствования специальных физических и психических качеств и

способностей. А это немыслимо без использования средств и методов

адаптивной физической культуры. Среди многих факторов, ограничивающих

поддержание оптимального психофизического состояния инвалидов,

осуществления их трудовой, бытовой, культурной деятельности, а главное,

способствующих развитию целого «букета» негативных изменений в

организме, являются гиподинамия и гипокинезия.

Огромна роль адаптивной физической культуры (особенно

адаптивного спорта, адаптивной двигательной рекреации, креативных

(художественно-музыкальных) и экстремальных видов адаптивной

двигательной активности и др.) в решении задач социализации данной

категории населения, реализации соответствующего современным

условиям образа жизни как конечной цели реабилитации, повышения

уровня качества их жизни.

Для многих инвалидов адаптивная физическая культура является

единственным способом «разорвать» замкнутое пространство, войти в

социум, приобрести новых друзей, получить возможность для общения,

полноценных эмоций, познания мира и т. д. и т.п. Именно здесь, зачастую

впервые в своей жизни, они познают радость движения, учатся побеждать

и достойно переносить поражения, осознают счастье преодоления себя и

каждой клеточкой своего тела ощущают философию «честной игры»…

Цель адаптивной физической культуры как вида физической культуры —

максимально возможное развитие жизнеспособности человека, имеющего

устойчивые отклонения в состоянии здоровья и (или) инвалидность, за счет

обеспечения оптимального режима функционирования отпущенных

природой и имеющихся в наличии (оставшихся в процессе жизни) его

телесно-двигательных характеристик и духовных сил, их гармонизации для

Репозиторий ВГУ

упражнений для детей с церебральным параличом, повышающих подвижность

Лучшие упражнения для детей с церебральным параличом — это те, которые ваш ребенок действительно захочет делать.

Церебральный паралич описывает спектр двигательных нарушений вызванные повреждением головного мозга до, во время или вскоре после рождения.

Характеризуется скованностью движений, плохой осанкой и трудности с равновесием и координацией.

Таким образом, упражнения необходимы, чтобы помочь удлинить напряженные мышцы, увеличить диапазон движений и координацию, а также улучшить общую подвижность.

В связи с нарушением движений дети с церебральным параличом как правило, менее физически активны, что увеличивает их шансы на развитие проблемы со здоровьем.

В этой статье будут рассмотрены некоторые упражнения и действия, которые вы ребенок может заниматься дома, чтобы быть более активным в течение дня.

Сколько упражнений нужно детям с церебральным параличом?

Детям с церебральным параличом рекомендуется уделять физическим упражнениям не менее 60 минут 5 дней в неделю.Хотя это может показаться много, не все упражнения должны быть скучными. Физическая активность может быть столь же полезной (или даже более полезной), чем механические упражнения.

Лучший способ получить конкретные рекомендации по упражнениям для уникальное состояние вашего ребенка состоит в том, чтобы говорить со своими физическими или профессиональными Терапевт.

Это поможет убедиться, что выбраны все нужные области и оптимизируйте способность вашего ребенка к самосовершенствованию.

Каждый случай церебрального паралича индивидуален, и у каждого ребенка разные цели восстановления.Таким образом, индивидуальный режим упражнений поможет удовлетворить уникальные потребности вашего ребенка.

Упражнения на диапазон движений для детей с церебральным параличом

Упражнения на диапазон движений следует выполнять не менее двух раз в день, чтобы уменьшить скованность суставов, улучшить кровообращение и стимулировать мышцы.

Все дети с церебральным параличом могут получить пользу от ряда двигательные упражнения.

Дети с тяжелым церебральным параличом должны участвовать в пассивных двигательных упражнениях.Это когда специально обученный воспитатель или терапевт двигает тело ребенка за него, что стимулирует и растягивает мышцы и предотвращает скопление крови в конечностях из-за бездействия.

Когда вы помогаете ребенку выполнять упражнения на диапазон пассивных движений, будьте осторожны и никогда не заставляйте тело двигаться сверх его естественного сопротивления. Если ваш ребенок говорит, что упражнения причиняют ему боль, или проявляет признаки боли, не пытайтесь протолкнуть его. Вместо этого выполняйте только полные движения в их безболезненном диапазоне.

Детей, у которых есть мышечный контроль, следует поощрять к самостоятельному выполнению различных двигательных упражнений.Это так называемые упражнения с активным диапазоном движений.

Некоторые активные двигательные упражнения, которые может практиковать ваш ребенок, включают:

  • Вращения шеи (вращение головы по часовой стрелке и против часовой стрелки)
  • Повороты головы (повороты головы из стороны в сторону)
  • Шраги плечами (поднять и опустить плечи)
  • 900 разведите руки в стороны так, чтобы ваше тело приняло форму буквы Т, а затем двигайте руками по кругу вперед и назад)
  • Разгибания локтей  (сгибайте и выпрямляйте руки в локтях)
  • Вращения запястья  (держите предплечье
  • Сжатие пальцев (сожмите кулак так, чтобы все пальцы согнулись, а затем выпрямите их)
  • Разведение пальцев  (соедините пальцы вместе так, чтобы они соприкасаются по бокам, а затем раздвигают их как можно дальше)
  • Марши (сидя или стоя, согните бедро, чтобы поднять колено, как будто вы марш, чередование ног)
  • Подъемы ног в стороны (лягте на бок, поднимите верхнюю ногу вверх, насколько это возможно, затем опустите ее)
  • Разгибания коленей (сядьте на стул и несколько раз согните и выпрямите колени)
  • Вращения лодыжек  (вращение лодыжек по кругу)

Веселые физические упражнения для упражнений

Упражнения не должны быть скучными.

На самом деле, лучший способ увлечь ребенка и мотивировать его быть более активным — это игра.

Давайте рассмотрим некоторые забавные физические упражнения, которые может выполнять ваш ребенок. для упражнений.

Танцы

Танцы — отличный способ попрактиковаться в движении нескольких частей тела одновременно.

Дети любят песни с соответствующими танцевальными движениями, такими как «Ча-ча-слайд», «Голова и плечи, колени и пальцы ног», «Хоки-поки» и «Макарена».

Вы также можете играть в замораживающий танец! Правила просты.Когда музыка включена, вы танцуете, но когда она останавливается, вы должны замереть! кто бы движется, проигрывает.

Предвкушение ожидания остановки песни поддерживает ребенок занимается.

Музыкальная перчатка

Музыкальная перчатка сочетает в себе игры, ручную терапию и музыку, чтобы улучшить мелкую моторику навыки весело.

Идея игры состоит в том, чтобы составить О на каждом из ваших пальцы. Клавиши на экране синхронизированы, чтобы соответствовать ударам в Музыка.

Дети настолько увлечены игрой, что даже не осознают, сколько повторений они выполняют, что является ключом к развитию нейропластичности и улучшению функции рук.

Это отличный способ разнообразить день вашего ребенка, если он ограничен в подвижности.

Воздушный шар в воздухе (он же Горячая лава)

Эта простая игра — отличный способ увлечь детей церебральный паралич передвигается.

Все, что вам нужно сделать, это любой ценой удержать воздушный шар (не гелиевый) от касания пола (или «горячей лавы»).

Играя в эту игру с ребенком, постарайтесь отвести воздушный шар от ребенка, чтобы ему пришлось перемещаться, чтобы добраться до него, прежде чем он упадет в «лаву» пола.

Чтобы усложнить задачу, предложите что-то вроде: «Как насчет мы можем касаться воздушного шара только правой рукой или ногами?»

Плавание

Занятия в бассейне — отличный способ для вашего ребенка практиковать ходьбу и укреплять мышцы.

Плавучий Сила воды — это то, что заставляет людей чувствовать себя такими легкими в воде. Это займет большое давление на суставы и позволяет вашему ребенку сосредоточиться на ходьбе с правильная форма.

Вода также имеет вязкость, что затрудняет очень быстро ходить в воде.Это естественное сопротивление поможет укрепить вашу мышцы ребенка.

Есть много разных упражнений и занятий ваш ребенок может заниматься в бассейне.

Они могут держаться за буги-борд и пинать ногами, балансировать на лапше для бассейна, практиковаться в ходьбе или даже просто плескаться. Пока ваш ребенок двигается, свойства воды могут помочь улучшить двигательную функцию.

Адаптивный спорт

Адаптивных видов спорта для детей с нарушениями мозгового паралич, чтобы участвовать в.

Практически каждый вид спорта можно адаптировать под ваши нужды. способности ребенка.

Это может помочь вашему ребенку научиться играть с другими, работать достигать своих целей и вести активный образ жизни.

Чтобы найти ближайшую к вам программу адаптивного спорта, нажмите [здесь].

Езда на велосипеде

Езда на велосипеде — это эффективный способ для детей с церебральным параличом развить силу в ногах и вспотеть, а также улучшить работу сердечно-сосудистой системы.

Наличие тренировочных колес или даже использование трехколесного велосипеда поможет сохранить равновесие вашего ребенка и предотвратить падение.

Поскольку педали обычно могут двигаться только в одном направлении, они помогут направлять движения вашего ребенка. Педали с ремнями также могут помочь предотвратить соскальзывание ног вашего ребенка.

Иди на детскую площадку

Пойти в парк и дать ребенку поиграть на детская площадка — это простой способ заставить их быть более активными.

Они могут использовать свои мускулы, чтобы карабкаться, раскачивать ноги вперед и назад на качелях и бегать.На некоторых игровых площадках есть адаптивные качели, поэтому даже дети старшего возраста с проблемами равновесия все еще могут качаться. Игры на детской площадке также отлично подходят для детской сенсорной системы!

Охота за мусором

Спрячьте некоторые предметы по дому и пусть ваш ребенок пойдет на мини-охота за мусором в поисках их.

Разместите предметы в неожиданных или труднодоступных местах, которые заставит вашего ребенка стоять на носочках, коленях, тянуться, открывать двери и шкафы, и движущиеся объекты вокруг.

Лучшие упражнения для детей с церебральным параличом

В конце концов, лучшие упражнения для детей с церебральным параличом — это упражнения, которые будут держать их в движении.

Заставлять вашего ребенка ходить на физиотерапию и выполнять физические упражнения после тренировки только заставит его скучать. Однако следует отметить, что многие детские физиотерапевты пытаются интегрировать в свои сеансы веселые занятия, поэтому не бойтесь поощрять физиотерапию, когда это необходимо.

Поощряя вашего ребенка играть и выполнять действия что им нравится, они, естественно, станут более активными.

Самое главное, чтобы ребенок начал заниматься спортом, это сосредоточиться на том, что они могут сделать, а не на том, что они не могут.

Двигаясь и проявляя активность, дети с церебральным параличом может предотвратить появление пролежней, снижение скорости обмена веществ, мышечную атрофия и многие другие проблемы со здоровьем.

Попробуйте эти занятия со своим ребенком и убедитесь сами, как легко можно поддерживать его активность и здоровье.

изображения предоставлены: ©iStock.com/SbytovaMN//olesiabilkei/fizkes

Психофизическая реабилитация детей с ДЦП в условиях адаптивной верховой езды

В статье проанализированы результаты педагогического эксперимента по оценке эффективности технологии использования адаптивной верховой езды в психофизической реабилитации детей с ДЦП.Проведен декларативный педагогический эксперимент, заключающийся в определении особенностей двигательных нарушений у детей с ДЦП. На основании полученных данных научно обоснована, разработана и реализована в формирующем эксперименте педагогическая технология использования адаптивной верховой езды в процессе психофизической реабилитации и коррекции двигательных нарушений детей с ДЦП. Основные положения педагогической технологии реализованы в системе коррекционных занятий для детей с ДЦП методом адаптивной верховой езды.Технология личностно-ориентирована, так как главным ценностным ориентиром является личность ребенка, его мотивы, потребности, интересы, потенциал и способности. Специфическим предметом представленной педагогической технологии является лошадь, которая является: как предметом воздействия на личность ребенка, что обеспечивается путем установления психологического контакта между ребенком с ДЦП и животным; как средства лечебного воздействия (тепловое воздействие, мышечная релаксация, регуляция ритма, средства уменьшения спастических проявлений ДЦП, средства расширения объема произвольных движений, снижения психического напряжения, регуляции психических состояний детей с ДЦП и др.). По стилю взаимодействия предлагаемая технология представляет собой сотрудничество, основанное на принципах оптимизации взаимоотношений всех сторон, вовлеченных в процесс психофизического развития и коррекции двигательных нарушений детей с ДЦП в условиях адаптивной верховой езды. Целью представленной технологии является создание оптимальных условий для психофизического развития и коррекции двигательных нарушений детей с ДЦП, расширение сферы их деятельности, повышение уверенности в собственных силах, улучшение качества жизни.Доказано, что применение представленной экспериментальной технологии положительно влияет на психофизическое и двигательное развитие, работоспособность детей с ДЦП, повышает качество их жизни.

Высокоинтенсивные интервальные тренировки для улучшения физической формы у детей с церебральным параличом

Введение

Дети с церебральным параличом (ДЦП) имеют более низкую аэробную способность и более высокие затраты кислорода для повседневной деятельности по сравнению с обычно развивающимися детьми1 и стоимость кислорода увеличивается с увеличением инвалидности.2 Последствиями могут быть усталость и поддержание низкого уровня физической активности. 3 Таким образом, вмешательства, которые улучшают пиковое потребление кислорода (VO 2peak ), могут привести к снижению затрат на амбулаторный кислород пропорционально общему количеству энергии, и, следовательно, доступно больше энергетических ресурсов. для повседневной деятельности.

Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, какие программы упражнений могут быть наиболее эффективными для улучшения аэробных способностей у детей с ДЦП. Неоднократно было показано, что высокоинтенсивная интервальная тренировка (ВИТ) улучшает VO 2peak и вызывает превосходные полезные физиологические и связанные со здоровьем изменения у здоровых и больных людей.4 ,5 Однако пока еще не проведена оценка того, как можно внедрить ГИТ в рамках ухода за детьми с ДЦП. Нам также нужны данные о влиянии физических упражнений на качество жизни и состав тела у детей с ДЦП. субмаксимальное усилие у детей с ДЦП. Вторичные цели заключались в оценке влияния ГИТ на качество жизни и состав тела, а также в оценке применимости ГИТ в этой популяции.Мы предположили, что ВИТ улучшит VO 2peak детей с ДЦП, впоследствии снизив их затраты кислорода при ходьбе или беге, и что ВИТ улучшит качество жизни детей и состав их тела.

Методы

Дизайн исследования

Это было базовое контрольное исследование с тестами в три разных момента времени: при включении в исследование (T0), после предварительного тренировочного базового периода продолжительностью 4  недель (T1) и в конце ХИТ (Т2) (рис. 1). Между Т0 и Т1 дети продолжали регулярную физическую активность, а между тестами Т1 и Т2 они выполняли ВИТ на беговых дорожках.Аэробная способность и качество жизни измерялись во всех трех тестовых точках, а состав тела измерялся в Т1 и Т2. Система частичной поддержки веса тела использовалась у детей (n=4), которым было трудно сохранять равновесие или вертикальное положение на беговой дорожке. Дети, которые обычно использовали ортопедическую обувь или ортезы для повседневной деятельности, использовали их во время тестирования и тренировок.

Рисунок 1

Блок-схема участников и дизайн исследования.

Участники

Критерии включения : Дети с ДЦП, классификация общей двигательной функции (GMFCS), уровень I–IV, возраст 10–17  лет, проживающие в Средней Норвегии. Критерии исключения : Невозможно выполнить ни одну из тестовых процедур и тренировку. Размер выборки : Для того, чтобы обнаружить по крайней мере 10%-ное улучшение VO 2peak после ГИТ — увеличение считается клинически значимым — расчет размера выборки показал, что минимум 9 участников должны были быть включены в исследование. исследование для получения 80% статистической мощности с α 0,05. Мы пригласили 24 ребенка принять участие в исследовании, чтобы принять во внимание, что некоторые из детей могут быть не в состоянии выполнять тесты и упражнения, а также, возможно, отсев в период обучения.Участники были набраны через физиотерапевтов и врачей, которые считали их способными выполнять тестирование и тренировки на беговой дорожке. Участники и их родители подписали письменную форму информированного согласия до участия. Исследование было одобрено Региональным комитетом по исследованиям в области медицины и здравоохранения и соответствовало этическим стандартам Хельсинкской декларации.

Физические упражнения

Вмешательство состояло из ВИТ для ходьбы или бега на беговой дорожке.Каждое занятие начиналось с разогрева в течение 5–10  минут при интенсивности от низкой до умеренной. Наша основная цель заключалась в том, чтобы участники выполнили четыре интервала по 4  минуты с частотой > 85% от их максимальной частоты сердечных сокращений (ЧСС 90 193 макс. 90 194), с активными перерывами при умеренной интенсивности около 70% от ЧСС 90 193 макс. 90 194 между ними и на конец. Тем не менее, протокол был индивидуализирован, так что все участники выполняли высокоинтенсивные упражнения с интервалами в 1,5–4  минуты, в общей сложности 16  минут высокоинтенсивных упражнений на каждой тренировке.Если интервалы высокой интенсивности были короче, то и периоды перерыва средней интенсивности были короче. Четверо детей использовали систему частичной поддержки веса тела (FreeSpann с Likorall 200 и жилетом) во время тренировки. Упражнения проводились 2–4 раза в неделю, пока не было выполнено максимум 24 сеанса. Все занятия спортом проводились под наблюдением физиотерапевта. Причина разной продолжительности интервалов, а также разной частоты тренировок в период вмешательства заключалась в том, что протокол должен был быть индивидуализирован на основе способностей каждого ребенка к достижениям и графикам времени.

Показатели исхода

Первичными показателями исхода были VO 2peak и стоимость кислорода при индивидуально стандартизированном субмаксимальном усилии (VO 2submax ). В каждый момент времени участники выполняли тест с максимальной нагрузкой на беговой дорожке (Woodway, Висконсин, США) с прямым измерением потребления кислорода (Metamax II, Германия). На протяжении всего теста контролировали частоту сердечных сокращений (Polar, Финляндия).

Пиковое потребление кислорода : После разогрева в течение 10 мин участники шли или бежали с возрастающей нагрузкой до субъективного истощения или в соответствии со стандартными клиническими критериями.8 Если коэффициент дыхательного обмена в конце теста был ≥1,05, а балл по шкале Борга9 был ≥17, мы расценивали результаты теста как истинный VO 2peak . VO 2peak усреднялся в течение 30 с, когда поддерживалось самое высокое поглощение кислорода. Только участники, достигшие VO 2peak , были включены в анализ VO 2peak и процентное использование VO 2peak в тесте субмаксимальных усилий.

Тест на субмаксимальное усилие : Участники шли или бежали с постоянной скоростью в течение 4  мин на субмаксимальном (стандартизованном для каждого участника во все времена теста) уровне.Мы измеряли потребление кислорода и частоту сердечных сокращений в течение этого времени и использовали среднее значение за последнюю минуту для оценки субмаксимальной частоты сердечных сокращений и VO 2submax . Затем рассчитывали фракционную стоимость кислорода при субмаксимальном усилии в процентах от VO 2peak .

Качество жизни, связанное со здоровьем : Качество жизни, связанное со здоровьем, было зарегистрировано на основе самоотчетов (с учетом возраста) и от родителей (прокси-версия) с использованием норвежской версии опросника KINDL.10 Это показатель, разработанный для оценки качества жизни детей и подростков как в общей популяции, так и в клинических условиях. Анкета состоит из 24 пунктов, разделенных на шесть подшкал, где каждый пункт касается переживаний ребенка за последнюю неделю. Средние баллы пунктов были рассчитаны для общей шкалы и всех подшкал и преобразованы в шкалу качества жизни от 0 (очень низкое) до 100 (очень высокое).

Состав тела : Общая масса тела, жировая масса, безжировая масса и костная масса оценивались с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (DXA) всего тела посредством сканирования (Hologic Discovery) в положении лежа на спине обученным клиническим техником.

Статистические анализы

Статистические анализы проводились с использованием пакета статистических программ SPSS, V.19. Значение p <0,05 считалось статистически значимым (двухсторонним). Дети, которые не использовали систему поддержки массы тела и достигли VO 2peak во всех оценочных точках, были включены в первичный анализ изменения VO 2peak и процентного использования VO 2peak в тесте субмаксимальных усилий. В анализ абсолютного VO 2submax и субмаксимальной частоты сердечных сокращений включали детей, не использовавших систему поддержки массы тела и способных выполнять тест субмаксимальных усилий.

Все дети с доступными данными о качестве жизни и составе тела до и после тренировки были включены в анализ этих показателей результатов. Поскольку это было пилотное исследование с небольшим числом участников, мы использовали непараметрический критерий Фридмана для сравнения результатов в разные моменты времени. Когда тест был значимым, мы проводили апостериорные тесты, чтобы решить, какой момент времени отличался от других. Мы не делали поправку на множественные сравнения. Данные представлены в виде медианных значений с IQR.

Результаты

Из 24 приглашенных четверо детей были исключены из исследования из-за ограниченного двигательного контроля или болезни и, следовательно, из-за отсутствия возможности проводить интервенционное обучение. Один участник выбыл до Т1, и еще пять выбыли до тестирования на Т2 (рисунок 1). Возраст и пол участников, а также подтип ДЦП и уровень двигательной активности приведены в таблице 1.

Таблица 1

Исходные характеристики участников

анализы, в которые был включен каждый участник, приведены в таблице 2.Нежелательных явлений в ходе нагрузочного тестирования и тренировки не зарегистрировано.

Таблица 2

Количество тренировок, недель упражнений и анализов, в которые был включен каждый участник –40,1) мл/кг/мин до 41,0 (36,6–48,5) мл/кг/мин (р<0,01) (табл. 3).

Таблица 3

Результаты теста с физической нагрузкой

Тест субмаксимального усилия

Не было существенной разницы в VO 2submax между временными точками (p = 0.12). Между временными точками наблюдалась значительная разница в субмаксимальной частоте сердечных сокращений (р = 0,03) со снижением на 10 ударов в минуту между Т1 и Т2 (таблица 3). Процент использования VO 2peak в тесте субмаксимальных усилий значительно снизился между T1 и T2 (таблица 3).

Качество жизни, связанное со здоровьем

В отношении качества жизни, о котором сообщают родители, наблюдалась значительная разница во времени в общем балле (p=0,04) и в субшкале самооценки (p=0,02) в течение периода исследования.Апостериорные сравнения показали, что разница между T1 и T2 была значимой для обоих этих показателей (p = 0,01 для обоих). Не было никаких существенных изменений (p = 0,10) в качестве жизни детей. Медиана оценки детей по общей шкале страха составила 64,5 (55,3–78,6), тогда как медиана оценок родителей по общей шкале составила 63,0 (57,5–73,5).

Состав тела

Между Т1 и Т2 наблюдалась тенденция к увеличению мышечной массы (р=0,05), в остальном изменений в составе тела не было (таблица 4).

Таблица 4

Состав тела до (T1) и после (T2) периода физической нагрузки

Обсуждение

Нашими основными выводами были значительное улучшение VO2 пик и более низкий процент использования в тесте субмаксимальных усилий у детей с ДЦП после ГИТ . Это означает, что у этих детей после вмешательства улучшилась способность к аэробным нагрузкам и увеличился запас энергии. Однако мы не обнаружили никаких изменений в составе тела и лишь незначительные изменения в качестве жизни, о котором сообщают родители, после периода упражнений.

Сообщается, что у типично развивающихся детей VO 2peak улучшается на 8–10% после аэробной тренировки.11 Наши результаты согласуются с этим. На данный момент имеются ограниченные данные контролируемых клинических испытаний о влиянии физических упражнений на VO 2peak у детей с ДЦП. Nsenga и соавт. 12 недавно обнаружили 22-процентное улучшение VO 2peak после 8 недель аэробных упражнений на велоэргометре (3 еженедельных занятия по 30 мин с интенсивностью 50–65% расчетного VO 2peak ).В отличие от нашего исследования, пиковая частота сердечных сокращений участников была выше при последующем тестировании, чем на исходном уровне, что означает, что они также увеличили уровень нагрузки во время второго теста. Unnithan и соавт. 13 получили на 18 % более высокое значение VO 2peak после 3  месяцев комбинированных тренировок на выносливость и силу (3 занятия в неделю по 70  мин с интенсивностью 65–75% от прогнозируемого ЧСС max ). Обратите внимание, что участники нашего исследования тренировались только около 35  минут каждый раз и в общей сложности меньше сеансов.Мы утверждаем, что поиск эффективных по времени программ упражнений особенно важен для детей с ДЦП, поскольку они часто тратят больше времени на повседневную деятельность и различные терапевтические вмешательства, чем их сверстники без инвалидности.

Абсолютное потребление кислорода в тесте с субмаксимальным усилием не изменилось в течение периода вмешательства. Это означает, что, хотя участники регулярно выполняли упражнения, они не изменили экономичность ходьбы или бега и, следовательно, потребление энергии для этой рабочей нагрузки.Однако сниженная фракционная стоимость кислорода при субмаксимальных усилиях означает, что они имеют более высокий запас энергии, что делает повседневную деятельность менее напряженной. Кроме того, их частота сердечных сокращений во время теста субмаксимальных усилий значительно снизилась в последнем тесте, показывая, что их относительное истощение уменьшилось. В преддверии исследования мы думали, что затраты кислорода при субмаксимальных усилиях также будут снижены из-за повышения экономичности ходьбы или бега. Этого, однако, не нашли; однако наблюдалась тенденция к более низкому поглощению кислорода в последний момент времени тестирования.Мы полагаем, что более частые тренировки и/или более длительный период тренировок могут снизить потребление кислорода при субмаксимальной нагрузке у этих детей.

Чтобы уменьшить трудности, вызванные ограниченным балансом, постуральным контролем и переходами в скорости в этой группе, мы предоставили систему частичной поддержки веса тела. Используя эту поддержку, 4 участника нашего исследования с нарушениями крупной моторики, соответствующими III или IV уровню GMFCS, и минимальной функцией ходьбы смогли ходить или бегать на беговой дорожке.Поскольку эти дети не достигли VO 2peak при тестировании, трудно сделать вывод о физиологическом эффекте аэробной нагрузки у этих детей.

Мы не обнаружили значительных изменений в составе тела после тренировочного вмешательства, что согласуется с несколькими другими сопоставимыми исследованиями.7,14 Однако наблюдалась тенденция к увеличению безжировой массы тела после тренировочного периода. Ранее было обнаружено, что безжировая масса тела увеличивается после 3  месяцев ГИТ у подростков с избыточным весом.5

Дети не отметили каких-либо изменений в качестве своей жизни, тогда как родители отметили улучшение самооценки своих детей после периода обучения. Поскольку абсолютные изменения в исходах качества жизни были небольшими и из-за множественных сравнений, эти результаты следует интерпретировать с осторожностью. По сравнению с репрезентативной популяцией типично развивающихся детей15, средние значения общего качества жизни и баллов по подшкалам были ниже в нашей группе — как в отчете о ребенке, так и в родительском прокси-отчете.Verschuren et al. 16 также оценивали как способность к аэробным нагрузкам, так и качество жизни до и после вмешательства в области физических упражнений у детей с ДЦП, сообщая об улучшении основных двигательных функций, автономии и когнитивных функций на основе оценки родителей. Наши результаты трудно сравнить с результатами Verschuren и соавт. , поскольку мы использовали разные показатели качества жизни.

Принимая во внимание физиологические ограничения, которые могут повлиять на работоспособность детей с ДЦП, важно принимать во внимание их индивидуальный опыт воздействия активности на боль и утомляемость.17 Четверо детей выбыли из исследования из-за отсутствия мотивации. Учитывая, что режим упражнений был напряженным, это число не должно удивлять.

Сильные стороны и ограничения

Сильные стороны настоящего исследования — это контролируемый дизайн испытания, а также прямые измерения VO 2peak и VO 2submax в соответствии со стандартными критериями, а также измерение с помощью DXA-сканирования. Силой также можно считать то, что мы включили детей с уровнями III и IV по GMFCS, поскольку имеется ограниченная документация о возможности аэробных тренировок для этих детей.Наконец, что касается внешней валидности, преимуществом является то, что ВИТ является программой, эффективной по времени, а это означает, что можно вписать ВИТ в напряженный график этих детей.

Исследование имеет несколько ограничений. Только 8 участников завершили тесты для VO 2peak в соответствии со стандартизированными критериями, что ослабило достоверность результатов. Хотя использование системы поддержки веса тела или удерживание опорных перекладин беговой дорожки повысит безопасность во время тестирования и упражнений, достоверность измерений для этих детей поставлена ​​под угрозу, и поэтому их пришлось исключить из результатов VO 2peak .Более того, поскольку к участию были приглашены только дети, которые, как предполагалось, были способны выполнить вмешательство и тестирование, мы не можем обобщить результаты для всех детей с ДЦП. Наконец, стремление к положительному результату после периода вмешательства — из-за хорошо известной связи между физической активностью и здоровьем28 — могло повлиять на родителей при заполнении отчетов о качестве жизни.

В заключение мы обнаружили, что ВИТ может быть эффективной моделью упражнений для детей с ДЦП для улучшения VO 2peak , тем самым снижая фракционные затраты кислорода на передвижение при субмаксимальной работе.Наше исследование также показало, что ГИТ может быть осуществима в этой популяции с учетом индивидуальных корректировок. Однако необходимы дополнительные исследования возможности и сердечно-сосудистых эффектов ГИТ у детей с ДЦП на всех уровнях GMFCS.

Learn 2 Move 16-24: эффективность вмешательства для стимуляции физической активности и улучшения физического состояния подростков и молодых людей со спастическим церебральным параличом; рандомизированное контролируемое исследование | BMC Pediatrics

  • Надзор за церебральным параличом в Европе: сотрудничество исследований и регистров церебрального паралича.Надзор за церебральным параличом в Европе (SCPE).

  • Розенбаум П.Н., Левитон А., Гольдштейн М., Бакс М., Дамиано Д., Дэн Б., Якобссон Б.: Отчет: определение и классификация церебрального паралича, апрель 2006 г. Dev Med Child Neurol Suppl. 2007, 109: 8-14.

    ПабМед Google ученый

  • Терк М.А.: Проблемы со здоровьем, смертностью и самочувствием у взрослых с церебральным параличом. Dev Med Child Neurol. 2009, 51 (Приложение 4): 24-29.10.1111/j.1469-8749.2009.03429.х.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Donkervoort M, Roebroeck M, Wiegerink D, van der Heijden-Maessen H, Stam H, Transition Research Group South West Netherlands: Детерминанты функционирования подростков и молодых людей с церебральным параличом. Реабилитация инвалида. 2007, 29 (6): 453-463. 10.1080/09638280600836018.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Робрук М., Янсен Р., Карона С., Кент Р.М., Чемберлен М.А. Исходы для взрослых и проблемы продолжительности жизни для людей с инвалидностью в детстве.Dev Med Child Neurol. 2009, 51: 670-678. 10.1111/j.1469-8749.2009.03322.х.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Trost SG: Дискуссионный документ для разработки рекомендаций по участию детей и молодежи в физической активности, способствующей укреплению здоровья. Канберра: Департамент здравоохранения и старения Австралии. 2005

    Google ученый

  • Янсен Р., Виллиен Л., Эгеланд Т., Стангхелле Дж. К., Холм И.: Навыки передвижения у взрослых с церебральным параличом.Клиника реабилитации. 2004, 18 (3): 309-316. 10.1191/02604кр735оа.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Креспо: Упражнения для профилактики хронических болезней, приводящих к инвалидности. Упражнения в реабилитационной медицине. Под редакцией: Frontera et al. 1999, Кинетика человека, Шампейн, Иллинойс

    Google ученый

  • Heath GW, Fentem PH: Физическая активность среди людей с ограниченными возможностями – взгляд на общественное здравоохранение.Обзоры упражнений и спортивных наук. 1997, 25: 195-234. 10.1249/00003677-199700250-00010.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Rimmer JH: Уровни физической подготовки лиц с церебральным параличом. Dev Med Child Neurol. 2001, 43 (3): 208-212.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • ван Экк М., Даллмейер А.Дж., Бекерман Х., ван ден Ховен П.А., Воорман Дж.М., Бехер Дж.Г.: Уровень физической активности и сопутствующие факторы у подростков с церебральным параличом.Педиатрическая наука о физических упражнениях. 2008, 20 (1): 95-106.

    ПабМед Google ученый

  • ван ден Берг-Эмонс Х.Дж., Сарис В.Х., де Барбансон Д.К., Вестертерп К.Р., Хьюсон А., ван Баак М.А.: Ежедневная физическая активность школьников со спастической диплегией и здоровых контрольных субъектов. Журнал педиатрии. 1995, 127 (4): 578-584. 10.1016/S0022-3476(95)70115-Х.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Nieuwenhuijsen C, van der Slot WM, Beelen A, Arendzen JH, Roebroeck ME, Stam HJ, van den Berg-Emons RJ, Transition Research Group Юго-Западные Нидерланды: Неактивный образ жизни у взрослых с двусторонним спастическим церебральным параличом.J Rehabil Med. 2009, 41 (5): 375-381. 10.2340/16501977-0340.

    Артикул пабмед Google ученый

  • van der Slot WM, Roebroeck ME, Landkroon AP, Terburg M, Berg-Emons RJ, Stam HJ: Ежедневная физическая активность и участие в жизни общества взрослых с гемиплегическим церебральным параличом. Инвалидность и реабилитация. 2007, 29 (3): 179-189. 10.1080/09638280600747686.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Пауэлл К.Е., Дайсингер В.: Участие детей в организованных школьных спортивных состязаниях и физическом воспитании как предвестники физической активности взрослых.Американский журнал профилактической медицины. 1987, 3 (5): 276-281.

    КАС пабмед Google ученый

  • Telama R, Yang X, Viikari J, Valimaki I, Wanne O, Raitakari O: Физическая активность от детства до взрослой жизни: 21-летнее исследование. Американский журнал профилактической медицины. 2005, 28 (3): 267-273. 10.1016/j.amepre.2004.12.003.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Rimmer JH: Укрепление здоровья людей с инвалидностью: формирующийся сдвиг парадигмы от профилактики инвалидности к профилактике вторичных состояний.физ. тер. 1999, 79 (5): 495-502.

    КАС пабмед Google ученый

  • Verschuren O, Ketelaar M, Takken T, Helders PJ, Gorter JW: Программы упражнений для детей с церебральным параличом: систематический обзор литературы. Американский журнал физической медицины и реабилитации / Ассоциация академических физиатров. 2008, 87 (5): 404-417.

    Артикул Google ученый

  • ван ден Берг-Эмонс Р., Балк А., Буссманн Х., Стам Х. Приводят ли аэробные тренировки к более активному образу жизни и улучшению качества жизни у пациентов с хронической сердечной недостаточностью?Сердечная недостаточность Eur J. 2004, 6 (1): 95-100. 10.1016/j.ejheart.2003.10.005.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Van den Berg-Emons RJ, Van Baak MA, Speth L, Saris WH: Физическая подготовка школьников со спастическим церебральным параличом: влияние на повседневную активность, жировую массу и физическую форму. Int J Rehabil Res. 1998, 21 (2): 179-194. 10.1097/00004356-199806000-00006.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • van der Ploeg HP, Streppel KR, van der Beek AJ, van der Woude LH, Vollenbroek-Hutten MM, van Harten WH, van Mechelen W: Консультирование повышает физическую активность через девять недель после реабилитации.Британский журнал спортивной медицины. 2006, 40 (3): 223-229. 10.1136/бжсм.2005.021139.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • ван дер Плоэг Х.П., Стреппель К.Р., ван дер Бик А.Дж., ван дер Вауде Л.Х., Волленбрук-Хаттен М.М., ван Хартен В.Х., ван Мехелен В.: Успешное улучшение физической активности после реабилитации. Am J Health Promot. 2007, 21 (3): 153-159.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Хиелкема Т., Хамер Э.Г., Рейндерс-Месселинк Х.А., Маатуис ЦГБ, Бос А.Ф., Диркс Т., ван Дормал Л., Верхейден Дж.МА., Власкамп С., Линдеман Э., Хаддерс-Альгра М.: УЧИТЬСЯ 2 ДВИЖЕНИЯ 0-2 года: влияние новой программы вмешательства на младенцев с очень высоким риском развития церебрального паралича; рандомизированное контролируемое исследование.БМЦ Педиатрия. 2010.

    Google ученый

  • Кетелаар М., Круйсен А.Я., Вершурен О., Йонгманс М.Дж., Гортер Дж.В., Верхейден Дж., Рейндерс-Месселинк Х.А., Линдеман Э. контекстно-ориентированное вмешательство у детей дошкольного возраста с детским церебральным параличом. БМЦ Педиатрия. 2010.

    Google ученый

  • van Wely L, Becher JG, Reinders-Messelink HA, Lindeman E, Verschuren O, Verheijden J, Dallmeijer AJ: LEARN 2 MOVE 7–12 лет: рандомизированное контролируемое исследование эффектов программы стимуляции физической активности в детей с церебральным параличом.БМЦ Педиатрия. 2010.

    Google ученый

  • Палисано Р.Дж., Розенбаум П., Бартлетт Д., Ливингстон М.Х.: достоверность содержания расширенной и пересмотренной системы классификации функций крупной моторики. Dev Med Child Neurol. 2008, 50 (10): 744-750. 10.1111/j.1469-8749.2008.03089.x.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Баффарт Л., ван ден Берг-Эмонс Х.Дж.Г., ван Мехелен В., ван Меетерен Дж., ван дер Слот В., Стам Х.Дж., Робрук М.Е.: Содействие физической активности у подростков и молодых людей с ограниченными физическими возможностями.Журнал инвалидности и здоровья. 2009, 3 (2): 86-92. 10.1016/j.dhjo.2009.08.005.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Rollnick S, Miller WR: Что такое мотивационное интервьюирование? Поведенческая и когнитивная психотерапия. 1995, 23: 325-334. 10.1017/S135246580001643X.

    Артикул Google ученый

  • Prochaska JO, DiClemente CC: Стадии и процессы самоизменения курения: к интегративной модели изменения.Журнал консалтинга и клинической психологии. 1983, 51 (3): 390-395. 10.1037/0022-006Х.51.3.390.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Миллер В.Р., Роллник С.: Десять вещей, которыми мотивационное интервьюирование не является. Behav Cogn Psychother. 2009, 37 (2): 129-140. 10.1017/С135246580

  • 28.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Karvonen J, Vuorimaa T: Частота сердечных сокращений и интенсивность физических упражнений во время занятий спортом.Практическое применение. Спортивная медицина (Окленд, Новая Зеландия, 1988, 5 (5): 303-311. 10.2165/00007256-198805050-00002.

    CAS Статья Google ученый

  • Американский колледж спортивной медицины Стенд. Рекомендуемое количество и качество упражнений для развития и поддержания кардиореспираторной и мышечной выносливости, а также гибкости у здоровых взрослых. Медицина и наука в спорте и физических упражнениях. 1998, 30 (6): 975-991.10.1097/00005768-199806000-00032.

  • ВОЗ: Международная классификация функционирования, инвалидности и здоровья (МКФ). Женева: Всемирная организация здравоохранения. 2001

    Google ученый

  • Bussmann J, Martens WL, Tulen JH, Schasfoort FC, van den Berg-Emons HJ, Stam HJ: Измерение повседневного поведения с помощью амбулаторной акселерометрии: монитор активности. Behav Res Methods Instrum Comput. 2001, 33: 349-356.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Постма К., ван ден Берг-Эмонс Х.Дж., Буссманн Дж.Б., Слуис Т.А., Берген М.П., ​​Стам Х.Дж.: Достоверность определения движения кресла-коляски, измеренного с помощью монитора активности у пациентов с травмой спинного мозга.Спинной мозг. 2005, 43: 550-557. 10.1038/sj.sc.3101759.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Washburn R, Zhu W, McAuley E, Frogley M, Figoni SF: Шкала физической активности для лиц с ограниченными физическими возможностями: разработка и оценка. Arch Phys Med Rehabil. 2002, 83 (2): 193-200. 10.1053/апмр.2002.27467.

    Артикул пабмед Google ученый

  • van der Ploeg HP, Streppel KR, van der Beek AJ, van der Woude LH, Vollenbroek-Hutten M, van Mechelen W: Шкала физической активности для лиц с ограниченными физическими возможностями: надежность повторных тестов и сравнение с акселерометром .Журнал физической активности и здоровья. 2007, 4 (1): 96-100.

    Google ученый

  • Bhambhani YN, Holland LJ, Steadward RD: Максимальная аэробная мощность у спортсменов-инвалидов с церебральным параличом: обоснованность и надежность. Arch Phys Med Rehabil. 1992, 73 (3): 246-252.

    КАС пабмед Google ученый

  • Борг Г.А.: Психофизические основы воспринимаемой нагрузки.Медицина и наука в спорте и физических упражнениях. 1982, 14 (5): 377-381.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Chisholm DMM, Collis L, Kulak LL, Davenport W, NG: Готовность к физической активности. Br Col Med J. 1975, 17: 375-378.

    Google ученый

  • Guyatt GH, Sullivan MJ, Thompson PJ, Fallen EL, Pugsley SO, Taylor DW, Berman LB: 6-минутная прогулка: новый показатель физической нагрузки у пациентов с хронической сердечной недостаточностью.Журнал Канадской медицинской ассоциации. 1985, 132 (8): 919-923.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дурнин Дж.В., Уомерсли Дж.: Оценка жировых отложений по общей плотности тела и их оценка по толщине кожной складки: измерения у 481 мужчины и женщины в возрасте от 16 до 72 лет. Британский журнал о питании. 1974, 32 (1): 77-97. 10.1079/BJN19740060.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Боханнон Р.В., Смит М.Б.: Межэкспертная надежность модифицированной шкалы Эшворта для оценки мышечной спастичности.физ. тер. 1987, 67 (2): 206-207.

    КАС пабмед Google ученый

  • Voorman JM, Dallmeijer AJ, Knol DL, Lankhorst GJ, Becher JG: Проспективное продольное исследование общей двигательной функции у детей с церебральным параличом. Arch Phys Med Rehabil. 2007, 88 (7): 871-876. 10.1016/j.apmr.2007.04.002.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Krupp LB, LaRocca NG, Muir-Nash J, Steinberg AD: Шкала тяжести усталости.Применение у больных рассеянным склерозом и системной красной волчанкой. Архив неврологии. 1989, 46 (10): 1121-1123.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Веркулен Дж. Х., Суонинк К. М., Феннис Дж. Ф., Галама Дж. М., ван дер Меер Дж. В., Блайенберг Г.: Пространственная оценка синдрома хронической усталости. Журнал психосоматических исследований. 1994, 38 (5): 383-392. 10.1016/0022-3999(94)

    -Х.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • McCormack HM, Horne DJ, Sheather S: Клиническое применение визуальных аналоговых шкал: критический обзор.Психологическая медицина. 1988, 18 (4): 1007-1019. 10.1017/S00332009934.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Элиассон А.С., Крумлинде-Сундхольм Л., Росблад Б., Бекунг Э., Арнер М., Орвалл А.М., Розенбаум П.: Система ручной классификации способностей (MACS) для детей с церебральным параличом: разработка шкалы и доказательства достоверности и надежности. Dev Med Child Neurol. 2006, 48 (7): 549-554. 10.1017/S0012162206001162.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Fougeyrollas P NL, St-Michel G: Измерение жизненных привычек — Сокращенная версия (LIFE-H 3.0). Лак Сент-Чарльз, Квебек, Канада CQICIDH. 2001

    Google ученый

  • Ware JE, Sherbourne CD: Краткий обзор состояния здоровья MOS, состоящий из 36 пунктов (SF-36). I. Концептуальная основа и выбор элементов. Медицинская помощь. 1992, 30 (6): 473-483. 10.1097/00005650-1900-00002.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Schwarzer R JM: Обобщенная шкала самоэффективности. Меры в психологии здоровья: портфолио пользователя Причинно-следственные и контрольные убеждения. Под редакцией: Вайнман Дж., Райт С. и Джонстон М. 1995, 35–37.

    Google ученый

  • Маколи Э., Дункан Т., Таммен В.В.: Психометрические свойства опросника внутренней мотивации в условиях соревновательного спорта: подтверждающий факторный анализ.Ежеквартальные исследования по физическим упражнениям и спорту. 1989, 60 (1): 48-58.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Стивенс М., Баккер ван Дейк А., де Гриф М.Х., Лемминк К.А., Риспенс П.: Нидерландская версия шкалы социальной поддержки поведения при физических нагрузках. Перцептивные и моторные навыки. 2000, 90 (3 ч. 1): 771-774. 10.2466/ПМС.90.3.771-774.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Связь между физической активностью и психическим здоровьем у детей с особыми образовательными потребностями: систематический обзор

    https://doi.org/10.1016/j.pmedr.2021.101419Получить права и контент

    Основные моменты

    ПА неизменно ассоциируется с психическим здоровьем.

    Были выявлены положительные связи между физической активностью и общим психологическим благополучием.

    ФА отрицательно ассоциировалась с тревожностью и утомляемостью.

    Неструктурированные ФА показали самую сильную связь с психическим здоровьем.

    Состав тела, пол и возраст смягчали ассоциации.

    Abstract

    Связь между физической активностью (ФА) и психическим здоровьем у типично развивающихся детей документально подтверждена, но мало что известно о соответствующей связи у детей с особыми образовательными потребностями (ООП). Этот систематический обзор был направлен на обобщение доказательств связи между ФА и психическим здоровьем у детей с СЭН. Был проведен систематический поиск литературы по пяти базам данных (PsycINFO, SPORTDiscus, PubMed, Web of Science и CINAHL), а год публикации — с октября 2010 г. по февраль 2021 г.Два исследователя выполнили абстрактный и полнотекстовый скрининг и извлекли данные независимо друг от друга. Критерии включения и исключения соответствовали структуре PICOS, а качество подходящих исследований оценивалось с использованием формы критического обзора McMaster. В этот обзор были включены восемнадцать исследований, которые соответствовали критериям включения и имели рейтинг качества ≥ 60%. ПА была положительно связана с общим психологическим благополучием и его подтипами (включая удовольствие, самооценку, самокомпетентность, психическое благополучие и качество жизни) и отрицательно связана с тревогой и усталостью.Состав тела, возраст и пол были модераторами ассоциации. Результаты этого обзора показали, что ПА неизменно связана с психическим здоровьем у детей с СЭН. Эти ассоциации были наиболее сильными, когда ФА проводилась в неструктурированных типах, таких как свободная игра и занятия на переменах. Структурированные типы, включающие занятия по физическому воспитанию, были сильнее связаны с психическим здоровьем, чем общие ФА (комбинированные структурированные и неструктурированные типы). Будущие вмешательства PA необходимы для улучшения психического здоровья детей с SEN.

    Ключевые слова

    Физическая активность

    Психическое здоровье

    Дети и молодежь

    Специальные образовательные потребности

    Рекомендуемые статьи

    © 2021 Автор(ы). Опубликовано Elsevier Inc.

    Томография | Бесплатный полнотекстовый | Изменения серого и белого вещества, связанные с психофизическими функциями, вызванные тренировкой с диаболо у молодых мужчин

    связаны со структурными и функциональными изменениями в областях мозга, связанных с задачами.Исследования мозга мышей показали, что обучение (в том числе передвижение по веревочной лестнице, высокая ступенька, широкие доски, цепь, зачистка от атмосферных воздействий и качели) может привести к синаптогенезу и глиальной гипертрофии, но увеличение двигательной активности приводит только к ангиогенезу [1,2]. . Кроме того, электрическая активность может регулировать миелинизацию аксонов белого вещества (БВ) [3,4]. Эти данные свидетельствуют о том, что изменения как серого вещества (GM), так и WM могут быть вызваны обучением или внешним стимулом в мозгу животных.В исследованиях на людях предыдущие исследования проводили магнитно-резонансный анализ морфометрии на основе вокселей T1 с высоким разрешением (VBM) и продемонстрировали, что у молодых людей, которые были обучены выполнять каскадное жонглирование тремя мячами, было обнаружено увеличение объема и толщины коры головного мозга. [5,6,7]. Некоторые исследования показали, что объем GM связан со скоростью обучения навыкам после долгосрочного тренировочного вмешательства [8], и что пожилые люди менее успешно научились каскадному жонглированию тремя мячами при меньшем увеличении объема GM, чем 20-летние. подростков [9].В дополнение к изменениям GM, в одном предыдущем исследовании использовался анализ диффузионно-тензорной визуализации (DTI) по вокселям, и было показано, что обучение жонглированию может привести к увеличению значений фракционной анизотропии (FA) в WM [10]. Таким образом, анализ T1-VBM с высоким разрешением и воксельный анализ DTI полезны для обнаружения изменений GM и WM, вызванных обучением жонглированию в человеческом мозгу, соответственно. более популярен, чем каскадное жонглирование несколькими мячами.Выполнение диаболо отличается от каскадного жонглирования тем, что для управления диаболо нужно использовать обе руки через две палки, соединенные веревкой, и оно состоит из множества трюков, включая ускорение, подъем (божья коровка), подбрасывание, узел (магический узел), трапецию, паутинка, молоть и орбита, которые участвуют в зрительных, пространственных познаниях, двигательных и соматосенсорных функциях мозга. Было продемонстрировано, что упражнения диаболо полезны для здоровья тела и могут оказывать положительное влияние на эмоции и сон у взрослых [11].При каскадном жонглировании несколькими мячами предыдущие исследования показали, что объем GM был увеличен в правой нижней затылочной, левой средней затылочной, левом предклинье, правой верхней орбитальной лобной, левой верхней лобной, двусторонней средней височной и двусторонней передней поясной извилине [5, 6], а также изменения БВ во внутристеночной борозде [10]. Однако остается неясным, как изменились GM и WM мозга после упражнения диаболо. Кроме того, занятия спортом могут улучшить двигательные или психофизические функции, что можно оценить с помощью координации двух рук [12] и теста рисования зеркалом [13]. ,14,15].Оба теста позволили оценить эффективность двигательного обучения и физической активности, поскольку они задействовали взгляд, двигательную и зрительную системы. Поскольку психофизические функции и соответствующие изменения в мозге могут быть усилены тренировкой диаболо, мы предположили, что тренировка диаболо может улучшить психофизические функции, что отражается в изменениях структуры мозга в определенных областях мозга. Цель этого исследования состояла в том, чтобы исследовать взаимосвязь между изменениями объема GM, толщины коры, диффузии WM и психофизических функций после обучения диаболо с использованием VBM, поверхностной морфометрии (SBM) и воксельного анализа DTI соответственно.

    2. Материалы и методы

    Данное проспективное исследование было одобрено наблюдательным советом местного учреждения (номер протокола: 970067R). Четырнадцать субъектов мужского пола (возраст = 22,6 ± 2,6 года) были успешно включены в это исследование. Критерии включения были следующими: (1) возраст ≥ 20 лет; (2) праворукость; (3) азиатская раса; (4) отсутствие предыдущего опыта диаболо; и (5) отсутствие в анамнезе неврологических, психологических и физических расстройств. Предоставив свое письменное информированное согласие, все субъекты были организованы для первоначального магнитно-резонансного сканирования (МРТ) для проверки наличия у них ранее существовавших поражений головного мозга старшим рентгенологом (М.T.W.), а если нет, то полученные МРТ-изображения использовались для измерения их объема GM, толщины коры и диффузии WM. Впоследствии все испытуемые в группе начали проходить 8-недельную (2 дня в неделю и 40 минут в день) тренировку диаболо с несколькими основными трюками, включая ускорение, подъем (божья коровка), бросок, узел (магический узел), трапецию. , паутину, шлифовку и орбиту. Обучение дьяболо проходило под наблюдением профессионального тренера, и прогресс в навыках дьяболо регистрировался в течение периода обучения.Все испытуемые последовательно посещали курс обучения без отрыва от работы. При этом всем испытуемым до и после 2, 4, 6 и 8 недель тренировок были выполнены два вида психофизических тестов (двухрукая координация и зеркальное рисование) для оценки лонгитюдных изменений психофизических функций. В настоящем исследовании все испытуемые смогли правильно выполнять эти основные трюки, не совершая ошибок и не бросая диаболо, начиная с шестой недели обучения. В конце обучения диаболо всем испытуемым было проведено второе МРТ-сканирование для измерения их объема GM, толщины коры и диффузии WM для сравнения.

    2.1. Психофизические тесты
    В этом исследовании два вида психофизических тестов были проведены для всех испытуемых до и после 2, 4, 6 и 8 недель обучения диаболо. Один из них — тест на координацию двух рук, а другой — тест на рисование зеркала. Эти два теста проводились с двумя типами инструментов, содержащих шестиконечную звезду (Lafayette Instrument, Lafayette, IN, USA). В тесте на координацию двух рук каждого испытуемого просили держать две ручки для управления стилусом, обводя шестиконечную звезду на тестовой доске по часовой стрелке как можно быстрее и точнее, как показано на рисунке 1А.Таймер использовался вручную для записи общего прошедшего времени (T) в секундах, в течение которого испытуемые завершали трассировку, а счетчик автоматически регистрировал общее количество ошибок (N), когда игла оставляет звездообразный узор во время теста. Поскольку и T, и N отражают эффективность координации движений, в настоящем исследовании был рассчитан комбинированный балл, определяемый как T/2 + N [16], для оценки общей функции координации движений субъекта. В тесте рисования зеркалом всех испытуемых просили держать стилус правой рукой, обводя зеркально отраженное (т.д., в обратном порядке) шестиконечную звезду на испытательной доске по часовой стрелке как можно быстрее и точнее, как показано на рисунке 1В. Точно так же таймер использовался для ручной записи общего прошедшего времени, а счетчик использовался для автоматической записи общего количества ошибок, которые игла оставляет в виде звезды во время теста. Оценка, также определяемая как T/2 + N [16], была рассчитана для оценки общей психофизической функции субъекта.
    2.2. MRI Acquisition

    МРТ-сканирование было выполнено для всех испытуемых с использованием 3.МРТ-сканер 0 T (Magnetom, Siemens, Erlangen, Germany) с 12-канальной головной катушкой с фазированной решеткой. После трехплоскостного сканирования для локализации данные Т1-взвешенного изображения с высоким разрешением всего мозга (TR/TE/TI = 2530/3,5/1100 мс, угол поворота = 7 градусов, поле зрения = 256 × 256 × 176 мм, размер матрицы = 256 × 256 × 176, полоса пропускания = 190 Гц/пиксель, время сканирования = 10 мин) и данные DTI (TR/TE = 7500/72 мс, поле зрения = 256 × 256 мм, размер матрицы = 128 × 128, толщина среза = 2 мм, значение b = 1000 с/мм 2 , отношение сигнал/шум изображения b0 = 20, количество направлений = 12, количество возбуждений = 6, коэффициент ускорения = 4, время сканирования = 11 мин) были получены с использованием 3D-намагничивания, подготовленного быстрым градиентным эхо-сигналом, и последовательностями импульсов, взвешенных с помощью спин-эхо-эхо-плоскостного диффузионно-взвешенного сигнала, соответственно.Приобретение было выполнено с идентичными параметрами изображения до и после обучения диаболо.

    2.3. Морфометрия на основе вокселей
    Т1-взвешенные изображения высокого разрешения и данные DTI были переданы на автономную рабочую станцию ​​и подвергнуты последующей обработке с использованием инструмента вычислительного анализа версии 12 (CAT12, Йенский университет, Йена, Германия) (http://www. .neuro.uni-jena.de/cat/, по состоянию на 20 марта 2022 г.), программная библиотека FMRIB (FSL, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания) (https://fsl.fmrib.ox.ac.uk/fsl/fslwiki/, по состоянию на 22 марта 2022 г.) и Statistical Parametric Mapping version 12 (SPM12, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания) (https://www.fil.ion.ucl.ac. uk/spm/software/spm12/, по состоянию на 19 марта 2022 г.). В анализе VBM использовался набор инструментов CAT12, поскольку ранее было показано, что он обеспечивает лучшие результаты, чем VBM8, при обнаружении изменений GM у пациентов с височной эпилепсией [17]. CAT12-VBM состоит из нескольких этапов предварительной обработки, включая модуляцию смещения поля, сегментацию ткани, диффеоморфную анатомическую регистрацию посредством экспоненциальной пространственной нормализации на основе алгебры лжи [18] и пространственного сглаживания.В этом исследовании анализ VBM проводился с параметрами по умолчанию (коррекция смещения = «грубая», сила локальной адаптивной сегментации = «средняя», размер вокселя для нормализованных изображений = 1,5 мм, внутренняя передискретизация = фиксированная 1,0 мм, гладкое ядро ​​полное). ширина на полувысоте (FWHM) = 8 мм) и восточноазиатский шаблон мозга, а нормализованные изображения GM статистически сравнивались по вокселям. Схематическая диаграмма для анализа VBM показана на рисунке 2A.
    2.4. Поверхностная морфометрия
    В анализе SBM в этом исследовании также использовался набор инструментов CAT12 для оценки толщины коры и центральной поверхности с использованием метода толщины на основе проекций [19].В этом исследовании анализ SBM проводился с параметрами по умолчанию (коррекция смещения = «грубая», сила локальной адаптивной сегментации = «средняя», размер вокселя для нормализованных изображений = 1,5 мм, внутренняя повторная выборка = фиксированная 1,0 мм, размер повторной выборки = 32k mesh, гладкое ядро ​​FWHM = 15 мм) и восточно-азиатский шаблон мозга, а также центральную поверхность и толщину коры статистически сравнивали по вершинам. Схематическая диаграмма для анализа SBM показана на рисунке 2B.
    2.5. Анализ DTI на основе вокселей
    В анализе DTI на основе вокселов коррекция движения сначала выполнялась с использованием регистрации твердого тела, из которой использовалась матрица вращения для компенсации направлений диффузии [20].Затем была проведена аффинная регистрация для минимизации вихретоковых искажений в данных диффузии с использованием FLIRT (инструмент регистрации линейных изображений FMRIB, Оксфордский университет, Оксфорд, Великобритания), после чего было извлечено мозг с помощью инструмента Brain Extraction Tool (BET) для удаления не- сигналы мозга. Впоследствии модель DTI была подобрана по вокселям с использованием инструмента DTIFIT для получения аксиальной (AD), радиальной (RD), средней диффузии (MD) и фракционной анизотропии (FA). Кроме того, карты FA были пространственно нормализованы в соответствии с международным консорциумом для шаблона картирования мозга-FA с использованием как линейной аффинной, так и нелинейной диффеоморфной демонической регистрации [21], которая, как было продемонстрировано, превосходит несколько методов нелинейной регистрации [22].Карты смещения использовались для пространственной нормализации соответствующих карт AD, RD и MD. Наконец, нормализованные карты были сглажены с ядром FWHM = 8 мм для воксельных сравнений. Схематическая диаграмма для воксельного анализа DTI показана на рисунке 2C.
    2.6. Статистический анализ

    Для психофизических показателей был проведен однофакторный повторный дисперсионный анализ (ANOVA), чтобы проверить, значительно ли изменились показатели с течением времени во время обучения диаболо, и изменения считались значимыми, если скорректировано p < 0.05 с поправкой Бонферрони. Структурные изменения мозга, вызванные тренировкой диаболо, были обнаружены с использованием парного t-критерия по вокселям набора инструментов SPM12, чтобы понять глобальные изменения объема GM и индексов DTI у субъектов после 8 недель тренировки диаболо, и изменения считались значительными, если семейная ошибка на уровне кластера (FWE) скорректирована p <0,05 (нескорректированная p <0,001 и кластер> 100 вокселей). Что касается толщины коры, анализ на основе вершин выполнялся с использованием набора инструментов CAT12, чтобы выявить изменения в толщине коры у субъектов с диаболо-тренировкой, и изменения считались значительными, если FWE на уровне кластера корректировал p < 0.05 (без поправки p < 0,01 и кластер > 100 вершин). В значимых регионах был рассчитан коэффициент корреляции Пирсона, чтобы понять связь между скоростью изменения объема GM, толщины коры, индексов DTI и психофизическими показателями после тренировки с диаболо, а также связь между этими изменениями и возрастом испытуемых. Корреляционный анализ был выполнен с использованием IBM SPSS Statistics для Windows (версия 20.0, IBM Corporation, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США), и результаты считались значимыми, если нескорректированное значение p < 0.05.

    3. Результаты

    В психофизических тестах анализ ANOVA продемонстрировал значительные изменения показателей координации двух рук и рисования в зеркале с течением времени в течение 8 недель тренировок с диаболо. Апостериорный анализ также показал, что показатели координации двух рук и рисования в зеркале значительно изменились после 2, 4, 6 и 8 недель тренировок. Кроме того, были отмечены значительные различия между 2 и 6 неделями, а также между 2 и 8 неделями обучения, как показано на рисунке 3.В анализе VBM было обнаружено значительное увеличение объема GM в правой нижней теменной доле, левой верхней затылочной доле, левой клиновидной, левой средней затылочной извилине, левой постцентральной извилине, левой угловой извилине и левой парацентральной доле после 8 недель дьявольской тренировки. как показано на рисунке 4. Однако значительного уменьшения объема GM отмечено не было. В таблице 1 перечислены координаты области Бродмана (BA) и Монреальского неврологического института (MNI) значительных кластеров с увеличенным объемом GM с анализом толщины коры на основе pIn с коррекцией FWE на уровне кластера на уровне поверхности, толщина коры была значительно увеличена во многих областях, включая двусторонняя предцентральная, двусторонняя постцентральная, двусторонняя клиновидная, двусторонняя затылочная, левая верхняя теменная, левая веретенообразная, правая язычная и правая надмаргинальная извилины, как показано на рисунке 5.Однако у этих испытуемых не было обнаружено значительного уменьшения толщины коры. В таблице 2 перечислены области коры со значительным увеличением толщины коры с помощью анализа DTI на основе вокселей pIn с коррекцией FWE на уровне кластера, значительное снижение значений MD наблюдалось только в колене мозолистого тела после обучения диаболо, как показано на рисунке 6; тем не менее, у субъектов не было обнаружено значительных изменений значений AD, RD и FA. В тех значимых областях, которые были обнаружены с помощью анализов VBM, SBM и DTI, следующий корреляционный анализ выявил значительную положительную корреляцию между скоростью увеличения (%) объем GM и скорость улучшения (%) функции координации двух рук (r = 0.6206, p = 0,018) в левой угловой извилине, как показано на рис. 7. Однако достоверной корреляции между изменениями значений MD, толщины коры, психофизических показателей и возраста не отмечено.

    4. Обсуждение

    Насколько нам известно, это первое исследование МРТ, в котором исследуются изменения как GM, так и WM, связанные с психофизическими функциями, вызванными тренировкой диаболо. Наши результаты показали, что после 8 недель тренировок с диаболо у испытуемых наблюдалось значительное увеличение психофизических функций (как двуручной координации, так и зеркального рисования), объема GM и толщины коры во многих областях мозга.Значительно увеличенный объем и толщина коры СЖ были локализованы в областях, связанных с функциями двигательной (прецентральная и парацентральная извилины), сенсорной (постцентральная, парацентральная, нижнетеменная, верхняя теменная и супрамаргинальная), зрительной (верхнезатылочная, средняя затылочная, верхняя теменная , cuneus, угловая и язычная извилины), пространственное познание и внимание (верхняя теменная, угловая, веретенообразная). Эти результаты показывают, что изучение диаболо может улучшить зрительные, соматосенсорные, моторные и пространственные функции познания в человеческом мозгу.

    Увеличение объема GM в головном мозге, вероятно, может быть связано с увеличением размера клеток, образованием нервных или глиальных клеток или изменениями кровотока или внеклеточной жидкости [23]. Предыдущие исследования на животных предполагают, что обучение может приводить к синаптогенезу и гипертрофии глии, но увеличение двигательной активности приводит только к ангиогенезу [1,2]. Предыдущие исследования на людях также показали, что здоровые взрослые, которые были обучены каскадному жонглированию тремя мячами, имели увеличенный объем и толщину кортикального GM [5,6,7].В настоящем исследовании было обнаружено, что выполнение диаболо приводит к значительному увеличению как объема ГМ, так и толщины коры, что может, среди прочего, отражать изменения в синаптогенезе и/или гипертрофию глии [1,2]. Мы обнаружили значительную положительную корреляцию между скоростью увеличения объема GM и скоростью улучшения показателей координации двух рук в левой угловой извилине. Известно, что угловая извилина участвует в пространственном познании и внимании во многих задачах [24], что позволяет предположить, что увеличение объемов GM было связано с улучшением координации движений у субъектов, прошедших 8-недельную тренировку диаболо.В дополнение к изменениям GM предыдущие исследования на животных показали, что электрическая активность может регулировать миелинизацию аксонов [3,4], что может отражаться изменением диффузионных свойств, либо MD, либо FA в ткани. Предыдущее исследование на людях показало, что обучение жонглированию может привести к увеличению значений FA в области WM (внутритеменная борозда) [10]. Напротив, мы наблюдали значительное снижение значений MD исключительно в колене мозолистого тела, предполагая, что обучение диаболо может привести к модуляции миелинизации.Пониженная диффузионная способность может указывать на уменьшение внеклеточного пространства в тканях БВ, вероятно, из-за увеличения плотности аксонов или гипертрофии глии после тренировки диаболо. Поскольку колено мозолистого тела состоит из лобных межполушарных волоконных соединений, изменения MD в колене мозолистого тела могут указывать на то, что обучение диаболо может также изменять когнитивные функции [25]. Дальнейшие исследования заслуживают того, чтобы понять изменения мозга, вызванные тренировкой диаболо, помимо психофизических тестов.Тренировка Diabolo вызывала увеличение объема GM и толщины коры в областях, которые частично соответствовали каскадному жонглированию тремя мячами. Предыдущие исследования показали, что при тренировке жонглирования тренировка индуцировала увеличение объема GM в правой нижней затылочной (BA18), левой средней затылочной (BA18), нижней теменной доле (BA40), правой верхней орбитальной лобной (BA10), левой верхней. лобная (BA10), двусторонняя средневисочная (BA21), двусторонняя передняя поясная извилина (BA24) и двусторонняя внутритеменная борозда (BA7) [5,6].Соответственно, настоящее исследование продемонстрировало, что тренировка диаболо индуцировала увеличение объема GM в правой нижней теменной дольке (BA40) и левой клинице (BA18), а также индуцировала увеличение толщины коры в левой клиновидной дольке (BA18), правой надмаргинальной доле. извилина (BA40) и левая угловая извилина (BA7). Эти последовательные результаты позволяют предположить, что и диаболо, и жонглирование полезны для стимуляции структурной пластичности в зрительных областях, которые, вероятно, были связаны с общим процессом обучения жонглированию и диаболо.Иными словами, тренировка диаболо не вызывала изменений головного мозга в верхней лобной извилине (BA10) и средней височной извилине (BA21), которые были обнаружены в предыдущих исследованиях по жонглированию [5,6]. Поскольку обе области отвечают за познание и созерцание на расстоянии, несоответствие предполагает, что обучение жонглированию может задействовать больше функций мозга в познании и созерцании на расстоянии, чем обучение диаболо. Кроме того, настоящее исследование показало, что тренировка диаболо дополнительно индуцировала увеличение объема ГМ в зрительных, моторных, пространственных когнитивных областях и зонах внимания (левая верхняя затылочная долька (ВА19), левая средняя затылочная извилина (ВА19), левая постцентральная извилина (ВА43). ), и левой парацентральной дольки (БА4)), а также утолщение корковой толщи в зрительной и двигательной областях (левая средняя затылочная извилина (БА19) и верхняя затылочная извилина (БА19)).Эти дополнительные области могут указывать на то, что тренировка диаболо может быть более требовательной задачей, которая задействует больше областей коры с моторными, сенсорными, пространственными функциями познания и внимания, чем тренировка жонглирования. Более того, противоречивые результаты также могут быть связаны с различием демографических характеристик, таких как распределение по полу и леворукость, у испытуемых между нашим (14 испытуемых-правшей) и предыдущим (11 испытуемых мужчин и 9 женщин [5]; 21 женщина) и 3 испытуемых мужского пола [6]).Было показано, что пол и рукость связаны с асимметрией полушарий или латерализацией мозга [26]. Хотя настоящее исследование показало, что структуры мозга были изменены в обоих полушариях, после тренировки диаболо наблюдалась сильная левосторонняя латерализация изменений мозга. В целом, игра в диаболо требует выполнения трюков обеими руками, но в большинстве трюков движение диаболо в основном контролируется доминирующей рукой. Например, в трюке с ускорением нужно использовать доминирующую руку, чтобы ускорить диаболо, подбрасывая его вперед и назад.Таким образом, в настоящем исследовании изменения мозга в обоих полушариях, вероятно, были связаны с тем, что диаболо требует обе руки для выполнения трюков. Однако сильная левосторонняя латерализация изменений мозга у правшей может свидетельствовать о том, что латерализация в сторону доминантного полушария, вероятно, связана с характером выполнения диаболо, когда диаболо в основном контролируется доминирующей рукой. Есть некоторые ограничения, которые требуют обсуждения. Во-первых, небольшой размер выборки может не обеспечивать достаточно сильной статистической мощности, и корреляция, скорее всего, будет ложноположительной.Во-вторых, в это исследование не включались контрольные субъекты, поэтому долговременные изменения в структуре мозга и психофизических функциях невозможно оценить без обучения диаболо. Практический эффект множественных психофизических тестов недостаточно подтвержден. В-третьих, в этом исследовании принимали участие только мужчины, поэтому результаты не могли отразить изменения мозга у женщин. Наконец, мы не исследовали устойчивость изменений мозга. Предыдущее исследование показало, что структурные изменения будут уменьшаться после прекращения обучения жонглированию в течение периода, превышающего 2 недели [5,6], поэтому дополнительные последующие МРТ с периодом «вымывания» после 8-недельного обучения может помочь в этом вопросе.

    Устойчивая непроизвольная мышечная активность при церебральном параличе и инсульте: один симптом, разные механизмы | Мозговые коммуникации

    Аннотация

    Лица с поражением центральных двигательных путей часто страдают от устойчивой непроизвольной мышечной активности. Этот симптом имеет общие клинические характеристики с дистонией, но наблюдается у лиц, классифицируемых как спастические. Был введен термин спастическая дистония, хотя основные механизмы непроизвольной активности не выяснены и различаются у разных людей в зависимости от расстройства.Это исследование было направлено на изучение природы и патофизиологии устойчивой непроизвольной мышечной активности у взрослых с церебральным параличом и инсультом. В исследовании приняли участие семнадцать взрослых с церебральным параличом (система классификации общей двигательной функции I–V), 8 взрослых с хроническим инсультом и 14 человек из контрольной группы. Все люди с церебральным параличом или инсультом показали повышенное сопротивление пассивному движению с модифицированной шкалой Эшворта> 1. Были получены двухминутные записи поверхностной ЭМГ двуглавой мышцы бедра при попытке отдыха в трех положениях локтевого сустава; максимально согнутое положение, положение на 90 градусов и максимально вытянутое положение.Взаимный корреляционный анализ устойчивой непроизвольной мышечной активности у людей с церебральным параличом и инсультом, а также записи произвольных изометрических сокращений у контрольных людей были проведены для изучения общего синаптического влечения. В общей сложности у 13 из 17 человек с церебральным параличом и у всех 8 человек с инсультом сохранялась устойчивая непроизвольная мышечная активность. У лиц с церебральным параличом положение сустава не влияло на уровень мышечной активности. У лиц с инсультом уровень мышечной активности значительно ( P  < 0.05) увеличился из согнутого положения в положение 90 градусов и вытянутое положение. Функция кумулятивной плотности показала значительную кратковременную синхронизацию активности двигательных единиц во всех записях. Все группы продемонстрировали значительную когерентность в альфа-диапазоне (6–15 Гц), бета (16–35 Гц) и раннем гамма-диапазоне (36–60 Гц). Группа с церебральным параличом имела более низкие оценки когерентности в альфа-диапазоне, но более высокие оценки когерентности в гамма-диапазоне по сравнению с группой, перенесшей инсульт. Лица с повышенным сопротивлением пассивному движению из-за церебрального паралича или инсульта часто страдают устойчивой непроизвольной мышечной активностью, которая не может быть описана исключительно спастичностью.Устойчивая непроизвольная мышечная активность в обеих группах возникла из-за общего синаптического входа в пул двигательных нейронов, но механизмы генерации могли различаться между группами. При церебральном параличе это, по-видимому, больше связано с центральными механизмами, тогда как периферические механизмы, вероятно, играют большую роль при инсульте. Длительную непроизвольную мышечную активность не следует лечить просто как симптом спастичности, опосредованный рефлексом растяжения позвоночника, и его нельзя лечить одинаково в обеих группах.

    Графический реферат

    Графический реферат

    Введение

    За поражением центральных двигательных путей часто следует развитие мышечной гиперактивности, которая вызывает деформации тела и снижение подвижности суставов (Gracies, 2005; Sheean and McGuire, 2009; Lorentzen et al. , 2018).

    Термин «гиперактивность мышц» не является точным, поскольку он включает несколько различных состояний, которые, хотя и считаются патологически различными, не всегда легко различимы.Это может быть причиной путаницы и непонимания среди клиницистов и исследователей. Путаница часто встречается при обсуждении симптомов и классификаций церебрального паралича (ДЦП), но также может быть связана с другими состояниями центрального двигательного поражения, такими как инсульт.

    В клинике определения Европейского надзора за церебральным параличом (SCPE) обычно используются для различения типов ДЦП. СКПЭ характеризует спастический ХП симптомами аномальной позы и/или движения, стойко повышенным мышечным тонусом и патологическими рефлексами (Cans, 2008).Однако в исследовательских целях термин «мышечный тонус» часто не считается достаточно точным с научной точки зрения, и поэтому мы предпочитаем использовать термин «повышенное сопротивление пассивному движению», который, по нашему мнению, относится к тому же явлению. Таким образом, определение спастичности как «усиление зависящих от скорости реакций растяжения» (Lance, 1980; Gracies, 2005), которое часто используется в исследовательских публикациях, содержится в этой классификации, но не охватывает весь спектр симптомов. при спастическом ХП.Мы полагаем, что стойкое повышение мышечного тонуса, описанное в классификации спастического ДЦП по классификации SCPE, отчасти связано с дистонией, которую в связи со спастически-двигательным расстройством можно назвать спастической дистонией (Denny-Brown, 1966; Sheean and McGuire, 2009). ; Lorentzen и др. , 2018; Trompetto и др. , 2019). Состоянию спастической дистонии в научной литературе уделяется мало внимания, но оно описывается как неспособность расслабить мышцу, сохраняющуюся, несмотря на отсутствие произвольной нервной активации (Gracies, 2005; Sheean and McGuire, 2009; Lorentzen et al., 2018; Тромпетто и др. , 2019). Поэтому было высказано предположение, что он является важным фактором деформации тела, аномальной подвижности суставов и повышения сопротивления при внешнем движении пораженных суставов (Sheean and McGuire, 2009; Lorentzen et al. , 2018). Насколько мы понимаем, состояния мышечной гиперактивности, вызывающие аномальный паттерн позы и/или движения при спастическом двигательном расстройстве, включают спастическую дистонию, спастичность, спастические сокращения и спазмы (Gracies, 2005; рис.1).

    Рисунок 1

    Мышечная гиперактивность при спастическом двигательном расстройстве. Мышечная гиперактивность при спастическом двигательном расстройстве, вызывающем патологические позы и/или движения, вторичные по отношению к центральному двигательному поражению. Адаптировано из Lorentzen et al. (2018) с разрешения Elsevier.

    Рисунок 1

    Мышечная гиперактивность при спастическом двигательном расстройстве. Мышечная гиперактивность при спастическом двигательном расстройстве, вызывающем патологические позы и/или движения, вторичные по отношению к центральному двигательному поражению.Адаптировано из Lorentzen et al. (2018) с разрешения Elsevier.

    Исторически мышечная гиперактивность после центрального двигательного поражения рассматривалась только как афферентный феномен, что было продемонстрировано в некоторых исследованиях на животных (Sherrington, 1898) и у людей со спастическими параличами (Foerster, 1911). Однако более поздние исследования (Pollock and Davis, 1930; Denny-Brown, 1966) обнаружили, что тонические непроизвольные мышечные сокращения, свидетельствующие о спастической дистонии, сохранялись, несмотря на перерезку задних корешков у кошек и обезьян с поражением головного мозга.Это привело к гипотезе о том, что патофизиология спастической дистонии, по крайней мере частично, не зависит от рефлекторной активности спинного мозга. Несмотря на эти ранние наблюдения за тоническими мышечными сокращениями (Pollock and Davis, 1930; Denny-Brown, 1966), точная природа и причина спастической дистонии требует дальнейшего изучения. Некоторые авторы предполагают, что тяжесть спастической дистонии чувствительна к степени и продолжительности сохраняемого растяжения мышц (Gracies, 2005; Trompetto et al. , 2019), хотя это явление также существует при отсутствии растяжения или усилия.

    Было высказано предположение, что несколько механизмов участвуют в спастической дистонии; изменения в нисходящем корковом или подкорковом влечении [например, с участием нисходящих путей ствола мозга (Miller et al. , 2014; Sukal-Moulton et al. , 2014 a , b )], пластические изменения в спинальных интернейронных сетях и активация персистентных внутренних токов в мотонейронах (рис. . 1; обзоры см. в Gracies, 2005 или Lorentzen et al. , 2018). Варианты лечения мышечной гиперактивности разнообразны, и клиническая популяция лиц с мышечной гиперактивностью после центрального двигательного поражения представляет собой несколько различных типов поражений.

    Мы предполагаем, что механизмы, ответственные за непроизвольную мышечную активность, могут различаться в зависимости от типа центрального двигательного поражения. Это будет способствовать необходимости уделять больше внимания индивидуализации лечения. Таким образом, исследование будет сосредоточено на двух разных группах с поражением нисходящих двигательных путей, ХП и хроническом инсульте, различающихся в основном временем возникновения поражений. Повреждение головного мозга во время раннего развития при ДЦП может привести к различным адаптациям по сравнению с повреждением головного мозга в позднем взрослом возрасте при инсульте.Таким образом, целью данного исследования является изучение и определение природы и патофизиологии устойчивой непроизвольной мышечной активности у лиц с ДЦП или инсультом и установление связи этого явления со спастической дистонией.

    Материалы и методы

    Участники

    В проекте участвовали две группы лиц с двигательными расстройствами и повышенной устойчивостью к пассивному движению [определяемые в этом исследовании как модифицированная шкала Эшворта (MAS)>1] из-за центральных двигательных поражений, а также одна группа здоровых лиц из контрольной группы.Одна группа состояла из 17 взрослых с ХП [соответствует определению спастического ХП по SCPE (Cans, 2008)] в возрасте (среднее ± стандартное отклонение) 43 ± 10 лет (10 мужчин, 7 женщин) с оценкой по системе классификации функций общей моторики (GMFCS). от I до V. Вторая группа состояла из восьми взрослых с хроническим инсультом (> 6  месяцев с момента травмы) и спастическим гемипарезом в возрасте 62 ± 5 лет (четыре мужчины, четыре женщины), все получали лечение ботулиническим токсином (онаботулотоксином) по поводу мышечной гиперактивности. в верхних конечностях.В этой группе травма произошла от 1 до 10 лет назад. Все эксперименты в группе инсульта проводились непосредственно перед инъекциями ботулотоксина, чтобы обеспечить наименьший возможный эффект от предыдущих инъекций. Инъекции ботулотоксина проводились примерно каждые 12 недель. Ни один из участников не подвергался операции на плечевом бицепсе (например, тенотомии).

    Группа здоровых взрослых контрольных лиц в возрасте 37 ± 13 лет (пять мужчин, девять женщин) была набрана для измерения произвольной мышечной активности для сравнения с непроизвольной мышечной гиперактивностью в группе с ХП и инсультом.Информированное согласие было получено от всех лиц, участвующих в исследовании. Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией и одобрено комитетом по этике столичного региона Дании (номер разрешения H-16028528). Подробное описание участников приведено в Таблице 1.

    909 е В 6 9090 9 168 Полный 9
    # (Тип) . Возраст (лет) . Пол . Высота (см) . Вес (кг) . Пораженная сторона/конечность (плегия) . ГМФКС (КП) . MAS ​​Сгибатель локтя . Рефлекс . ROM Локтевой шарнир . Антиспастические препараты .
    1 (CP) 44 Мужской 174 60 Hemi II 3 1 Полный
    2 (CP) 29 Мужской 172 69 Хеми II 2 0 90 ° прогибается
    Полное доб
    3 (СР) 44 Мужской 155 65 Tetra III III 3 1 09 9
    145 ° 9
    4 (CP) 4 Женский 55 Hemi II 2 1 Полный
    5 (CP) 90 96 184 65 Хеми II 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    6 (СР) 52 Женский 150 50 Тетра III 2 0 Полное
    7 (СР) 36 Женский 160 65 Хеми II 2 2 Полные
    8 (СР) 40 Мужских 165 47 Хех II 2 2 Полных изгибаться
    150 ° доб
    9 (CP) 39 Мужской 172 65 Тетра 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium,
    ТИЗАНИДИН
    10 (СР) 49 Женский 170 48 Тетра В 3 0 Полное Dantrium,
    баклофен
    11 (СР) 50 Мужской 158 68 Тетра И.В. 3 2 Full Flex
    120 ° 9
    12 (CP) 45 45 173 76 Tetra IV 2 2 Баклофен
    150° наружный
    13 (CP) 40 Мужчина 76 Тетра III 2 1 Полное Dantrium,
    баклофен
    14 (СР) 61 Женский 145 40 Тетра V 2 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    15 (СР) 65 Мужской 150 65 Тетра III 2 1 Полное баклофен
    16 (СР) 38 Женский 164 83 Тетра И.В. 2 0 Полное изгибаться Баклофен
    150° внеш.
    17 (CP) 43 Внутренняя резьба 1 65 45 Тетра III 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    18 (инсульт) 58 Женский 170 83 Hemi 3 2 Полный
    19 (Stroke) 70 Женский 170 61 Hemi 1+ 2
    20 (инсульт) 60 Мужской 175 105 Хеми 2 1 90 ° прогибается
    Полное доб
    21 (Инсульт) 62 Женщина 173 80 Геми 90 886 2 2 Полное
    22 (инсульт) 64 Мужской 169 80 Хеми 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    23 (инсульт) 59 Женский 168 75 Хеми 3 0 Полное изгибаться баклофен
    155 ° доб
    24 (инсульт) 55 Мужских 182 80 Хех 3 2 Полных изгибаться Баклофны
    100 ° внутр
    25 (Инсульт) 71 Мужчина 181 71 Геми 3 0 0 90 ° Flex
    AVG AVG 37 M = 5, F = 9 173 73 N / A N / A н/д 1 н/д н/д
    909 е 9090 9 168 Полный 9
    # (Тип) . Возраст (лет) . Пол . Высота (см) . Вес (кг) . Пораженная сторона/конечность (-плегия) . ГМФКС (КП) . MAS ​​Сгибатель локтя . Рефлекс . ROM Локтевой шарнир . Антиспастические препараты .
    1 (CP) 44 Мужской 174 60 Hemi II 3 1 Полный
    2 (CP) 29 Мужской 172 69 Хеми II 2 0 90 ° прогибается
    Полное доб
    3 (СР) 44 Мужской 155 65 Tetra III III 3 1 09 9
    145 ° 9
    4 (CP) 4 Женский 55 Hemi II 2 1 Полный
    5 (CP) 9096 184 65 Хеми II 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    6 (СР) 52 Женский 150 50 Тетра III 2 0 Полное
    7 (СР) 36 Женский 160 65 Хеми II 2 2 Полные
    8 (СР) 40 Мужских 165 47 Хех II 2 2 Полных изгибаться
    150 ° доб
    9 (CP) 39 Мужской 172 65 Тетра V 6 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium,
    ТИЗАНИДИН
    10 (СР) 49 Женский 170 48 Тетра В 3 0 Полное Dantrium,
    баклофен
    11 (СР) 50 Мужской 158 68 Тетра И.В. 3 2 Full Flex
    120 ° 9
    12 (CP) 45 45 173 76 Tetra IV 2 2 Баклофен
    150° наружный
    13 (CP) 40 Мужчина 76 Тетра III 2 1 Полное Dantrium,
    баклофен
    14 (СР) 61 Женский 145 40 Тетра V 2 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    15 (СР) 65 Мужской 150 65 Тетра III 2 1 Полное баклофен
    16 (СР) 38 Женский 164 83 Тетра И.В. 2 0 Полное изгибаться Баклофен
    150° внеш.
    17 (CP) 43 Внутренняя резьба 1 65 45 Тетра III 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    18 (инсульт) 58 Женский 170 83 Hemi 3 2 Полный
    19 (Stroke) 70 Женский 170 61 Hemi 1+ 2
    20 (инсульт) 60 Мужской 175 105 Хеми 2 1 90 ° прогибается
    Полное доб
    21 (Инсульт) 62 Женщина 173 80 Геми 90 886 2 2 Полное
    22 (инсульт) 64 Мужской 169 80 Хеми 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    23 (инсульт) 59 Женский 168 75 Хеми 3 0 Полное изгибаться баклофен
    155 ° доб
    24 (инсульт) 55 Мужских 182 80 Хех 3 2 Полных изгибаться Баклофны
    100 ° внутр
    25 (Инсульт) 71 Мужчина 181 71 Геми 3 0 0 90 ° Flex
    AVG AVG 37 M = 5, F = 9 173 73 N / A N / A н/д 1 н/д н/д
    909 е В 6 9090 9 168 Полный 9
    # (тип) . Возраст (лет) . Пол . Высота (см) . Вес (кг) . Пораженная сторона/конечность (плегия) . ГМФКС (КП) . MAS ​​Сгибатель локтя . Рефлекс . ROM Локтевой шарнир . Антиспастические препараты .
    1 (CP) 44 Мужской 174 60 Hemi II 3 1 Полный
    2 (CP) 29 Мужской 172 69 Хеми II 2 0 90 ° прогибается
    Полное доб
    3 (СР) 44 Мужской 155 65 Tetra III III 3 1 09 9
    145 ° 9
    4 (CP) 4 Женский 55 Hemi II 2 1 Полный
    5 (CP) 90 96 184 65 Хеми II 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    6 (СР) 52 Женский 150 50 Тетра III 2 0 Полное
    7 (СР) 36 Женский 160 65 Хеми II 2 2 Полные
    8 (СР) 40 Мужских 165 47 Хех II 2 2 Полных изгибаться
    150 ° доб
    9 (CP) 39 Мужской 172 65 Тетра 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium,
    ТИЗАНИДИН
    10 (СР) 49 Женский 170 48 Тетра В 3 0 Полное Dantrium,
    баклофен
    11 (СР) 50 Мужской 158 68 Тетра И.В. 3 2 Full Flex
    120 ° 9
    12 (CP) 45 45 173 76 Tetra IV 2 2 Баклофен
    150° наружный
    13 (CP) 40 Мужчина 76 Тетра III 2 1 Полное Dantrium,
    баклофен
    14 (СР) 61 Женский 145 40 Тетра V 2 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    15 (СР) 65 Мужской 150 65 Тетра III 2 1 Полное баклофен
    16 (СР) 38 Женский 164 83 Тетра И.В. 2 0 Полное изгибаться Баклофен
    150° внеш.
    17 (CP) 43 Внутренняя резьба 1 65 45 Тетра III 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    18 (инсульт) 58 Женский 170 83 Hemi 3 2 Полный
    19 (Stroke) 70 Женский 170 61 Hemi 1+ 2
    20 (инсульт) 60 Мужской 175 105 Хеми 2 1 90 ° прогибается
    Полное доб
    21 (Инсульт) 62 Женщина 173 80 Геми 90 886 2 2 Полное
    22 (инсульт) 64 Мужской 169 80 Хеми 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    23 (инсульт) 59 Женский 168 75 Хеми 3 0 Полное изгибаться баклофен
    155 ° доб
    24 (инсульт) 55 Мужских 182 80 Хех 3 2 Полных изгибаться Баклофны
    100 ° внутр
    25 (Инсульт) 71 Мужчина 181 71 Геми 3 0 0 90 ° Flex
    AVG AVG 37 M = 5, F = 9 173 73 N / A N / A н/д 1 н/д н/д
    909 е В 6 9090 9 168 Полный 9
    # (Тип) . Возраст (лет) . Пол . Высота (см) . Вес (кг) . Пораженная сторона/конечность (плегия) . ГМФКС (КП) . MAS ​​Сгибатель локтя . Рефлекс . ROM Локтевой шарнир . Антиспастические препараты .
    1 (CP) 44 Мужской 174 60 Hemi II 3 1 Полный
    2 (CP) 29 Мужской 172 69 Хеми II 2 0 90 ° прогибается
    Полное доб
    3 (СР) 44 Мужской 155 65 Tetra III III 3 1 09 9
    145 ° 9
    4 (CP) 4 Женский 55 Hemi II 2 1 Полный
    5 (CP) 90 96 184 65 Хеми II 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    6 (СР) 52 Женский 150 50 Тетра III 2 0 Полное
    7 (СР) 36 Женский 160 65 Хеми II 2 2 Полные
    8 (СР) 40 Мужских 165 47 Хех II 2 2 Полных изгибаться
    150 ° доб
    9 (CP) 39 Мужской 172 65 Тетра 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium,
    ТИЗАНИДИН
    10 (СР) 49 Женский 170 48 Тетра В 3 0 Полное Dantrium,
    баклофен
    11 (СР) 50 Мужской 158 68 Тетра И.В. 3 2 Full Flex
    120 ° 9
    12 (CP) 45 45 173 76 Tetra IV 2 2 Баклофен
    150° наружный
    13 (CP) 40 Мужчина 76 Тетра III 2 1 Полное Dantrium,
    баклофен
    14 (СР) 61 Женский 145 40 Тетра V 2 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    15 (СР) 65 Мужской 150 65 Тетра III 2 1 Полное баклофен
    16 (СР) 38 Женский 164 83 Тетра И.В. 2 0 Полное изгибаться Баклофен
    150° внеш.
    17 (CP) 43 Внутренняя резьба 1 65 45 Тетра III 3 1 Полное баклофен,
    Dantrium
    18 (инсульт) 58 Женский 170 83 Hemi 3 2 Полный
    19 (Stroke) 70 Женский 170 61 Hemi 1+ 2
    20 (инсульт) 60 Мужской 175 105 Хеми 2 1 90 ° прогибается
    Полное доб
    21 (Инсульт) 62 Женщина 173 80 Геми 90 886 2 2 Полное
    22 (инсульт) 64 Мужской 169 80 Хеми 3 2 Полное изгибаться
    120 ° внутр
    23 (инсульт) 59 Женский 168 75 Хеми 3 0 Полное изгибаться баклофен
    155 ° доб
    24 (инсульт) 55 Мужских 182 80 Хех 3 2 Полных изгибаться Баклофны
    100 ° внутр
    25 (Инсульт) 71 Мужчина 181 71 Геми 3 0 0 90 ° Flex
    AVG AVG 37 M = 5, F = 9 173 73 N / A N / A н/д 1 н/д н/д

    Неврологический осмотр

    Все лица с ДЦП или инсультом были обследованы опытным неврологом-физиотерапевтом с >10-летним опытом неврологических обследований (J.Л.). Во время исследования сгибателей локтевого сустава люди сидели удобно. Пассивный диапазон движений оценивали путем медленного перемещения локтевого сустава по диапазону движений, отмечая положения максимального сгибания и разгибания с помощью гониометра. Эти положения были достигнуты, не вызывая дискомфорта у участников из-за контрактур и других физических ограничений. Затем определяли MAS сгибателей локтевого сустава и оценивали наличие и возможное преувеличение бицепсного рефлекса с помощью рефлекторного молоточка.

    Электромиографическая запись

    У всех лиц с гемиплегией регистрировали ЭМГ с гемиплегической стороны. У лиц с тетраплегией ЭМГ регистрировали со стороны с наивысшей оценкой MAS сгибателей локтевого сустава. ЭМГ регистрировали от двуглавой мышцы с использованием двух наборов поверхностных электродов (3,0 × 2,2 см, Ambu Bluesensor N, Дания), один набор располагался проксимально и медиально на короткой головке двуглавой мышцы плеча, а другой набор располагался дистально и латерально на длинной головке двуглавой мышцы плеча. головка двуглавой мышцы плеча.Эти положения были выбраны, чтобы свести к минимуму риск перекрестных помех между электродами за счет максимального расстояния между ними. Референтный электрод располагали над латеральным надмыщелком плечевой кости. В одном случае повышенное сопротивление пассивному движению нетипично наблюдалось только в разгибателях локтевого сустава (субъект 25). Хотя это необычная картина, у человека было ясно обнаружено повышенное сопротивление пассивному движению, связанное со сверхактивной мышцей и соответствующее спастическому захвату.Таким образом, данное лицо было включено. Здесь медиальный набор располагался на длинной головке трицепса, а латеральный набор располагался на латеральной головке трицепса. Расстояние между электродами внутри пар составляло 2 см, а расстояние между парами варьировалось в зависимости от размера и длины мышц. Чтобы свести к минимуму факторы шума ЭМГ, кожу мягко отшлифовали наждачной бумагой с очень мелким зерном (красная точка 3M). Запись ЭМГ производилась с помощью портативного устройства, закрепленного на ортезе предплечья. Устройство содержит два канала ЭМГ и выборки на частоте 1024 Гц.Затем данные передаются на компьютер через Bluetooth. Технические свойства устройства более подробно описаны в Yamaguchi et al. (2018).

    Характеристика устойчивой непроизвольной мышечной активности

    Все записи ЭМГ попыток отдыха длились 2 мин. Они были осмотрены визуально, и были идентифицированы записи, которые содержали непрерывную мышечную активность в течение не менее 30 секунд. При идентификации мышечной активности по электрическому фоновому шуму искали устойчивое присутствие спайков ЭМГ с высокой амплитудой и вариабельностью картины возбуждения.Этот паттерн ЭМГ, вероятно, соответствует непроизвольным мышечным сокращениям и вряд ли соответствует фоновому электрическому шуму. Все идентифицированные записи ЭМГ мышечной активности затем корректировались и вычислялось среднеквадратичное значение (RMS) полной записи. Два эффекта растяжения мышц исследовались следующим образом. Во-первых, влияние разгибания локтя на устойчивую непроизвольную мышечную активность (среднеквадратичное значение трех разных записей от каждого человека) было нормализовано к записи в максимально согнутом положении.Это было сделано для того, чтобы можно было оценить чувствительность к растяжению в разных группах, несмотря на различия в необработанных амплитудах ЭМГ. Поскольку при увеличении разгибания локтевого сустава были обнаружены как увеличение, так и снижение мышечной активности, мы выполнили логарифмическое преобразование данных ЭМГ, чтобы обеспечить равный математический вес повышающих и понижающих факторов при усреднении по группе. Во-вторых, влияние удержания мышцы в положении растяжения на непроизвольную мышечную активность было исследовано путем разделения 2-минутных записей на четыре отдельных 30-секундных периода («бины») и проверки того, будет ли среднее среднеквадратичное значение ЭМГ равномерным. отличаются между баками.

    Взаимно-корреляционный анализ

    Чтобы изучить общий синаптический импульс к двум каналам ЭМГ бицепса, был проведен кросс-корреляционный анализ с использованием методов, описанных в Halliday et al. (1995). Была принята стандартная практика двухполупериодного выпрямления, и каждая запись была разделена на неперекрывающиеся сегменты длительностью 1 с (1024 выборки). Быстрое преобразование Фурье было выполнено на каждом сегменте для частот до 300 Гц, а затем усреднено для построения оценок автоспектров, обозначенных fxx( j ) и fyy( j ), для каждого канала ЭМГ и кросс-спектров. , обозначаемый fxy( j ), ‘j’ относится к данной анализируемой частоте.Взаимно-корреляционный анализ дает результаты в виде измерений когерентности, фазы и кумулянтной плотности. «Когерентность» описывает корреляцию между частотными компонентами двух процессов (Розенберг и др. , 1989) и определяется для данной частоты как абсолютный квадрат кросс-спектра, нормированный на автоспектры двух каналов (Гроссе). и др. , 2002). Из-за этой процедуры нормализации значения когерентности должны давать результаты от 0 до 1, где 1 означает идеальную линейную связь сигналов, а 0 означает отсутствие связи.Целью значений когерентности в этом исследовании является оценка того, представляет ли общий синаптический вход в пул моторных нейронов значительную движущую силу мышечной активности, и какие частотные компоненты характеризуют этот общий синаптический импульс. Там, где когерентность описывает ассоциацию сигналов в частотной области, «кумулянтная функция плотности» описывает линейную ассоциацию во временной области и определяется как обратное преобразование Фурье кросс-спектра (Halliday et al., 1995). Кумулянтная плотность является несвязанной мерой, описывающей статистическую зависимость между двумя сигналами, где 0 означает полную независимость процессов. Пик функции кумулянтной плотности описывает, что два сигнала синхронизированы во времени и, следовательно, используются для подтверждения наличия общего синаптического входа в пул двигательных нейронов. Значения когерентности ЭМГ-ЭМГ и функции кумулянтной плотности сравнивали между произвольной мышечной активностью контрольной группы и непроизвольной мышечной активностью как в группах ДЦП, так и в группах инсульта.Для сравнения все результаты отдельных записей мышечной активности в каждой группе были «объединены». Объединенная когерентность и кумулянтная функция плотности являются едиными репрезентативными оценками группы из объединения независимых оценок когерентности, и поэтому интерпретация аналогична, за исключением того, что она передает информацию о группе. Записи, которые были загрязнены обоими наборами электродов, улавливающими одни и те же сигналы (перекрестные помехи), были идентифицированы по повышенной когерентности во всех диапазонах и нулевой фазовой задержке (Grosse et al., 2004, 2002). Пять записей от лиц с ХП, 2 записи от лиц с инсультом и 14 записей от контрольных лиц были исключены из-за перекрестных помех.

    Экспериментальный проект

    У всех лиц получены парные 120-секундные записи ЭМГ исследуемой верхней конечности при попытке отдыха в трех различных положениях; максимально согнутое положение локтя, угол сустава 90 градусов и максимально выпрямленное положение. Экспериментатор фиксировал руку в положениях, поддерживая руку испытуемого.В согнутом и вытянутом положениях экспериментаторы следили за тем, чтобы положение не вызывало дискомфорта у человека из-за контрактур и физических ограничений положения сустава. Между каждой записью в состоянии покоя руку удерживали в максимально согнутом положении не менее 20 с, а затем переводили в новое положение. Запись ЭМГ начиналась, как только рука человека помещалась в новое положение. Кроме того, всех участников контрольной группы попросили выполнить 120 секунд статических сокращений с малой силой при сопротивлении экспериментатора, что соответствует примерно 10% максимального произвольного сокращения в каждом положении в конце эксперимента.Эти записи были выполнены для получения измерения когерентности ЭМГ-ЭМГ при изометрическом произвольном сокращении двуглавой мышцы, которое было сравнимо с показателями когерентности ЭМГ-ЭМГ, полученными у людей с ДЦП или инсультом, демонстрирующих устойчивую мышечную активность во время отдыха.

    Статистический анализ

    При анализе нормализованных и логарифмически преобразованных уровней ЭМГ в различных положениях локтевого сустава и разницы между средними группами 30-секундных интервалов использовали однофакторный повторный анализ ANOVA.Все данные были проверены на нормальность и равную дисперсию перед анализом ANOVA с использованием теста Шапиро-Уилка и теста Брауна-Форсайта соответственно. Если данные не прошли проверку на нормальность или равную дисперсию, перед статистическим анализом данные были ранжированы. В подписи к рисунку указано, выполнялся ли статистический анализ с помощью дисперсионного анализа по рангам. Множественные попарные сравнения были выполнены с использованием теста Холма-Сидака. Как объединенная когерентность, так и групповые сравнения когерентности сравнивались с помощью критерия хи-квадрат, который обозначает разницу, необходимую для статистической значимости в частотном распределении.Значимость во всех случаях определяли при значении P , равном 0,05, и все значения даны как среднее ± стандартное отклонение. Анализы проводились с использованием Sigmaplot 13 (программное обеспечение SYSTAT) и MATLAB R2017a (The Mathworks Inc.).

    Доступность данных

    Данные, подтверждающие результаты этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

    Результаты

    Электромиографические записи

    Всего 36 записей от 13 из 17 человек с ДЦП и 17 записей от всех 8 человек с инсультом содержали устойчивую непроизвольную мышечную активность (критерии идентификации см. в разделе «Материалы и методы»).Четыре человека с ДЦП, у которых не было признаков непроизвольной мышечной активности, были людьми № 2, 3, 7 и 12 (таблица 1). Ни одна из 42 записей от 14 человек из контрольной группы не содержала устойчивой непроизвольной мышечной активности в состоянии покоя. Характеристики наблюдаемой устойчивой непроизвольной мышечной активности значительно различались как при ХП, так и при инсульте, между людьми в одной группе и между отдельными записями в разных положениях локтевого сустава у одного и того же человека (рис.2А). В то время как некоторые люди (например, субъект 4) демонстрировали непроизвольную мышечную активность с внезапным увеличением и уменьшением, другие люди (например, субъект 24) демонстрировали более постоянную и стабильную непроизвольную мышечную активность.

    Рисунок 2

    ЭМГ-активность в разных положениях. ( A ) Необработанная активность ЭМГ в согнутом, 90-градусном и разогнутом положении локтя у субъектов 4, 10 и 24 соответственно. У субъектов 4 и 10 записи были идентифицированы с устойчивой непроизвольной мышечной активностью.У субъекта 24 записи, выполненные в 90-градусном и вытянутом положении, были идентифицированы с устойчивой непроизвольной мышечной активностью, запись в согнутом положении — нет. ( B ) Среднеквадратичное значение ЭМГ при различных положениях локтя, нормализованное к индивидуальному согнутому положению. Среднеквадратичное значение амплитуды и логарифмическое преобразование, включая групповые средние значения (большие кружки, соединенные пунктирными линиями). Звездочка (*) означает значительную разницу по сравнению с согнутым положением. ( C ) Группа CP и инсульта означает средние среднеквадратичные амплитуды ЭМГ, разделенные на четыре 30-секундных периода (бины), а затем нормализованные к бину 1.Группа 1: 0–30  с. Группа 2: 30–60 сек. Группа 3: 60–90 сек. Группа 4: 90–120 с. Звездочка (*) означает значительную разницу по сравнению с ячейкой 1. Статистическое тестирование на рис. 2c было выполнено с помощью теста ANOVA на рангах. Средние значения на рис. 2с сделаны из всех отдельных записей, содержащих мышечную активность, и, следовательно, содержат несколько записей от некоторых участников. В группе инсульта n  = 16 записей. В группе ЦП n  = 31 запись.

    Рисунок 2

    ЭМГ активность в разных положениях. ( A ) Необработанная активность ЭМГ в согнутом, 90-градусном и разогнутом положении локтя у субъектов 4, 10 и 24 соответственно. У субъектов 4 и 10 записи были идентифицированы с устойчивой непроизвольной мышечной активностью. У субъекта 24 записи, выполненные в 90-градусном и вытянутом положении, были идентифицированы с устойчивой непроизвольной мышечной активностью, запись в согнутом положении — нет. ( B ) Среднеквадратичное значение ЭМГ при различных положениях локтя, нормализованное к индивидуальному согнутому положению. Среднеквадратичное значение амплитуды и логарифмическое преобразование, включая групповые средние значения (большие кружки, соединенные пунктирными линиями).Звездочка (*) означает значительную разницу по сравнению с согнутым положением. ( C ) Группа CP и инсульта означает среднеквадратичные амплитуды ЭМГ, разделенные на четыре 30-секундных периода (бины), а затем нормализованные к Bin 1. Bin 1: 0–30   с. Группа 2: 30–60 сек. Группа 3: 60–90 сек. Группа 4: 90–120 с. Звездочка (*) означает значительную разницу по сравнению с ячейкой 1. Статистическое тестирование на рис. 2c было выполнено с помощью теста ANOVA на рангах. Средние значения на рис. 2с сделаны из всех отдельных записей, содержащих мышечную активность, и, следовательно, содержат несколько записей от некоторых участников.В группе инсульта n  = 16 записей. В группе ЦП n  = 31 запись.

    На рисунке 2B показано влияние положения локтевого сустава на уровни ЭМГ двуглавой мышцы. Среднеквадратичная ЭМГ одного положения локтевого сустава нормализуется к среднеквадратичной амплитуде согнутого положения того же человека, а затем преобразуется в логарифм. В группе ХП повторные измерения ANOVA не показали значительных ( P  > 0,05) различий между среднеквадратичными уровнями ЭМГ в исследуемых положениях, что указывает на отсутствие влияния положения локтевого сустава.Однако в группе, перенесшей инсульт, уровни ЭМГ повышались при разгибании локтевого сустава из согнутого положения в положение под углом 90 градусов ( P  = 0,05) и в выпрямленном положении ( P  = 0,01). Не было обнаружено никакой разницы при сравнении 90-градусного и вытянутого положения ( P  = 0,36).

    На рисунке 2C показано развитие непроизвольной мышечной активности после позиционирования сустава в максимально вытянутом положении, рассчитанное как среднеквадратичное значение амплитуды ЭМГ за 30 с, а затем нормализованное к первому 30-секундному интервалу.В группе ХП было обнаружено, что средние среднеквадратичные амплитуды ЭМГ были значительно ниже по сравнению с бином 1, как в бине 2 (1 ± 0 по сравнению с 0,83 ± 0,29, P  = 0,03), так и в бине 3 (1 ± 0 по сравнению с 0,03). 0,64 ± 0,25, P  < 0,001) и в ячейке 4 (1 ± 0 против 0,66 ± 0,24, P  < 0,001). Кроме того, было обнаружено, что интервал 3 значительно ниже по сравнению с интервалом 2 ( P  = 0,03). В группе инсульта различий между бинами обнаружено не было. В положениях суставов согнутых и под углом 90 градусов не было обнаружено различий между ящиками в обеих группах.

    Взаимно-корреляционный анализ

    На рис. 3 представлены объединенные результаты когерентности для пациентов с ХП, инсультом и контрольной группой (A–C). Во всех группах была обнаружена значительная когерентность в альфа-диапазоне (6-15 Гц), бета-диапазоне (16-35 Гц) и раннем гамма-диапазоне (36-60 Гц).

    Рисунок 3

    Объединенная когерентность. A – C изображает объединенную когерентность в СР ( A ), инсульте ( B ) и контрольной группе ( C ).Пунктирными линиями отмечен тестовый уровень хи-квадрат. D – F изображает объединенные функции плотности кумулянта для группы CP ( D ), группы инсульта ( E ) и контрольной группы ( F ).

    Рисунок 3

    Объединенная когерентность. A – C изображает объединенную когерентность в СР ( A ), инсульте ( B ) и контрольной группе ( C ). Пунктирными линиями отмечен тестовый уровень хи-квадрат. D – F изображает объединенные функции плотности кумулянта для группы CP ( D ), группы инсульта ( E ) и контрольной группы ( F ).

    Объединенные оценки когерентности сравниваются по группам на рис. 4A–C. По сравнению с контрольной группой (4В) и группой ХП (4 С) повышенная когерентность в альфа-диапазоне группы инсульта видна в основном в диапазоне 8–11 Гц. В группе ДЦП когерентность больше, чем при инсульте, в ранней гамма-диапазоне около 40 Гц (рис. 4C). Все объединенные функции плотности кумулянта (рис. 3D–F) показывают значительный центральный пик синхронизации. Средняя продолжительность центральных пиков синхронизации составила 19.5 (±7,2) мс для группы СР, 22,7 (±7,5) мс для группы инсульта и 20,8 (±8,7) для контрольной группы. Не было обнаружено существенных различий ни в проценте отдельных записей, показывающих значимый центральный пик (100 % для CP и контрольной группы, 93,4 % для группы с инсультом), ни в продолжительности пика, ни в амплитуде пика (таблица 2). .

    Рисунок 4

    Разница в общей когерентности. A–C изображает различия в сводной когерентности между CP и контрольной группой ( A ), инсультом и контрольной группой ( B ) и группой CP и инсульта ( C ).Пунктирными линиями отмечен тестовый уровень хи-квадрат.

    Рис. 4

    Разница в совокупной когерентности. A–C изображает различия в сводной когерентности между CP и контрольной группой ( A ), инсультом и контрольной группой ( B ) и группой CP и инсульта ( C ). Пунктирными линиями отмечен тестовый уровень хи-квадрат.

    Таблица 2

    Центральные пики кумулянтной функции плотности

    1 2
    . КП . Инсульт . Управление .
    пики (%) 100 93.4 93.4 93.40886
    амплитуда 0,0795 (± 0,0413) 0,0766 0,0730 (± 0,0497) 0,0747 (± 0,0399)
    1 2 (± 0,0399)
    . КП . Инсульт . Управление .
    пики (%) 100 93.4 93.4 93.40886
    амплитуда 0.0795 (± 0,0413) 0,0730 (± 0,0497) 0,0747 (± 0,0399)
    Таблица 2

    Центральные пики в накопительную плотность

    . КП . Инсульт . Управление . 1 2 пики (%) 100 93.4 93.4 93.40886 амплитуда 0,0795 (± 0,0413) 0,0766 0,0730 (± 0,0497) 0,0747 (± 0,0399) 1 2 Обсуждение 1 1

    Основные результаты этого исследования заключаются в том, что (i) устойчивая непроизвольная мышечная активность существует у лиц с двигательными расстройствами из-за поражения нисходящих двигательных путей и повышенной сопротивляемостью пассивным движениям (MAS > 1) из-за ХП или инсульта; (ii) мышечная активность обоих лиц с ХП и инсультом показала большие центральные пики синхронизации в функции кумулянтной плотности; и что (iii) мышечная активность, по-видимому, различалась между группой СР и группой инсульта в отношении эффекта пассивного разгибания сустава и оценок когерентности ЭМГ-ЭМГ в определенных частотных диапазонах.

    Общие характеристики ДЦП и активности инсультных мышц

    Общей общей характеристикой было то, что устойчивая непроизвольная мышечная активность часто сосуществовала с повышенным сопротивлением пассивному движению у взрослых, страдающих центральными двигательными поражениями. Это наблюдалось у большинства взрослых с ХП (13/17) и у всех лиц с инсультом (8/8). Записи ЭМГ устойчивой непроизвольной мышечной активности в группе с ДЦП и инсультом, а также произвольной мышечной активности в контрольной группе показали большие центральные пики синхронизации в функции кумулянтной плотности.Наличие значительной синхронизации предполагает, что двигательные нейроны спинного мозга неактивны из-за внутреннего механизма. И наоборот, это указывает на то, что устойчивая непроизвольная мышечная активность как в группе с ДЦП, так и в группе с инсультом в некоторой степени вызвана синаптической стимуляцией двигательных нейронов из общего источника. Отсюда следует, что повышенная активность персистентных внутренних токов в спинальных мотонейронах, вероятно, является недостаточным объяснением наблюдаемой здесь устойчивой непроизвольной мышечной активности (рис.1). Это согласуется с предыдущими данными о длительном спонтанном возбуждении пар двигательных единиц двуглавой мышцы плеча у лиц, перенесших инсульт (Mottram et al. , 2010). Однако это исследование не может исключить того, что постоянные внутренние токи могут способствовать непроизвольной мышечной активности у пациентов с различными центральными двигательными поражениями. Таким образом, центральной синаптической стимуляции, возможно, способствуют постоянные внутренние токи, как предполагалось ранее (Gorassini et al. , 2004; ElBasiouny et al., 2010; Д’Амико и др. , 2013), кажется вероятной причиной устойчивых непроизвольных мышечных сокращений. Продолжительность центральных пиков синхронизации составляла в среднем ∼20  мс без четкой разницы между группами (таблица 2). Эта продолжительность слишком велика, чтобы с уверенностью заключить, что синхронизация вызвана исключительно общим синаптическим входом в двигательные нейроны спинного мозга от нейронов последнего порядка (Kirkwood et al. , 1982; Datta and Stephens, 1990; Vaughan and Kirkwood, 1997). ).Поскольку было показано, что общий вход от нейронов последнего порядка синхронизирует моторные нейроны с максимальной продолжительностью <10 мс (Sears and Stagg, 1976), вполне вероятно, что другие механизмы синхронизации вносят свой вклад в наблюдаемые пики.

    Различия характеристик ДЦП и ударной мышечной активности

    Зависимое от положения увеличение устойчивой непроизвольной мышечной активности, зарегистрированное в группе, перенесшей инсульт, позволяет предположить, что афферентная обратная связь повлияла на уровень устойчивой непроизвольной мышечной активности.У людей с ДЦП часто наблюдалось значительное увеличение или уменьшение в ответ на изменение положения, но не наблюдалось значительного увеличения или уменьшения в группе. Однако люди с ДЦП часто демонстрируют внезапное увеличение или уменьшение активности ЭМГ во время записи без внесения изменений в афферентную обратную связь (рис. 2). Поэтому вполне вероятно, что зависящие от положения различия у людей с ДЦП были результатом врожденной изменчивости, а не измененной афферентной обратной связи.Анализ средней ЭМГ из положения максимально вытянутого сустава, разделенный на 30-секундные интервалы (рис. 2C), показывает, что на групповой основе устойчивая непроизвольная мышечная активность в группе CP значительно уменьшилась во время сохраняемого растяжения мышцы. Хотя визуально может показаться, что устойчивая непроизвольная мышечная активность в группе, перенесшей инсульт, также снижается во время сохраняемой растяжки, статистически значимых различий не было. Снижение мышечной активности во время сохраняемой растяжки может означать преимущественно ингибирующий эффект растяжки при ДЦП.Тромпетто и др. (2019) наблюдают как увеличение средних уровней ЭМГ при пассивном разгибании сустава, так и последующее снижение в течение 120-секундного сохраняемого растяжения в группе, перенесшей инсульт. Заметная разница в Trompetto и др. (2019), однако, представляет собой более высокую скорость пассивного разгибания сустава, что, вероятно, приводит к большему вкладу спастического фазового рефлекса растяжения и последующему большему снижению с течением времени в сохраняемом положении. Многие афферентные рефлекторные цепи вовлечены как в спастичность (Nielsen et al., 2007) и мышечной гиперактивности после центральных двигательных нарушений в целом (Gracies, 2005). До сих пор неясно, вызывают ли патологические рефлекторные цепи спастическую дистонию или просто сосуществуют как часть спастичности. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, в какой степени афферентные рефлекторные цепи активны во время устойчивой непроизвольной мышечной активности.

    В группе инсульта было обнаружено увеличение когерентности в альфа-диапазоне по сравнению с ХП, при этом основное отличие было обнаружено в диапазоне частот 8–11 Гц (рис.4С). Эти результаты ЭМГ когерентности и афферентной обратной связи согласуются с выводом о том, что стимуляция афферентных цепей была связана с повышенной когерентностью 10 Гц и сниженной когерентностью бета-диапазона у здоровых людей (Hansen and Nielsen, 2004). Когерентность в диапазоне 10 Гц также обнаруживается при физиологическом и эссенциальном треморе и, как предполагается, связана с мозжечково-таламо-кортикальной сетью (Elble and Randall, 1976; Hallett, 1998; Schnitzler et al. , 2006; Elble, 2013; Альбанезе и Дель Сорбо, 2016 г.).Поскольку на тремор также может влиять функция сенсорных афферентов (Sanes, 1985), это может указывать на афферентные различия при инсульте и ДЦП, возможно, через разные проекции на мозжечково-таламо-кортикальную сеть.

    Часто предполагается, что когерентность в бета- и гамма-диапазонах связана с активностью, возникающей в первичной моторной коре (Grosse et al. , 2002), и, следовательно, может означать снижение нервной активности первичной моторной коры при инсульте по сравнению с ДЦП (Рис.4). Снижение корково-спинномозговой активности при инсульте согласуется с наблюдениями за снижением кортикоспинальной возбудимости (Dimyan and Cohen, 2010; Cortes et al. , 2012). Интересен тот факт, что корково-спинномозговой вклад в устойчивую непроизвольную мышечную активность при ДЦП должен отличаться от такового при инсульте. Объяснением этой разницы может быть созревание центральной нервной системы во время травмы при ДЦП и инсульте. ДЦП может отличаться от инсульта обширной адаптивной реорганизацией коры и позвоночника после повреждения на раннем этапе развития.Одним из доказательств, подтверждающих эту гипотезу, является то, что ипсилатеральные корково-спинномозговые проекции от непораженного полушария к мышцам пораженной стороны были обнаружены как у детей, так и у взрослых с односторонним ДЦП (Carr, 1996; Marneweck et al. , 2018). . То же самое не наблюдалось у лиц, перенесших инсульт (Brouwer and Ashby, 1990; Palmer et al. , 1992). Предполагается, что эти корковые адаптации полезны для восстановления некоторых произвольных функций паретичной стороны во время развития (Carr, 1996; Bleyenheuft et al., 2015; Фрил и др. , 2016), но также может привести к дезорганизованному контролю движений, вызывая устойчивую непроизвольную мышечную активность, подобную наблюдаемой здесь.

    Информация о точных отдельных участках центрального двигательного поражения представляет большой интерес, поскольку поражения базальных ганглиев часто называют вероятной причиной непроизвольных движений как при ДЦП (Aravamuthan and Waugh, 2016), так и при инсульте (Ghika-Schmid ). и др. ., 1997). Поскольку участникам с инсультом была проведена магнитно-резонансная томография в связи с травмой, эта информация была доступна.Действительно, у всех восьми человек с инсультом была обнаружена некоторая степень повреждения базальных ганглиев (дополнительная таблица 1). Поскольку у нас не было доступа к магнитно-резонансному томографу, к сожалению, невозможно было получить эту информацию от лиц с ДЦП. Однако поражение базальных ганглиев вряд ли может дать полное объяснение устойчивой непроизвольной мышечной активности после центральных двигательных поражений (Neychev et al. , 2011). Результаты вмешательств с использованием глубокой стимуляции мозга для уменьшения дистонии при ДЦП (Koy et al ., 2013) и при инсульте (Elias et al ., 2018) наблюдались значительные эффекты у одних людей, но никакого эффекта у других. Это согласуется с идеей о том, что базальные ганглии могут способствовать устойчивой непроизвольной мышечной активности, но полное происхождение состояния связано с более сложными сетевыми причинами, такими как неадекватная пластичность нейронов или дефекты сенсомоторной интеграции (Neychev et al. ). , 2011; Quartarone and Hallett, 2013; Liuzzi и др. , 2016).

    Поскольку люди с инсультом, как правило, были старше, чем люди с ХП, мы не можем исключить, что наблюдаемые различия между двумя группами могут быть частично связаны с возрастными различиями.

    Как устойчивая непроизвольная мышечная активность соотносится со спастической дистонией?

    В этом исследовании мы попытались показать с помощью ЭМГ, как непроизвольная мышечная активность проявляется в двух разных группах людей с центральными двигательными нарушениями.Это было сделано, чтобы проиллюстрировать сложный характер клинического обследования этих групп населения. Мы представляем здесь доказательства того, что многие люди с двигательными расстройствами из-за поражения нисходящих двигательных путей испытывают непроизвольную мышечную активность во время отдыха, которую не следует называть спастичностью. Однако неясно, может ли введенное состояние спастической дистонии полностью объяснить устойчивую непроизвольную мышечную активность в этом исследовании. Устойчивая непроизвольная мышечная активность, напоминающая дистонию, существует в некоторой степени в обеих популяциях, но, по-видимому, разные модели непроизвольной мышечной активности в двух группах указывают на наличие других состояний мышечной гиперактивности.Хотя явного хореоатетоза при неврологическом обследовании обнаружено не было, вариабельный паттерн непроизвольной мышечной активности в группе ДЦП можно интерпретировать как его признак. Было принято, что и дистония, и хореоатетоз составляют отдельные подклассы дискинетического ХП (Cans, 2008), но вместо того, чтобы интерпретировать это как показатель неправильной классификации людей с ХП в этом исследовании, наши результаты должны служить примером сложности и дублирования классификаций и симптомов. лиц с поражением центральной нервной системы.Классификация SCPE представляет собой попытку охарактеризовать разницу между спастической и дискинетической ДЦП в зависимости от того, является ли увеличение непроизвольной мышечной активности постоянным или переменным (Cans, 2008), но многие определения дистонии после центральных двигательных поражений относятся к ней как к длительной. мышечные сокращения, вызывающие устойчивую ненормальную позу (Sanger et al. , 2010; Siniscalchi et al. , 2012; Albanese et al. , 2013). Мы считаем важным признать, что симптом спастичности (Lance, 1980; Gracies, 2005) является лишь частью клинической картины у лиц с центральными двигательными поражениями, которые часто характеризуются словом спастический.Устойчивую непроизвольную мышечную активность, которую, возможно, называют спастической дистонией, следует рассматривать как отдельный симптом с отдельной патофизиологией в этой популяции. Различие важно, так как исследование предоставляет данные, свидетельствующие о том, что устойчивая непроизвольная мышечная активность управляется общим синаптическим импульсом к пулу двигательных нейронов. Это указывает на то, что лечение симптома спастичности, опосредованного рефлексом растяжения позвоночника, может отличаться от лечения центральной устойчивой непроизвольной мышечной активности.

    Клинические последствия

    В этом исследовании были обнаружены данные, свидетельствующие о том, что лежащие в основе механизмы, вызывающие устойчивую непроизвольную мышечную активность, различались между группами, перенесшими ДЦП, и группами, перенесшими инсульт. В то время как устойчивая непроизвольная мышечная активность увеличивалась за счет афферентных импульсов у лиц с инсультом, у лиц с ДЦП она, по-видимому, в большей степени влияла на моторную кору. Поэтому кажется вероятным, что оптимальный вариант лечения в группе ХП не будет идентичен таковому в группе инсульта.Непроизвольная мышечная активность у людей с ДЦП может возникать из-за сложного дезорганизованного двигательного контроля после адаптации коры к поражению. Это подчеркивает необходимость реабилитации двигательного обучения после центрального двигательного поражения не только для восстановления функций повседневной деятельности, но и для уменьшения непроизвольной мышечной активности. Ранее сообщалось, что даже чисто теменные поражения при инсульте часто приводят к дистонии, возможно, из-за сниженной интеграции сенсомоторных входов в моторную кору (Ghika et al., 1998). Сенсомоторная интеграция афферентных входов также была предложена как механизм, вызывающий различные типы фокальной дистонии (Neychev et al. , 2011; Avanzino and Fiorio, 2014; Patel et al. , 2014; Avanzino et al. ). , 2015; Liuzzi и др. , 2016). Таким образом, восстановление сенсомоторной интеграции у лиц, страдающих непроизвольной мышечной активностью после инсульта, является важным терапевтическим вмешательством.

    Хотя это исследование пролило некоторый свет на основные механизмы, вызывающие устойчивую непроизвольную мышечную активность у лиц с ХП или инсультом, существует острая необходимость в будущих исследованиях для дальнейшего изучения этих механизмов с целью улучшения текущего лечения.

    Заключение

    Это исследование показало, что устойчивая непроизвольная мышечная активность, подобная той, что описана при спастической дистонии, часто присутствовала наряду с повышенным сопротивлением пассивному движению у людей с двигательным расстройством из-за поражения нисходящих двигательных путей. Было обнаружено, что устойчивая непроизвольная мышечная активность как при ХП, так и при инсульте содержит общий синаптический драйв к пулу двигательных нейронов, но оценки когерентности показывают, что происхождение этого общего синаптического драйва различалось между группами.Инсульт, по-видимому, вызывал повышенную мышечную активность за счет афферентной нервной обратной связи и повышенной когерентности альфа-диапазона. Было обнаружено, что CP не имеет повышенной мышечной активности из-за афферентной нервной обратной связи, но вместо этого имеет повышенную когерентность гамма-диапазона, что указывает на вклад моторных областей коры. Мы считаем, что эти результаты указывают на то, что устойчивая непроизвольная мышечная активность может потребовать различного лечения в двух группах. У некоторых людей лечение должно быть направлено на пластическую адаптацию к центральному моторному контролю, в то время как на других людей вместо этого может влиять дефицит интеграции сенсорной обратной связи.

    Благодарности

    Мы благодарны персоналу отделения неврологии больницы Herlev Gentofte за помощь в наборе лиц, страдающих хроническим инсультом, и персоналу Jonstrupvang за помощь в наборе людей с ДЦП.

    Финансирование

    Исследование было поддержано грантом фонда Elsass.

    Конкурирующие интересы

    Авторы сообщают об отсутствии конкурирующих интересов.

    Каталожные номера

    Albanese

    Albanese

    A

    ,

    A

    ,

    Bhatia

    K

    ,

    Bressman

    SB

    ,

    Delong

    MR

    ,

    Fahn

    S

    ,

    Fung

    VSC

    , et al.

    Феноменология и классификация дистонии: обновление консенсуса

    .

    Mov Disord NIH Disord

     

    2013

    ;

    28

    :

    863

    73

    .

    Альбанезе

    А

    ,

    Дель Сорбо

    Ф.

     

    Дистония и тремор: клинические синдромы с изолированным тремором

    .

    Тремор Другое Hyperkinet Mov

     

    2016

    ;

    6

    :

    319

    .

    Аравамутан

    BR

    ,

    Во

    JL.

     

    Локализация поражения базальных ганглиев и таламуса при дискинетическом церебральном параличе

    .

    Педиатр. Нейрол.

     

    2016

    ;

    54

    :

    11

    21

    .

    Аванзино

    Л

    ,

    Фиорио

    М.

     

    Проприоцептивная дисфункция при фокальной дистонии: от экспериментальных данных до стратегий реабилитации

    .

    Front Hum Neurosci

     

    2014

    ;

    8

    :

    1

    7

    .

    Avanzino

    L

    ,

    L

    ,

    Tinazzi

    M

    ,

    M

    ,

    IONTA

    S

    ,

    Fiorio

    M.

    Сенсорная интеграция в фокальной дистонии

    .

    Нейропсихология

     

    2015

    ;

    79

    :

    288

    300

    .

    Bleyenheuft

    Bleyenheuft

    Y

    ,

    Y

    ,

    ,

    L

    ,

    Gilis

    N

    ,

    KUO

    H

    ,

    Grandin

    C

    ,

    Bleyenheuft

    C

    , et al.

    Регистрация нейропластических изменений после бимануальной интенсивной реабилитации у детей с односторонним спастическим церебральным параличом: комбинированное пилотное исследование DTI, TMS и фМРТ

    .

    Res Dev Disabil

     

    2015

    ;

    43–44

    :

    136

    49

    .

    Brouwer

    B

    ,

    Ashby

    P.

     

    Изменяют ли повреждения развивающегося головного мозга корково-спинномозговые проекции?

     

    Neurosci Lett

     

    1990

    ;

    108

    :

    225

    30

    .

    Банки

    C.

     

    Эпиднадзор за церебральным параличом в Европе: сотрудничество обследований и регистров церебрального паралича

    .

    Dev Med Child Neurol

     

    2008

    ;

    42

    :

    816

    24

    .

    Карр

    ЖЖ.

     

    Развитие и реорганизация нисходящих двигательных путей у детей с гемиплегическим церебральным параличом

    .

    Acta Paediatr

     

    1996

    ;

    85

    :

    53

    7

    .

    Cortes

    M

    ,

    Black-Schaffer

    RM

    ,

    Edwards

    DJ.

     

    Транскраниальная магнитная стимуляция как инструмент исследования двигательной дисфункции и восстановления после инсульта: обзор для клиницистов-нейрореабилитологов

    .

    Нейромодуляция

     

    2012

    ;

    15

    :

    316

    25

    .

    D’Amico

    JM

    ,

    Murray

    KC

    ,

    LI

    Y

    ,

    Chan

    км

    ,

    Finlay

    MG

    ,

    Bennett

    DJ

    , et al.

    Конститутивно активные 5-HT 2 1 рецепторы облегчают мышечные спазмы после травмы спинного мозга человека

    .

    Дж.Нейрофизиол

     

    2013

    ;

    109

    :

    1473

    84

    .

    Датта

    АК

    ,

    Стивенс

    Дж.А.

     

    Синхронизация активности двигательных единиц при произвольном сокращении у человека

    .

    Дж Физиол

     

    1990

    ;

    422

    :

    397

    419

    .

    Денни-Браун

    Д.

     

    1966

    .

    Мозговой контроль движений

    .

    Ливерпуль: Ливерпуль

     

    University Press

    .

    Димьян

    МА

    ,

    Коэн

    ЛГ.

     

    Вклад транскраниальной магнитной стимуляции в понимание механизмов функционального восстановления после инсульта

    .

    Нейрореабилитация Восстановление нервной системы

     

    2010

    ;

    24

    :

    125

    35

    .

    ElBasiouny

    SM

    ,

    Schuster

    JE

    ,

    Heckman

    CJ.

     

    Стойкие внутренние токи в спинальных мотонейронах: важны для нормальной функции, но потенциально опасны после повреждения спинного мозга и при боковом амиотрофическом склерозе

    .

    Клин Нейрофизиол

     

    2010

    ;

    121

    :

    1669

    79

    .

    Эльбл

    RJ.

     

    Что такое эссенциальный тремор?

    Curr Neurol Neurosci Rep

    2013

    ;

    13

    :

    353

    .

    Эльбл

    RJ

    ,

    Рэндалл

    JE.

     

    Активность двигательных единиц, ответственная за компонент физиологического тремора пальцев человека с частотой от 8 до 12 Гц

    .

    Дж. Нейрофизиол

     

    1976

    ;

    39

    :

    370

    83

    .

    Элиас

    GJ

    ,

    Намасиваям

    АА

    ,

    Лозано

    AM.

     

    Глубокая стимуляция головного мозга при инсульте: текущее использование и будущие направления

    .

    Стимуляция мозга

     

    2018

    ;

    11

    :

    3

    28

    .

    Foerster

     

    Резекция задних корешков спинного мозга при лечении желудочных кризов и спастических параличей

    .

    Proc R Soc Med

     

    1911

    ;

    4

    :

    226

    46

    .

    Friel

    км

    ,

    KUO

    ,

    KUO

    HC

    ,

    Fuller

    J

    ,

    Ferre

    ,

    ,

    Brandão

    M

    ,

    CARMEL

    JB

    et al.

    Квалифицированная бимануальная тренировка повышает пластичность моторной коры у детей с односторонним церебральным параличом

    .

    Нейрореабилитация Восстановление нервной системы

     

    2016

    ;

    30

    :

    834

    44

    .

    Ghika

    J

    ,

    J

    ,

    Ghika-Schmid

    ,

    F

    ,

    Bogousslasvky

    J.

    J.

    Синдром париетального мотора: клиническое описание у 32 пациентов в острой фазе чистых теменных ударов изучали перспективно

    .

    Клиника Нейрол Нейрохирург

     

    1998

    ;

    100

    :

    271

    82

    .

    Ghika-SCHMID

    F

    ,

    F

    ,

    F

    ,

    Ghika

    J

    ,

    REGLI

    F

    ,

    Bogousslavsky

    ,

    J.

    J.

    Гиперкинетические расстройства движения во время и после острого хода: реестр инсульта Lausanne

    .

    J Neurol Sci

     

    1997

    ;

    146

    :

    109

    16

    .

    Gorassini

    GORASSINI

    MA

    ,

    Knash

    Me

    ,

    Harvey

    PJ

    ,

    Bennett

    DJ

    ,

    Yang

    JF.

     

    Роль мотонейронов в формировании мышечных спазмов после травмы спинного мозга

    .

    Мозг

     

    2004

    ;

    127

    :

    2247

    58

    .

    Грейси

    Дж.М.

     

    Патофизиология спастических парезов. II: появление мышечной гиперактивности

    .

    Мышечный нерв

     

    2005

    ;

    31

    :

    552

    71

    .

    Гросс

    P

    ,

    Кэссиди

    MJ

    ,

    Браун

    P.

     

    Частотный анализ ЭЭГ-ЭМГ, МЭГ-ЭМГ и ЭМГ-ЭМГ: физиологические принципы и клиническое применение

    .

    Клин Нейрофизиол

     

    2002

    ;

    113

    :

    1523

    31

    .

    Grosse

    P

    ,

    Edwards

    M

    ,

    M

    ,

    Tijssen

    Mja

    ,

    Schrag

    A

    ,

    LES

    AJ

    ,

    Bhatia

    KP

    et al.

    Паттерны когерентности ЭМГ-ЭМГ при дистонии конечностей

    .

    Mov Disord

     

    2004

    ;

    19

    :

    758

    69

    .

    Hallett

    M.

     

    Обзор физиологии тремора человека

    .

    Mov Disord

     

    1998

    ;

    13

    :

    43

    8

    .

    HALLIDED

    DM

    ,

    ROSENBERG

    JR

    ,

    AMJAD

    AMJAD

    AM

    ,

    Breeze

    P

    ,

    Conway

    BA

    ,

    Фермер

    SF.

     

    Основа для анализа данных смешанных временных рядов/точечных процессов. Теория и применение к изучению физиологического тремора, разрядов отдельных двигательных единиц и электромиограмм

    .

    Прог Биофиз Мол Биол

     

    1995 

    ;

    64

    :

    237

    78

    .

    Hansen

    NL

    ,

    Nielsen

    JB.

     

    Влияние транскраниальной магнитной стимуляции и стимуляции периферических нервов на корково-мышечную когерентность у человека

    .

    J Physiol (Лондон)

     

    2004

    ;

    561

    :

    295

    306

    .

    Kirkwood

    PA

    ,

    Sears

    TA

    ,

    Tuck

    DL

    ,

    Westgaard

    RH.

     

    Изменения во времени синхронизации межреберных мотонейронов у кошки

    .

    J Physiol

     

    1982

    ;

    327

    :

    105

    35

    .

    Koy

    A

    ,

    Hellmich

    M

    ,

    M

    ,

    Pauls

    KAM

    ,

    Marks

    W

    ,

    LIN

    J-P

    ,

    Fricke

    O

    , et al.

    Эффекты глубокой стимуляции мозга при дискинетическом церебральном параличе: метаанализ

    .

    Mov Disord

     

    2013

    ;

    28

    :

    647

    54

    .

    Копье

    ДжВ.

     Сводка симпозиума. В:

    Feldman

    RG

    ,

    Young

    RR

    ,

    Koella

    WP

    , редакторы.

    Спастичность: нарушение моторного контроля

    .

    Чикаго

    :

    Ежегодник Медицинского Издательства

    ;

    1980

    .п.

    485

    94

    .

    Liuzzi

    D

    ,

    D

    ,

    Gigante

    AF

    ,

    LEO

    A

    ,

    Defazio

    G.

    Г.

    Анатомическая основа Dystonia верхних конечностей: урок из вторичных случаев

    .

    Neurol Sci

     

    2016

    ;

    37

    :

    1393

    8

    .

    Лоренцен

    Дж

    ,

    Прадинес

    М

    ,

    Грейси

    Дж-М

    ,

    Бо Нильсен

    Дж.

     

    О «спастической дистонии» Денни-Брауна — что это такое и чем она вызвана?

    Клин Нейрофизиол

    2018

    ;

    129

    :

    89

    94

    .

    Marneweck

    MARNEWECK

    M

    ,

    KUO

    ,

    KUO

    HC

    ,

    SMORENBURG

    ARP

    ,

    FERRE

    CL

    ,

    Flamand

    VH

    ,

    GUPTA

    D

    , et al.

    Взаимосвязь между функцией рук и перекрывающимися двигательными представлениями рук в противоположном полушарии при одностороннем спастическом церебральном параличе

    .

    Нейрореабилитация Восстановление нервной системы

     

    2018

    ;

    32

    :

    62

    72

    .

    Миллер

    DM

    ,

    Кляйн

    CS

    ,

    Суреш

    NL

    ,

    Раймер

    WZ.

     

    Асимметрии вестибулярных вызванных миогенных потенциалов у выживших после хронического инсульта со спастической гипертонией: доказательства вестибулоспинальной роли

    .

    Клин Нейрофизиол

     

    2014

    ;

    125

    :

    2070

    8

    .

    Mottram

    CJ

    ,

    Wallace

    CL

    ,

    Chikando

    CN

    ,

    Rymer

    WZ.

     

    Причины спонтанного возбуждения двигательных единиц в спастически-паретичной двуглавой мышце плеча у лиц, перенесших инсульт

    .

    J. Neurophysiol

     

    2010

    ;

    104

    :

    3168

    79

    .

    Neychev

    VK

    ,

    Grosue

    Re

    ,

    Leheéricy

    S

    ,

    HESS

    EJ

    ,

    Jinnah

    га.

     

    Функциональная нейроанатомия дистонии

    .

    Нейробиол Дис

     

    2011

    ;

    42

    :

    185

    201

    .

    Nielsen

    JB

    ,

    Crone

    C

    ,

    Hultborn

    H.

     

    Патофизиология спастичности позвоночника — с точки зрения фундаментальной науки 3.

    Acta Physiol

     

    2007

    ;

    189

    :

    171

    80

    .

    Палмер

    E

    ,

    Эшби

    P

    ,

    Хайек

    VE.

     

    Ипсилатеральные быстрые кортикоспинальные пути не учитывают восстановление после инсульта

    .

    Энн Нейрол

     

    1992

    ;

    32

    :

    519

    25

    .

    Patel

    N

    ,

    Jankovic

    J

    ,

    Hallett

    M.

    Сенсорные аспекты двигательных расстройств

    Ланцет Нейрол

     

    2014

    ;

    13

    :

    100

    12

    .

    Поллок

    Л.Дж.

    ,

    Дэвис

    Л.

     

    Рефлекторная деятельность децеребрированного животного

    .

    J Comp Neurol

     

    1930

    ;

    50

    :

    377

    411

    .

    Quartarone

    A

    ,

    Hallett

    M.

     

    Новые концепции физиологических основ дистонии

    .

    Mov Disord

     

    2013

    ;

    28

    :

    958

    67

    .

    Розенберг

    JR

    ,

    Амджад

    А.М

    ,

    Бриз

    П

    ,

    Бриллинджер

    ДР

    ,

    Холлидей

    ДМ.

     

    Подход Фурье к идентификации функциональной связи между последовательностями нейронных спайков

    .

    Прог Биофиз Мол Биол

    1989

    ;

    53

    :

    1

    31

    .

    Санес

    JN.

     

    Отсутствие усиленного физиологического тремора у пациентов без мышечных или кожных афферентов

    .

    J Neurol Нейрохирург Психиатрия

     

    1985

    ;

    48

    :

    645

    9

    .

    Sanger

    TD

    ,

    CHEN

    D

    ,

    D

    ,

    D

    ,

    D

    ,

    Hallett

    M

    ,

    Lang

    AE

    ,

    MINK

    JW

    , et al.

    Определение и классификация гиперкинетических движений в детском возрасте

    .

    Mov Disord

     

    2010

    ;

    25

    :

    1538

    49

    .

    Schnitzler

    A

    ,

    Timmermann

    L

    ,

    Gross

    J.

     

    Физиологические и патологические колебательные сети 90 двигательной системы человека.

    J Physiol Paris

     

    2006

    ;

    99

    :

    3

    7

    .

    Sears

    TA

    ,

    Stagg

    D.

     

    Кратковременная синхронизация активности межреберных мотонейронов

    .

    Дж.Физиол

    1976

    ;

    263

    :

    357

    81

    .

    Шиан

    G

    ,

    McGuire

    JR.

     

    Спастический гипертонус и двигательные расстройства: патофизиология, клиническая картина и количественная оценка

    .

    Phys Med Rehabil

     

    2009

    ;

    1

    :

    827

    33

    .

    Шеррингтон

    КС.

     

    Децеребрационная ригидность и рефлекторная координация движений

    .

    Дж Физиол

     

    1898

    ;

    22

    :

    319

    37

    .

    Siniscalchi

    Siniscalchi

    A

    ,

    A

    ,

    L

    ,

    L

    ,

    Labate

    A

    ,

    MALFERRARARARI

    G

    ,

    PALLERIA

    C

    ,

    SARRO

    GD.

     

    Постинсультные двигательные расстройства: клинические проявления и фармакологическое лечение

    .

    Curr Neuropharmacol

     

    2012

    ;

    10

    :

    254

    62

    .

    Sukal-Moulton

    T

    ,

    Kroschell

    KJ

    ,

    Gaebler-Spira

    DJ

    ,

    Dewald

    JPA

     

    Факторы двигательных нарушений, связанные со временем повреждения головного мозга при раннем гемипарезе, часть I: выраженная слабость верхних конечностей

    .

    Нейрореабилитация восстановления нервной системы

    2014a

    ;

    28

    :

    13

    23

    .

    Sukal-Moulton

    T

    ,

    Kroschell

    KJ

    ,

    Gaebler-Spira

    DJ

    ,

    Dewald

    JPA

     

    Двигательные нарушения, связанные со сроками повреждения головного мозга при раннем гемипарезе. часть II: аномальные синергии крутящего момента в суставах верхних конечностей

    .

    Нейрореабилитация восстановления нервной системы

    2014b

    ;

    28

    :

    24

    35

    .

    TROMPETTO

    C

    ,

    C

    ,

    Currà

    A

    ,

    A

    ,

    PUCE

    L

    ,

    MORI

    L

    ,

    Serrati

    C

    ,

    FATTAPPOSTA

    F

    , et al.

    Спастическая дистония у лиц, перенесших инсульт: распространенность и особенности запущенного феномена синдрома верхнего мотонейрона

    .

    клин. Нейрофизиол

     

    2019

    ;

    130

    :

    521

    7

    .

    Воан

    CW

    ,

    Кирквуд

    Пенсильвания.

     

    Доказательства синхронизации мотонейронов для дисинаптических путей в контроле инспираторных мотонейронов у кошки

    .

    Дж Физиол

     

    1997

    ;

    503

    :

    673

    89

    .

    Yamaguchi

    Yamaguchi

    T

    ,

    T

    ,

    HVASS PETERSEN

    T

    ,

    KIRK

    H

    ,

    H

    ,

    ,

    H

    C

    ,

    Svane

    C

    ,

    Kofoed-Hansen

    M

    , et al.

    Спастичность у взрослых с церебральным параличом и рассеянным склерозом, измеренная объективным клинически применимым методом

    .

    Клин Нейрофизиол

     

    2018

    ;

    129

    :

    2010

    21

    .
       
    • CP

    •  
    • GMFCS

      Система классификации функций общей моторики; MASModified Ashworth Scale

    •  
    • RMS

    •  
    • SCPE

      Надзор за церебральным параличом в Европе

    Примечания автора

    © Автор(ы) (2019). Опубликовано Oxford University Press от имени Гарантов мозга.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), что разрешает некоммерческое повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с [email protected] .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    2022 © Все права защищены.
    . КП . Инсульт . Управление .
    пики (%) 100 93.4 93.4 93.40886
    Амплитуда 0,0795 (±0,0413) 0,0730 (±0,0497) 0,0747 (±0,0399)