Дети в медицине: Дети о медицине | Новости и акции Европейского медицинского центра «УГМК-Здоровье»

Содержание

Дети о медицине | Новости и акции Европейского медицинского центра «УГМК-Здоровье»

Ваша заявка принята!Your application is acceptedVaše objednávka je přijata!Votre demande a été acceptéeYour application is acceptedYour application is acceptedYour application is acceptedIhre Anforderung wird angenommen!귀하의 부탁을 수락되었습니다.Başvurunuz kabul edildi

В указанное Вами время Вам позвонит наш администратор с номера +7 (343) 283-08-08 для подтверждения приёма.Our administrator will call you from the number +7 (343) 283-08-08 for confirmation of reception.V uvedenýčaszavolámeVám z t. č. +7 (343) 283-08-08 pro potvrzení prohlídky.Notre administrateur vous contactera au moment fixé à partir du numéro de +7 343 283 08 08 pour confirmer le rendez-vous.Our administrator will call you from the number +7 (343) 283-08-08 for confirmation of reception.Our administrator will call you from the number +7 (343) 283-08-08 for confirmation of reception.Our administrator will call you from the number +7 (343) 283-08-08 for confirmation of reception.Zur verabredeten Zeit ruft Sie unser Administrator von Nummern +7 (343) 283-08-08 an, um den Termin zu bestätigen.명확하게 서술된 시간에 우리의 행정관은 확인하기 위해 +73432830808 번호로 전화해 드리겠습니다.Yöneticimiz, resepsiyon onayı için sizi +7 (343) 283-08-08 numaralı telefondan arayacaktır.

Если Вы опоздали на приём менее, чем на 15 минут, то время приёма будет сокращено на время Вашего опоздания.If you are late for an appointment less than 15 minutes, the reception time will be reduced by the time you are late.V případězpoždění méně než 15 minut, doba prohlídky bude zkrácena o čas zpoždění.Si vous êtes en retard de moins de 15 minutes par rapport au rendez-vous fixé, votre temps de réception sera réduit tenant compte de votre retard. If you are late for an appointment

less than 15 minutes, the reception time will be reduced by the time you are late.If you are late for an appointment less than 15 minutes, the reception time will be reduced by the time you are late.If you are late for an appointment less than 15 minutes, the reception time will be reduced by the time you are late.Wenn Sie zu einem Termin weniger als 15 Minuten zu spät kommen, wird die Empfangszeit für die Dauer Ihres Aufenthaltes verkürzt.만약 15분 미만 늦으신다면 잔찰 시간은 지연 시간으로 줄일 겁니다.Randevunuza 15 dakika geçtiyseniz, geç kalma saatinizle resepsiyonun süresi kısalır.

Если Вы опоздали более, чем на 15 минут, Ваш приём будет отменён и перенесён на удобное для Вас время.If you are late more than 15 minutes, your appointment will be moved to a convenient time for you.V případě zpoždění vícenež 15 minut, prohlídka bude zrušena a přesunuta na zvolený termín.Si vous êtes en retard de plus de 15 minutes, votre rendez-vous sera annulé et rapporté à une date qui vous conviendrait.If you are late more than 15 minutes, your appointment will be moved to a convenient time for you.If you are late more than 15 minutes, your appointment will be moved to a convenient time for you.If you are late

more than 15 minutes, your appointment will be moved to a convenient time for you.Wenn Sie zu einem Termin mehr als 15 Minuten zu spät kommen, wird ihr Termin storniert und zu einem für Sie günstigen Zeitpunkt übertragen.만약 15분 이상 늦으신다면 진찰은 취소하고 편리한 시간으로 연기해 드리겠습니다.15 dakikadan fazla gecikti iseniz, randevunuz sizin için uygun bir zamana taşınacaktır.

Событие появится в вашем личном кабинете в течение 15 минут.

Вернуться на сайтReturn to the siteVrátit se zpětRETOURNER AU SITEReturn to the siteReturn to the siteReturn to the siteZurück zur Website휍사으트로 돌아갑니다.Siteye geri dön

Кто будет лечить детей? | Интернет-издание «Новости медицины и фармации»

Итак, реформа в Украине стартовала… Никто не сомневается в ее необходимости. Отечественное здравоохранение нездорово, более того — тяжело больно. Реформы нужны, как и грамотное, прозрачное финансирование отрасли. Организация доступной квалифицированной первичной медицинской помощи, максимально приближенной к пациенту, необходима. Оптимизация коечного фонда, где амбулаторный больной неделями «обследуется» или лечится в стационаре, что стоит очень и очень немало, давно назрела. Качественно новый подход к перестройке скорой и неотложной медицинской помощи — требование времени. Да и, по обещаниям руководства государства, финансирование предполагается достаточное. Кажется, здравоохранение начнет выходить из глубокого кризиса. Но «на кухне» мы начинаем уже задавать вопросы. И в частности, это жизненно важно для нас, педиатров…

 

В последние годы в Украине явно не хватало детских врачей. В некоторых районах дефицит достигает 60–70 %! Вместе с тем факт сохранения сегодня участковой педиатрической службы весьма сомнителен. И это не только из-за нехватки врачей. В этом идеология реформирования нашего здравоохранения. Согласно видению реформаторов, педиатр становится консультантом у… семейного врача! Еще раз хочу обратить ваше внимание, что даже термин «семейный врач», о котором говорится в программах реформы, не отвечает его функциям. На самом деле это врач общей практики. То есть происходит подмена понятия «врач общей практики» понятием «семейный врач». Следует четко понимать, что и семейный доктор, и врач общей практики (как, впрочем, и участковые терапевты и педиатры) осуществляют первичную медицинскую помощь. Но: семейного врача нанимает (заключает контракт, платит деньги) семья, а врача общей практики — государство (муниципалитет). Значит, семейный врач по своей сути — наемный специалист, которого выбирает семья, которая и оплачивает его работу.

 

Предполагается, что первым ребенка будет ­осматривать, а значит, и лечить врач общей практики, прошедший специализацию, курсы по педиатрии. Поэтому резко, во много раз, уменьшился выпуск педиатров в университетах, а работающим детским врачам срочно предлагается пройти курсы специализации по семейной медицине.

Сторонники реформы заявляют, что никто не собирается ликвидировать первичную медицинскую помощь детям врача-педиатра. Однако невооруженным глазом можно видеть, что Минздрав взял твердый курс на передачу в будущем первичной медицинской помощи детям в руки врача общей практики. Правда, идеологи реформы успокаивают: «В приказе нет ни слова об устранении педиатров. Пока эти две системы — классическая и врачей общей практики — будут существовать параллельно».

А ведь еще в середине ХIХ века врачи в нашей стране четко выделяли глубокие отличия «детской» медицины от «взрослой». В первом отечественном руководстве «Педиятрика» (1847) С.Ф. Хотовицкий обосновал необходимость выделения как самостоятельного раздела медицины «медицины детства», а также то, что врач-педиатр должен обладать особыми навыками, знаниями о постоянно развивающемся и меняющемся детском организме. Именно в России почти 150 лет назад, в 1865 году, в стенах Петербургской медико-хирургической академии создается первая в мире кафедра педиатрии. Особенности и характер системы охраны здоровья детей в России сформированы закономерностями общественного, экономического и культурного развития страны. К ним, в частности, можно отнести общественный характер отечественной медицины, нашедший яркое выражение в системе земской медицины. Именно основополагающие принципы земской медицины — бесплатность (доступность), профилактическая направленность, участковость — стали основой впервые в мире разработанной советской государственной системы медицинского обслуживания детей.

Главной причиной ее создания было то, что чрезвычайно высокая младенческая и детская смертность, инфекционная заболеваемость и социальные болезни (рахит, диспепсии, ревматизм, туберкулез и т.д.) в стране требовали принятия экстраординарных мер. Была поставлена задача в короткие сроки обеспечить население специализированной педиатрической врачебной помощью, и притом в максимальном приближении к дому. В СССР создается специальная служба охраны материнства и детства (развертывание сети яслей, домов ребенка, детских консультаций и поликлиник, стационаров; формируется участковый принцип обслуживания). Особенностью этой системы стало и то, что впервые в мире первичную врачебную помощь детям стали оказывать специалисты, подготовленные на специальных факультетах медицинских вузов.

В основу обучения на педиатрических факультетах прежде всего было положено то, что с первых часов преподавания в вузе общих предметов (анатомии, физиологии, биохимии и т.д.) стали освещаться возрастные особенности развития ребенка, проблемы профилактики и диагностики нарушений и заболеваний детского возраста. Это, а также раннее (со второго курса) длительное общение со здоровыми и больными детьми в клиниках и детских учреждениях позволяло решать проблему подготовки детского врача в течение общепринятых сроков вузовского обучения. Такая методика преподавания полностью оправдала себя как альтернатива западной медицинской школе обучения педиатрии.

Самый любимый аргумент критиков отечественной системы подготовки детских врачей следующий: надо готовить педиатров по той схеме, по которой это веками осуществляется в экономически развитых странах. Но при этом не учитываются наши традиции, обычаи и, самое главное, забывают об одной «мелочи»: за рубежом такой единой службы охраны материнства и детства, как у нас, осуществляющей комплексное медико-социальное обеспечение здоровья детского населения, не было и нет. Конечно, там тоже готовятся специалисты-педиатры, но они готовятся в системе постдипломной подготовки в течение четырех лет после получения единого врачебного диплома (семи лет вузовского обучения). Таким образом, чтобы стать специалистом в области педиатрии, необходима одиннадцатилетняя подготовка.

 

По моему глубокому убеждению, слепое копирование зарубежного опыта неоправданно. Мало того, смею утверждать: подготовка врачей-педиатров на специальных факультетах — одно из крупнейших достижений отечественной медицинской мысли, весомый вклад в мировую систему медицинского образования.

Многие зарубежные коллеги придерживаются такого же мнения. Следовало бы помнить и о том, что, по мнению ВОЗ (Конференция ВОЗ по первичной медико-санитарной помощи, Алма-Ата, 1978), в СССР в первой половине ХХ века была создана лучшая в мире система детского здравоохранения, обеспечивающая быструю, квалифицированную, бесплатную помощь детям с первого дня болезни.

Один из главных аргументов реформаторов тот, что система врача общей практики существует во всех государствах, кроме Украины и России. Но убедительных доказательств того, что европейский стандарт оказания первичной медико-санитарной помощи лучше, не существует. Более высокие показатели здоровья населения и качества медицинского обслуживания в западных странах обусловлены лучшими условиями жизни населения, большими объемами финансирования здравоохранения, фактором личной финансовой заинтересованности врача в конечном результате своей работы. Кроме того, система врача общей практики даже за рубежом многими воспринимается как далеко не совершенная (см. например, статью «Суперхирургический план свидетельствует: пришел конец семейному врачу» в лондонской «Таймс» от 28 марта 2005 г.). На Западе, и в частности в США, принципы работы общепрактикующих врачей сегодня уже не пользуются столь однозначной поддержкой специалистов, как это было в прошлом. И наконец, главное! Во все большем числе европейских стран первичную врачебную помощь детям все чаще оказывают врачи-педиатры, т.е. явно просматривается тенденция к оказанию первичной медицинской помощи детям по советской модели. Так, например, в США в 2009 году родители при возникновении проблем со здоровьем у детей моложе 18 лет в 67 % случаев обращались к педиатру, в 26 % — к семейным врачам и в 7 % — к другим специалистам. И переход семей на обслуживание детей педиатром имеет стойкую тенденцию к возрастанию. Аналогичная ситуация наблюдается и в Европе.

В своей предвыборной программе Барак Обама в блоке по реформированию здравоохранения в США предложил меры по улучшению медицинской помощи детям путем создания типовых учреждений специализированной помощи детям — медицинских домов ребенка, где будут сконцентрированы врачи-педиатры, некоторые детские специалисты, диагностические кабинеты и службы по медицинскому просвещению родителей и самих детей по вопросам гигиены, питания, антиалкогольного и антитабачного воспитания. Чем же это не вариант нашей детской поликлиники?

Вот почему, на мой взгляд, преждевременна, непродуктивна и даже разрушительна по своей сути передача первичной педиатрической помощи врачу общей практики. Мало того, введение системы врача общей практики в предложенном виде противоречит положениям Конвенции о правах ребенка: нарушается требование конвенции о том, что во всех действиях, предпринимаемых государством в отношении детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка (п. 1 ст. 3). На деле же не существует ни одного аргумента в пользу заинтересованности детей в переходе из системы педиатрической службы в систему обслуживания врачом общей  практики.

Далее. Инфраструктуры для осуществления семейной медицинской практики в стране не имеется. В программе перехода на систему врача общей практики полностью отсутствует программное, на годы, финансовое обоснование, а вопросов, связанных с финансированием, немало, прежде всего — какие средства потребуются на повышение заработной платы врачам общей практики, на переучивание участковых терапевтов и педиатров, на оснащение офисов врачей общей практики. Немаловажно, что превращение педиатра в узкого специалиста, исключение его из первичного звена оказания медицинской помощи детям, несомненно, отрицательно скажется на ее качестве. В этих условиях вероятность возникновения кризисных ситуаций в состоянии здоровья ребенка, а то и его гибели значимо увеличится.

Кроме того, вызывает серьезные возражения, даже опасения система педиатрической подготовки врача общей практики из врача-лечебника или его лечебной подготовки из врача-педиатра. Это иллюзия, что можно в течение нескольких месяцев осуществить такую трансформацию. Ведь общепризнано, что полноценного специалиста в области семейной медицины можно подготовить самое малое за 2 года после окончания медицинского вуза. Да и экономика страны вряд ли готова к таким затратам. Поэтому в вопросах педиатрии уровень квалификации врача общей практики в сравнении с уровнем квалификации педиатра всегда будет ниже.

Нельзя сбрасывать со счетов и социальную составляющую предлагаемых изменений. В ракурсе обсуждаемого реформирования педиатрической службы врач-педиатр по своей сути становится узким специалистом. Легко прогнозировать, с учетом опыта развития специализированной помощи населению Украины в последние годы, коммерциализацию педиатрической помощи. В итоге она станет более дорогой и менее доступной.

 

Изложенные выше соображения о нецелесо­образности передачи функций участкового педиатра врачу общей практики не новы, неоднократно высказывались врачебной и педиатрической общественностью в средствах массовой информации, на профессиональных форумах. Может быть, было бы целесообразнее создавать службу врача общей практики по двум направлениям: а) для взрослого населения; б) для отдаленных и малонаселенных районов, где врач общей практики обслуживает взрослых и детей. Или как вариант института врача общей практики использовать групповой (бригадный) метод, когда первичную медико-санитарную помощь населению оказывает группа специалистов — терапевт, педиатр, акушер-гинеколог. Но в любом случае не потерять как самостоятельную специальность «участковый педиатр».

Коллеги, может быть, я не прав в своем видении реформы здравоохранения в Украине. И дай бог, чтобы это было так. Но, наблюдая за изменениями, которые намечаются в подходах к оказанию медицинской помощи сегодня, а еще больше опасаясь за завтрашний день, я позволил себе вынести из «кухни» свои сомнения публично, через журнал.

Впервые опубликовано в журнале «Здоровье ребенка» №1, 2012

«Качественная медицина сегодня недоступна для детей-сирот»

Более половины детей в российском банке данных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеют инвалидность, 4-ю или 5-ю группу здоровья и сильно отстают в развитии. Устроить их в семьи очень трудно. Они обречены всю жизнь провести в казенных стационарах — сначала в детских домах, потом в интернатах для взрослых. Директор благотворительного фонда «Дорога жизни» Анна Котельникова рассказала спецкору “Ъ” Ольге Алленовой, как нужно менять систему медицинской помощи детям-сиротам, чтобы их заболевания вовремя диагностировали и лечили, и зачем московские врачи ездят в региональные детские дома и интернаты.

«Нет людей, которые готовы биться с системой здравоохранения за этих детей»

— Ваш фонд последние пять лет вывозит московских врачей в региональные детские дома, интернаты, дома ребенка. Что вы там видите? Правда ли, что сиротам требуется особенная медицина?

— Сиротам, как и всем, требуется хорошая медицина, в том числе своевременная и современная медпомощь. Но они ее лишены. Пять лет назад, когда мы стали возить московских врачей по сиротским учреждениям, мы даже не представляли себе, что для детей в этих учреждениях нужна какая-то особенная медицина. С нами тогда ездили всего пять врачей из федеральных больниц, мы возили с собой аппараты УЗИ и ЭЭГ и ездили только в те редкие учреждения, которые не боялись приглашать нашу команду к себе.

Мы начинали с ДДИ (детские дома-интернаты для детей с тяжелыми и множественными нарушениями развития.— “Ъ”) и увидели много детей, которые при переводе из дома ребенка в ДДИ сразу лишаются нормальной жизни и перспективы из-за диагноза. Дети с мышечной дистрофией или спинномозговой грыжей, которые в обычной жизни могут ходить в школу с обычными сверстниками, в ДДИ круглосуточно лежат в кроватях и не имеют никаких шансов на нормальную жизнь.

Мы стали выяснять, почему так происходит, почему дети, у которых нет родителей и есть какие-либо нарушения здоровья, не имеют возможности нормально лечиться и социализироваться, почему 15-летние подростки не знают букв и цифр.

И мы поняли, что главная причина такого плохого положения — «ничейность» этих детей.

Они вроде бы государственные, но нет выстроенной системы их диагностики и лечения, и нет людей, которые готовы биться с системой здравоохранения за этих детей.

— Директор ДДИ является официальным опекуном детей в этом учреждении, почему он не бьется за них?

— Есть хорошие директора, но у них нет ресурса, сил, понимания того, как надо действовать. Все ДДИ расположены, как правило, в медвежьих углах, далеко от региональных центров. Директор знает, что у него есть логопед, которой 75 лет, и это последний логопед в ДДИ, других не будет, потому что молодые специалисты не едут в места, где мизерные зарплаты и большие расстояния.

В самый первый ДДИ нас пригласили пять лет назад, чтобы наши врачи провели диспансеризацию детей. Их тогда было там 280 человек, и большинство из них никогда не выезжали из учреждения. Но характер их заболеваний требовал хорошей диагностики — с выездом в региональные медицинские центры. Это очень острая проблема, связанная с удаленностью ДДИ,— там живут дети с множественными нарушениями развития, и вывезти их в другой город за много километров на прием к специалисту очень сложно. Нужен транспорт, нужны медики в дорогу. Однако ключевая проблема в том, что запись сирот, как и родительских детей, производится через ЕМИАС, выделяется время на конкретного ребенка, и каждого ребенка учреждение должно везти в конкретный день к конкретному времени на прием за сотни километров. По ЕМИАС невозможно записать пять детей на один день, на один отрезок времени,— чтобы сделать их перевозку удобной. Поэтому многие дети в таких учреждениях не получают полноценную диагностику и лечение, их просто не вывозят из ДДИ. К тому же в ДДИ есть дети с аутизмом, эпилепсией — не каждый специалист в регионе умеет надеть шапочку для ЭЭГ на голову особенного ребенка, сделать ему УЗИ, для этого требуются опыт и знания. Мы не раз видели, что региональные врачи не хотят принимать таких детей, потому что не умеют с ними работать.

Раз в год положено проводить диспансеризацию детей, это обязанность сиротского учреждения. Но как она проводится? Из ближайшего города приезжают педиатр, невролог, иногда — психиатр, иногда — офтальмолог, осматривают за два-три часа всех — и на этом все. Как может один врач осмотреть 280 детей за день? Никак. Вот офтальмолог из нашей бригады при самом плотном графике работы в день может осмотреть максимум 50 детей — ведь ей надо закапать ребенку глаза, чтобы расширить зрачок, внимательно осмотреть, назначить лечение, на это требуется время.

А еще в ДДИ есть свой режим приема пищи и сна, который нельзя нарушать. Поэтому диспансеризация там носит формальный характер, врачи просто переписывают в карты детей прежние диагнозы, не успевая этих детей даже посмотреть.

Мы не раз видели, что психиатры переписывают диагнозы слово в слово. Реабилитологов нет. Психологов нет.

Если мы говорим о сложных диагнозах, требующих обследования в федеральных медицинских центрах, то тут возникает сразу несколько проблем. Во-первых, для госпитализации ребенка-сироты в федеральную клинику учреждение обязано выделить ему в сопровождение сотрудника. Большинство федеральных больниц не принимает сирот без сопровождения, если лечение требует специального ухода. Детские дома и интернаты не дают такое сопровождение — если в группе на восемь-девять человек работают два воспитателя, и один из них уедет сопровождать ребенка в больницу, то оставшийся не справится. Наш фонд выделяет нянь для сопровождения сирот в больницах, но не каждый директор сиротского учреждения готов отпустить подопечного в Москву на наше попечение. Недавно директор одного регионального интерната решил, что госпитализация ребенка в федеральную больницу невозможна, потому что нам он не доверяет, а своего сотрудника выделить не может. Ребенок, имеющий множество неуточненных диагнозов и нуждающийся в обследовании, мог лишиться необходимой ему помощи. Нам пришлось подключать и региональный минтруд, и федеральный, чтобы добиться вывоза ребенка на обследование в Москву. В результате директор выделил своего сотрудника для сопровождения ребенка. Но невозможно каждый раз решать проблему таким образом.

Во-вторых, регион обязан обеспечивать сирот всем необходимым, в том числе и лечением, но на деле денег не хватает, и если в федеральной клинике ребенку поставят диагноз, требующий дорогого лечения, то регион должен будет его обеспечить. Выгоднее не ставить диагноз и не лечить.

Узнав о том, что у нас есть бригада врачей и портативная аппаратура, к нам стали обращаться с просьбами о проведении диспансеризации. Уже через год нашей работы на нас учреждения стали выходить сами, оказалось, что такие выездные мультидисциплинарные бригады хороших специалистов очень востребованы.

«Учреждению проще, если нет диагноза,— значит, и очки детям не нужны»

— Во время посещений разных сиротских мест, особенно ДДИ, я обращала внимание на то, что у детей очень плохие, гнилые зубы, а во время выезда с вашей бригадой узнала, что большинство детей в таких учреждениях плохо видят или слышат, но у них нет диагноза и лечения. Почему? Я понимаю, что сложные болезни, требующие высокотехнологичных операций, в регионах лечить трудно, а квот в федеральные центры надо долго ждать. Но зрение, слух, зубы — с этим-то в чем проблема?

— Очков нет нигде. Это, как с игрушками,— они стоят на шкафах, откуда дети не могут их взять.

Спрашиваешь, почему у детей нет игрушек? «Они их разбрасывают» или «У них психические заболевания, они игрушки засовывают в рот».

Но и в семьях обычные маленькие дети засовывают игрушки в рот, но рядом есть взрослые, которые следят, чтобы это не причинило вред. Никому в семье не придет в голову забрать игрушки у ребенка, чтобы он не совал их в рот и не разбрасывал.

С очками — то же самое. Очки нужно на ребенка надеть, их нужно протирать, а еще — следить за тем, чтобы ребенок их не снимал, не ломал, чтобы их у него никто не отнимал. Поэтому учреждению проще, если нет диагноза,— значит, и очки детям не нужны. Мы видели интеллектуально сохранных детей, которых из дома ребенка перевели в ДДИ, потому что считали их умственно отсталыми, но эти дети просто плохо видели или плохо слышали и не могли реагировать на внешний мир, как обычные дети. Мы спросили как-то регионального врача-офтальмолога: «Почему у конкретных детей нет диагнозов, ведь они плохо видят, а вы их осматривали?» Ответ был такой: «Ну, подумаешь, у Вани астигматизм, ничего страшного, для Миши нужен слуховой аппарат, его надо купить, настроить, следить, чтобы он его не снимал, у Маши синдром Дауна, она очки носить не будет,— и зачем я буду усложнять жизнь директору интерната?»

То есть этот врач считает, что, раз ребенок попал в ДДИ, перспективы у него нет, жизнь доживать он будет в ПНИ, так зачем его лечить?

Сколько мы видели таких детей — они лишились нормальной жизни только потому, что кто-то посчитал их бесперспективными. Кроме того, подростки часто не хотят очки, они хотят линзы, а линзы детям-сиротам не выписывают, потому что учреждения их не закупают. Что касается стоматологии, то многие врачи просто не умеют работать с детьми, имеющими психические или интеллектуальные особенности. Есть в ДДИ дети, которым лечение зубов показано только при общем наркозе просто потому, что они испытывают сильную тревогу, у них нарушается поведение. Но никто из ДДИ не повезет ребенка лечить зубы в город. Ведь в интернате, как правило, есть свой стоматологический кабинет. Есть еще одна причина плохого состояния зубов у сирот: чтобы зубы не портились, детей надо с раннего детства учить гигиене. Мы часто видим четырехлетних детей, которые не умеют чистить зубы, и персонал считает, что это не важно. А если говорить про ортодонтию, то в систему ОМС входит только лечение зубов по острым показаниям. Я помню подростка, который боялся улыбаться и разговаривать, у него были искривленные зубы, в запущенном состоянии, и ему было очень стыдно.

Есть дети, у которых нарушена координация, их возят к неврологам, психиатрам, выписывают им нейролептики, а наши врачи приезжают, и выясняется, что ребенок просто плохо видит, ему нужны очки с монолинзой, и это решило бы все его проблемы.

— Вы сказали, что линзы для ребенка-сироты не покупают. Почему?

— По закону — купить можно. Но фактически их нигде не покупают. Считается, если ребенок плохо видит, купите ему очки. А линзы — дорого. У нас в фонде работает юрист, она постоянно консультирует директоров детских домов, интернатов, объясняя им, как добиваться, чтобы регион закупал необходимые лекарства и средства реабилитации для детей.

— Если ортодонтия не входит в ОМС, может ли ребенок на свои «сиротские» деньги, которые лежат у него на счете, получить услуги ортодонта? Правда ли, что органы опеки не позволяют директорам снимать эти деньги и тратить их на детей?

— Все зависит от директора и его умения взаимодействовать с органами опеки. Мы были в одном ДДИ и рекомендовали вставить детям зубы — это улучшило бы их качество жизни, качество питания, здоровье. Директор говорит: «Мне опека не разрешит снять с детских счетов деньги на зубы». Наш юрист объясняет: орган опеки не имеет права отказать вам, вы снимаете эти деньги для нужд детей и за них отчитываетесь. Он позвонил, ему разрешили. Но я видела других директоров, которые вообще не звонят в опеку и не хотят даже попытаться.

Вы, наверное, знаете, что детям в ДДИ опека не разрешает покупать телефоны, компьютеры. Это незаконно. И если директор знает законы, он эти проблемы может решить. Деньги не должны копиться на счете, если они нужны ребенку для его здоровья и развития.

Сейчас уже есть региональные ДДИ, которые стали закупать детям хорошие очки или линзы. Но все равно они постоянно ждут наказания за то, что потратили деньги сирот.

— А за то, что они не покупают очки, их не накажут?

— За это не накажут. Потому что диспансеризация прошла, а офтальмолог не написал, что очки нужны. Или написал, и очки даже купили, но положили в коробочку и спрятали. Мы как-то приехали в дом ребенка — семимесячный малыш лежит в новеньких очках, даже дужки блестят. Было очевидно, что достали их под наш приезд.

«Врачам в регионах не хватает знаний»

— Вы говорите о плохом положении детей в ДДИ. А в домах ребенка лучше?

— Для детей с особенностями развития лучше. Там есть постоянные штатные врачи, реабилитационные программы, и детей в домах ребенка мало, а персонала много, поэтому там отношение к детям лучше. Дом ребенка — это учреждение на 30–50 детей, а ДДИ — на 100–500. В доме ребенка в штате два педиатра, которые работают ежедневно, есть неврологи, массажисты. Там лучше уход, няни могут проследить за тем, как ребенок ест, как себя ведет, что происходит с его здоровьем. В ДДИ есть только фельдшер и приходящий педиатр — как правило, он появляется в учреждении пару раз в неделю или по жалобам. А жалобы звучат, когда ребенку уже совсем нехорошо. Важно и расположение — дома ребенка находятся в городах, а ДДИ — в сельской местности. Врач, который приходит в ДДИ, кроме этой работы имеет еще и основную — в районной поликлинике или райбольнице, и ему до этого ДДИ надо еще доехать, а у него на участке есть и другие дети, за которых горой стоят родители.

При этом большинству детей в ДДИ требуется врачебный консилиум, им недостаточно одного приходящего педиатра.

Если у ребенка 3-я, 4-я или 5-я группа здоровья, то из дома ребенка его переводят не в обычный детский дом, а в ДДИ, и здесь его развитие и социализация останавливаются. Их перестают вынимать из кроватей. Наш невролог приезжает в ДДИ и рассказывает, что дети в отделении милосердия не должны все время лежать, глядя в потолок. Мы закупаем коврики, на которых дети могут лежать и ползать. Наш реабилитолог рассказывает, как можно позиционировать (менять положение тела.— “Ъ”) детей, чтобы у них не было контрактур, ведь если ребенок лежит все время в одном положении, то у него искривляются суставы, он все время испытывает боль.

Но и дома ребенка не стоит идеализировать. Как-то мы обнаружили в доме ребенка младенца, он был синего цвета, еле дышал. Мы вывезли его в Москву, оперировали порок сердца, наша няня его выхаживала в больнице. И он стал двигаться, пополз. Мы звоним в дом ребенка, рассказываем, что он ползает, и очень важно для выздоровления поддерживать его двигательную активность, а нам говорят: «Это, конечно, хорошо, что вы его научили ползать, но мы-то что с ним делать будем? Где нам найти сотрудника, который будет за ним по пятам ходить?» Для сотрудников ползающий ребенок — это проблема. Им было бы лучше, если бы он в манеже сидел или в кровати лежал.

Врачам в регионах не хватает знаний — мир развивается, появляются новые препараты, новые методики, о них этим врачам кто-то должен рассказывать. Мы в этом году начали новую программу — проводим семинары для врачей в региональных сиротских учреждениях, и спрос на знания огромный!

Как-то я познакомилась с девочкой из дома ребенка, она была очень слабенькая, все время лежала в кроватке, директор сказала мне, что сотрудники даже не знают, как ее кормить. Мы нашли врачей, клинику, ребенка обследовали, выписали ей лечебное питание, и она стала поправляться,— оказалось, что у нее сохранный интеллект, ее устроили в семью, она уже несколько лет там живет. А ведь могла умереть от недоедания, потому что сотрудники не понимали, что с ней делать.

— Недавно я ездила в детский интернат, где директор не знал, как детей зовут, чем они болеют,— было ощущение, что он их впервые видит. В том ДДИ 200 детей. А вы видели такие сиротские учреждения, где директора все о детях знают?

— Видела, но это были маленькие ДДИ, где живет 15–17 детей. Например, в Северной Осетии, в городе Моздоке, очень теплые отношения внутри учреждения, и сотрудники, и директор детей хорошо знают.

Вообще многое зависит от человеческого фактора. Я видела директоров, которые добились вывода детей в школы и детсады, а видела таких, кому все равно, что дети лежат круглосуточно в кроватях.

— Такие интернаты надо разукрупнять?

— Несомненно. В большом учреждении медики не взаимодействуют с педагогами. У них внутри четкое разделение функций. Воспитатель не знает, дают ли ребенку таблетку от боли и почему он все время плачет. В маленьком учреждении все общаются друг с другом. В больших интернатах персонал выгорает быстрее, в маленьких сотрудники привязываются к детям, и им это очень помогает. Опять же не хватает знаний. Если сотрудник не понимает, что ему делать с ребенком, у которого эпилептический приступ, он быстрее выгорает. А если сотрудник имеет знания и опыт и может помочь ребенку, он дольше сохранит свою психику здоровой. Конечно, в таких учреждениях очень важна супервизия. Когда началась пандемия, и детские интернаты перевели на вахтовый режим по две недели, у нас появился огромный спрос на онлайн-конференции с психологами, которые рассказали бы сотрудникам интернатов, как жить и работать в таком режиме, как взаимодействовать со сложными детьми. Наш педиатр Наталья Гортаева проводит семинары для сотрудников сиротских учреждений, рассказывает, что такое шкала боли, как определять боль у невербальных детей, как ее лечить. Нет у людей этих знаний, не учили их этому, паллиативная помощь в России не так давно стала развиваться. Людям нужно давать инструменты, а иначе как они смогут помогать детям? Простой нянечке кто-то должен объяснить, что аутоагрессия у ребенка вызвана болью и тем, что он не может об этом сказать. Надо обучать сотрудников.

Я часто вижу, что в сиротских учреждениях, куда мы приходим впервые, сотрудники вообще не верят, что в жизни детей можно что-то изменить. У них обычно такие скептические или отсутствующие взгляды, нежелание нас слушать и выполнять наши рекомендации. Но если мы плотно работаем с этим учреждением и приезжаем туда несколько раз, то замечаем, что и отношение этих людей меняется — они видят, что мы провели диагностику, дали рекомендации, проверяем, как их выполняют, состояние детей улучшается.

«Для наших врачей благотворительность — не разовая акция, а потребность»

— Реформа сиротских учреждений идет с 2015 года, но все, о чем вы рассказываете, никак не укладывается в рамки какой-либо реформы, а лишь свидетельствует о том, что ничего не меняется. Что делать?

— Если говорить про интернаты, то здания, где расположены ДДИ, ветхие, ремонтировать их бесполезно. Их надо снести или отдать бизнесу и построить в городах новые учреждения вместимостью не более 50 человек, и чтобы там была доступная среда, медицина, образование. Но как это донести до государства? Деньги-то на всю эту систему тратятся колоссальные.

Идеально было бы укомплектовать ДДИ специалистами — неврологами, реабилитологами, педиатрами. Мы уже в некоторых регионах это предлагали, нам сказали: невозможно, потому что узких специалистов мало, они устраиваются в хорошие клиники, в ДДИ никто не пойдет. Вот недавно в каждом ДДИ ввели ставку диетолога, но от этого ничего не изменилось — диетологов там по-прежнему нет. А это очень важный специалист, многие дети едят через гастростому (трубку в пищеводе.— “Ъ”), многие нуждаются в спецпитании. Стоматологов тоже нет.

— То есть вы считаете, что в каждом ДДИ должен быть штат врачей?

— Это было бы очень хорошо. Но это невозможно.

— Недавно вице-премьер Татьяна Голикова поручила Совету по вопросам попечительства в социальной сфере разработать концепцию о выводе всех врачей за штат сиротских учреждений — медики должны подчиняться медицинскому руководству, а не директору ДДИ. Они должны думать о здоровье детей, а не о том, как бы не создать проблемы директору.

— Я с этим согласна. Сегодня врачи в сиротском учреждении — это люди, которых здравоохранение не воспринимает всерьез. И я согласна, что сажать квалифицированного нейрохирурга в деревне бессмысленно — есть благотворительные фонды, которые могут этого нейрохирурга привезти в ДДИ и показать ему ребенка.

Но я считаю, что введение врачебных ставок в систему ДДИ вовсе не значит, что доктора там должны находиться круглосуточно. Они могут работать в медицинском учреждении и подчиняться главврачу этого учреждения, но по совместительству работать в ДДИ и обязательно приезжать в учреждение два-три раза в неделю.

Это может быть участок на базе поликлиники, но с телемедициной, с ресурсами, чтобы любой сотрудник учреждения мог позвонить врачу, показать ребенка и спросить, что ему делать. Ведь во многих ДДИ, где нет постоянных врачей, нянечка или воспитатель даже жаропонижающее не могут дать ребенку — они либо скорую вызывают, либо ждут, что само пройдет.

Я знаю точно, что качественная медицина сегодня недоступна для детей-сирот.

А она должна стать доступной. Мы были в Череповецком доме ребенка, который находится через забор от республиканской детской больницы, и эти учреждения взаимодействуют друг с другом, поэтому дети там не запущенные с медицинской точки зрения.

Еще нужно выстраивать взаимодействие между разными учреждениями. Сегодня в ДДИ ничего не знают о том, что было с ребенком в доме ребенка. Порой начинаем выяснять, почему ребенок так запущен, и министерства начинают футболить нас друг к другу — это был не наш ребенок, его запустили не мы, а другие.

— Сейчас правительство работает над тем, чтобы всех сирот, независимо от учреждений, в которых они живут, перевести в единое ведомство. Например, дом ребенка подчиняется Минздраву, детский дом — Минобру, а ДДИ — Минтруду. Правительство хочет, чтобы каждый регион сам определил, какое ведомство будет курировать все эти учреждения, но это должно быть одно ведомство. Как вы думаете, это хорошая идея?

— Мне кажется, это было бы хорошо. Но, изучив разные ДДИ, я вижу, что сегодня региональные министерства соцзащиты не очень хорошо заботятся о сиротах. И я склоняюсь к мысли, что под Минздравом детям было бы лучше.

Но я не думаю, что смена ответственного министерства решит все проблемы. Надо обучать врачей в регионах. Наш фонд в этом году начал такую программу по обучению — мы привозим в Москву региональных врачей, и специалисты федеральных клиник их тут обучают. Например, Дмитрий Зиненко (заведующий нейрохирургическим отделением Научно-исследовательского клинического института педиатрии имени академика Вельтищева.— “Ъ”) обучает нейрохирургов из регионов на базе НИКИ педиатрии имени Вельтищева. Почему это важно? Он ездил с нашей командой в региональные ДДИ и видел детей с неоперированной гидроцефалией, которых не отправляли в федеральные московские центры по квоте, потому что эти дети считались бесперспективными. Приезжал Зиненко и объяснял, что нет детей перспективных и бесперспективных, есть дети, которым больно, и надо сделать все, чтобы облегчить им боль.

Нужно и сотрудников сиротских учреждений обучать. Вот мы недавно были в маленьком сельском детдоме, директор — простая женщина, она очень болеет за детей, хочет им помочь, просит научить ее. Говорит: «Я на все готова, но ко мне никто не идет работать». В этом детдоме дети интеллектуально сохранные, но очень многих по три раза возвращали из приемных семей, у многих психические расстройства, там нужен хороший психиатр, хороший психолог, хорошие педагоги, ведь дети в девять лет не умеют сложить три плюс три, имеют глубокую педагогическую запущенность. И наши специалисты сейчас создают курс, обучающий сотрудников детского дома работать с детьми. Да, там нет и не будет высококвалифицированных психологов, но мы поняли, что бесполезно кричать и требовать, мы просто пытаемся работать с тем, что есть.

Почему наши няни могут взять ребенка на руки, перевернуть его, правильно уложить, а в ДДИ няни боятся дотронуться до ребенка и он сутками лежит в одном положении? Потому что они боятся что-то ему сломать, боятся, что их накажут, посадят. Ведь мы постоянно это видим: дети лежат, как бревна, в кроватях, закрытых бортиками со всех сторон, и смотрят в потолок. И так всю жизнь.

Для санитарки главное, чтобы он не умер, она даже не задумывается о качестве его жизни, ее никто этому не учил.

И надо создавать институт больничных нянь, которые смогут заботиться о сиротах в больницах. Потому что учреждения не заинтересованы в направлении своих подопечных в клиники, у них нет ресурсов, а благотворительным фондам они не доверяют. Нужна система, при которой дети, нуждающиеся в обследовании, операции, длительном лечении и уходе в больнице, гарантированно все это получат. У нас в фонде есть программа «Брошенные дети в больницах»: обычно детей, оставшихся без родительского попечения, везут в две московские больницы — Морозовскую и Сперанского, и там у нас постоянно работает десять постов нянь. Ребенок, поступающий в больницу, не остается там один, няни его отмывают, отогревают, читают ему, играют с ним, ухаживают за ним. Дома многих детей били, о них тушили окурки, и их нельзя помещать одних в больничную изоляцию. Как-то привезли в больницу ребенка, ему год и два месяца, и наша опытная няня поняла, что ребенка насиловали. Сообщила заведующей отделением, были приняты меры. А если бы няни не было, если бы она не имела знаний, этот ребенок так и остался бы один в боксе без помощи. Дети, которые в больнице находятся с нянями, потом легче уходят в семьи — они получают в общении с няней опыт социального взаимодействия, приходят в дом ребенка, уже многое умея и понимая, и кандидаты в приемные родители видят социализированных детей.

— Врачи, которые ездят с вашей командой в региональные сиротские учреждения, чтобы осматривать детей, делают это бесплатно?

— Фонд оплачивает только дорогу и проживание. За свою работу в таких выездах врачи денег не берут. У нас сформировалась хорошая команда, в ней сейчас 15 врачей из РДКБ, НИКИ педиатрии, Института имени Кулакова, НЦЗД, НПЦ имени Сухаревой. Это ведущие специалисты, и это люди с большой буквы. Вот тот же Дмитрий Зиненко — я ни разу не слышала от него какого-то недовольства, жалоб или пафоса. Он выезжает с нами в свои выходные дни, и это для него нормально. Все врачи в нашей команде подписали с нами договоры, они знают, что дети, которые госпитализируются, получат от нас няню, а значит, этим детям действительно можно будет помочь. Поэтому они всегда соглашаются на выезд, никто ни разу не отказался. Для них благотворительность — не разовая акция, а потребность. Но еще для врачей такие выезды важны тем, что дают новый опыт. В ДДИ очень много детей с самыми разными диагнозами, там такая концентрация детской боли, какой нет больше нигде. При этом я не видела на выезде ни одного рыдающего ребенка, а ведь порой надо закапать в глаза или уши, провести лор-манипуляции, которых дети обычно боятся. Наши врачи очень тонко чувствуют детей. И этому тоже надо обучать других специалистов на местах.

За пять лет работы мы объехали 50 сиротских учреждений, и с большинством из них у нас крепкие партнерские отношения. Они уже знают, как выстроить маршрут для больного ребенка, куда направить ребенка со spina bifida, куда — ребенка с миодистрофией, куда — с гидроцефалией или ДЦП. И если на региональном уровне им отказывают в госпитализации ребенка с гидроцефалией, а голова у него растет, то директора уже знают, куда могут обратиться. В целом это и есть наша задача — выработать механизм оказания медицинской помощи сиротам, который работал бы везде, для любого региона, и сделать так, чтобы учреждения в нас не нуждались. И сейчас мы такой механизм создаем.

Детский доктор: в чем особенности работы детских медицинских специалистов

Признаки хорошего педиатра и его отличие от терапевта. Как найти хорошего педиатра в Воронеже – отвечаем здесь.

Прием детского врача на ул. Лизюкова, 24

«Здоровый ребёнок» — сеть детских медицинских центров. Это значит, что все диагностические и лечебные возможности наших филиалов в первую очередь ориентированы на детей. И дело вовсе не в размере. Работа с детьми требует особой подготовки, оборудования и психологического настроя. Мы об этом знаем всё.

Почему детям нужен свой врач?

Отвечая на этот вопрос достаточно поставить рядом младенца и взрослого человека. Но дело, повторимся, вовсе не в размере.

На наш взгляд, одно из главных свойств хорошего педиатра, помимо диагностического таланта и правильных назначений, это способность расположить к себе ребенка, правильно его понять, провести прием в дружелюбной или даже веселой манере.

Кроме того, хороший педиатр должен уметь общаться с обеспокоенными родителями, даже с такими, кто очень далек от медицинских познаний. В результате такого общения родители:

  • успокаиваются
  • понимают суть заболевания или состояния
  • правильно и без путаницы выполняют предписания.

То есть, педиатр — это отчасти психолог, отчасти педагог, и отчасти даже лектор. Неудивительно, что наши педиатры часто ведут прямые эфиры в соцсетях или выступают на родительских конференциях и лекциях, семинарах и вебинарах.

Впрочем, коммуникативные навыки — еще не всё. Перейдем к собственно медицине.

Взрослым — лечение, детям – профилактику!

Мы с вами обращаемся к врачам, когда нам уже плохо. Организм ребенка требует не столько лечения, сколько предотвращения болезней, формирования иммунитета и общей устойчивости к заболеваниям. Профилактика и еще раз профилактика – такой девиз мог бы быть на гербе у педиатра, если бы геральдика не потеряла актуальность. К педиатру ходят не только по поводу случившейся простуды, но и планово, на медосмотры и профилактические мероприятия (например, перед вакцинацией).

Разумеется, врач-педиатр разберется и с внезапно появившейся простудой, и со всеми популярными среди детей болезнями.

Лечить детей – особый скилл

Осмотр ребенка на приеме

Терапевт, если взрослый обратится к нему с банальным случаем какого-либо заболевания, пропишет ему подходящее лекарство. На этом, как правило, взаимодействие взрослого человека с медициной заканчивается до следующего случая.  В случае, если ребенок заболел, педиатр действует иначе.

  • Во-первых, нужно провести точную диагностику, ведь не каждый ребенок может связно и четко описать свое самочувствие.
  • Во-вторых, назначая лечение педиатр предпочтет снизить медикаментозную нагрузку на организм ребенка. Поэтому в детстве нам всем прописывали горчичники, а взрослые даже начинают забывать, что это такое.

Прием педиатра в «Здоровом ребёнке» длится не менее 30 минут – это позволяет полноценно провести осмотр и проинструктировать родителей насчет лечения.

Особые случаи

Есть, конечно, преимущества и у терапевта для взрослых. Например, диагностический кругозор у специалиста для совершеннолетних людей гораздо шире, ведь с возрастом ему приходится иметь дело с намного более широким спектром симптомов. Терапевт быстрее заподозрит и диагностирует редкое заболевание без помощи профильных специалистов, опираясь только на свой опыт.

Медицинский центр Здоровый ребенок расположен и в Юго-западном районе

Педиатру в этом плане трудно тягаться с врачом для взрослых. Детский врач имеет дело, в большинстве случаев, с типичными представителями детских болезней и не имеет такой богатой практики встреч с редкими болячками. Доктор, лечащий детей, более склонен назначить консультацию у узкого специалиста, ведь слишком велика цена ошибки – навредить ребенку неправильным лечением гораздо легче.

Почему с больным или здоровым ребенком лучше обратиться к нам

В медцентре «Здоровый ребёнок» существует отделение здорового ребенка, где проводятся все плановые осмотры и процедуры. При этом потоки здоровых и больных детей разделены, они не встречаются друг с другом.

В «Здоровом ребенке» ждать в очереди не придется. Врач примет вас ровно в то время, которое вам было назначено при записи, а в случае, если доктор заболеет, администратор клиники свяжется с вами, чтобы предложить другие варианты.

В «Здоровом ребёнке» все устроено с максимальным уютом. Лифты, удобная парковка для колясок, игровые зоны, комфортные диванчики… Администраторы готовы помочь маме с коляской. Очередь в регистратуру отсутствует. Здесь царит принцип «спокойная мама – спокойный малыш».

Также, во вторник и четверг в медцентре «Здоровый ребёнок» ведет бесплатный прием педиатр-неонатолог, который консультирует родителей по уходу и питанию, делает антропометрические измерения, а при необходимости даст направление к специалисту.

Программа «Привилегия»

Для максимального комфорта пациентов и их родителей в «Здоровом ребёнке» существует программа «Привилегия»:

  • Любое взаимодействие с медицинским персоналом организует для родителей персональный менеджер, представляющий Ваши интересы в медцентре. Он не только обеспечит присутствие ВСЕХ необходимых специалистов в удобное для Вас время, но и ответит на все вопросы. Что важно – менеджер всегда на связи.
  • Для врачебного приема и забора анализов есть комфортабельное VIP-пространство для пациента: есть игровая комната, зона отдыха для родителей. Сюда к Вам придут все специалисты, которые нужны сегодня.
  • Депозитная система. Количество визитов в рамках депозита не ограничено и распространяется на всех членов семьи. Средства можно тратить как на ЛЮБЫЕ медицинские процедуры, так и на развивающие занятия, секции и прочие услуги «Здорового ребёнка».

Врачи лечат своих детей у нас!

Я знаю всю «кухню» медицинского центра изнутри, поэтому привожу сюда лечиться свою Полину. В «Здоровом ребенке» можно за один визит попасть сразу к нескольким отличным специалистам, а лаборатория — одна из лучших в городе!

 

Доктор-оториноларинголог Савченко Евгения Александровна

 

Двое моих детей наблюдаются у врачей медицинского центра Здоровый ребенок уже более 5 лет.
Высокий профессионализм и ответственность. Всегда верные диагнозы и качественная схема лечения. С врачами центра я спокойна за здоровье своих девочек.

 

Специалист по грудному вскармливанию и расцеживанию Елена Михайловна Цурикова

 

Детский ортопед медицинского центра Здоровый ребенок — Виктор Викторович Триф

Детей я водил к врачам, еще когда не было в природе частных медицинских центров в наших широтах, а внукам повезло больше. Все узкие специалисты, как, например, невролог Вера Юрьевна Хоф или замечательный педиатр Инесса Всеволодовна Дронова — это большие специалисты, профессионалы с опытом работы и новейшими знаниями, я их знаю лично и очень уважаю. Безусловно рекомендую всех наших врачей!

 

 

Новости медицины и фармации | Remedium.ru

  1. Главная
  2. Врачам
  3. Педиатрия

Раздел только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

Педиатрия

Гиперхолестеринемия у детей и подростков: фокус на семейный вариант

И.Н. Захарова1, И.М. Османов2,3, И.И. Пшеничникова1, Т.М. Творогова1, И.Н. Холодова1, И.В. Бережная1, Е.В. Скоробогатова3, Д.И. Холодов4, Т.А. Бочарова3, Ю.В. Коба1; 1 РМАНПО, 2 РНИМУ им. Н.И. Пирогова,…

 

Педиатрия news

 

Раздел для практикующего врача педиатра, назначающего лечение, наглядно демонстрирующий применение новейших научных разработок в области медицины. В разделе размещены научные статьи, получившие одобрение Союза педиатров России. Большинство публикаций подготовлены замечательными докторами, которые ежедневно применяют свои знания на практике – в диагностике, лечении и реабилитации детишек с самыми разными болезнями и добивающиеся чудесных результатов именно потому, что они обладают «правильными» знаниями. 

первый шаг в мир медицины – новости МЕДСИ

03.09.2019

«Говорящие» весы, капсула, которая помогает за короткий срок исследовать весь желудочно-кишечный тракт, операционная, большая похожая на кабину космонавта и улыбающиеся врачи, больше похожие на добрых Айболитов. С такой медициной не страшно, а жутко … интересно.

Именно поэтому так увлеченно слушали докторов Клинико-диагностического центра МЕДСИ в ходе экскурсии юные гости «Клуба друзей МЕДСИ» — участники программы «Лето в новом формате», разработанной Департаментом труда и социальной защиты города Москвы и карьерным центром «Лето моей карьеры».

В рамках программы «Лето в новом формате» дети 14-18 лет проходят цикл тренингов, направленный на формирование навыков общения, а также на работу в команде. На занятиях ребята развивают свой эмоциональный интеллект, им объясняют, как сохранять личные границы и не нарушать чужие. Кроме того, они принимают участие в деловых играх, на которых учатся стратегическому мышлению, умению работать в команде, вести дискуссию и приводить аргументы в защиту своей точки зрения. В течение трех недель ребята каждый день приходят на разного рода тренинги, мастер-классы и семинары. После чего защищают свой разработанный социально значимый проект. Последним же этапом является экскурсия в компанию, где они могут познакомиться с разными профессиями вживую.

В ходе экскурсии по одной из крупнейших клиник компании МЕДСИ – Клинико-диагностическому центру МЕДСИ на Красной Пресне – ребята познакомились с передовыми технологиями диагностики и лечения, увидели на практике, что такое «медицина будущего» и как работает современная клиника. У организаторов экскурсии была непростая задача: просто и понятно рассказать о сложных медицинских технологиях, профессии медика, заинтересовать школьников, которых в их 14-18 лет уже непросто удивить даже самыми суперсовременными новинками из мира digital health.

Однако кураторы «Клуба друзей МЕДСИ – детям»: Щербаков Петр Леонидович, профессор, доктор медицинских наук, врач-гастроэнтеролог, врач-эндоскопист, главный врач Клинико-диагностического центра МЕДСИ на Красной Пресне; Прохорова Ирина Михайловна, врач-рентгенолог КДЦ МЕДСИ на Красной Пресне; Красильников Сергей Николаевич, врач травматолог-ортопед клиники; Егоркина Нина Вячеславовна, руководитель проектов  Блока по коммерческой деятельности и маркетингу компании МЕДСИ и Наталья Владимирская, руководитель социальных проектов ГК МЕДСИ —  блестяще справились с педагогической и просветительской миссией. Как сказал один из юных участников экскурсии – «клиника – просто космос».

Наибольшее впечатление на школьников произвело посещение отделения эндоскопии, где профессор, доктор медицинских наук, главный врач Клинико-диагностического центра МЕДСИ на Красной Пресне Петр Леонидович Щербаков им наглядно показал, как далеко современная медицина шагнула вперед, и рассказал о возможностях капсульной диагностики. Капсульная эндоскопия — современный неинвазивный метод визуальной оценки состояния слизистой оболочки кишечника, просто мечта для тех, кто боится делать традиционную гастроскопию. Пациент проглатывает специальную видеокапсулу маленького размера, которая, проходя по ЖКТ, делает серию снимков высокого разрешения и передает их на записывающее устройство, что позволяет врачу увидеть объективную картину всего желудочно-кишечного тракта. Эти «умные» устройства «обучены» измерять размеры различных патологических очагов, язв, новообразований, помогают распознавать места кровотечений. Подобная скрининговая диагностика – еще одна эффективная методика в руках специалиста, дополняющая традиционную эндоскопию.

 Не менее впечатляющим стало посещение юными исследователями мира медицины Центра лучевой диагностики клиники, где они познакомились с современным  оборудованием МРТ, рентген-диагностики, УЗИ и наблюдали, как работает аппарат УЗИ-диагностики и как врач расшифровывает непонятное, на первый взгляд, темное пульсирующее изображение на экране.

Словно один из кадров фильма о далеком будущем, в одном из холлов клиник ребят встретил уникальный аппарат для экспресс-диагностики KEITO — подарок клинике от благодарного пациента в рамках специального проекта «Спасибо, МЕДСИ!». Школьники с восторгом следили, как аппарат в считанные минуты выдает информацию и распечатку основных параметрах здоровья: рост, вес, давление, пульс, процентное содержание в тканях воды и жира, индекс массы тела и других. Не меньшие восторги вызвало посещение операционной клиники и знакомство с верным ассистентом хирургов на сложнейших операциях — роботом Да Винчи.

На все вопросы юных гостей доктора клиники давали исчерпывающие ответы. И возможно, для кого-то из школьников это знакомство с миром современных медицинских технологий станет первым и важным шагом в выборе будущей профессии, и спустя несколько лет они снова пройдут по коридорам клиники, но уже не в качестве гостей, а ее сотрудников.

«Юный возраст – самое счастливое время, когда перед тобой открыты все горизонты, и весь мир – у твоих ног. Важно помочь ребенку на этом этапе сделать правильный выбор, дать максимум информации, чтобы помочь определиться с будущей профессией. Каждая экскурсия – это море открытий, и не только для наших юных гостей. Мы открываем для себя будущее поколение – целеустремленные, дерзкие, активные, возможно, будущие врачи-наши коллеги, но уже точно сегодня они – победители страхов, уверенно ориентирующиеся в сложном мире медицинских инноваций», — отметила Наталья Владимирская, руководитель социальных проектов ГК МЕДСИ.

В рамках инициатив «Клуба друзей МЕДСИ» с ноября прошлого года уже прошло несколько экскурсий в клиники компании с участием более 300 учеников московских школ, в ходе которых представители клиники рассказывают ребятам о профессии медика, работе клиники и передовых технологиях в медицине. Но самое важное, что дети в результате этих экскурсий открывают для себя суть передовой концепции 4П-медицины, нацеленной на предупреждение, предотвращение, персонализированный подход к пациенту и его участие и полное понимание процессов. Это медицина, обращенная к каждому пациенту персонально, с учетом его потребностей и ожиданий, где пациент выступает не как объект лечения, а как равноправный партнер врача.

Цель «Клуба друзей МЕДСИ» — объединить в одном пространстве лучших врачей МЕДСИ, пациентов сети клиник и всех заинтересованных в вопросах медицины и ответственного отношения к здоровью. В числе ключевых задач Клуба – создать эффективную коммуникацию между врачами и пациентами, способствовать развитию внутренних процессов и продвижению культуры компании, ориентированной на потребности пациентов.

Двери «Клуба друзей МЕДСИ» с началом учебного года широко открыты для юных исследователей – активных, пытливых, интересующихся миром современных медицинских технологий. Все экскурсии в рамках проекта бесплатны. Заявки можно направлять на [email protected] 


 

 

 


Здоровые дети  — здоровая нация  — здоровое государство №8(37), 2008 год

— Людмила Ивановна, судя по приведённым фактам из истории развития вашей больницы, на этапе становления она представляла собой довольно скромное медицинское учреждение — стационар был всего-то на 50 коек… Расскажите, что собой представляет ГУЗ «Тульская областная детская больница» спустя 50 лет.

— В настоящее время больница состоит из трёх стационарных корпусов с 310 больничными койками и корпусом детского консультационно-диагностического центра с плановой мощностью 300 посещений в день. Возможности консультационно-диагностического центра позволяют врачам одновременно вести приём по 20 специальностям. В режиме стационара функционируют 11 отделений.

— Да, уже этих цифр достаточно, чтобы убедиться, какой мощный рывок в развитии сделала областная детская больница за 50 лет своего существования. Но учитывая, что объять необъятное невозможно, давайте расскажем о тех отделениях вашего учреждения, которыми вы гордитесь в первую очередь.

— В последние годы мы развивались по пути создания специализированных центров. Считаем этот путь наиболее эффективным в реализации главной задачи — улучшения здоровья детей. В настоящее время на базе больницы развёрнуты хирургический, кардиоревматологический, гастроэнтерологический, нефроурологический, гематологический, аллергологический, пульмонологический, эндокринологический центры и такие уникальные, как центр по охране зрения, центр по иммунопрофилактике, эпилептологический. О каждом из них можно рассказать много хорошего. В 2005 году в больнице был открыт ещё один центр — восстановительной медицины. В его составе — физиотерапевтическое отделение, отделение лечебной физкультуры, бассейн, сауна, сенсорная комната, галокамера, реабилитационная капсула, зал механотерапии. Также на базе областной детской больницы создан единственный в области детский реанимационно-консультативный центр, в котором есть блок, оборудованный аппаратами «Искусственная почка» и Prizma. А гематологический центр является региональным центром детской онкогематологии, работает по передовым европейским стандартам. Внедрение в практику современных программ лечения, разработанных в клиниках Германии, позволило придерживаться единой тактики в лечении онкогематологических больных и достигнуть эффективности излечения более чем в 75% случаев. Дети, болевшие лейкемией, оканчивают школу, получают профессии, женятся и выходят замуж. Что может быть большей наградой для врачей за их напряжённый труд?

— Людмила Ивановна, как вы оцениваете материально-техническую базу вашей больницы, её оснащённость диагностическим и лечебным оборудованием?

— Наша больница обладает мощным диагностическим потенциалом. Мы располагаем, к примеру, цифровым рентгеновским комплексом «ИКОНАС R — 200», аппаратами для ультразвуковой диагностики «СОНОЛАЙН», «СОНОСАЙТ». Два года назад у нас появился и магниторезонансный томограф. И наши специалисты получили возможность диагностировать на ранних стадиях пороки развития мозга, сосудов, видеть опухоли. Самым современным оборудованием оснащено отделение анестезиологии-реанимации и интенсивной терапии. Здесь выхаживают крайне тяжёлых детей. Большую роль в их спасении играет возможность мониторинга концентрации лекарственных средств. Такой мониторинг далеко не во всех детских больницах Москвы и Московской области ведётся. Мы часто встречаемся с коллегами из столицы, знаем ситуацию, что называется, из первых уст. Часто к нам приезжают специалисты из аппарата Минздравсоцразвития, Совета Федерации, Правительства РФ. В 2000 году у нас была тогдашний вице-премьер по социальным вопросам Валентина Матвиенко. В 2003 году нас навестил мэр Москвы Юрий Лужков. В том же году — Галина Карелова, бывшая в то время заместителем председателя Правительства РФ. В следующем году у нас побывал создатель Фонда Ростроповича и Вишневской Мстислав Ростропович. Разумеется, ещё чаще нас навещают представители местных властей, в частности, губернатор Тульской области Вячеслав Дудка. Им есть что и с чем сравнивать. Приятно, не скрою, когда эти сравнения бывают в нашу пользу.

— Какое участие коллектив вашей больницы принимает в реализации нацпроекта «Здоровье»? Что он принёс позитивного в вашу работу?

— Последние три года на базе нашей больницы в рамках нацпроекта «Здоровье» осуществляется подготовка и переподготовка участковых врачей-педиатров. Также больница занимается диспансеризацией детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и проживающих в государственных воспитательных учреждениях. В настоящее время в Тульской области осуществляется реализация мероприятий нацпроекта «Здоровье» по следующим направлениям: иммунизация в рамках национального календаря прививок, проведение неонатального и аудиологического скрининга новорождённых. Продолжается работа по родовым сертификатам: здесь наш раздел — наблюдение за детьми первого года жизни. И последнее направление нацпроекта, в котором мы участвуем, — увеличение объёма оказания высокотехнологичной помощи детскому населению области. Должна отметить, что реализация мероприятий нацпроекта во многом способствовала тем позитивным изменениям, которые наблюдаются в здоровье детей Тульской области. Я имею в виду прежде всего стойкое снижение младенческой смертности, снижение уровня детской заболеваемости и детской инвалидности.

— А какие проблемы детского здоровья остаются актуальными и сегодня? Что больше всего тревожит вас как главного педиатра департамента здравоохранения администрации Тульской области?

— Я думаю, что проблемы в здоровье наших детей в основном те же, что и в других регионах РФ. Это высокий уровень распространённости заболеваний верхних дыхательных путей, рождение детей с различными врождёнными пороками развития — пороками сердца, аномалиями кишечного тракта. К сожалению, пока что нам не удаётся кардинально снизить процент появления на свет таких детей. Одна из причин такой ситуации, по нашему мнению, — недостаточное взаимодействие с акушерско-гинекологической службой области. Эффективное сотрудничество возможно, как показывает практика других регионов, в рамках специализированных перинатальных центров. Департамент здравоохранения подал заявку в Министерство здравоохранения и социального развития на открытие аналогичного центра в Туле. К сожалению, мы не вошли в число тех 16 перинатальных центров, которые в настоящее время строятся в России. Но рассчитываем на то, что попадём в аналогичную программу строительства в 2010 году.

— Коль вы заговорили о перспективах развития детского здравоохранения Тульской области, то расскажите и о пунктах плана развития областной детской больницы. Не сомневаюсь, что вы не собираетесь почивать на уже достигнутых результатах на всех направлениях деятельности.

— Вы правы. Медицинская наука развивается семимильными шагами. И мы не можем останавливаться в развитии. Чтобы сохранять и дальше высокий статус флагмана больничной помощи детскому населению Тульской области, необходимо и впредь быть в числе пионеров здравоохранения, внедряющих самые современные методики и технологии диагностики и лечения пациентов. Благо, мы находим в этом полное взаимопонимание с руководством департамента здравоохранения Тульской области. На развитие нашей больницы постоянно выделяются значительные ресурсы из областного бюджета. Так, для дальнейшего совершенствования оказания медицинской помощи детям с онкологическими заболеваниями планируется построить отделение онкогематологии с современными боксами, режимной вентиляцией и индивидуальным кондиционированием. Также планируется приобретение центральной станции мониторирования для отделения анестезиологии-реанимации и медицинского ламинарного стерилизатора воздуха. В наших планах создание неонатального центра, совмещённого с реанимацией, для оказания высококвалифицированной помощи недоношенным детям, родившимся с экстремально низкой массой тела. В нашей больнице работают прекрасные хирурги, реаниматологи, способные оказывать помощь этим новорождённым. Но, увы, таких специалистов нет в районном здравоохранении. Поэтому необходимо концентрировать работу по спасению и выхаживанию новорождённых на одной базе.

— Кстати, готовясь к интервью с вами, нашла в Интернете публикацию 2006 года, в которой вы, Людмила Ивановна, рассказываете ещё об одной проблеме детского здравоохранения области. Речь шла о том, что поликлиника Тульской детской областной больницы рассчитана на 90 посещений в день. Но врачам приходится вести приём сверх нормы. Причина — нехватка кадров в районных лечебных учреждениях. Как я поняла, эта проблема также не потеряла своей актуальности в 2008 году?

— В январе 2007 года для расширения объёма медицинской помощи, оказываемой детскому населению Тульской области, в нашей больнице проведена реорганизация, вместо поликлиники введено в строй новое здание детского консультативно-диагностического центра, оснащённого современным медицинским диагностическим оборудованием с плановой мощностью на 300 посещений в день. В целом ситуация в муниципальном здравоохранении стала меняться к лучшему после внедрения приоритетного нацпроекта «Здоровье». Поступление в его рамках нового медицинского оборудования позволяет всё больше и больше диагностических исследований проводить на уровне первичного звена. А в областную больницу обращаться в основном для уточнения диагноза, а затем, если требуется, на лечение в одном из наших специализированных центров. Но что касается кадровой проблемы в первичном звене здравоохранения, то она решается гораздо медленнее. А врачей таких специальностей, как реаниматологи, аллергологи, эндокринологи, не хватает не только в районных больницах и поликлиниках, но и в нашей. В этой ситуации выручает такая форма работы, как выездная консультативная поликлиника, в состав которой входят врачи узких специальностей.

— Людмила Ивановна, расскажите, что собой представляет коллектив Тульской областной детской больницы.

— Сегодня это более 500 сотрудников. Среди них шесть имеют звание «Заслуженный врач РФ», один — звание «Заслуженный работник здравоохранения РФ», 14 человек удостоены знака «Отличник здравоохранения», пятеро имеют учёные степени кандидата медицинских наук. ГУЗ «Тульская областная детская больница» активно сотрудничает с ведущими клиниками и научными центрами России: Республиканской детской клинической больницей, НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ, Институтом ревматологии РАМН, клиникой детских болезней ММА им. И.М. Сеченова и др. На базе ГУЗ «ТДОБ» для врачей области педиатрического профиля ежемесячно проводятся научно-практические конференции, семинары по наиболее актуальным вопросам с участием специалистов из ведущих клиник Москвы, Санкт-Петербурга и др. Мы издаём ежегодные обзоры о деятельности педиатрической службы области. Ежегодно на базе нашей больницы специалисты РНЦССХ проводят консультации детей с врождёнными пороками сердца — с тем, чтобы в дальнейшем направить их на оказание высокотехнологичной медицинской помощи.

— При всём многообразии направлений, по которым работают ваши специалисты, можно сформулировать ответ на такой вопрос: в чём уникальность вашего учреждения?

— Уникальность его в том, что здесь сосредоточены новейшее оборудование и высококвалифицированные специалисты, что позволяет оказывать помощь детям — от новорождённых до подростков.

— Людмила Ивановна, а что вас в последнее время радует в работе больше всего?

— То, что в области наметилась тенденция к увеличению рождаемости. Это внушает оптимизм, веру в будущее России.

— И последний вопрос: у вас есть жизненное кредо?

— Есть. Здоровые дети — здоровая нация — здоровое государство.

Детская медицина ПК.


в компанию Children’s Medicine, P.C., вашего поставщика комплексной медицинской помощи детям от рождения до совершеннолетия. В Children’s Medicine мы стремимся предоставить вашим детям наилучшую медицинскую помощь в удобной, быстрой и заботливой форме.

Сообщение от наших партнеров относительно COVID-19 (новый коронавирус) Информация о регистрации вакцины против COVID-19 Мы понимаем растущую озабоченность по поводу COVID-19 в наших сообществах и хотим, чтобы вы знали, что в Children’s Medicine мы делаем все возможное, чтобы ваша семья была здорова. Мы тесно сотрудничали с Children’s Healthcare of Atlanta (CHOA) и Департаментом общественного здравоохранения Джорджии и следовали рекомендациям Центров по контролю за заболеваниями (CDC) и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), чтобы определить наиболее безопасный план действий для всех. кто входит в наши офисы.Мы всегда усердно работали над тем, чтобы наш офис оставался чистым в течение дня, но мы увеличиваем частоту стерилизации поверхностей, к которым часто прикасаются, таких как дверные ручки, прилавки и стулья. Мы убрали общие книги и журналы из зон ожидания и экзаменационных кабинетов. Мы продолжим регулярно мыть руки и иметь дезинфицирующее средство для рук в каждой комнате для осмотра, которое мы используем до, после и часто во время посещений. Больные и здоровые пациенты по-прежнему будут иметь отдельные зоны ожидания, и мы работаем над стратегиями, позволяющими свести к минимуму время, проводимое в этих зонах.Чтобы противостоять потенциальной угрозе, мы, как персонал, так и пациенты, должны работать вместе, чтобы обеспечить безопасность каждого. Когда вы посещаете один из наших офисов, вас могут попросить принять участие в превентивных мерах, о которых вас раньше не просили. В настоящее время мы не можем проводить тесты на коронавирус, поэтому, пожалуйста, НЕ приходите к нам в офис в ожидании тестирования. К счастью, похоже, что болезнь от COVID-19 обычно протекает легче у детей и подростков. Типичные симптомы включают лихорадку, кашель и одышку.Он распространяется по воздуху при кашле и чихании, а также при тесном личном контакте, например, при прикосновении или рукопожатии. В настоящее время не существует противовирусного лечения коронавируса, и ожидается, что подавляющее большинство детей и подростков выздоровеют от заражения новым коронавирусом самостоятельно без какой-либо медицинской помощи. По этой причине большинству детей, заразившихся COVID-19, не нужно будет обращаться за медицинской помощью, но, как и при всех заболеваниях, их следует держать дома и вдали от других, пока они не выздоровеют.Самое главное, что вы можете сделать, это предотвратить распространение вируса среди других. Вот как вы можете помочь в этом:
  • Практикуйте правильное мытье рук водой с мылом не менее 20 секунд; когда это невозможно, используйте дезинфицирующее средство для рук на спиртовой основе с содержанием спирта не менее 60%
  • Не прикасайтесь к носу, глазам и рту.
  • Прикрывайте рот при кашле и чихании (использование масок или салфеток у молодых пациентов может помочь удержать капли от чихания, которые пациент не может прикрыть).
  • Избегайте тесного контакта с больными людьми.
  • Как и при любом инфекционном заболевании, оставайтесь дома (не ходите в школу или на работу) до тех пор, пока у пациента не будет жара в течение 24 часов без приема жаропонижающих лекарств, пока он не почувствует себя лучше с заметным уменьшением респираторных симптомов и кашля, а чихание не станет достаточно легким, чтобы его можно было сдержать (это может быть дольше для более молодых пациентов, которые не могут прикрывать рот при кашле/чихании).
  • Для визитов к врачу и больничным берите с собой в офис только необходимых людей (если возможно, ограничьте братьев и сестер, бабушек и дедушек и т. д.)
  • НЕ входите в офис, если вы путешествовали в любое из мест, где произошли вспышки коронавируса (Китай, Южная Корея, Иран или Европа), или вы контактировали с кем-то, у кого был диагностирован COVID-19, и вы обеспокоены тем, что ваш ребенок болен. Вместо этого позвоните нам по телефону 770-921-7386 (Лоуренсвилль) или 770-406-2500 (Сувани), выберите вариант медсестры-консультанта и оставьте сообщение. Мы незамедлительно перезвоним или сообщим вам и дадим дальнейшие инструкции о том, как лучше всего провести оценку вашего ребенка.
Мы сделаем все возможное, чтобы удовлетворить потребности вашей семьи и продолжать общаться с вами с любыми дальнейшими изменениями или рекомендациями. Вместе мы сможем пройти через это. Искренне, Доктор Дженнифер Смарт, доктор Дж. Винсент Виджил и доктор Рене Ренфус

Что дети знают о лекарствах?

Can Fam Врач. 2011 март; 57(3): 291–295.

Язык: английский | Французский

Обзор литературы для руководства клинической практикой

Christine De Maria, MSc GradDipComm

Фармацевт и студент-медик Монреальского университета в Квебеке

Marie-Thérèse Lussier, MD MSc FCFP

Семейный врач и исследователь в Équipe de recherche en soins de première ligne в Centre de santé et de services sociaux de Laval в Квебеке и доцент кафедры семейной медицины и неотложной медицины в Университете Монреаля

Jana Bajcar, MScPhm EdD FCSHP

Фармацевт и директор по развитию факультета на медицинском факультете Университета Торонто в Онтарио

Корреспонденция: Доктор Мари-Терез Люссье , Центр Санте и социальных услуг де Лаваль, Госпиталь Сите-де-ла-Санте, 1755 бульвар Рене-Лаеннек, Местный D-S145, Лаваль, QC H7M 3L9; телефон 450 668-1010, добавочный 23709; факс 450 975-5445; электронная почта ак[email protected]Авторское право © Колледж семейных врачей КанадыЭта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Цель

Направлять врачей в их общении с детьми о лекарствах.

Качество доказательств

В период с 1980 г. по август 2009 г. был проведен поиск в PubMed, EMBASE и Кокрановской библиотеке на предмет качественных и количественных исследований, в которых изучались знания и представления детей о лекарствах (уровни доказательности II и III).Представленные данные относятся к здоровым детям в возрасте от 6 до 12 лет, если не указано иное.

Основное сообщение

Чтобы улучшить использование лекарств детьми, эксперты предлагают, чтобы врачи напрямую общались с детьми о лекарствах, а не только с родителями или опекунами. У детей уже в возрасте 6 лет формируются мнения о лекарствах, и многие из этих мнений сохраняются у взрослого населения. В этой статье делается обзор того, что мы знаем о том, как дети определяют лекарство; страх детей перед лекарствами; как, по их мнению, работает лекарство; и их понимание связанных с лекарствами концепций эффективности лекарств, побочных эффектов и соблюдения режима лечения.Эти знания помогут врачам более эффективно общаться с детьми об их лекарствах.

Заключение

Семейные врачи могут помочь детям понять, почему они принимают лекарства и как правильно их использовать, начиная с раннего возраста. Это раннее обучение может повлиять на их поведение в отношении приема лекарств на протяжении всей их взрослой жизни. Исследования в Канаде необходимы, чтобы лучше понять представления детей о лекарствах и выяснить, коррелируют ли эти убеждения с международными данными.

Résumé

Objectif

Guider le médecin lorsqu’il discute de médicaments avec les enfants.

Qualité des preuves

В консультации с PubMed, EMBASE et la Cochrane Library с 1980 по 2009 г. по исследованиям качественных и количественных показателей по знаниям и исследованиям детей в отношении медицинских препаратов III preve (niveauxet de III preve) . Замечания, представленные в отношении ete obtenues d’enfants de 6 à 12 ans, à moins d’indication contraire.

Основное сообщение

Afin d’améliorer l’utilisation des remedes par les enfants, les Experts au médecin d’en parler directement avec les enfants plutôt qu’avec leurs родителей или ceux qui les soignent. Des enfants d’à peine 6 ans se forment une mind au sujet des médicaments et plusieurs de ces мнения настойчиво à l’age Adulte. Cet статья rappelle ce que nous savons sur la façon dont les enfants voient les médicaments; leur peur des médicaments; ce qu’ils pensent de leur mode d’action; et leur compréhension des concept associés aux médicaments, comme l’efficacité, les effets indésirables et la fidélité au traitement.Muni de ces connaissances, le médecin pourra discuter plus efficacement avec les enfants de leurs médicaments.

Заключение

Медицинский работник семьи, помогающий детям, в котором содержится информация о назначении лекарств и добросовестном ведении детей и т. д., dès leur jeune age. Небольшой модификатор образования предварительного налива, определяющий поведение по отношению к лекарственным средствам, имеющим отношение к взрослым. D’autres études devront être entreprises au Canada pour mieux comprendre les croyances des enfants au sujet des médicaments et pour voir si ces croyances корреспондент aux données internationales.

Лекарства относятся к числу наиболее распространенных терапевтических вмешательств, используемых для лечения или предотвращения проблем со здоровьем у педиатрических пациентов. В 2008 году более 8,4 миллиона рецептов, выписанных семейными врачами, были выписаны розничными канадскими аптеками детям в возрасте от 0 до 12 лет. 1 Однако исследователи подсчитали, что средний общий уровень соблюдения режима лечения среди детей составляет всего 50%. 2 Поскольку то, в какой степени пациенты следуют лечению, влияет на исходы для здоровья, эти данные и их влияние на исходы в педиатрической популяции вызывают озабоченность у семейных врачей. 3 Многие авторы в области медицины, фармации и сестринского дела, 3 7 , а также руководящие органы, 8 , 9 предполагают, что ключевая стратегия улучшения использования лекарств в Children 9 предназначен для врачей, чтобы напрямую общаться с детьми о лекарствах, а не только с родителями или опекунами.

В целях предоставления рекомендаций семейным врачам, беседующим с детьми об их лекарствах, в этой статье обсуждается то, что в настоящее время известно о знаниях и представлениях детей о лекарствах.В частности, основное внимание будет уделено тому, что мы знаем о том, как дети определяют лекарство; их боязнь лекарств; как, по их мнению, работает лекарство; и их понимание связанных с лекарствами концепций эффективности лекарств, побочных эффектов и соблюдения режима лечения. Эти знания помогут семейным врачам более эффективно общаться с детьми по поводу принимаемых ими лекарств.

Качество доказательств

В этом клиническом обзоре обобщаются качественные и количественные исследования, в которых исследуются знания детей о лекарствах и их представления о них (уровни доказательности II и III).Поиск в PubMed, EMBASE и Кокрановской библиотеке проводился с 1980 г. по август 2009 г. с использованием следующих ключевых слов: дети, знание лекарств, знание медицины, лечение, восприятие, отношение, прием лекарств, и педиатрия . Всего было отобрано 326 статей, и их рефераты были проверены на предмет своевременности и актуальности. Восемнадцать из этих статей соответствовали критериям нашего исследования, и их выводы, а также их рекомендации обсуждаются в этой статье.Представленные данные относятся к здоровым детям в возрасте от 6 до 12 лет, если не указано иное. Эти дети получали лекарства дома и смотрели телевизор, ходили в аптеку со своими родителями или опекунами или лечились от острых заболеваний.

Идентификация лекарств

Понимание того, как дети идентифицируют лекарства, может помочь медицинским работникам и родителям эффективно общаться с детьми о лекарствах. 10 Несмотря на то, что дети уже в очень раннем возрасте способны отличать лекарства от сладостей и еды, они, как правило, различают их в зависимости от возраста. 4 Большинство детей в возрасте 5 лет и младше обращаются к своему лекарству по его внешнему виду и идентифицируют его по цвету, форме и вкусу. 11

Дети в возрасте 6 лет и старше начинают больше узнавать лекарства по их фирменным наименованиям и связанным с ними причинам использования. Например, простуженные дети могут сказать, что принимали Диметап на ночь, потому что им нужно было «лекарство от кашля». Когда 20 детей дошкольного возраста спросили о названиях лекарств, которые они будут принимать от простуды, они назвали 18 различных торговых марок лекарств, в дополнение к торговым маркам витаминов и натуральных продуктов. 12 Дети этого возраста также хорошо осведомлены о торговых марках, таких как Tylenol и Aspirin. 11 Таким образом, даже в очень раннем возрасте некоторые дети способны различать лекарства и называть торговые марки лекарств или показания к применению.

Кроме того, многие дети всех возрастных групп могут идентифицировать лекарства по внешнему виду и терапевтическому назначению. Это не сильно отличается от того, что наблюдается у многих взрослых, которые также часто идентифицируют лекарства по их цвету и терапевтическому назначению, а не по их настоящим названиям.Особенно это касается лекарств, отпускаемых по рецепту, и дженериков.

Следовательно, при обучении маленького ребенка лекарственным средствам следует уделять внимание цвету или форме лекарственного средства в дополнение к его названию, чтобы ребенок начал формировать свои знания о лекарственном средстве и разработал несколько способов идентификации лекарственного средства. К 10 годам словарный запас ребенка в отношении здоровья и лекарств достигает типичного взрослого уровня, после чего общение о лекарствах может стать более содержательным и сложным. 11

Предоставление детям возможности поделиться своим пониманием лекарств с использованием их собственной терминологии может помочь медицинским работникам и родителям оценить, какие слова легче понять детям, а также скорректировать то, как они прямо или косвенно общаются с детьми о лекарствах в присутствие детей.

Страх перед лекарствами

Негативная информация или комментарии, которые дети получают о наркотиках и лекарствах в своих домах, такие как «держите подальше» и «они опасны», возможно, способствуют развитию у некоторых детей страха перед лекарствами.Англоговорящие дети очень путаются в разнице между запрещенными наркотиками и прописанными лекарствами. Значительная путаница возникает особенно вокруг термина наркотиков , который используется для описания как «плохих», так и «хороших» наркотиков. 13 Хотя исследования по этой теме в Канаде не проводились, было бы интересно узнать, менее ли сбиты с толку франкоязычные дети, чем их англоязычные сверстники, поскольку слово drogues во французском языке относится почти исключительно к уличным наркотикам.

Иногда дети, особенно младше 10 лет, думают, что лекарства содержат яд, и прием яда может привести к смерти. 11 , 14 Акцент программ санитарного просвещения на ядах для маленьких детей и «плохих» лекарствах для детей старшего возраста, а также отсутствие формального просвещения о «хороших» лекарствах могут способствовать этому явлению. Более того, поскольку их знания о лекарствах ограничены, дети могут легко неправильно понять или неправильно истолковать разговоры, которые происходят между их родителями и медицинскими работниками.Таким образом, опрос детей об их убеждениях может помочь рассеять ранние ненужные страхи по поводу прописанных лекарств.

Представления о том, как действуют лекарства

Большинство здоровых детей в возрасте до 8 лет обычно не имеют четкого представления о том, как действуют лекарства. 6 , 15 Они часто считают действие лекарств магическим, особенно в форме инъекций. Дети постарше могут объяснить, что лекарства работают, «забирая вещи», когда они проходят через тело, или что лекарства «расслабляют» в постели. 11

Дети часто считают, что лекарство более эффективно, если таблетка крупнее, дороже и куплена в аптеке. 11 Например, дети думают, что если принять 2 таблетки вместо 1, головная боль пройдет быстрее. Интересно, что это заблуждение часто встречается в клинической практике и среди взрослых пациентов, поэтому дети могут подражать убеждениям своих родителей.

Несмотря на то, что они имеют лишь смутное представление о том, как действуют лекарства, дети понимают, что лекарства — не единственный способ вылечить болезнь, и что некоторые тяжелые заболевания не могут быть вылечены лекарствами. 16 Они воспринимают лекарства как нечто, что помогает им выздороветь, так же как и немедикаментозные варианты, такие как отдых, специальные продукты или напитки, а также особый уход, который они получают во время болезни, что иногда включает в себя подарки.

Примерно в возрасте 8 лет дети начинают осознавать, что некоторые лекарства могут быть использованы для получения такого же терапевтического эффекта (например, тайленол и аспирин можно использовать для обезболивания). К 10 годам дети, кажется, понимают, что лекарства можно отпускать в разных формах.Это может быть объяснено тем, что дети этого возраста теперь могут глотать таблетки, и их лекарства были переведены с сиропа на таблетки.

Примерно в возрасте 10 лет дети также начинают понимать, что лекарства можно использовать для профилактики болезней. Напротив, младшие дети, кажется, не понимают профилактического эффекта лекарства и почему некоторые дети должны принимать лекарства, даже «если они не больны». 17 В межкультурном исследовании, проведенном в 8 странах, включая США, большинство детей были убеждены в том, что лекарства следует принимать только во время болезни. 16 Точно так же другое исследование показало, что ни одно из лекарств, упомянутых 85 детьми школьного возраста, не имело профилактического действия. 11 Все лекарства предназначались для лечения или облегчения симптомов болезни. Этот пробел может быть связан с ограниченным воздействием профилактического лечения на здоровых детей.

Однако, чтобы правильно использовать лекарства, дети должны понимать, как лекарства помогут им и как их принимать. Семейным врачам может потребоваться выявление непонимания механизма действия, так как это может повлиять на соблюдение режима лечения. 18

Концепция побочных эффектов

Дети признают, что лекарства могут иметь побочные эффекты 6 , 11 , 16 ; однако лишь небольшое количество детей сообщает о побочных эффектах при приеме лекарств. 16 Дети более старшего возраста, кажется, лучше осведомлены о возможности побочных эффектов, что говорит о том, что они могут иметь больший опыт приема лекарств, а также больше подвергаться воздействию лекарств в телевизионных шоу и рекламе.

Большинство детей осознают, что принимать неправильное лекарство, чужое лекарство или лекарство от другого заболевания опасно и может привести к летальному исходу. 6 , 11 Такое восприятие, вероятно, объясняет, почему большинство детей не принимают лекарства для развлечения; они знают, что принимать их без причины может быть опасно и может привести к смерти.

Однако маленьким детям трудно понять, что они могут страдать от негативного воздействия лекарств в то время, когда лекарства должны им помогать.Даже если дети в возрасте 5 лет упоминают о побочных эффектах, дети часто путают причину побочных эффектов, и многие связывают эти побочные эффекты со своими заболеваниями. Например, ребенок может сказать, что из-за рака у вас выпадают волосы, хотя на самом деле выпадение волос является следствием противоракового лечения. 11 Другие дети будут поступать наоборот и описывать симптомы болезни как побочный эффект лекарства; например, ребенок связывает судороги, вызванные гастроэнтеритом, с приемом противорвотных препаратов.Неправильное представление о побочных эффектах лекарств и симптомах болезней существует и среди взрослого населения, что позволяет предположить, что понимание детьми побочных эффектов может иметь важное влияние на то, во что они верят во взрослом возрасте.

Box 1 13 , 18 предлагает рекомендации по облегчению общения между клиницистами и детьми в клинической практике, основанные на исследованиях, изучающих знания детей о лекарствах и их представления о них.

Box 1.

Рекомендации по общению с детьми и родителями о лекарствах

Выполните следующие рекомендации, чтобы более эффективно общаться с детьми о лекарствах:

  • Вовлекайте детей в обсуждение лекарств, потому что у детей формируются мнения о лекарствах в раннем возрасте

  • Позвольте детям поделиться своим пониманием лекарств, используя их собственную терминологию; таким образом вы можете оценить, какие слова им легче понять

  • Опишите лекарство, подчеркнув его цвет или форму, а также его название, особенно если ребенку меньше 10 лет

  • Используйте слова лекарство или лекарство и избегайте использования слова лекарства , чтобы предотвратить ненужный страх

    Обсуждать как положительные, так и отрицательные эффекты лечения, чтобы избежать недопонимания о побочных эффектах

  • Предложить детям и родителям более объективные методы отслеживания фактического приема лекарств; например, календарь, в котором дети могут отмечать или наклеивать каждую дозу, которую они принимают. большинство здоровых детей в возрасте 5 лет согласны с тем, что правильное выполнение данных инструкций важно для их выздоровления. 11 Некоторые дети объяснят, например, что прием лекарств улучшит их самочувствие, даже если они неприятны на вкус. Представление детей о соблюдении режима приема лекарств, по-видимому, зависит от наблюдения за другими и их собственного опыта приема лекарств.

    Как и у взрослых, результаты 19 также свидетельствуют о том, что у детей формируются собственные субъективные представления о болезнях и их лечении, 1 , 20 , которые затем влияют на соблюдение режима лечения.Эти результаты важно иметь в виду, спрашивая ребенка о соблюдении им режима лечения, поскольку личное мнение ребенка о соблюдении режима лечения может не обязательно совпадать с мнением клинициста. Затем клиницисты могут вмешаться, если они подозревают, исходя из фактического приема лекарств, что у ребенка неправильное представление о соблюдении режима лечения, что препятствует получению полной пользы от лечения.

    Заключение

    Чтобы улучшить использование лекарств у детей, многие специалисты в настоящее время рекомендуют информировать о лекарствах не только родителей и опекунов, но и непосредственно детей.Более того, у многих детей формируются собственные представления о лекарствах в раннем возрасте, и некоторые из этих убеждений сохраняются во взрослом населении. Таким образом, семейные врачи должны помочь детям понять, почему они принимают лекарства и как правильно их использовать, начиная с раннего возраста. Это раннее обучение может повлиять на их поведение в отношении приема лекарств на протяжении всей взрослой жизни.

    Однако современная литература по этой теме основана на исследованиях, проведенных в США и Западной Европе.Ни одно из этих исследований не проводилось в Канаде. Это представляет собой существенное ограничение, поскольку множество факторов, связанных с канадской культурой, системой здравоохранения и правилами рекламы лекарств, не позволяют экстраполировать американские и европейские результаты на канадских детей. Тем не менее зарубежная литература может дать нам представление о том, что дети вообще понимают и думают о лекарствах. Исследования в Канаде необходимы, чтобы лучше понять точку зрения детей и посмотреть, коррелируют ли результаты с международными данными.

    Примечания

    КЛЮЧЕВЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

    В этой статье основное внимание уделяется тому, что в настоящее время известно о знаниях и представлениях детей о лекарствах. Дети уже в возрасте 6 лет начинают формировать мнение о лекарствах, и это мнение часто сохраняется во взрослой жизни. Семейные врачи должны помочь детям понять, почему они принимают лекарства и как правильно их использовать. Это раннее обучение может повлиять на поведение детей в отношении приема лекарств во взрослой жизни.Важно, чтобы семейные врачи напрямую общались с детьми об их лекарствах, а не обсуждали их только с лицами, осуществляющими уход за детьми. Общение с детьми о лекарствах поможет избежать недопонимания и ненужного страха.

    Уровни доказательности

    Уровень I: По крайней мере, одно должным образом проведенное рандомизированное контролируемое исследование, систематический обзор или метаанализ

    Уровень II: Другие сравнительные исследования, нерандомизированные, когортные, случай-контроль или эпидемиологические исследования, а желательно более одного исследования

    Уровень III: Мнение экспертов или консенсусные заявления

    Сноски

    Эта статья прошла рецензирование.

    Cet article a fait l’objet d’une révision par des Pairs.

    Авторы

    Мисс Де Мария завершила обзор литературы и написала статью. Drs Lussier и Bajcar рассмотрели и отредактировали статью.

    Конкурирующие интересы

    Не заявлено

    Ссылки

    1. IMS Brogan . База данных Rx. Оттава, Онтарио: IMS Brogan; 2008. Канадский аудит CompuScript. Доступно на: www.broganinc.com/. По состоянию на 8 февраля 2011 г. [Google Scholar]2. Мацуи Дм. Приверженность лекарственным препаратам в педиатрии. Клинические и исследовательские вопросы. Педиатр Клин Норт Ам. 1997;44(1):1–14. [PubMed] [Google Scholar]3. Гардинер П., Дворкин Л. Повышение приверженности детей лечению. Ам семейный врач. 2006;74(5):793–8. [PubMed] [Google Scholar]5. Уильямс А., Нойес Дж., Команда проекта «Информация имеет значение» (IMP) Проект «Информация имеет значение»: выбор детей, молодых людей и их семей в отношении здоровья, лекарств и ухода за собой: информация для поддержки принятия решений.Протокол исследования. J Ад Нурс. 2009; 65 (9): 1807–16. [PubMed] [Google Scholar]6. Хямеен-Анттила К., Ювонен М., Ахонен Р., Буш П.Дж., Айраксинен М. Насколько хорошо дети могут понимать темы, связанные с медициной? Пациент Educ Couns. 2006;60(2):171–8. Epub 2005 Jun 6. [PubMed] [Google Scholar]7. Хэмин-Анттила К., Буш П.Дж. Восприятие лекарств здоровыми детьми: обзор. Рез Социал Адм Фарм. 2008;4(2):98–114. [PubMed] [Google Scholar] 10. Алмарсдоттир А., Харцема А., Буш П., Симпсон К., Циммер С. Отношение и убеждения детей о болезнях и лекарствах.J Soc Adm Pharm. 1997;14(1):26–41. [Google Академия] 11. Менакер Ф., Арамбурузабала П., Миниан Н., Буш П., Бибас Р. Дети и лекарства: что они хотят знать и как они хотят учиться. J Soc Adm Pharm. 1999;16(1):38–52. [Google Академия] 12. Буш П., Яннотти Р., Дэвидсон Ф. Продольное исследование детей и лекарств. В: Breimer DD, Speiser P, редакторы. Темы фармацевтических наук. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Elsevier Science Publishers; 1985. С. 391–403. [Google Академия] 13. Буш П.Дж., Дэвидсон Ф.Р. Лекарства и «наркотики»: что думают дети? Медицинское образование Q.1982; 9 (2–3): 209–24. [PubMed] [Google Scholar] 14. Ричард С., Люссье М.Т. Предложение модели обсуждения лекарств во время медицинских встреч. В: Quirke V, Slinn J, редакторы. Перспективы фармацевтики двадцатого века. Берн, Германия: Издательская группа Питера Ланга; 2010. С. 185–213. [Google Академия] 15. Бозони К., Калманти М., Кукули С. Восприятие и знание лекарственных средств младшими школьниками: влияние возраста и социально-экономического статуса. Eur J Педиатр. 2006;165(1):42–9. Epub 2005 13 октября.[PubMed] [Google Scholar] 16. Garcia M, Sanz E, Aramburuzabala P, Almarsdottir A. Представления о неблагоприятных реакциях на лекарства у детей в восьми странах. В: Буш П., Тракас Д., Санс Э., редакторы. Дети, лекарства и культура. Бингемтон, Нью-Йорк: издательство Pharmaceutical Products Press; 1996. [Google Академия] 17. Буш П. Руководство по разработке и оценке медицинских образовательных программ и материалов для детей и подростков. Кент, Огайо: The United States Pharmacopeial Convention, Inc.; 1998. [Google Scholar]18.Оррелл-Валенте Дж. К., Ярлсберг Л. Г., Хилл Л. Г., Кабана М. Д. В каком возрасте дети начинают ежедневно принимать лекарства от астмы самостоятельно? Педиатрия. 2008;122(6):e1186–92. [PubMed] [Google Scholar] 19. Байкар Дж. Анализ задач пациентов, принимающих лекарства, и роль осмысления: обоснованное теоретическое исследование. Рез Соц Адм Фарм. 2006;2(1):59–82. [PubMed] [Google Scholar] 20. Буш П.Дж., Яннотти Р.Дж. Истоки и устойчивость детских представлений о здоровье относительно применения лекарств. соц. мед. 1988;27(4):345–52.[PubMed] [Google Scholar]

    Держите лекарства подальше от детей | Экстренная медицина | ДЖАМА

    Важно постоянно хранить лекарства вдали от детей.

    Как рецептурные, так и безрецептурные лекарства могут помочь в лечении заболеваний и облегчить симптомы болезни. Хотя лекарства в целом безопасны при использовании по назначению, они могут оказывать токсическое действие, если принимать слишком много или непреднамеренно проглатывать их детьми.

    Ежегодно около 50 000 детей в возрасте до 6 лет доставляются в отделения неотложной помощи после того, как они непреднамеренно приняли лекарство в отсутствие лица, осуществляющего уход. Большинство (75%) этих контактов приходится на детей в возрасте 1 или 2 лет.

    Предотвращение непреднамеренного воздействия лекарств

    После принятия Закона об упаковке для предотвращения отравления от 1970 г. для многих товаров домашнего обихода, включая лекарства, которые могут быть вредны для детей младшего возраста, требуется упаковка, недоступная для детей (например, защитный колпачок для детей).Однако упаковка с защитой от детей не является «защищенной от детей».

    • Храните все лекарства в недоступном для детей месте.

    • Убирайте лекарства после каждого использования. Не оставляйте лекарства на кухонном столе или у кровати больного ребенка, даже если через несколько часов вам нужно дать лекарство снова.

    • Убедитесь, что предохранительный колпачок закрыт после каждого использования. Существует несколько различных типов защитных колпачков, поэтому следуйте инструкциям, чтобы полностью закрыть их.

    • Храните лекарства в недоступной для детей упаковке. Безопаснее всего хранить лекарства в их оригинальных контейнерах, защищенных от детей, но если вам нужно переместить лекарства в другие контейнеры, например, в еженедельник для таблеток или дорожные бутылочки, постарайтесь выбрать контейнеры, которые будут защищены от детей.

    • Храните лекарства в контейнерах с защитой от детей до тех пор, пока не придет время их принимать. Может возникнуть соблазн оставить следующую дозу таблеток в качестве напоминания о необходимости дать или принять их, но для маленького ребенка лекарства могут показаться конфетами.Вместо этого установите таймер или напоминание на телефоне.

    • Напомните бабушкам и дедушкам, друзьям и другим гостям держать кошельки, сумки или пальто, в которых есть лекарства, вверх и подальше от глаз, когда они находятся в вашем доме или когда вы посещаете их дома.

    • Расскажите детям о лекарствах. Важно научить детей, что такое лекарство и почему вы или другой опекун должны давать его им. Не говорите детям, что лекарства — это конфеты, даже если они не любят принимать лекарства.

    Что делать, если произошло непреднамеренное воздействие лекарства

    Немедленно позвоните по номеру 911, если ребенок потерял сознание, у него случился припадок, возникли проблемы с дыханием или его невозможно разбудить.

    Если вы обнаружите ребенка, который, как вы подозреваете, проглотил лекарство, проверьте его рот, соберите все лекарства и контейнеры с лекарствами, в которые мог попасть ребенок, и позвоните в национальную бесплатную линию помощи при отравлениях (1-800-222-1222). получить консультацию специалиста в ближайшем токсикологическом центре.

    Идентификатор ссылки на коробку

    Опубликовано в Интернете: 4 мая 2020 г. doi:10.1001/jama.2020.7206

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Ошибки в Children Taskforce). Д-р Малани сообщает о получении грантов от AARP (спонсора национального опроса о здоровом старении).

    Источник: Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/medicationsafety/protect/campaign.html

    «Знание, как и когда применять лекарства для детей».

    Советы по выдаче детям безрецептурных или рецептурных лекарств:

    Как родители, вы отвечаете за здоровье своего ребенка. Время от времени, младенцы, малыши, подростки и подростки могут нуждаться в лекарствах. Это могут быть безрецептурные (OTC) или отпускаемые по рецепту лекарства. Детям, возможно, придется принимать лекарства по многим причинам, от облегчения простуды до лечения хронического заболевания.Конечно, лекарства могут помочь вашему малышу почувствовать себя лучше. Тем не менее, они также могут быть потенциально вредными, если их не использовать должным образом. Поэтому знание того, как и когда использовать лекарства для детей, важно для поддержания их здоровья.

    Помните, что дети — это не «мини-взрослые». На самом деле, их тела по-разному реагируют и расщепляют лекарства по-разному.

    Когда и как принимать лекарства для детей:

    • Не ставьте ребенку диагноз самостоятельно . Проконсультируйтесь с поставщиком медицинских услуг, чтобы узнать, требуют ли симптомы лечения.
    • Давайте младенцам и детям только те лекарства, которые специально указаны для их веса и возраста. Никогда не давайте детям лекарства для взрослых.
    • Для жидких лекарств используйте измерительный прибор, поставляемый с лекарством . Никогда не используйте кухонную ложку в качестве замены.
    • Никогда не используйте остатки лекарств . Например, фармацевты иногда дают больше жидких лекарств, чем необходимо, на случай, если они прольются или неправильно отмерены. Надлежащим образом утилизируйте остатки после того, как ваш ребенок завершит лечение.Также не давайте ребенку лекарства с истекшим сроком годности.
    • Никогда не давайте ребенку лекарства, прописанные кем-то другим . Даже если кажется, что у двух людей одно и то же заболевание, им могут потребоваться разные препараты с разной дозировкой и направлением действия.
    • Не давайте лекарств больше, чем указано на этикетке . Это не поможет вашему ребенку быстрее почувствовать себя лучше, а может причинить вред.
    • Знайте вес вашего ребенка . Дозировки некоторых рецептурных и безрецептурных лекарств зависят от веса ребенка, а не от возраста.
    • Не давать лекарства в темноте . Это часто является проблемой, потому что дети болеют ночью. Легко ошибиться с дозировкой, если вы плохо видите.
    • Не называйте лекарство конфетой . Если вы скажете, что лекарство — это «конфетка», вам будет легче заставить ребенка принимать лекарство. Тем не менее, это также может побудить их попробовать это самостоятельно.
    • Храните все лекарства в недоступном для детей месте . Каждые десять минут ребенок попадает в отделение неотложной помощи с отравлением лекарствами.Утилизируйте лекарства безопасным образом, чтобы домашние животные и дети не могли добраться до них. Попросите защитные крышки от детей и установите предохранительные замки на шкафы и ящики. Ознакомьтесь с дополнительными советами по хранению и утилизации.
    • Будьте осторожны при назначении аспирина детям или подросткам . Да, аспирин разрешен к применению у детей от 3 лет и старше. Но дети, выздоравливающие от ветряной оспы или болезни с гриппоподобными симптомами, никогда не должны принимать аспирин. Это может вызвать синдром Рея, потенциально ведущий к печеночной недостаточности.Это может быть опасно для жизни.
    • Подумайте, прежде чем лечить . Если симптомы вашего ребенка не беспокоят вашего ребенка, вы можете избежать лечения. Например, лекарства от кашля и простуды лечат только симптомы. Эти препараты не лечат основное заболевание. Что еще более важно, такие лекарства могут иметь серьезные побочные эффекты, включая передозировку у детей в возрасте до 2 лет.

    Подайте хороший пример правильного и безопасного применения лекарств у детей или больных детей:

    Ваши дети учатся, наблюдая за вами, поэтому относитесь к лекарствам с осторожностью и принимайте их только в случае необходимости.Если у вас есть маленькие дети, не принимайте лекарства в их присутствии, чтобы они не пытались копировать вас. Научите ребенка тому, что лекарства всегда должен давать взрослый, а не то, что они должны принимать сами. Поместите бесплатную линию помощи по отравлениям (1-800-222-1222) в свой телефон, на холодильник или в другое место в вашем доме, где ее могут видеть лица, осуществляющие уход. Линия помощи Poison предназначена не только для экстренных случаев. Они также могут помочь вам узнать, как и когда использовать лекарства для детей.

    Когда и как выбирать безрецептурные препараты для детей:

    Как родитель, иногда может быть сложно выбрать правильное безрецептурное лекарство для больного ребенка.В дополнение к приведенным выше советам о том, как и когда применять лекарства для детей, следует обратить особое внимание на использование безрецептурных препаратов у детей:

    • Выберите лекарство, которое лечит только определенные симптомы вашего ребенка. Например, вам может не понадобиться многосимптомное лекарство от простуды, если у вашего ребенка только кашель.
    • Не используйте пероральные лекарства от кашля и простуды у детей младше 4 лет.
    • Никогда не используйте лекарства, вызывающие у ребенка сонливость.
    • Не давайте ребенку несколько лекарств, содержащих один и тот же ингредиент.Например, некоторые жаропонижающие (например, ацетаминофен) также часто входят в состав безрецептурных лекарств от простуды и гриппа.
    • Проверьте инструкции по дозировке, чтобы убедиться, что лекарство подходит для возраста или веса вашего ребенка.
    • Внимательно прочтите и следуйте этикетке «Факты о лекарствах», чтобы получить информацию о дозировке лекарства, предупреждениях, подходит ли оно для детей и другую важную информацию для безопасного использования лекарства.
    • Обратитесь к Инструментарию: безопасное использование лекарств для семей, образовательному набору для родителей с дополнительными советами и информацией.

    Подробнее:

    Защитите своих детей: безопасно храните и используйте лекарства | Безопасность пациентов

    Каждый год тысячи детей проходят лечение в отделениях неотложной помощи после того, как нашли и проглотили лекарство или после того, как ему случайно дали неправильное количество. Узнайте, как обеспечить безопасность детей, практикуя безопасное дозирование и хранение.

    Июнь является национальным месяцем безопасности и прекрасной возможностью для родителей и опекунов маленьких детей помнить о важности безопасного использования и хранения лекарств.

    Безопасное использование в медицине

    «Ошибки дозирования (когда родитель или другое лицо, осуществляющее уход, дает слишком много или слишком мало лекарства) — это тот тип ошибок при приеме лекарств, который чаще всего приводит детей в отделение неотложной помощи». — говорит доктор Шонна Инь, доцент кафедры педиатрии и здоровья населения Медицинской школы Нью-Йоркского университета.

    При даче детям жидких лекарств путаница с единицами измерения может привести к большим ошибкам дозирования. Например, если дать ребенку 5 чайных ложек (чайных ложек) вместо назначенной ему/ей дозы в 5 миллилитров (мл), это приведет к тому, что он даст в пять раз больше, чем предписанная доза!

    Во избежание ошибок дозирования медицинские профессиональные организации рекомендуют использовать миллилитры (мл) при назначении пероральных жидких лекарственных средств, а единицы мл должны быть единственными единицами измерения, указанными в инструкциях по дозированию, этикетках и дозирующих устройствах (таких как пероральные шприцы и мерные чашки).

    Ложки для супа. Не используйте бытовые ложки для измерения лекарств. Используйте пероральный шприц или мерную чашку, которая поставляется с вашим жидким лекарством. Посмотреть большое описание и текст.

    Важно всегда использовать дозатор, который поставляется с лекарством для ваших детей, чтобы убедиться, что они получают нужное количество.

    Не следует использовать бытовые ложки для измерения лекарств, поскольку они бывают самых разных форм и размеров. Откройте ящик для столовых приборов, и вы можете увидеть чайные, столовые, суповые ложки, грейпфрутовые ложки с «зубцами», чайные ложки со льдом на длинной ручке для размешивания стакана холодного чая в жаркий летний день — вы поняли.

    Четыре простых совета для безопасного дозирования

    • Знайте дозу : Прочтите всю информацию на этикетке лекарства и следуйте указаниям. Не давайте ребенку лекарство чаще или в больших количествах, чем указано на упаковке.
    • Измерьте нужное количество : Всегда измеряйте дозу для вашего ребенка с помощью дозатора (перорального шприца или мерного стаканчика), который поставляется с лекарством.
    • Используйте правильный инструмент : Если у вас нет дозатора, попросите его у фармацевта.Не используйте бытовые ложки, чтобы давать лекарства детям.
    • Получите ответы на вопросы : Если вы не понимаете инструкции на этикетке или не понимаете, как использовать дозирующее устройство, поговорите со своим фармацевтом или врачом, прежде чем давать лекарство.

    Для получения дополнительной информации о безопасном дозировании для клиницистов ознакомьтесь с сообщением доктора Инь в блоге CDC Safe Healthcare.

    Девять советов, как давать лекарства ребенку без стресса

    Я до сих пор помню ужасный вкус густого, похожего на мел, белого лекарства, которое мой педиатр обычно прописывал мне, когда я болел ангиной в детстве.От одного взгляда на бутылку с банановым лекарством мне захотелось бежать и прятаться. К счастью для моих родителей (и моего здоровья), я неохотно принял антибиотики после нескольких минут уговоров. Как практикующая медсестра в Детской больнице Лос-Анджелеса, я знакома со стрессом, который испытывают родители (и дети), когда приходит время давать лекарства, особенно если ребенок сопротивляется. За эти годы я научился некоторым приемам, которые помогут безопасно и эффективно доставить это лекарство «в люк».

    Поделитесь этими советами в Твиттере!

    Девять советов, как помочь капризному ребенку принять лекарство

    1. Дайте выбор. Когда дети чувствуют себя плохо, они теряют чувство контроля, поэтому полезно дать им выбор. Хотя прием лекарств не является выбором, вы можете дать им простые варианты:

    • Как берут (из шприца или чашки)
    • Когда они его принимают (до или после того, как оделись)
    • Где берут (за кухонным столом или сидя на диване перед телевизором)

    Ваш ребенок может предпочесть принимать лекарство самостоятельно или может попросить вас помочь.Независимо от их выбора, всегда следите за тем, чтобы ваш ребенок находился под присмотром.

    2. Избегайте удушья. Следите за тем, сколько ваш ребенок может проглотить за один раз, чтобы не подавиться. Иногда дозу следует разделить на более мелкие части.

    Для младенцев и детей младшего возраста всегда впрыскивайте лекарство в нижнюю часть щеки, а не в заднюю часть горла, чтобы предотвратить удушье. Дайте ребенку проглотить, прежде чем впрыснуть больше. Лекарство всегда следует давать в вертикальном или сидячем положении, чтобы предотвратить удушье.

    3. Объясните, почему лекарства помогают. Если ваш ребенок достаточно взрослый, чтобы понимать, объясните, почему ему необходимо принимать лекарство. Недавно я присматривала за своим 4-летним племянником, который лечился от ушной инфекции курсом антибиотиков. Когда я достал пузырек с розовым лекарством, он сказал мне: «Нет, это противно». Я спросил его, знает ли он, зачем ему нужно принимать лекарство, и он пожал плечами. Мы говорили о лекарстве, помогающем его ушам чувствовать себя лучше, чтобы он мог вернуться в детский сад и играть со своими друзьями, что было как раз тем билетом, который помог ему принять противное розовое лекарство.

    4. Будьте позитивны. Подойдите к ситуации с позитивным настроем. Не забывайте хвалить детей, когда они без труда принимают лекарства. Важно, чтобы ваш ребенок понял, что прием лекарств — это не наказание. Никогда не угрожайте детям «уколом», если они не будут принимать лекарства.

    5. Поощряйте ребенка. Детей школьного возраста можно мотивировать поощрениями. Сделайте своему ребенку звездную карту, чтобы каждый раз, когда он принимает лекарство, он получал наклейку.Вы можете решить, сколько наклеек им нужно заработать, чтобы получить приз по своему выбору. Вы также можете сделать «сундук с сокровищами» с забавными маленькими игрушками и наклейками, чтобы они могли выбирать что-то одно после приема лекарств каждый день.

    6. Добавить ароматизатор. Прежде чем забрать лекарство, выписанное ребенку в аптеке, проверьте, может ли фармацевт добавить в лекарство ароматизатор, например, вишню, виноград или арбуз. Если возможно, пусть ваш ребенок выберет вкус. Это также помогает с проблемой «контроля».

    7. Выберите жидкие, капсульные или жевательные варианты. Поговорите с лечащим врачом или фармацевтом вашего ребенка о формах, доступных для конкретного лекарства. Иногда лекарства выпускаются в виде жевательных таблеток, капсул, которые можно открывать и высыпать на еду, или пилюль, которые можно разрезать на мелкие кусочки и легко проглотить.

    8. Сделайте прием лекарств веселым и творческим. Проявите творческий подход! Вам нужно будет отмерить правильную дозу в шприце или прозрачном пластиковом стаканчике для лекарств, но это не означает, что детям нужно брать ее из этого устройства.Возможно, они предпочтут брать его из чашки чайного сервиза, крутой ложки героя боевика или любимой маленькой чашки. Вы также можете разыграть ролевую игру и попросить ребенка попрактиковаться в том, чтобы давать лекарство любимому плюшевому животному или кукле.

    9. Смешивайте лекарства вашего ребенка с обычной пищей (если возможно). Полезно скрыть вкус лекарства, смешав его с шоколадным сиропом, сиропом для блинов, пудингом, яблочным пюре или йогуртом. Вместо того, чтобы смешивать, вы также можете положить небольшое количество лекарства на ложку, а затем покрыть его йогуртом, шоколадным соусом или ложкой мороженого, так что первое, что ваш ребенок попробует, это то, что сверху — вкусный перекус!

    Некоторые лекарства нельзя давать во время еды или с определенными продуктами, поэтому важно узнать у своего фармацевта или детского врача, существуют ли какие-либо ограничения для определенных лекарств.Другие предложения по смешиванию включают:

    • Следите за маленькими кусочками лекарства с помощью «преследователя». Для детей старшего возраста используйте что-нибудь сладкое, например, сок, а для младенцев чередуйте с минутой или около того на груди или несколькими глотками из бутылочки. Делайте это только в том случае, если врач вашего ребенка разрешит это.
    • Чередуйте лекарство с тем, что ваш ребенок любит есть или пить. Например, дайте ребенку небольшое количество лекарства и запейте его спелой клубникой, кусочком шоколада, ложкой фруктового йогурта или глотком сока, а затем повторите, пока не закончится вся доза.

    Не смешивайте лекарства вашего ребенка с полной бутылкой или большой чашкой жидкости. Вы хотите убедиться, что дети принимают всю дозу лекарства, а если оно смешано с большим количеством жидкости, им нужно будет выпить все это, что может быть нереально.

    Ваш ребенок выплюнул свое лекарство. Что теперь?

    Мы все были там. Вы впрыснули какое-то лекарство в рот вашего малыша, и он немедленно выплюнул его или через несколько минут его вырвало.Если это произойдет, позвоните врачу вашего ребенка, прежде чем давать больше или повторять дозу. Некоторые лекарства можно повторять без каких-либо проблем, но другие могут нанести вред, если ваш ребенок получит немного больше.

    Когда придет время давать дозу лекарства, помните эти советы, чтобы сделать процесс более легким и менее напряженным для вас и вашего ребенка.

    Детские лекарства | здоровьедирект

    Ключевые факты

    • Детские лекарства отличаются от лекарств для взрослых тем, что дети усваивают и переваривают лекарства по-разному.
    • Как безрецептурные, так и отпускаемые по рецепту лекарства могут быть опасны — всегда консультируйтесь со своим врачом или фармацевтом, прежде чем давать ребенку лекарство.
    • Убедитесь, что вы точно отмерили дозу, и давайте ребенку лекарство точно так, как прописал ваш врач или фармацевт.
    • Обсудите со своим врачом, нужны ли вашему ребенку антибиотики (антибиотики могут лечить некоторые бактериальные инфекции, но не вирусные).

    На этой странице

    Когда рекомендуются лекарства для детей?

    В то время как некоторые дети могут обнаружить, что их болезнь проходит сама по себе, другим потребуются лекарства для лечения болезни или предотвращения ее ухудшения.Ваш врач или фармацевт, как правило, знают, нужно ли вашему ребенку лекарство, а также наиболее подходящий и безопасный вариант. Они могут объяснить, почему они выбрали это лекарство и его преимущества для здоровья вашего ребенка.

    Детские лекарства отличаются от лекарств для взрослых тем, что дети по-разному усваивают и переваривают лекарства. Когда ваш врач прописывает лекарство для вашего ребенка, дозировка рассчитывается специально для его возраста, размера и состояния здоровья, поэтому важно, чтобы вы давали ребенку дозу, назначенную врачом.

    Какие лекарства продаются без рецепта для детей?

    Некоторые детские лекарства отпускаются без рецепта. Тем не менее, большинство из них следует обсудить с медицинским работником, включая фармацевта, прежде чем давать их своему ребенку. К ним относятся:

    • лекарства для уменьшения боли и жара, включая парацетамол и ибупрофен, которые в целом безопасны при соблюдении инструкций по дозировке
    • лекарства от кашля и простуды для лечения насморка, заложенности носа и кашля — не рекомендуются для детей в возрасте до 6 лет и только по рекомендации врача или фармацевта в возрасте от 6 до 11 лет
    • антигистаминные препараты для лечения симптомов аллергии, которые не рекомендуются для детей младше 6 лет и только по рекомендации врача или фармацевта для детей в возрасте от 6 до 11 лет
    • ингаляторы, содержащие сальбутамол для лечения астмы, которые следует использовать только после первоначального назначения или рекомендации врача

    Какие лекарства я не должен давать своему ребенку?

    Все лекарства, отпускаемые без рецепта или только по рецепту, могут быть опасны при неправильном использовании.Некоторые лекарства, безопасные для взрослых, например добавки железа, могут быть ядовитыми для детей. Прежде чем давать ребенку какое-либо лекарство, включая витамины или добавки, уточните у своего фармацевта, что состав и дозировка являются правильными и что они не будут мешать другим лекарствам, которые может принимать ваш ребенок.

    Фармацевты являются экспертами в области лекарственных средств и являются легкодоступными медицинскими работниками, которые могут ответить на ваши вопросы о детских лекарствах.

    Препараты от кашля и простуды, антигистаминные и противоотечные средства, хотя и широко доступны, не рекомендуются для детей в возрасте до 6 лет и только по рекомендации поставщика медицинских услуг для детей в возрасте от 6 до 11 лет.Исследования показали, что эти лекарства, как правило, неэффективны и несут значительный риск побочных эффектов у детей.

    У некоторых детей с астмой противовоспалительные препараты (также известные как НПВП), такие как ибупрофен, могут вызвать обострение астмы. Если у вашего ребенка в анамнезе астма, и вы заметили, что у него появился насморк или хрипы в течение 2 часов после приема ибупрофена, он может быть чувствителен к противовоспалительным средствам, и вам следует избегать их назначения вашему ребенку.

    Парацетамол — широко используемое обезболивающее, которое продается без рецепта.Парацетамол для детей продается в четко обозначенной упаковке с указанием дозировки по возрасту и весу. Однако передозировка парацетамола распространена среди австралийских детей и может быть опасной.

    Чтобы убедиться, что вы даете им правильное количество, проверьте на упаковке рекомендуемую дозировку в зависимости от возраста вашего ребенка и всегда измеряйте с помощью предоставленного шприца или мерного стакана. Есть 2 разных дозы парацетамола для детей, поэтому убедитесь, что у вас есть правильная. Не сочетайте парацетамол с другими лекарствами, если это не предписано врачом.

    Что я должен знать о рецептурных лекарствах?

    Понимание того, что прописали вашему ребенку, поможет вам с большей уверенностью давать ему лекарство. Важно, чтобы вы знали полное название лекарства, для чего оно используется и как давать его ребенку. Попросите вашего врача или фармацевта объяснить:

    • для чего используется лекарство
    • как долго ваш ребенок должен использовать его для
    • как давать ребенку и подробная информация о дозировке
    • следует ли принимать до или после еды
    • какие возможные побочные эффекты могут возникнуть у вашего ребенка и что делать, если это произойдет
    • взаимодействия с пищей или другими лекарствами, на которые следует обратить внимание
    • следует ли хранить в холодильнике или при комнатной температуре

    На какие побочные эффекты следует обращать внимание?

    Все лекарства имеют побочные эффекты, но может быть трудно предсказать, как ваш ребенок отреагирует на лекарство, которое он раньше не пробовал.Каждый ребенок уникален, и лекарства действуют на каждого по-разному. Тем не менее, некоторые распространенные побочные эффекты, на которые следует обратить внимание, включают:

    Ваш лечащий врач может предоставить вам информацию о конкретных побочных эффектах, которые могут возникнуть после приема различных лекарств. Вы можете прочитать больше в брошюре с информацией о лекарственных средствах для потребителей (CMI), которая прилагается к лекарству.

    В редких случаях лекарство может вызвать тяжелую, опасную для жизни аллергическую реакцию, называемую анафилаксией.Симптомы анафилаксии могут включать:

    • затрудненное дыхание и/или шумное дыхание
    • свистящее дыхание или постоянный кашель
    • опухоль языка
    • опухоль или стеснение в горле
    • затрудненный разговор или хриплый голос
    • стойкое головокружение или коллапс
    • становится бледным и вялым (у младенцев или детей младшего возраста)

    Если у вашего ребенка затрудненное дыхание или какие-либо симптомы анафилаксии, необходимо вызвать неотложную медицинскую помощь.Позвоните три нуля (000) и вызовите скорую помощь.

    Если у вашего ребенка возникла реакция на лекарство, обратите внимание на то, когда она началась, что вы видели и как она себя чувствовала. Если у вашего ребенка появилась сыпь или опухоль, может быть полезно сделать фото. Свяжитесь с врачом или фармацевтом вашего ребенка как можно скорее или отвезите ребенка в ближайшее отделение неотложной помощи больницы.

    Используйте инструмент проверки симптомов Healthdirect, чтобы решить, когда вам следует обратиться к врачу вашего ребенка.

    ПРОВЕРЬТЕ СВОИ СИМПТОМЫ — Используйте средство проверки симптомов и узнайте, нужно ли вам обратиться за медицинской помощью.

    Можно ли моему ребенку принимать антибиотики?

    Антибиотики очень полезны при правильном применении. Вы можете обсудить, нужны ли вашему ребенку антибиотики, со своим врачом. Многие детские инфекции не требуют лечения антибиотиками, в том числе вирусные инфекции, инфекции, которые проходят сами по себе, или инфекции, требующие физического лечения, такие как зубная инфекция, которую необходимо дренировать.

    Однако бывают случаи, когда антибиотики играют важную роль в лечении бактериальных инфекций. К ним относятся предотвращение распространения бактериальной инфекции в организме, которая в противном случае могла бы стать тяжелой или привести к госпитализации, чтобы предотвратить тяжелую инфекцию или госпитализацию. Если вашему ребенку нужен антибиотик, ваш врач выберет антибиотик, наиболее подходящий для его инфекции, и рассмотрит наиболее подходящую дозу и продолжительность лечения. Всегда следите за тем, чтобы ваш ребенок закончил назначенный курс антибиотиков, даже если он начинает чувствовать себя лучше.

    Некоторые антибиотики выпускаются в различных формах (например, в виде таблеток, капсул, кремов или жидкостей). Если вашему ребенку трудно принимать одну форму, спросите своего врача или фармацевта, есть ли другой способ приема лекарства, который может предпочесть ваш ребенок.

    Как мне хранить лекарства моего ребенка?

    Важно безопасно хранить все лекарства. Когда прописанные лекарства не принимаются в соответствии с указаниями, они считаются ядами. Дети особенно подвержены риску отравления, потому что они от природы любопытны, а маленькие дети, как правило, тянут предметы в рот, что является частью их нормального развития.

    Отравления чаще всего случаются у детей в возрасте до 5 лет, при этом наибольшему риску подвержены малыши в возрасте от 1 до 3 лет.

    Если вы считаете, что ваш ребенок проглотил лекарство, не предназначенное для него, отнесите контейнер и ребенка к телефону и позвоните в Информационный центр по отравлениям (13 11 26). Если ваш ребенок падает в обморок, перестает дышать, испытывает трудности с дыханием или у него судороги, позвоните по номеру три нуля (000) и вызовите скорую помощь.

    Предотвращение случайного отравления — обязанность каждого.Вот несколько советов по безопасности, о которых следует помнить:

    • Называйте лекарства своими именами. Не путайте ребенка, называя лекарства «леденцами».
    • Дети часто подражают взрослым, поэтому старайтесь не принимать лекарства в присутствии ребенка.
    • Уберите лекарство сразу после его использования.
    • Ознакомьтесь с инструкциями по хранению на упаковке лекарства. Например, некоторые лекарства необходимо хранить в холодильнике.
    • Храните лекарства высоко, в недоступном для детей месте.Рассмотрите возможность установки замка с защитой от детей на аптечке.
    • Регулярно чистите свой шкаф с лекарствами. Отнесите ненужные лекарства и лекарства с истекшим сроком годности в местную аптеку для утилизации.

    Другие вопросы, которые следует задать врачу

    Мой ребенок не любит принимать таблетки — есть ли альтернатива?

    Спросите у фармацевта, доступен ли препарат в жидкой форме, или можно ли раздавить или сломать таблетку или разделить капсулу (например, если вы хотите посыпать лекарство пищей или растворить его в напитке).Не все таблетки можно разламывать, так как некоторые лекарства имеют защитную оболочку, замедляющую высвобождение и позволяющую лекарству постепенно всасываться в организм. В зависимости от соответствующего лекарства, измельчение таблетки, покрытой оболочкой, или удаление капсулы может помешать этому процессу, в результате чего ваш ребенок получит слишком много лекарства слишком быстро и испытает побочные эффекты.

    Всегда консультируйтесь со своим фармацевтом, прежде чем разбивать какие-либо таблетки или капсулы.

    У меня двое детей с похожими симптомами — могут ли они поделиться лекарством?

    Каждый ребенок уникален, и лекарства действуют на каждого по-разному.Никогда не делитесь лекарствами между детьми, даже если симптомы кажутся похожими. Ваш врач или фармацевт даст конкретные рекомендации для каждого ребенка в зависимости от его возраста, веса и состояния здоровья.

    Ресурсы и поддержка

    Для получения дополнительной информации и поддержки попробуйте следующие ресурсы:

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.