Дагестанская 3 роддом: ГАУЗ СО «ЦГБ № 20» :: Будущим мамам. ВАЖНО!

Содержание

Екатеринбургский клинический перинатальный центр в Екатеринбурге на Дагестанская, 3/1 — отзывы, адрес, телефон, фото — Фламп

ЕКПЦ №10, акушерский стационар №2, ул. Дагестанская, 3. 2 и 4 этажи. Поставлю одну звезду, для двух единственных хороших медсестер, к сожалению, не знаю их фамилий. Одна принимала и ухаживала за мной в реанимации, ОТНЕСЛАСЬ КАК К ЧЕЛОВЕКУ!!! Вторая была в послеродовом блоке, помимо обрабатывания шва, она мне помогала встать, поставила укол с…

Показать целиком

ЕКПЦ №10, акушерский стационар №2, ул. Дагестанская, 3. 2 и 4 этажи. Поставлю одну звезду, для двух единственных хороших медсестер, к сожалению, не знаю их фамилий. Одна принимала и ухаживала за мной в реанимации, ОТНЕСЛАСЬ КАК К ЧЕЛОВЕКУ!!! Вторая была в послеродовом блоке, помимо обрабатывания шва, она мне помогала встать, поставила укол с обезболевающим в первые сутки после операции и с пониманием отнеслась ко мне, и почитала мою историю болезни, перед тем как идти ко мне в палату.

А то некоторые, а в основном все, приходят на работу, как на конвейр и даже не удосужаться почитать истории болезней вновь прибывших мамочек. и ходят с вопросами: «А где ребенок?». И еще хочу отметить одного человека, это анестезиолог Бутиков Михаил Александрович, он сделал свою работу. И позже в документах он написал правду, в отличии от других врачей. Остальные врачи, а именно Дедкова Анна Васильевна, акушер-гинеколог, такая громкая профессия, а руки по локоть в дерьме! Такая молодая врач, а за спиной грешки… Безответственная, с пофигизмом ГИНЕКОЛОГ, допустила такие ошибки, что привели к смерти моего здорового ребенка! А также Ларионова Ольга Николаевна врач, специалист УЗИ. Специалист, а не увидела, что у ребенка останавливалось сердце, а все тянула время….20-30 минут она вглядывалась в экран и ничего, все хорошо, говорит. ТОЛЬКО после того как КТГ не прослушивалось, она резко поняла, что что то нитак… и медсестры молокососки, только и знают как мужиков обсуждать на рабочем месте, а КТГ подключить не могли!!! Вот эти не до ВРАЧИ виноваты в смерти моего ребенка!!! 17.
08.2020 в 15:22!!! Я хочу знать правду!!! И вы не скроете ее от меня!!! Когда я лежала на операционном столе мой ребенок был жив!!! И я добьюсь того, чтобы вас отстранили от работы с роженицами!!! Вы должны помогать мамочкам, а не относится к ним, как к мешку с костями!!! Вы должны их ОСМАТРИВАТЬ ВОВРЕМЯ, а не оттягивать время и ссылаться на хорошее самочувствие! Я ярый пример того, что моя беременность была здоровой, ребенок был полноценен и на 39 неделе она весила 3240 кг и не было никаких причин прерывания беременности, тем более отслойки плаценты! я находилась в стенах больницы, где это допустили!!! я приехала здоровая с живым ребенком, а уехала одна и с патологией на всю жизнь!!! И вы будете отвечать за это!!! Правда не скроется! Я добьюсь и привлеку всех виновных в смерти моего ребенка! А всем желающим рожать в этом роддоме, советую внимательнее отнестись к врачам, потому что им наплевать на вас. Они очень уважают платные роды! Если есть возможность, лучше меняйте роддом.

Екатеринбургский перинатальный центр стал вторым в России: Общество: Облгазета

В Екатеринбургском перинатальном центре во всём приветствуют приближённость к домашним условиям. Даже пелёнки и распашонки приносят из дома, чтобы малыш с рождения привыкал к естественным и правильным бактериям. Фото: Алексей Кунилов

На первом месте среди региональных центров в 2019 году оказался Видновский перинатальный центр, что в Московской области. Третье заняла столичная Городская клиническая больница №29 имени Н.Э. Баумана (Москва). Роддом уральской столицы впервые занял такое высокое место.

Многие жители Екатеринбурга знают Екатеринбургский клинический перинатальный центр (ЕКПЦ) как весьма либеральный по отношению к мамам и их семьям. Во-первых, после рождения ребёнка посетителям позволяют приходить прямо в палату, где находится новорождённый. И ничего! Оказывается, никакого вреда от этого малышам и мамочкам не бывает, – удивляются горожане. Никто никакую заразу с улицы не подхватывает вопреки расхожему мнению. Во-вторых, пап здесь запросто пускают в родовую к жёнам.

– Привёз жену рожать третьего, оформили в приёмном отделении все документы, жену увели. Пока собирал вещи, ко мне подошла медсестра и пригласила пройти к жене, – рассказывает многодетный папа из Чкаловского района Екатеринбурга Анатолий Тарановский. — Я, конечно, не растерялся. И теперь очень рад, что смог услышать крик новорождённой доченьки Лизы и стал первым, кто взял её на руки после врача, принимавшего роды.

Важно!

Роддома Екатеринбургского перинатального центра располагаются на улице Комвузовской, 3 в Кировском районе и на Дагестанской, 3 в Чкаловском районе.

В состав ЕКПЦ входит также Консультативно-диагностическая поликлиника по ул. Антона Валека, 12, отделение патологии новорождённых по ул. Комсомольской, 9 и детские отделения по ул. Онуфриева, 32 а.

В-третьих, именно в этом роддоме уральской столицы научились выхаживать глубоко недоношенных малышей с весом менее килограмма. Каждый год здешние врачи-неонатологи (те, что лечат младенцев) устраивают встречи с детьми, родившимися на сроке до 30 недель. Конечно, первые пару месяцев им приходится провести в роддоме, чтобы подрасти, набрать вес и укрепить здоровье. Но теперь родители на эти встречи приводят уже первоклассников – и порой бывает трудно поверить, что они родились с весом 600–800 граммов. То есть первые успехи по выхаживанию таких недоношенных новорождённых случились в ЕКПЦ ещё 7–8 лет назад.

Прежде ЕКПЦ тоже участвовал в этом федеральном конкурсе, как и другие роддома Среднего Урала. И занимал неплохие места в первой десятке перинатальных центров страны. Но в победители ещё не выбивался.

– Мы очень рады, что коллеги так высоко оценили работу коллектива и присудили второе место Екатеринбургскому клиническому перинатальному центру. Мы гордимся результатом, быть среди лидеров приятно. Но впереди много работы, ведь нам есть к чему стремиться! – отметил главный врач ЕКПЦ Сергей Мартиросян.

Специалисты говорят, что победа всё-таки закономерна: здесь используют все передовые технологии родовспоможения. Но заблуждение думать, что речь идёт только о современных аппаратуре и технике. Хотя и они здесь не подкачали. Но главное в этой «технологии» – максимальное участие всей семьи в рождении ребёнка. А ещё роженице здесь разрешают даже одежду свою носить и домой выписывают максимально быстро, чтобы малыш не успел подхватить больничные инфекции.

Кстати

Наряду с региональными рейтинг лучших роддомов страны возглавили и областные перинатальные центры: Московский областной перинатальный центр из Балашихи, Салехардская окружная клиническая больница и Детская краевая клиническая больница Краснодарского края.

  • Опубликовано в №168 от 17.09.2019

Перинатальный центр, акушерский стационар № 2

Все клиники в Екатеринбурге

Запись к врачу по телефону в родильный дом — Акушерский стационар № 2 Екатеринбургского клинического перинатального центра по адресу Дагестанская ул., 3, корп. 1, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Екатеринбург

Запомни телефон:

Открыто. Круглосуточно. Местное время 18:13

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

24 часа

24 часа

24 часа

24 часа

24 часа

24 часа

24 часа

Оцените работу заведения:

Голосов: 91 чел. Рейтинг: 4.2 из 5.

Кто работает в учреждении

Ниже представлен список специалистов, которые работают в Акушерский стационар № 2 Екатеринбургского клинического перинатального центра:

Анестезиолог

Анестезиолог

Акушер, Гинеколог

Анестезиолог

Реаниматолог, Анестезиолог

Гинеколог

Анестезиолог, Реаниматолог

Акушер, Гинеколог

Неонатолог, Педиатр

Анестезиолог

Гинеколог

Гинеколог

Анестезиолог

Гинеколог

Гинеколог

Анестезиолог, Реаниматолог

Реаниматолог, Анестезиолог

Реаниматолог, Анестезиолог

Гинеколог

Анестезиолог, Реаниматолог

Неонатолог, Педиатр

Гинеколог

Гинеколог

Неонатолог, Педиатр

Гинеколог

Неонатолог, Педиатр

Анестезиолог, Реаниматолог

Гинеколог

Гинеколог

Как Вы записываетесь к врачу? (Кол-во голосов: 58060)

Через интернет

По телефону

Посещаю лично

Чтобы проголосовать, кликните на нужный вариант ответа.
Результаты

Акушерский стационар № 2 Екатеринбургского клинического перинатального центра

Рейтинг: 4.2 91 оценка

Рабочее время в которое можно записаться на прием к врачу Ежедневно, круглосуточно

Акушерский стационар № 2 Екатеринбургского клинического перинатального центра находится по адресу:
Дагестанская ул., 3, корп. 1, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Екатеринбург

Интересно: Как записаться на прием к врачу через портал «Госуслуги»

О компании

Родильный дом Акушерский стационар № 2 Екатеринбургского клинического перинатального центра — медицинское учреждение, которое располагает новейшим медицинским оборудованием опытным пенсоналом.

Принимает учреждение в следующее время — ежедневно, круглосуточно.

Дешевые услуги мед учреждения, грамотный подход к лечению пациента — малая часть того, что популяризует заведение среди местных жителей.

У нас на портале MeDdocLab можно произвести запись онлайн на прием в учреждение «Родильный дом Акушерский стационар № 2 Екатеринбургского клинического перинатального центра» , а еще ознакомиться с ценами на услуги мед. учреждения, посмотреть перечень оказываемых услуг. Сделать запись в в родильный дом можно 24 часа в сутки благодаря нашему порталу.

По выше приведенным телефонным номерам задавайте имеющиеся вопросы, получите консультацию у мед персонала о положительном разрешении Ваших ситуаций.

Своевременный, личный подход к каждому больному — обязательство нашей компании. Приходите к нам: Россия, Свердловская область, Екатеринбург, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Дагестанская улица, 3к1.

Записывайтесь на прием к врачу к нам в родильный дом, мы с большим желанием Вас примем!

Фото объекта

Все клиники в Екатеринбурге

Официальный сайт: Акушерский стационар № 2 Екатеринбургского клинического перинатального центра

Построить маршрут по карте до объекта родильный дом, либо до ближайших объектов:

ул.

Грибоедова, 19А, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Екатеринбург

Профсоюзная ул., 77А, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Екатеринбург

Профсоюзная ул., 77А, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Екатеринбург

ул. Грибоедова, 21А, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Екатеринбург

Инженерная ул., 45, Чкаловский район, микрорайон Химмаш, Екатеринбург

Власти ответили на сообщения о смерти двух детей в роддоме Ставрополя :: Общество :: РБК

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров опроверг сообщения о том, что в перинатальном центре Ставрополя погибли двое новорожденных. Об этом он написал в своем Instagram.

Ранее телеканал РЕН ТВ передавал, что отец из Дагестана сообщил о смерти двух своих детей в ставропольском перинатальном центре № 1. По его словам, в ходе похорон он обнаружил, что вместо тел детей в погребальном покрывале находятся куклы. В связи с этим мужчина выразил надежду, что его дети могут быть еще живы.

Cуд оправдал обвиненных в смерти младенца в Калининграде врачей

По словам Владимирова, они получили обращение от правоохранительных органов из Дагестана с указанием данных роженицы. Однако ее данные в регионе не были обнаружены. «Мы проверили все базы — такая женщина к нам не поступала», — написал глава региона. Он также отметил, что в указанном перинатальном центре случаев гибели младенцев не было «очень давно». Губернатор пообещал разобраться в ситуации лично.

В пресс-службе МВД Дагестана заявили, что в настоящее время правоохранительные службы обоих регионов выясняют обстоятельства случившегося.

Роддом при ЦГБ №20 г. Екатеринбург, г. Екатеринбург, ул. Дагестанская, 3, отзывы, рейтинг

Алена

05. 10.2016

Рожала 2008 и 2013 году у Асташкиной Галины Александровны. Огормное ей спасибо, если бы не она все закончилось плачевно!! Здовья ей, арач от бога!

ИРина

24.05.2016

хочу поделить своим негативным опытом. рожала мае 2016 года в роддоме номер 10 отношение в родовой и после родов было хорошое но все впечатление испортила врач педиатр Китаева или Котаева даже не хочется запоминать эту фамилию. Ребенку таких диагнозов наставила что волосы дыбом встали, Проревела все три дня в послеродовом отделении это был полный ужас но слава богу ничего не подтвердилось ребенок здоров. Я считаю что такие Врачи не должны работать в таких центрах за эти дни вся моя семья и я наверно посидели. Она еще с такой уверенностью эти все диагнозы ставила я вообще сомневаюсь в ее профессиональной деятельности. Может быть у кого то такая же ситуация будет не слушайте и не воспринимайте ее близко к сердцу, УЖАСНЫЙ ВРАЧ ДЕТСКИЙ ПЕДИАТР КИТАЕВА ИЛИ КАТАЕВА!!! ДЕСЯТЫЙ ПЕРЕНАТАЛЬНЫЙ ЦЕНТР НА ДАГЕСТАНСКОЙ

Екатерина Боченкова

26. 01.2016

Рожала в 2009, воспоминания в основном только хорошие, было ЕР, бригада которая принимала роды — была чудесная, жаль не знаю имен, но всех бы расцеловала!!! Еще попалась великолепная врач неонатолог, ей вообще благодарно по сей день! Очень жаль не знаю имен…

Виктория Маркова

08.01.2016

рожала в 2015. .,принимала роды акушерка Свиридова. М. А.. хорошая женщина и хорошее отношение к беременным -с пониманием… помогла родится нашему сыну.. ))разные врачи бывают… есть и хорошие.. ))признаюсь что сначала как пришла туда боялась ужасно.. но все прошло хорошо…

Елена

07.06.2015

6 июня 2015 года в 21 час привезла СКОРАЯ беременную женщину с болями в приемный покой. Её посмотрели и НЕ ОКАЗАВ никакой помощи выставили за дверь в 24 часа… Почему таких ПАРАЗИТОВ-врачей держат в роддоме???

Ekaterina Sergeeva

10.05.2015

Рожала в январе 2014 г. Роды прошли хорошо, т. к. заранее составлялся контракт с врачем Худорожковой М. А. Послеродовое отделение просто отвратительно. В палатах жарко и сухо, дети теряют много влаги благодаря еще и этому. Средний персонал весь курящий и грубый. Одна пожилая медсестра Мария Ильинична работает на совесть и старается сделать лучше, а не так, чтобы вы отвязались. Когда я лежала, в соседней палате начали делать ремонт и нестерпимо пахло краской, это главврача не смущало нисколько.

Ирина Денщикова

24.03.2015

в феврале рожала в роддоме на химмаше (это тоже теперь 10 второй корпус), во время беременности наслушалась кучу плохих отзывов о роддоме, в действительности же все там замечательно, отличные врачи и акушеры!!! отдельное спасибо врачу Биюн Т И и акушерке Лучевниковой В В, подсказывали что и как делать, слова грубого не сказали ни разу. в послеродовом (лежала в палате интенсивной терапии) так же все замечательные работают!!! акушерка Галина Валентиновна и советом и делом всегда поможет (за три дня два раза была ее смена), все чего нет-дадут и памперс и присыпку и градусник и смеси, если молока еще нет. на обходах все специалисты очень внимательно и подробно все объясняют. в следующий раз рожать только к ним!!!!

ольга

19.12.2014

И моего сынишку угробили. .. Шилова и Биюн невнимательные. Ни ногой туда..

наталья

14.12.2014

Роддом №20 метит на евростандарт, табличку поменяли, а об этике и деонтологии вообще не знают. Не врачи, а врачихи! Предлагаю персоналу пойти охранять сады, там такое поведение отпугнет всех собак!

Ольга

06. 07.2014

Желаю, чтоб он остался без рожениц, протух и его подожгли!!!!!!!!!!!!!!!! Сранский роддом!!! Угробили мою кроху! Шилова гадина!

Оксана

10.12.2013

Рожала в 2012 году, роддом просто ужасный, персонал отвратительный, советую будущим мамочкам стороной обходить этот роддом!!!

Мария Смирнова

20. 11.2013

Хочу сказать большое спасибо врачам Горбань и Лучевниковой, они помогли появиться на свет моей дочке!!!

Татьяна Илимбаева

07.10.2013

01. 10. 13г. Родила мальчика. Сами роды прошли отлично. Но пришлось второй раз вызывать скорую. Когда меня привезли в роддом, меня встретили так- О это опять Вы, что схвотки учестились или воды отошли. Вас сейчас осмотрит врачь, и вас может быть опять отправят домой. На что, я промолчала мне было не доспорав. В итоге меня не кто не осмотрел, в приемной. Просто молча оформили нужные документы и проводили в родовое отделение. Где я и родила. Хочу Выразить благодавность врачам окушерам которые принимали у меня роды / Лучевникова В. В., Гольдберг Е. Н., Папикан А. Г. Это настояшая команда! Работают слаженно, сплаченно, оперативно! Молодцы девочки! Счастья Вам, Здоровья и всего всего наилудшего!!!! А так же Хочется выделить детского врача- Южанину Татьяну Анатольевну. Отличный терапевт, професионал своего дела, все раскажет подскажет что как и почему. Спасибо и Вам Татьяна Анатольевна. Здоровья Вас! Счастья!

Татьяна Илимбаева

01. 10.2013

Я разочеравонна. Думала хорошая больница. Сегодня меня привезли с хвотками в роддом, а меня отправили обратно домой, — сказав, приежайте тогда когда воды оттойдут, вы еше не готовы рожать. Вот результат сижу доми с хвотками, жду когда оттойдут воды:( Срок 40 недель.

Екатерина Астанина

29.05.2013

Я рожала в этом роддоме в 2012 году. Впечатление очень хорошие, персонал просто замечательный, палаты и питание хорошее.

Иришка

29.01.2013

Хоть внешне он и страшненький — зато внутри него работают золотые врачи! Рожала тут перед новым годом. То ли в городе беби бум, толи роддом популярный — но тут прям конвеер 🙂 Я ума не приложу как они справляются в этом кроваво-орущем хаосе. Роды мои прошли замечательно, быстро — всего за 3 часа. Малыша крикуна положили мне на грудь, столько эмоций просто нет слов :)Врачи все внимательные, без толку не кричат, советы дельные. Вобщем рекомендую к сотрудничеству 🙂 Да, кстати — не лишним будет «договориться» и врачу приятно и вам спокойней 🙂

Перинатальный центр на Комвузовской и Дагестанской

📍 г. Екатеринбург, ул. Комвузовская, 3

📍 г. Екатеринбург, ул. Дагестанская, 3

👨‍⚕️ Максимяк Ольга Викторовна

☎ (343) 374-32-00, (343) 374-30-58, (343) 258-94-67

📩 [email protected] ru

✔ лечение гинекологических заболеваний, родовспоможение.

Собираем сумки в роддом: чек-лист для будущей мамы

19. 03.2019

Если вы уже окончательно запутались, как правильно собирать сумки в роддом, потому что все наперебой дают «полезные» советы, — прочитайте нашу статью. Мы расспросили опытных мам и на основе их ответов составили список самых необходимых вещей, которые точно нужно взять с собой.

Начнём с основы: куда всё положить? В большинстве роддомов есть строгое правило — приносить вещи в целлофановых пакетах или клеёнчатых прозрачных сумках. Это обусловлено тем, что модели из других материалов, например текстильные или кожаные, могут быть переносчиками инфекций, так как их нельзя вымыть и продезинфицировать. А ещё в них намного сложнее быстро отыскать нужный предмет.



Сумка № 1

Первая сумка предназначена для предродового отделения. Её вы возьмёте с собой, когда поедете на роды.

  1. Документы: паспорт, страховой медицинский полис, обменная карта беременной, направление в родильный дом, родовой сертификат, СНИЛС, контракт на роды (если они платные), результаты дополнительных обследований и анализов (если такие есть).
  2. Ночная рубашка. В роддоме могут дать одноразовую, но она, скорее всего, будет тонкой и полупрозрачной.
  3. Резиновые тапочки. Правила роддомов предписывают именно моющиеся модели, так как их легче других содержать в чистоте.
  4. Одноразовые бумажные платочки и антибактериальные влажные салфетки для личной гигиены.
  5. Компрессионные чулки. Врачи советуют надевать их на роды, чтобы уменьшить нагрузку на вены, но нужны ли они вам, лучше узнать у специалиста.
  6. Послеоперационный бандаж, если предполагается кесарево сечение.
  7. Вода без газа. Хорошо, если она будет в маленьких бутылочках со спортивным горлышком.
  8. Пакеты для одежды. При поступлении в предродовое отделение вам нужно переодеться и отдать вещи сопровождающим или поместить на хранение. Если у вас найдётся пакет, куда можно всё сложить, будет очень удобно.

Список зависит от требований, которых придерживается конкретный роддом. В одних просят принести с собой всё, начиная от тапочек и заканчивая одеждой для малыша. В других необходимые вещи выдают. Рекомендуем на всякий случай уточнить информацию в том роддоме, куда вы планируете поехать.


Сумка № 2

Вторая сумка предназначена для послеродового отделения. Её привезут близкие. Вас будет уже двое, поэтому и вещи можно разделить на 2 категории.

Для вас
  1. Нижнее бельё. Оптимальны одноразовые трусики (3–5 штук). Они хорошо тянутся, не стягивают живот, а главное — пропускают воздух.
  2. Одноразовые пелёнки. Они понадобятся для осмотров и УЗИ.
  3. Крем для сосков. Он обеззараживает и предотвращает появление трещин.
  4. Одноразовые вкладыши для груди. Их стоит взять на всякий случай: обычно прилив молока наступает только на 3–5 день после родов, но всё может быть.
  5. Послеродовой бюстгальтер. Конструкция позволяет не снимать его во время кормления, он не перетягивает грудь и при этом хорошо её поддерживает.
  6. Послеродовой бандаж. Чем раньше вы возьмётесь за фигуру, тем быстрее она придёт в норму.
  7. Косметичка со всем необходимым: шампунь, гель для душа, ватные диски и палочки, расчёска, зубная паста и щётка, гигиеническая помада, антиперспирант без отдушек, антибактериальное жидкое мыло, влажная туалетная бумага, антисептик и крем для рук.
  8. Полотенца: одно для лица и рук, другое для тела.
  9. Одежда: халат, ночная рубашка, пижама, носочки.
  10. Ручка и блокнот для записи советов медсестёр и врача.
  11. Столовый набор: кружка, миска, ложка и бумажные полотенца.

В эту сумку вы можете положить декоративную косметику. Если оставите её в сумке № 3 (на выписку), то не успеете ей воспользоваться, так как получите эти вещи только за 10 минут до выхода к близким.

Для малыша
  1. Подгузники. Упаковки на 25–30 штук хватит на 3–4 дня.
  2. Влажные салфетки. Один из главных расходных материалов. Они пригодятся и малышу, и вам. Выбирайте салфетки без резкого запаха.
  3. Увлажняющий крем или масло. Кожа малыша очень сильно сохнет в первые дни и нуждается в особом уходе.
  4. Пелёнки для осмотра. Обычно берут одноразовые с впитывающим слоем с одной стороны и непротекающим с другой. Они понадобятся для осмотров и смены подгузников.
  5. Одежда (если разрешат): комбинезоны-слипы, кофточки и ползунки, чепчик и носочки.

Сумка № 3

Третья сумка понадобится перед тем, как вы покините роддом. Её заранее привезут близкие.

Для вас

Когда будете собирать эту сумку, помните, что фигура ещё не в идеальном состоянии, поэтому лучше возьмите свободные вещи. А чтобы на фотографиях не был виден пока не подтянутый животик, можете надеть корсет под платье или кофточку.

Также положите в сумку бельё, верхнюю одежду по сезону и обувь — лучше просторную и без каблуков, потому что ноги могут быть ещё немного отёкшими.

Для малыша

Летом и весной стоит выбрать лёгкий трикотажный комбинезончик, чепчик, а сверху завернуть кроху в тонкую пелёнку или хлопковое одеяльце. Если очень жарко, то достаточно тонкой распашонки, пелёнки и чепчика.

Осенью и весной возьмите трикотажный комбинезончик или распашонку и ползунки, фланелевую пелёнку, чепчик, шапочку, хлопковое одеяльце, а сверху укутайте малыша в утеплённый конверт.

Не забудьте пару подгузников и, конечно, ленточку.

Когда сумки будут готовы, обязательно покажите их близким. Тогда им будет проще ориентироваться, какую и когда везти. А ещё можно прицепить маленькие шпаргалки на случай, если счастливые родственники забудут все указания, что вы им давали.

Желаем удачи! Все необходимые товары вы найдёте в специальной подборке.

Смотреть подборку

Момент, когда папа обнаруживает «жена инсценировала беременность и смерть близнецов», когда он находит КУКЛЫ, завернутые в ткань, на их «похоронах»

Это удивительный момент, по словам отца, он нашел КУКЛ, завернутые в ткань, на похоронах после того, как его жена инсценировала свою беременность и смерть их близнецов.

Странная история возникла в России, где полицейские и городские власти пытаются разгадать, как этого человека обманули.

8

Утверждается, что две куклы поменяли на похороны в РоссииКредит: ВКонтакте.com

8

Были найдены две куклы, завернутые в белую ткань Фото: VK.com

8

Скорбящие на «похоронах» двух новорожденных, которых никогда не было Фото: VK.com

Дауд Даудов, 33 года, считал, что его сыновья могут быть «живыми» и жертвами рэкета по продаже детей или усыновлению.

Он сказал на видео: «Я открыл пелену первого ребенка и увидел, что глаз нет.

«Я начал открывать лицо второй. То же — это кукла ».

Он пожаловался в полицию и родильный дом после того, как на их похоронах в Дагестане обнаружил пластиковые куклы, завернутые в пеленки, вместо останков своих младенцев.

Изначально он обвинил медиков роддома в замене его «мертвых новорожденных близнецов» куклами перед их похоронами, сообщает Lenta News.

Даудов сказал: «Они умерли 9 февраля от кровоизлияния в мозг».

Но «вскрытия» не было, поскольку «согласно исламу невозможно вскрыть их тела — детей нужно [похоронить] такими, как они есть», — добавил он.

8

Дауд Даудов, 33 года, который первоначально утверждал, что его «сыновья» все еще живы, поскольку он не знал, что его жена на самом деле не беременна Фото: МВД Дагестана

8

Чиновники и полицейские расследуют странное дело Фото: ВК.com

Однако сегодня высокопоставленный региональный чиновник назвал это ложной беременностью.

Жена Даудова, Лаура, как сообщается, призналась, что не рожала и лично заворачивала кукол в саван на похоронах, чтобы обмануть ничего не подозревающего мужа.

Но из отчетов не ясно, как она инсценировала свою беременность и сумела так долго держать его в неведении.

«Женщина прошла медицинское обследование, в результате которого было установлено, что она не рожала», — сказал губернатор Ставрополя Владимир Владимиров.

Он добавил: «Позже женщина в письменной форме подтвердила, что вся история была выдумана. Что я могу сказать? У меня нет слов.

«Теперь дело за семьей и правоохранительными органами. Я надеюсь, что люди, ошибочно обвинившие наших врачей, извинятся ».

Представитель роддома сообщил журналистам: «Мы проверили все базы — такая женщина к нам не приходила».

Лаура сообщила журналистам, что ее первоначальный положительный тест на беременность не подтвердился.

Трагическая женщина в своем заявлении призналась, что инсценировала свою беременность, а также рождение и смерть своих «новорожденных», поскольку ее муж хотел иметь детей, говорится в сообщении.

Она сняла квартиру возле родильного дома, купила двух кукол и рассказала своей семье, что их младенцы-близнецы умерли после «рождения».

CRINGEY CLIP

Губернатор Куомо просит женщину-репортера «съесть всю колбасу» в жутком видео 2016 года

НЕПРАВИЛЬНО КУОМО!

Звезда CNN путает ее Куомо и говорит, что не тот брат столкнулся с заявлением о сексуальных домогательствах

«МОЙ СТРАХ»

Гарри говорит Опре, что он покинул Великобританию, так как боялся, что Меган постигнет та же участь, что и Диана. Губернатор Куомо признается в «нежелательном флирте» после заявлений второго помощника о сексуальных вредителях

РАКЕТНАЯ АТАКА

Сирийское правительство «сбивает израильские ракеты через несколько дней после удара Байдена»

БОЛЬШИЕ БАКИ

Республиканцы призывают всех американцев в пакете Байдена сдать СТИМУЛЬНЫЕ ЧЕКИ на 10 000 долларов

Лаура сказала: «Я видела, как счастлив был мой муж, когда я сказала ему, что беременна.

«Я не хотела его расстраивать и поэтому решила солгать ему и нашим родственникам, инсценировав беременность. Я не могла перестать притворяться.

«Я ввела в заблуждение всех своих родственников и мужа. Мне очень жаль ».

8

Больница, в которой, как утверждается, родились младенцы, но записей ни о них, ни об их «маме» не обнаружено Фото: Яндекс

8

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров поговорил с журналистами Фото: Правительство Ставропольского края

8

Одна из двух кукол, поставленных вместо двух «младенцев» Фото: ВКонтакте. com

Женщины в конфликтах на Северном Кавказе: бедственное положение, о котором не сообщается — Новая Восточная Европа

Женщины в Российской республике Чечня никогда не испытывали такого давления, как сегодня. Однако об их роли, их месте в обществе и правах в Чечне и других конфликтах на Северном Кавказе написано немного.

10 июня 2016 г. — Екатерина Сокирянская — Статьи и комментарии

Изображение Варвары Пахоменко

На протяжении более двух десятилетий с 1994 года вооруженный конфликт между российскими федеральными силами и мятежниками на Северном Кавказе был одним из самых смертоносных в Европе, его порождал порочный круг неурегулированных религиозных и этнических противоречий, жестокой борьбы с повстанцами и отсутствия демократических процедур. , социальное неравенство и плохое управление.Нестабильность и война привели к резкому подрыву государственного потенциала, ослаблению государственных институтов и усилению роли традиционных и религиозных практик и нетерпимых идеологий.

Все это сформировало опыт и роли женщин как жертв, охранников и виновников насилия не только в Чечне, но и в соседних республиках Ингушетия и Дагестан.

Нарушение прав женщин

В Чечне женщины и девушки подвергаются убийствам чести, насилию в семье, похищениям для замужества и ранним бракам.В некоторых дагестанских селах также подвергаются калечащим операциям на половых органах. В Чечне и Ингушетии многие лишены детей после развода — со ссылкой на предполагаемую «традицию», которая якобы предписывает детям воспитываться в семье их отца — и часто лишены права посещения. Некоторые изо всех сил пытались увидеть своих детей годами. В Чечне сексуальное насилие со стороны близких родственников практически не преследуется; если о таком преступлении станет известно, жертву могут убить, чтобы «очистить семейный позор».

Родильные дома в регионе не соответствуют стандартам, что приводит к предотвратимым материнским смертям и травмам. В системе здравоохранения повсеместно присутствует коррупция: без взятки беременная вряд ли сможет получить адекватную помощь. Даже взятка не может гарантировать качественную помощь: женщины часто сталкиваются с некомпетентными и халатными врачами. Детская смертность на востоке Северного Кавказа почти вдвое выше, чем в развитых регионах России.

В одной больнице в Ингушетии было зарегистрировано несколько случаев предполагаемой преступной халатности, в том числе случаи, когда женщины потеряли своих детей и репродуктивные органы, а одна женщина умерла, последний из которых — в сентябре 2015 года.Расследования пока ни к чему не привели. В Дагестане, по сообщениям родственников, за последние пару месяцев в больнице города Кизилюрт скончались три женщины в результате преступной халатности. В начале этого года смерть женщины в родильном отделении дагестанского Хасавюрта вызвала на улицы сотни протестующих, что привело к бросанию камней и беспорядкам.

Большинство этих преступлений наказуемо в соответствии с российским законодательством. Тем не менее, Россия не может или не желает обеспечивать соблюдение некоторых аспектов своего законодательства, когда дело доходит до гендерных нарушений, в некоторых из своих республик Северного Кавказа, где проблемы женщин по-прежнему недостаточно изучены, недостаточно освещены и недостаточно решаются. как центральные, так и местные власти.

В ловушке правового треугольника

Российский закон является довольно прогрессивным в отношении прав женщин, даже несмотря на то, что Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (CEDAW) рекомендует России принять более всеобъемлющее законодательство для предотвращения насилия в отношении женщин и борьбы с ним, и отмечает отсутствие эффективного механизма подачи жалоб для женщины отстаивают свои права. Однако для женщины из Чечни, Ингушетии или Дагестана ситуация осложняется еще и тем, что российское право является лишь одной из трех сосуществующих правовых систем, которые регулируют ее положение: обычное право, исламский шариат и / или российское право.Все эти системы допускают произвольное толкование, которое может привести к серьезным нарушениям прав.

Официальная российская правовая система страдает от коррупции и проблем принуждения. Даже когда российские суды выносят решения в пользу женщин, местные власти, особенно в Чечне, открыто саботируют их исполнение. Они, например, игнорировали судебные постановления в пользу женщин в спорах об опеке, ссылаясь на «традиции». В одном деле, переданном в Европейский суд по правам человека, российское государство само сослалось на «традицию» как на препятствие для исполнения решений об опеке.Некоторые матери были незаконно разлучены со своими детьми в течение многих лет.

Жертвы редко осмеливаются добиваться возмещения ущерба, и когда они это делают, региональные правоохранительные органы часто не реагируют или открыто препятствуют. В Чечне государственная защита, которую получают жертвы, иногда включает в себя чиновников, которые вступают в сговор с подозреваемыми в совершении преступления. Сергей Бобров, федеральный чиновник, глава следственного комитета Чечни, пытался расследовать убийства чести, в которых замешаны местные силовики, но получал угрозы и через шесть месяцев был уволен с должности президентом Путиным.Москва не уделяет должного внимания расследованию преступлений в отношении женщин, либо не осознавая проблемы, либо считая ее несущественной. «Они жили так веками, мы ничего не можем сделать», — сказал мне высокопоставленный федеральный чиновник по правам человека.

Временно освобождающее воздействие войны

Сегодня чеченские женщины особенно уязвимы и подвержены риску.

Женщины несли на плечах особую ношу во время двух республиканских войн.Мужчины воевали с обеих сторон, а тем, кто этого не делал, было опасно передвигаться через многочисленные блокпосты республики. Их могли арестовать, похитить, подвергнуть пыткам или убить. Женщины стали основными кормильцами, заботились о детях, убирали мусор и ремонтировали поврежденные дома. Они вели переговоры с военными, а когда людей похищали службы безопасности, они перекрывали дороги, протестовали, проводили дни в официальных учреждениях, пытаясь установить их местонахождение, и обыскивали массовые могилы.Некоторые в конечном итоге начали документировать преступления и стали откровенными защитниками прав человека.

Как это ни парадоксально, экстремальные условия войны освобождали женщин. Давление традиций было отброшено, поскольку условия военного времени и отсутствие мужчин открыли для женщин возможность занять ведущие роли в обществе.

Многие чеченские женщины остаются кормильцами семей и по-прежнему вынуждены выполнять всю работу по дому, но после войны их социальный статус резко изменился в худшую сторону.После окончания полномасштабного военного противостояния и установления контроля федеральными войсками над всей Чечней в 2003 году Кремль начал политику «чеченизации», в соответствии с которой большинство политических, военных и административных функций было передано этническим чеченцам. Кремль привел к власти бывшую сепаратистскую семью Кадыровых, которой он передал правоохранительные органы и управление республикой на аутсорсинг.

38-летний диктатор Чечни Рамзан Кадыров заявил, что его режим собирается восстановить традиционные ценности и нравы, и сегодня оказывает огромное давление на женщин.Он охарактеризовал женщин как собственность мужа, главная роль которого — рожать детей. В 2007 году он ввел строгий дресс-код (головной платок, рубашки с длинными рукавами и длинные юбки) в государственных учреждениях, включая школы.

Он выступает за полигамию как решение, когда женщины нарушают традиционный закон, говоря, что «лучше быть второй или третьей женой, чем быть убитым». Несмотря на то, что он официально запрещает брак несовершеннолетних и похищение невест, сообщалось о случаях, когда местные службы безопасности принуждали к браку очень молодых девушек и в качестве вторых или фактических временных жен.Женщины-активистки рассказали мне, что родители опасаются, что их дочери будут видны на публике, особенно по вечерам, из-за боязни, что их заметят люди, наделенные властью. Семьи не могут противостоять давлению со стороны влиятельных охранников, которые могут попытаться взять их в брак.

Убийства чести также, кажется, стали более обычными в последние годы. Нет четкой государственной статистики о преступлениях, совершенных против женщин в России, и это упущение, которое международные наблюдательные институты неоднократно рекомендуют государственным органам исправить. Преступники также делают все возможное, чтобы скрыть свои преступления. Убийства во имя чести и насилие в семье также зарегистрированы в республиках за пределами Чечни. Совсем недавно в Дагестане отец, как сообщается, убил двух своих дочерей за то, что они поздно вернулись домой, в то время как другая семья приковала женщину цепью за подозрение в проступке.

Женский радикализм

Женщины на Северном Кавказе не только жертвы насилия или миротворцы, они также иногда являются виновниками насилия и носителями радикализма.

С 2000 года по России произошло 82 нападения террористов-смертников с участием 125 террористов-смертников, по меньшей мере 52 из которых были женщинами. Я знаю несколько семей в Дагестане, молодые женщины которых приняли радикальные течения ислама, а затем обратили своих братьев и сестер и даже своих отцов. Один за другим члены их семей присоединились к повстанцам в России и были убиты или теперь являются членами так называемого Исламского государства (ИГ). За последние два года многие радикальные женщины с Северного Кавказа переселились в районы Сирии и Ирака, находящиеся под контролем ИГ.

IS представляет собой самый успешный джихадистский проект 21 века, соблазняя молодых радикальных женщин, которые хотят выйти замуж за моджахедов (святых воинов), надеждой завоевать место в «раю». Как гласит один популярный лозунг джихадистов: «Лучше быть вдовой шахида (мученика), чем женой труса». Хотя женский радикализм имеет те же факторы притяжения и толчка, что и мужской, есть несколько конкретных причин: давление традиционного общества; отсутствие возможностей и свободы делать собственный жизненный выбор или реализовывать свой потенциал; сексуальное насилие; или травмирующие отношения с мужьями, братьями или родителями.Понимание этого важно для разработки эффективных стратегий дерадикализации.

Заключение

После распада Советского Союза статус и роль женщин Северного Кавказа претерпели несколько изменений. Два десятилетия нестабильности и конфликта породили авторитарные режимы, традиционалистскую политику и идеологии, которые привели к резкому ухудшению условий для прав женщин, особенно в Чечне, наиболее пострадавшей зоне конфликта.Местные активисты пытаются повысить осведомленность и помочь жертвам злоупотреблений, но их голоса слабы, а о тяжелом положении женщин в конфликтах на Северном Кавказе по-прежнему не сообщается.

Российское правительство должно прилагать последовательные усилия, чтобы гарантировать равную защиту женщин не только в Чечне, но также в Дагестане и Ингушетии. Среди прочих мер, российские власти должны улучшить материнские и социальные услуги, эффективно расследовать гендерное насилие для борьбы с безнаказанностью и разработать эффективные гендерные стратегии дерадикализации.Женщины Северного Кавказа заслуживают как минимум того же уровня защиты, что и женщины в других частях территории России.

Екатерина Сокирянская — директор проекта по Европе и Центральной Азии в International Crisis Group, независимой организации по предотвращению конфликтов

* Эта статья изначально была опубликована в блоге Международной кризисной группы. Все изображения любезно предоставлены Варварой Пахоменко.

Чечня, дети, Дагестан, гендер, Северный Кавказ, радикаизация, Россия, терроризм, женщины, конфликтующие женщины

ИГ заявляет о смертельном нападении на церковь в российском Дагестане

Дата выдачи:

Пять женщин были застрелены в результате очевидного нападения радикальных исламистов на православную церковь в северокавказском регионе Дагестана в воскресенье, когда организация «Исламское государство» взяла на себя ответственность за нападение.

По сообщениям местной прессы, неизвестный обстрелял верующих в церкви в городе Кизляр в преимущественно мусульманском регионе.

В заявлении областного МВД говорится, что нападавший использовал охотничье ружье, четыре женщины были убиты на месте, а нападавший «ликвидирован».

Пятая женщина скончалась от полученных травм в больнице, сообщила ТАСС пресс-секретарь Минздрава Залина Муртазалиева.

В результате нападения пострадали двое российских полицейских.

Согласно сообщению местного чиновника, нападавшим был местный житель лет двадцати с небольшим, сообщает агентство «Интерфакс».

Российская ежедневная газета РБК процитировала православного священника, который сообщил, что нападавший открыл огонь по прихожанам после полуденной службы.

«Мы закончили мессу и начали выходить из церкви. Бородатый мужчина побежал к церкви с криком« Аллаху Акбар »(« Бог величайший ») и убил четырех человек», — сказал РБК отец Павел.

«У него были винтовка и нож», — добавил он.

«Солдат ислама»

Группа «Исламское государство» взяла на себя ответственность за нападение.

«Солдат ислама Халил Дагестани напал на« церковь в городе Кизляр в Дагестане », — сообщило ИГ через приложение для обмена сообщениями Telegram.

« Он прицелился в них из своего оружия, убив пятерых и ранив четырех других.

Пресс-секретарь Патриарха Русской Православной Церкви Кирилл решительно осудил нападение, назвав его «чудовищным преступлением», направленным на «провоцирование противостояния между православными христианами и мусульманами» на Северном Кавказе.

На фотографиях, опубликованных в местной прессе, запечатлено тело бородатого мужчины в военной форме, который был идентифицирован как нападавший.

Рядом с его трупом лежали две его жертвы, покрытые белым саваном.

Дагестан, граничащий с Чечней, — один из самых бедных и нестабильных регионов России.

Известно, что исламистские повстанцы из региона, который находится непосредственно к востоку от Чечни, отправились в Сирию, чтобы присоединиться к ИГ.

В 2015 году IS заявила о создании «франшизы» на Северном Кавказе.

Он заявил о нескольких нападениях на полицию в Дагестане за последние пару лет, в которых использовалось оружие и взрывчатка, в то время как местные силы безопасности борются с надвигающимся исламистским мятежником.

Воскресная стрельба происходит ровно за месяц до президентских выборов 18 марта, на которых Владимир Путин почти гарантированно победит.

(AFP)

В Дагестане возвращается большое правительство

Хасавюрт, второй город Дагестана, начинает приобретать репутацию объекта гражданского сопротивления.CC-SA 4.0 Zastara / WikimediaCommons. Некоторые права защищены. В Хасавюрте, Дагестан, первые шесть месяцев 2016 года ознаменовались тремя громкими событиями — зимними протестами против попыток закрытия мечети, смертью новорожденного ребенка в местной больнице и мобилизацией мелких торговцев против контрабандный товар властями конфискован.

На первый взгляд, эти события не связаны между собой. Однако, если мы посмотрим на более широкий контекст, эти события не только дополняют друг друга, но также указывают на ряд важных тенденций.В частности, как республиканские власти, движущая сила методов управления Москвой, стали заложниками своей собственной политики.

Этот город, известный на юге России своими рынками, вступает в новую эру. И его ближайшее будущее, в котором государство явно будет играть более важную роль, вряд ли станет улучшением его недавнего «бандитского» прошлого.

Почему Хасавюрт важен?

В конце мая Антитеррористическая комиссия (АТК) Дагестана провела свое первое выездное заседание в Хасавюрте.В городе, расположенном на границе с Чечней, проживал не только губернатор области Рамазан Абдулатипов (который также возглавляет АТК), но и Сергей Меликов, полпред президента Владимира Путина в Северо-Кавказском федеральном округе. Действительно, новую площадку предложил Меликов.

Менее чем через неделю, 1 июня, в Хасавюрте также состоялось заседание Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Изначально собрание планировалось провести в Чечне, но после того, как чеченский лидер Рамзан Кадыров отказался гарантировать безопасность Игоря Каляпина, который возглавляет Комитет против пыток (который недавно подвергся нападению в чеченской столице), совет решил провести свое заседание. сессия в Хасавюрте.

Обе организации обсуждали, как бороться с терроризмом. Но в то время как секурократы и официальные лица на заседании УВД в основном рассказывали о своих успехах, президентский совет по правам человека сосредоточился на актуальном для всего Дагестана вопросе — так называемых «ваххабитских списках» предполагаемых радикальных исламистов, которые на самом деле , часто включают местных гражданских активистов.

Этот город самодостаточных людей нелегко вписывается в вертикаль власти России

Неудивительно, что Хасавюрт был выбран для размещения как правительственных чиновников, так и их оппонентов, официальных правозащитников.Хасавюрт с населением в 140 000 человек — второй по величине город Дагестана после столицы Махачкалы. Город, в котором проживают три равные этнические группы (аварцы, чеченцы и кумыки), чрезвычайно важен как в экономическом, так и в стратегическом плане, но его потенциальные точки конфликта также многочисленны. Действительно, учитывая дефицит земли и других ресурсов, мобилизация любой из этих групп может привести к серьезной дестабилизации во всем регионе.

Достаточно сказать, что за этот город идет битва.Основными игроками являются Рамзан Кадыров, глава Чеченской республики, и Сагидпаша Уманахов, бывший многолетний мэр Хасавюрта и министр транспорта, энергетики и связи Дагестана. Некоторые эксперты даже рассматривали недавние события в аварском селе Кенхи в Чечне как часть этой «битвы». Кенхи получил известность благодаря разоблачителю Рамазану Джалалдинову, который, пожаловавшись Владимиру Путину на положение дел в селе, был вынужден бежать от чеченских властей в Дагестан.

Февраль 2016 г .: смерть новой матери в родильном доме в Хасавюрте вызвала протесты. Изображение предоставлено автором. Пока что администрации Хасавюрта удается уравновесить эти интересы. По словам директора научно-исследовательской лаборатории по противодействию экстремизму и терроризму Дагестанского государственного университета Хабиба Магомедова, это связано с конкретной траекторией развития города за последние 20 лет. «Люди, которые живут в Хасавюрте, самодостаточны, — говорит мне Магомедов. «Так или иначе, их связывают экономические интересы, поэтому они стараются решать сложные вопросы мирным путем».

Хасавюрт выдвинулся на передний план во время войн в соседней Чечне. Именно в этот период в городе начали развиваться рынки продуктов питания, товаров, строительных материалов и других товаров. Сегодня это самые большие на юге России. В результате жители города меньше зависят от государственного сектора и не так сильно вовлечены в борьбу за бюджетный «пирог».

Было бы ошибкой называть Хасавюрт своего рода «вольным городом». Просто до недавнего времени город управлялся четкими, хотя и неписаными законами, введенными бывшим мэром Умахановым, который правил городом с 1997 по 2015 год.

Дорога Умаханова к власти была извилистой. На языке социологии это история превращения «сильного бизнесмена» в «стационарного бандита». Фактически, два года назад, когда громкие аресты высокопоставленных местных «баронов» были в самом разгаре, Кадыров открыто называл Умаханова бандитом. В ответ мэр намекнул, что чеченский лидер стоит за одним из покушений на его жизнь.

После этого противостояния стало ясно, что позиции Умаханова уже небезопасны. Ему придется либо вести переговоры с чеченским лидером, либо разделить судьбу других политических тяжеловесов (которые, к своему удивлению, обнаружат, что федеральные военные вертолеты прибывают, чтобы вывести их из их вотчин).

После долгих переговоров компромисс был найден. Умаханова вытолкнули наверх и оставили его избранным преемником.Однако механизм «возвращения большого правительства» уже был запущен. Республика возвращается в город — и приносит с собой свои правила.

Политика самодостаточности

Первые признаки того, что что-то не так, появились в начале этого года. 31 января правоохранительные органы и органы безопасности приняли решение закрыть салафитскую северную мечеть в Хасавюрте. Около 5000 человек провели марш протеста, и на следующий день мы открыли мечеть.

Месяцем ранее имам мечети был арестован по обвинению в хранении оружия и поддержке Исламского государства. Действительно, с конца 2015 года были попытки закрыть многочисленные салафитские мечети в Дагестане, в том числе в Махачале и Дербенте. Мусульмане, принадлежащие к этой ветви ислама, растущему фундаменталистскому реформаторскому движению, повсюду выражали свое несогласие. Но только в Хасавюрте им удалось практически сразу возобновить работу своих мечетей.

Преследование хасавюртовских салафитов, конечно же, продолжалось. Люди, принимавшие участие в акциях протеста, были доставлены на допрос в полицию, после чего многим пришлось покинуть город.А в апреле был арестован имам «Восточной» мечети, еще одного «плохого» храма.

«Они хотели показать, что никого не оставят в покое, и дали людям несколько« дружеских »советов покинуть этот район»

Магомед, участвовавший в акции протеста, согласился поговорить со мной при условии, что я поменяю его имя. «Они начали преследовать нас на следующий день после акции протеста. Это была скорее кампания запугивания. Силовики знают всех и опрашивают людей из разных групп, а не только лидеров. Они хотели показать, что никого не оставят в покое, и дали людям «дружеский» совет покинуть этот район. После этих разговоров некоторые люди уехали из страны, в Египет, в другие места. Но большинство людей просто рассредоточились по нашим селам здесь, в Дагестане, «ради тишины и покоя» ».

«Как получилось, что людям здесь, в Хасавюрте, удалось заставить власти вернуть ключи от мечети, пусть даже ненадолго?» — Я спрашиваю.

«Махачкала — гораздо более городское место», — говорит мне Магомед.«А Хасавюрт — большое село. Группы людей передавали информацию в социальных сетях, и собиралась толпа. Здесь люди лучше умеют все организовывать. А салафитов намного больше: в Хасавюрте 12 салафитских мечетей, а в Махачкале всего две. У нас на пятничную молитву может быть 10-15 тысяч человек, десять процентов населения, тогда как в Махачкале это скорее два-три процента. А в городе власть всегда была гораздо более антисалафитской, чем в Хасавюрте, что тоже имеет значение.Люди здесь не привыкли к такому обращению ».

Хасавюртовская «Восточная» мечеть. Изображение любезно предоставлено автором. Власти не теряли времени даром, чтобы восстановить свою власть, но местные жители были вдохновлены своей недолгой победой на проведение еще одной демонстрации. 2 февраля около 600 человек собрались в городском родильном доме, где накануне скончалась женщина после родов путем кесарева сечения.

По словам Зарины Агмадовой, главного пресс-атташе Минздрава Дагестана, женская поликлиника посоветовала женщине не рожать еще одного ребенка, но «, несмотря на противопоказания к шестой беременности, женщина отказалась использовать противозачаточные средства по религиозным причинам. причины.

Однако демонстранты утверждали, что причиной смерти женщины стала халатность врачей, которые вовремя не вмешались во время родов. «Залина была оставлена ​​одна с полуночи до 7 утра, когда врачи нашли ее лежащей в луже крови», — сказал журналистам член семьи. Протестующие напомнили и о других случаях плохого медицинского обслуживания в городе. Попытки врачей и официальных лиц опровергнуть жалобы только еще больше разозлили толпу, и камни начали лететь в окна больницы.

В конце концов власти снова были вынуждены отступить. В тот же день следственные органы Дагестана предъявили сотрудникам больницы обвинение в причинении смерти в результате преступной халатности.

Интересно, что жители соседнего города Кизляр планировали провести аналогичную акцию протеста 4 июня: по словам правозащитников, за последние два месяца в роддоме в роддоме умерли три женщины. Однако на этот раз полиция разогнала протестующих, и никто не слышал о каких-либо проверках в больнице.

Очередная схватка с властью, закончившаяся маленькой победой (хасавюртовцев), произошла на одном из ее рынков. В конце апреля угольная полиция начала регулярные рейды по торговым центрам с целью изъятия контрафактной продукции. Однако торговцев возмутил тот факт, что сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями отказались назвать себя и предъявить какие-либо документы. Они просто приходили в сопровождении местного ОМОНа и конфисковали товары без каких-либо объяснений.

Хасавюртовский рынок «Ампир» стал местом сопротивления властям города. Изображение предоставлено властями. В начале мая у торговцев на вещевом рынке Empire, наконец, закончилось терпение. Когда появился отряд по охране общественного порядка во главе с офицером в штатском, торговцы заблокировали выход из магазина и не позволили полиции вывезти из него какие-либо товары. После этого, по словам сотрудников рынка, полицейские изменили свою тактику и предложили трейдерам сделку: зарегистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей и платить налоги, а мы не будем конфисковать ваши товары.

«Мы платим налоги — а дороги у нас ужасные; их никто никогда не исправляет. Куда уходят наши деньги? »

«Мы им не верим», — говорит Рустам, один из трейдеров (имя изменено). «Что все это значит? Поддельные товары и налоги — это совершенно разные вещи. Мы всегда платили налоги. Мы работаем и работаем, и это всегда «дай нам то, дай нам то». Они не оставят нас в покое. Мы платим налоги — а дороги у нас ужасные; их никто и никогда не исправляет. Куда уходят наши деньги? »

«А если мы зарегистрируемся как индивидуальные предприниматели, то мы вообще не будем зарабатывать деньги.Почему к нам в Хасавюрте придирались? Повсюду подделка. Так что закройте границы, закройте Москву, если хотите это остановить. Мы просто идем к оптовикам, покупаем товары и продаем их ».

«Они думают, что мы вкладываем деньги», — возражает другой трейдер Фатима. «Но мы только выживаем. А другой работы здесь нет — заканчиваешь школу и получаешь рыночный прилавок. Так живет большинство людей. Что еще можно сделать? Владелец рынка пригрозил, что если мы начнем кому-то жаловаться, то окажемся на высоте.Он думает, что кормит нас, но это мы его кормит! Почему мы должны молчать об этом? »

Региональные власти внезапно обнаружили, что официальная исламская иерархия ведет свою собственную политическую игру.

«Все наши торговцы заметили, что после ухода мэра Умаханова произошел какой-то раздел», — добавляет Руст. «В Хасавюрте нет нового лидера. Наверное, все дело в губернаторе Абдулатипове ».

Рустан описывает, как губернатор «приезжал сюда месяц назад и сказал, что если поднять налоги на малый бизнес, это принесет дополнительный миллиард рублей», — утверждает Рустан.

«Политики в Махачкале ничего не знают о наших рынках — откуда он взял эту цифру?» — добавляет Рустан. «Некоторые магазины закрылись. Люди напуганы — собирают товар и уезжают. Сам Путин сказал: «Не трогайте малый бизнес». Но эти ребята идут с АК-40, как будто мы какие-то террористы. Но как только они заберут товар, они смогут все разложить как следует. И они заставляют торговцев платить за это! »

Выборы поднимают ставки на новый уровень

Что общего у этих трех историй? Все они связаны тем, что, по крайней мере, на короткое время, люди в Хасавюрте смогли отстоять свои позиции и заставить власти выполнить их требования.

Но это не значит, что это отражает тот тип людей, которые у нас есть. Это отчаянное сопротивление новому порядку проистекает из того факта, что город застрял во временной деформации.

В отношениях с Хасавюртом государство в лице республиканских властей стало действовать как «бродячий», а не «стационарный» бандит. Американский социолог Манкур Олсон предположил, что стационарный бандит отличается от своего бродячего товарища стратегией — в частности, стационарный бандит сосредотачивается на своем будущем, принимая меньше от граждан в краткосрочной перспективе (что позволяет брать больше в долгосрочной перспективе).Между тем, бродячий бандит сосредоточен на максимизации дохода без какого-либо долгосрочного плана.

Когда повсюду возникают новые партии, все с поддержкой откуда-то «сверху», возможны даже самые маловероятные союзы.

Это изменение в поведении республиканских держав неудивительно. Вертикаль власти в нашей стране поощряет именно такое поведение. Чтобы оставаться на посту губернатора региона, вы должны постоянно демонстрировать радужную картину стабильности и поддержки вашим народом политики «партии и правительства». В этом у главы региона есть два союзника: сила полиции и спецслужб и экономическая зависимость населения. В обмен на украденный суверенитет людям предлагают больницы, где пациенты умирают после простейших операций.

Ирония заключается в том, что Кремль играет в те же игры со своими региональными представителями. Общероссийский народный фронт (ОНФ) — это так называемое гражданское движение, созданное Владимиром Путиным в 2011 году — якобы для максимального увеличения общественного влияния на правительство.ОНФ может показаться бесполезным, но на самом деле он играет довольно важную роль, осуществляя добровольный контроль над органами местного самоуправления, что, в свою очередь, делает их более зависимыми от Москвы. Не все заявления активистов ОНФ претворяются в жизнь, но дело в администрации президента в Москве регулярно обновляется, о чем губернаторы регионов хорошо знают.

Начало предвыборной кампании в российский парламент подняло ставки на новый уровень. В Дагестане быстро завоевывает поддержку региональная Партия «Народ против коррупции» (НПК). СМИ уже окрестили ее партией муфтиятов, поскольку ее члены утверждают, что в их число входят такие религиозные лидеры, как Магомедрасул Саадуев, заместитель регионального муфтия и авторитет как для официального духовного истеблишмента, так и для салафитов.

Среди других видных дагестанцев, связанных с НПК, — Абдул Асаев, сын известного шейха Саид-эфенди Чиркейского (убит террористом-смертником в 2012 году), и Хазмухаммад Абубакаров, отец бывшего муфтия Дагестана Мухаммадсаида (который также погиб в результате взрыва 1998 г.).

Некоторые дагестанские политологи всерьез предположили, что за НПК стоит администрация президента, и это косвенно подтверждается довольно нервной реакцией губернатора Дагестана Рамазана Абдулатипова на вопрос о его взглядах на эту новую антикоррупционную партию.

«Во-первых, — сказал губернатор газете 3 июня, — мне не известно о существовании такой партии, хотя я постоянно держу себя в курсе политического процесса в стране и регионе.Партии нужен лидер и повестка дня, и я не вижу ни того, ни другого. Если вокруг этих религиозных лидеров есть люди, которые толкают их в политику, то их духовный авторитет упадет, а я бы этого не хотел ».

Интересно, что это произошло буквально через день после того, как муфтий Дагестана Ахмед-Хаджи Абдулаев выразил свое одобрение участию мусульманских священнослужителей в политике. Ссылаясь на российский закон о свободе совести и религиозных объединениях, муфтий сказал, что «любой сотрудник Духовного управления мусульман Дагестана (ДУМД) и любой имам имеют законное право участвовать в выборах, голосовать и баллотироваться на выборах».

Возникает интересная ситуация. Региональные власти, которые поддерживали ДУМД против салафитов, внезапно обнаружили, что официальная исламская иерархия ведет свою собственную политическую игру и присоединяется к Москве. По крайней мере, это рациональное объяснение решения закрыть все салафитские мечети. Последователи этой «чистой» ветви ислама составляют меньшинство в Дагестане, но в целом они активны в общественной жизни и способны к коллективным действиям. Так что для официального мусульманского руководства было бы логичным нейтрализовать своих неудобных оппонентов перед выходом на политическую арену.

Таким образом, когда повсюду возникают новые партии, все при поддержке откуда-то «сверху», возможны даже самые маловероятные союзы. Как бы то ни было, антикоррупционная партия не получит места в сентябре, а вместо этого разочарует своих оппонентов в «Единой России», правящей партии России. Кампания высокого давления напомнит «бродячим бандитам», находящимся у власти, о том, что их положение ненадежно, и заставит их проявить еще большее рвение в их жестокой критике федерального правительства.

Этот город самодостаточных людей нелегко вписывается в вертикаль власти России. И теперь хасавюртовцы лишены незавидного выбора между «стационарными» и «бродячими» бандитами.

Какое будущее у российского Северного Кавказа? Узнайте больше о влиянии силовых методов на гражданское население и о том, как сельские общины ускользают из-под контроля государства и создают свою собственную инфраструктуру.

Естественные роды в России: затраты на «сохранение реальности»

Новорожденный в родильном отделении Калининградского роддома №4. Фото (с): Игорь Зарембо / РИА Новости. Все права защищены.

«Возвращение к природе» в моде повсюду. У любителей этой «естественности» это ассоциируется с чем-то аутентичным и позитивным; правильный порядок вещей или преемственность прошлых поколений и их мудрость. Скептики, с одной стороны, видят в этом рекламный трюк, иронично отмечая, что единственная разница между органической свеклой и неорганической — это ее цена.

С другой стороны, они критикуют эту тенденцию к «естественному» как стоящую на пути модернизации общества — когда, например, воспевание «настоящей природы» женщин оказывается еще одним способом увековечения худшего. гендерные стереотипы.

Что такое естественные роды?

Признак этого «возвращения к природе» — растущая популярность «естественных родов». Но такие случаи давно стали редким исключением. Российское правительство, озабоченное демографией, прилагает все усилия для снижения детской смертности и развития высокотехнологичного акушерства. Как «естественность» вписывается в эту картину — и что вообще означает этот термин?

Антропологи говорят нам, что «естественность» на самом деле имеет социальную основу — такие понятия, как «естественный» и «не тронутый цивилизацией», развиваются параллельно с идеями «искусственного» и «загрязнения».Текущая модель «естественного рождения» может быть основана не столько на физиологии, сколько на социальных факторах.

Тех, кто предпочитает альтернативный подход, объединяет недоверие к «официальному» акушерству, которое они видят как бездушный и дисфункциональный конвейер.

Трудно дать четкое определение самому термину. Диапазон возможностей простирается от «больничных» родов без использования анестетиков или кесарева сечения до запланированных домашних родов с акушеркой. Но на самом деле это скорее идеологическая концепция, сосредоточенная на идее защиты себя от «системы», какой бы она ни была.

В настоящее время российским семьям доступно несколько уровней «естественности» (точнее, три) в зависимости от уровня их доходов.

Если хочешь что-то сделать хорошо, сделай сам!

Первая модель — домашние роды. Эта практика не лицензирована государством и не признана медицинскими учреждениями; любая акушерка может быть обвинена в уголовном преступлении, а члены семьи могут посещать учреждения по защите детей. Однако с 2000-х годов «домашнее» акушерство постепенно превратилось из диссидентского движения в бизнес.Центры открываются во всех крупных городах, предлагая будущим родителям дородовые классы для подготовки к домашним родам и услуги, которые помогут им пройти через это. Также легко доступны научно-популярные книги и статьи по этой теме. «Домашние» роды становятся выбором родителей, которым нужен индивидуальный сценарий рождения ребенка и есть деньги, чтобы за него заплатить.

Стоимость домашних родов варьируется от региона к региону и от репутации акушерки. В большом городе это примерно столько же, сколько «частные» роды в роддоме — около 50-60 тысяч рублей [средний россиянин зарабатывает около 35 тысяч в месяц — прим.] Это серый рынок, на котором нет фиксированных расценок на услуги и стандартов качества. Акушерки не имеют аккредитации, и их уровень квалификации варьируется от людей с квалификацией врачей до людей, не имеющих никакого медицинского образования. Чтобы найти вариант домашних родов, который им подходит, родителям необходимо обратиться к своему социальному капиталу — акушеркам, которых они знают лично, или семьям, которые их наняли.

Почему молодые, обычно хорошо образованные и обеспеченные женщины, которые имеют бесплатный доступ к государственным медицинским учреждениям, должны идти на такой риск? Большую роль играет негативный опыт официальной системы здравоохранения, равно как и осознание того, что роды не должны быть такими.

Это были причины, по которым Марина [все имена изменены. — Ред.], С которой я познакомился на научной конференции, отказалась от государственного строя. Ей 30 лет, она кандидат наук, живет за пределами Москвы, преподает в одном из университетов города. У нее двое детей: первого она родила в государственном роддоме, а второго дома с мужем, даже без акушерки.

Первые роды Марины по медицинским меркам прошли неплохо: без осложнений, ребенок родился здоровым.Хотя она была застрахована только через Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, а не у частного страховщика, она могла выбрать свою больницу из двух вариантов: местное родильное отделение с плохой репутацией и московский родильный дом, где мог находиться ее муж. присутствует при рождении. Она выбрала второй вариант.

Другими словами, у нее были самые естественные роды, доступные в «бесплатном» медицинском учреждении. Однако Марина была обеспокоена отсутствием индивидуального внимания и заботы о будущей маме в этот трудный момент, считая, что приоритет отдается правилам больницы, а не ее комфорту.У Марины остались менее радужные воспоминания о ее рождении в больнице. «Это был конец смены, и они пытались ускорить мои роды», — говорит она мне. «Врач перелил мне воду и вызвал акушерку, но ее смена заканчивалась через двадцать минут. Она все время говорила мне поторопиться, но мне было очень трудно идти быстрее. Во второй раз дома ребенок вылез через час, а здесь мне пришлось за 15 минут. И они тут же смахнули его, чтобы запеленать, даже не показав мне.Я спросил: «Что это? Мальчик? », А они сказали:« Все кончено. До свидания! »

Это как украшение дома. Если вы хотите, чтобы все прошло хорошо, вы должны сделать это самостоятельно.

Мария много читала о деторождении, включая всю классику «естественных родов»: Мишеля Одента, Ины Мэй Гаскин и Грантли Дик-Рид. Несмотря на то, что российские СМИ представляют своих родственников простыми невеждами, на самом деле они обычно принадлежат к образованному среднему классу — иными словами, те, у кого достаточно информации, чтобы решить, что им нужен альтернативный акушерский опыт.

Во время второй беременности Марина впервые подумала о домашних родах с акушеркой и даже нашла ее через своих университетских коллег. Но оказалось, что эта московская акушерка не поедет несколько десятков миль на роды за город. Поэтому они с мужем решили сделать это сами.

Пара проводит роды в бассейне дома по методу Чарковского. Фото (с): Сергей Титов / РИА Новости. Все права защищены.

«Это как украшение дома.Я мог бы нанять кого-нибудь для этого; Я могу заплатить кому-нибудь за это », — говорит она. Но мой муж, например, никогда не нанял бы никого для выполнения отделочных работ, потому что мы все знаем, как они это делают. То же самое и с родами. Если хочешь, чтобы все было сделано правильно, надо делать самому ».

Самостоятельные роды считаются крайней мерой даже среди сторонников домашних родов. Но Марине и ее семье повезло — обошлось без осложнений. Тем не менее, через несколько часов Марина решила пойти к акушеру-гинекологу в больницу, чтобы проверить, все ли в порядке.Он не обнаружил никаких проблем, но все же предложил ей остаться в больнице. Неудивительно, что женщина, решившая рожать дома без какого-либо медицинского вмешательства, чувствовала, что проводить время в медицинском учреждении будет рискованно для ее новорожденного.

«Они хотели госпитализировать меня, чтобы они могли проверить и меня, и ребенка», — говорит она мне. «Я сказал:« Ни за что — ребенок сюда не пойдет ». Потому что про другие роддомы не знаю, а у нас много инфекций, стафилококков и прочего.Мы подумали, зачем это делать? Это не то, что мы хотели ».

У родителей могут быть другие причины, по которым они хотят родить дома. Они могут рассматривать это как духовный опыт или полагать, что ребенок, рожденный дома, будет здоровее, чем ребенок, рожденный в роддоме. Но всех их объединяет одно: недоверие к официальной практике акушерства — системе, которая, по их мнению, функционирует как бездушная и дисфункциональная конвейерная лента для младенцев.

Эксклюзивная услуга для будущих мам

Вторая модель — «естественные роды», предлагаемая родильными домами или связанными с ними организациями на коммерческой основе.Здесь «естественность» заменяется эксклюзивным сервисом. Это сводится к минимуму медицинского вмешательства и индивидуального взаимодействия с каждой будущей мамой. Врач или акушерка узнают своего подопечного задолго до родов, проконсультируют ее по беременности и родам и готовы ответить на все ее вопросы. Стоимость этой услуги составляет от 60000 до 300000 рублей (824 — 4118 фунтов стерлингов) в зависимости от региона и предлагаемого пакета (частный родильный дом, договор с конкретным врачом и / или акушеркой и т. Д.).

И домашние, и «мягкие» роды в больнице — большая редкость в России. Официальной статистики домашних родов нет, но данные из Регистратуры рождений, браков и смертей показывают, что чуть более 1% родов происходит дома (включая случаи, когда матери просто не удалось вовремя попасть в больницу).

Если заплатите, то получите больше внимания

Также нет данных о естественных родах в специализированных центрах или родильных домах. И хотя в городах есть спрос на такие услуги, мало врачей, которые могут интегрировать в свою практику и «клиническую», и «домашнюю» перспективу — «мягкое» акушерство, как правило, не входит в учебные программы российских медицинских школ.

Моя подруга Мария родила первенца в одном из специализированных родильных домов. В то время там работало всего четыре акушерки, а «текучесть» составляла всего 300-400 родов в год (для сравнения, в большом родильном доме в том же городе рождаемость могла составлять 20 человек в день). Таких центров очень мало, и обычно их можно найти в крупных городах (в основном, в Москве и Санкт-Петербурге), где достаточно потенциальных клиентов, готовых оплачивать их услуги.

Роды в родильном отделении: конвейер для новорожденных или лучший способ обезопасить роды для матери и ребенка? Новорожденные в родильном доме №5 Ростова. Фото (с): Сергей Венявский / РИА Новости. Все права защищены.

«Я была слишком напугана, чтобы рожать в государственной больнице», — говорит она. «Я прочитала все книги, выслушала переживания каждого, и все матери и бабушки рассказали ужасные истории — истории о пьяных врачах и т. Д. на… Лучше уделить больше внимания.В конце концов, бесплатное здравоохранение и частное здравоохранение — это разные вещи. Я решил сразу уйти в частную жизнь. Я не из тех женщин, которые могут рожать дома в ванне. Мне нужна больница, и мне нужна больница с отделением интенсивной терапии ».

Комбинация — частные удобства, персональное внимание и «естественный» подход — означала только одно: естественный родильный дом. Попасть в одну было непросто: регистрация происходила в определенное время в определенный день, когда собиралась новая группа будущих мам.Мария потратила полчаса, чтобы дозвониться по телефону, но ей это удалось.

За идеей «естественности» стоит вопрос доверия — будь то медицинское учреждение или отдельный специалист, который рожает ребенка.

Каждую неделю в течение следующих трех месяцев Мария послушно ходила на лекции и специальные упражнения, так как а также бассейн и турецкая баня. Занятия вела акушерка, которая впоследствии родила ребенка Марии: посещая занятия, она хорошо узнала свою акушерку и установила с ней доверительные отношения.

«В другие больницы, даже частные, вы регистрируетесь только тогда, когда у вас уже начались роды», — говорит Мария. «Они назначают вам акушерку — вы никогда не видели ее раньше, а может быть, ни разу, когда подписывали первоначальный контракт — и все. А здесь вы ее уже знаете, знаете, как она работает и как она говорит о родах ».

Роды Марии нельзя было назвать «естественными» в обычном понимании: они требовали индукции родов, вмешательства двух врачей и целого ряда медицинских процедур.Все это, конечно, очень далеко от той естественности, которой можно ожидать от домашних родов. Но для Марии этого было достаточно, чтобы иметь возможность двигаться во время схваток, стоять под душем и подпрыгивать на мяче для упражнений, а также иметь рядом «ее» акушерку.

Итак, как и в случае домашних родов, за идеей «естественности» стоит вопрос доверия — будь то медицинское учреждение или отдельный специалист, рожающий ребенка. Как сказала мне одна из акушерок, работающих в центре, где Мария родила ребенка, «многие люди приходят сюда, чтобы найти кого-то, кто встанет между ними и системой.

Естественно, чтобы быть свободным

Для подавляющего большинства российских женщин единственный доступный вариант естественных родов — в обычном государственном роддоме. Термин «естественный» здесь имеет узкое определение: то есть роды без кесарева сечения. Могут проводиться и другие инвазивные процедуры — например, эпидуральная анестезия — которые лишают рождение его «естественности» с точки зрения матери, так как оно сводится к родам в больничной палате.

Еще одно определение «естественности», которое можно найти в государственных родильных домах, — это пакет родовспоможения, предлагающий контакт кожа к коже между матерью и ребенком сразу после родов, позволяющий им спать вместе в период новорожденности и помогающий при грудном вскармливании.Эта возможность отражает принятие Россией международных стандартов здравоохранения еще в 1990-х годах, включая Инициативу ВОЗ / ЮНИСЕФ по созданию больниц, доброжелательных к ребенку, которая продвигала грудное вскармливание.

Некоторые родильные дома делают все возможное, чтобы создать комфортную и расслабляющую атмосферу, хотя иногда и с непредвиденными результатами. Фото любезно предоставлено автором.

Женщины, которые давали до введения этой программы, видят в ней более человечный подход к акушерству и улучшение практики родильных домов.Некоторые, однако, считают, что даже если поддержка грудного вскармливания станет общим принципом, при этом не будут учитываться индивидуальные потребности матерей. Некоторые женщины, например, предпочли бы немного отдохнуть после родов, а не лежать с новорожденным вместе с ними.

Таким образом, большинство женщин, рожающих бесплатно в государственных родильных домах, могут получить доступ к минимальной версии «естественных родов». В идеале это должна быть наиболее демократичная модель ухода, доступная для любой женщины без предварительного уведомления, подготовки или платы.Однако высокообразованные и обеспеченные женщины делают ставку на получение «расширенной» версии в виде домашних родов или индивидуального лечения в палате частного родильного дома.

Неестественная модернизация

«Естественные роды» имеют особый оттенок в постсоветском контексте. Как отметила в своей работе антрополог Екатерина Белоусова, в позднесоветский период домашние роды уже рассматривались не как средство оспаривания медицинской модели родов, а как вызов невосприимчивой государственной «системе».Для многих женщин рождение ребенка в родильном отделении означало отсутствие уединения, авторитарное отношение (а иногда и грубое обращение) со стороны медицинского персонала, а иногда и эмоциональную травму.

Эта ситуация усугублялась недоверием к профессионализму медиков: советские женщины не боялись чрезмерной технизации родов, которая развивалась в Европе и США — напротив, они столкнулись с неприемлемо некачественной служба. Движение за «естественные роды» было попыткой родителей взять на себя ответственность за рождение своего ребенка и превратить его в личный семейный опыт.

Советские женщины не боялись чрезмерной технологичности родов, которая развивалась в Европе и США.

В сегодняшней России реформа службы родовспоможения является одним из приоритетов социальной политики с середины 2000-х годов. С тех пор ряд нововведений (таких как программа свидетельств о рождении в рамках национального проекта в области здравоохранения) позволил улучшить технологическое оснащение родильных домов и сделать их более доступными для различных групп населения.Доказательством того, что эти реформы работают, являются показатели младенческой смертности, которые показывают снижение на 24% в период с 2012 г., когда были приняты новые определения живорождений и мертворождений) и 2015 г.

В идеале родильное отделение штата должно быть таким местом где любая женщина может получить необходимое ей лечение. Однако на практике это бывает нечасто. Фото любезно предоставлено автором.

Несмотря на эти улучшения, некоторые матери (в основном образованные горожане) по-прежнему не доверяют государственным роддомам.Их критерии «хороших» родов не полностью совпадают с теми, которые используются медиками и, как следствие, государством. Для родителей важно, чтобы рождение их ребенка не просто совпадало с набором объективных «количественных» факторов, а содержало «качественный» элемент — возможность родить в комфортных условиях; эмоциональное удовлетворение матери.

В то же время, «естественность» требует значительных ресурсов. Некоторые родители могут купить доверие и личную помощь медицинским работникам, подписав договор о естественных родах с родильным домом.Другая небольшая группа выбирает домашние роды, которые, как правило, дешевле, но более рискованны и сложны в организации.

Тот факт, что естественные, «альтернативные» роды регулируются государством только в форме запрета на домашние роды, показывает взаимное недоверие между россиянами и их государством.

Тот факт, что естественные, «альтернативные» роды регулируются Государство только в виде запрета на домашние роды свидетельствует о взаимном недоверии россиян и их власти. Например, летом 2014 года Министерство юстиции разработало законопроект, запрещающий регистрацию рождений детей, рожденных вне медицинских учреждений.Предполагаемое оправдание этой меры состояло в том, что те, кто рожали дома, на самом деле были мошенниками, пытающимися использовать закулисные методы для доступа к государственным службам поддержки семей.

То, что на самом деле правительство пытается сделать, инвестируя в модернизацию акушерско-гинекологических служб, — это усилить контроль над деторождением как средство улучшения своих демографических показателей. И хотя постсоветские родители стремятся индивидуализировать свой родовой опыт, правительство с меньшим энтузиазмом предлагает им лучший выбор в этом вопросе.

Перевод Лиз Барнс

Чечня: «Если ты чеченец, врач ты или нет, ты все равно виноват» — Российская Федерация

«Для нас, врачей, нет таких вещь как враг, тот, кто переступит порог нашей больницы, ни национальности, ни вероисповедания, ни особого цвета кожи: вот раненый человек кому нужна наша помощь «.
Д-р Умар Хамблев, бывший чеченец министр здравоохранения.

В Чечне медперсонал в оказались между двумя огнями: российские вооруженные силы, с одной стороны, и С другой стороны чеченские боевики.Врачей обвиняют или в сотрудничестве, или измена. Они находятся на передовой в этой войне, у которой нет фронта. Они наслаждаются нет защиты.

В июле 1995 г. Суд посчитал, что первый чеченский конфликт был внутренним вооруженным конфликтом. и подпадал под Дополнительный протокол к Женевским конвенциям о защита гражданских лиц, пострадавших в международных вооруженных конфликтах (Протокол II) и общую статью 3. Российские власти описали вторую наступление как «антитеррористическая операция», большая полицейская операция что предполагало наличие не менее 80 человек.000 военнослужащих, интенсивное бомбардировки с воздуха и ежедневное вмешательство тяжелой артиллерии всех видов. С сентября 1999 г. жертвами стали десятки тысяч человек. 120 000 чеченцев. беженцы по-прежнему находятся в Ингушетии — следствие простой милицейской операции. осуществляется в рамках мировой борьбы с терроризмом.

Несогласие по поводу юридического термина для описания этот конфликт оставляет дверь открытой для многих злоупотреблений. и гражданское население несет на себе основную тяжесть. Гуманитарные и правозащитные организации постоянно осудить эту ситуацию.

Еще раз Médecins du Monde (Доктора Мира) бьет тревожный сигнал, привлекая внимание мировое сообщество о судьбе чеченского медперсонала которая не обошла стороной жестокость русской армии. Нет ничего нового в этой ситуации, но что действительно ново, так это то, что об этом говорят. Несоблюдение прав медицинского персонала является серьезным нарушением международного гуманитарного права и прав человека. Еще одно нарушение в этом регионе мира, где так много и остаются преступники невредимым.

Свидетельства, собранные во время первого месяцев 2003 года с участием около тридцати чеченских врачей еще раз доказывают, что восстановление нормальной жизни в этой крошечной кавказской республике, как утверждается Кремлем — это просто пропаганда, полностью оторванная от реальности. Насилие, разразившееся в этом районе уже три с половиной года. полгода, все еще продолжается за закрытыми дверями, беспрепятственно и против все международные Конвенции, участником которых является Российская Федерация.

Эти серьезные нарушения Международного гуманитарное право и права человека в отношении врачей имеют прямое отношение о доступе гражданского населения к медицинской помощи в регионе, где вооруженный конфликт по-прежнему затрагивает наиболее уязвимые слои населения, несмотря на официальные требование возврата к нормальной жизни.

Все врачи и медперсонал, мы встретились попросили остаться анонимным. Даты и места не указаны для соображения безопасности.

Соответствующие статьи Дополнительного протокола к Женевским конвенциям (Протокол II), которые российские войска и Чеченские боевики должны соблюдать.

Выписка 1. Статья 9 — Защита санитарный и духовный персонал

1. Медицинский и духовный персонал должен быть уважаемым и защищенным, и ему будет предоставлена ​​вся доступная помощь для выполнение своих обязанностей.Они не должны быть принуждены к выполнению задачи, несовместимые с их гуманитарной миссией.

2. При исполнении служебных обязанностей от медицинского персонала нельзя требовать отдавать предпочтение кому-либо, кроме по медицинским показаниям.

Почему молчат

«Мы сначала чеченцы, потом врачи, следовательно, неизбежно виновен. Если мы хотим остаться в живых, мы можем оставить тихий.»

«Для нас разговор с вами не простое дело, годами мы работаем в крайне тяжелых условиях, мы к этому привыкли и больше не знаем, что нормально »

Медицинский персонал, работающий на чеченском территория не охраняется.Сам факт подозрения в наличии обращение с борцами за независимость оправдывает арест и допрос со стороны России Федеральные силы.

Угрозы, шантаж, создание препятствий на работа, постоянное наблюдение, доносы — неотъемлемая часть их повседневной жизнь. Врачей регулярно опрашивают; другие исчезают, их пытают или сослан. О такой жестокости не говорится. Возмездие и запугивание часты попытки федеральных сил, реже чеченских боевиков. Врачи практикуют и рискуют своей жизнью и своими семьями ».Они оказывают помощь в страхе и молчании.

Р. Врач

«Врачи должны быть защищены и неприкасаемый, а здесь в Чечне с точностью до наоборот, врач подвергается большему риску, чем кто-либо другой. Мы заложники своей профессии. Когда мы покидаем больницу, мы все еще врачи. Мы живем в день страха и ночь. Страх заниматься своей профессией, заботиться о себе, быть арестованным, быть обвиненным. Мы предоставляем одинаковую помощь всем без исключения; мы здесь не для того, чтобы заниматься политикой.То, что мы не защищены заставляет скрывать правду. Если мы говорим и то, что мы говорим, публикуется, они найдут нас, и будет возмездие. Я мог бы поговорить о наших проблемы в течение нескольких дней, но мне не хочется умирать или подвергать свою семью опасности. Если я заговорю, я больше никогда не усну »

Когда врачи находятся вне медицинских учреждений они предпочитают не упоминать свою профессию, чтобы защитить себя. С. является не единственный врач, который придумал себе еще одну профессию, когда собирался через контрольно-пропускные пункты, которые до сих пор усеивают территорию.»Пока не Я действительно должен, я никогда не говорю, что я врач, тем более что я хирург, это слишком опасно, меня сразу обвинят в предоставлении забота о бойцах, и меня бы арестовали.

После того, как подверглись угрозам на КПП З. и Р. решили не упоминать свою профессию. З: «В настоящее время я боюсь заявить, что я врач. не сомневайтесь, оставьте нас дольше. Однажды солдат сказал мне, что он счастлив, что, не пропуская меня, он знал, что мои пациенты, возможно, краситель.»

Р. «Каждый раз, когда я прохожу чек наведите и предъявите карту, они спрашивают меня, в чем моя специальность. Когда я признаюсь, что я травматолог, систематически попадаю в беду. В качестве насколько я могу, я не говорю, что я врач «.

Злоупотребление властью

«Российские солдаты ворвались в госпитали. без предупреждения днем ​​и ночью они входят в операционные своими большими грязными ботинками, если им понадобится лекарство, они просто сломают двери наших запасов, не имея достаточно времени, чтобы дать им ключи.Мы тратим много времени на ремонт дверей. Они ни к чему не уважают, специально для нас. Они хотят, чтобы мы почувствовали это отсутствие уважения ».

Несколько практикующих отметили проблемы с военизированными группами пророссийской администрации Ахмада Кадыров. «Они злоупотребляют своей властью и больше не уважают нас чем россияне. Эти ополченцы чувствуют свое превосходство, потому что русские дать им оружие, которое они отнимут у них во время операций по очистке, на случай, если они использовали их для вмешательства.»

«Милиционер получает 600 долларов в убивайте, пока у нас будет 60, чтобы спасти жизни! Мы тоже рискуем, но нам не платят соответственно.»

Месячная заработная плата милиционера составляет от 6.000 до 18.000 рублей в зависимости от рисков, при этом заработная плата врача составляет 2.700 рублей в месяц, что составляет половину заработной платы в других странах. Республики Федерации.

В конце февраля многие врачи еще не выплачены за декабрь по причине смены министерства.

Приоритет раненым солдатам

«Во время войны, с 1994 по 1996 г. нас обязали лечить и оперировать российских солдат. до 350 операций в неделю, естественно с оборудованием международного НПО, и никто никогда не знал.»

Федеральные силы часто забирают своих раненых в гражданские больницы Чечни ». Хотя они нас не уважают, они доверяют нам больше, чем своим врачам, которые постоянно находятся в состоянии алкогольного опьянения ».

До прошлого года закрывали двери за ними, когда они прибыли и не позволяли персоналу и пациентам чтобы попасть внутрь. Хотя это, похоже, больше не происходит сегодня, танки и другая военная техника рядом с медицинскими учреждениями удерживает людей от поиска забота.

Когда военным нужен врач, во время ночью они просто идут и забирают его у себя на БТР (бронетранспортерах). автомобиль для перевозки войск) и доставьте его в госпиталь.Врачи у них нет выбора, они должны уйти.

Выписка 2. Статья 10 Общая защита медицинских обязанностей

1. Ни при каких обстоятельствах любое лицо подлежит наказанию за выполнение совместных медицинских действий с медицинской этикой, независимо от лица, получающего от этого выгоду.

2. Лица, занимающиеся медицинской деятельностью ни принуждение к совершению действий, ни к выполнению работ, противоречащих совершать действия, требуемые правилами медицинского этические нормы или другие правила, разработанные в интересах раненых и больных, или этот протокол.

Аресты, допросы и пытки

С. подозревался в лечении комбатант. Его похитили посреди ночи у себя дома в маске. мужчин и пытали два дня.

«Приехали в час ночи. Они стучали и пинали дверь. Они хотели знать, кто жил в этот дом. Я ответил, что это мой дом и что я врач. Они сказали мне, что один из них был болен, и что я должен был пойти с ними. Они не говорят, кто они, и не предъявили никаких официальных документов.Мы едва ли из дома, когда они затолкали меня в машину и закрыли мне капюшон, чтобы Я не видел ни их лиц, ни того, куда мы идем. Они отвезли меня в третий этаж здания и бросил меня. Затем они надели на меня наручники и начались пытки.

Их было двое; один бил мне на спине маленький, на спине, в животе с чем-то вроде бейсбольного мяча летучая мышь, в то время как другой прикладывал электрические провода к моим пальцам. Я был привязан к трубе, и я не мог двигаться. Моя голова была покрыта, и они сорвали мои глаза.Меня постоянно спрашивали, знаю ли я «бойевики» (чечен. бойцов), если я лечил, они хотели имена и адреса. Я продолжал говоря им, что я не убивал сейчас никого, это не имело значения. Тогда один из них пытался вырвать один из моих глаз своими пальцами. Затем они начал подпиливать нижние зубы, чтобы вывести нервы. Я упал в обморок несколько раз. В конце концов они продиктовали письмо, в котором я заявил, что я собирался помочь найти бойцов и заставил расписаться. Я больше не знал что Я делал.Удары чередовались с обливанием головы холодной водой. Через два дня они отвезли меня в мою деревню, чтобы я показал им дом где месяц назад я ухаживал за мужчиной. Действительно меня позвали для раненого, но я не мог вспомнить, я даже не спросил его имя. Он был ранен в плечо, и мне было нечем его лечить. я сказал ему сходить в ближайшую больницу, вот и все. Меня отпустили на рассвете. Когда они уехали, они уточнили, что вернутся через неделю и они убьют меня, если я не найду дом.Мне пришлось покинуть свою деревню и с тех пор я прячусь. Я ничего не делал, кроме своей работы, я никогда не имел никакого значения между бойцом, русским солдатом или штатским я лечу всех, все жертвы этой войны «.

Сейчас С. находится в ссылке с семьей. Он чуть не погиб, жители села потеряли врача.

Р. виновен в оказании помощи раненым после операции по очистке он провел двенадцать часов в канаве.

«Меня позвали после чистки кровопролитная операция, ранены двое молодых людей.Я лечил они были ли они бойцами или кем-то еще, я также лечил женщин и другие люди, Тогда жители подожгли все, что могло оставляют следы, бинты и окровавленную одежду. На следующий день Пришли русские, им кто-то сказал, что я лечил раненых. Они снова обыскали все дома и ничего не нашли. Но вскоре после этого они пришел за мной к себе домой. Меня отвели в Командатуру, где я долго допрашивали. Я не хочу говорить о том, что произошло там.Я сказал им, что посещал старуху. Затем они бросили меня в канаву с другими мужчинами, где меня оставили на 12 часов, прежде чем они освободил меня. С тех пор я нахожусь под постоянным наблюдением, мой дом, моя семья, что я делаю и куда иду. Я врач, здесь все это знают, и я посещают всех без исключения. Я ни в коем случае не могу поступить иначе, но теперь я постоянно боюсь.

Пытки и изнасилование

Совсем недавно медсестра была обвинена в присматривая за чеченскими боевиками во время первой войны (1994-96 гг.).Она и ее муж были арестованы. Мужчины в капюшонах прибыли в ее дом в 4 утро. Ее увезли и держали в затворе неделю, семь кошмарные дни, во время которых З. стал жертвой ужаснейшего жестокость, изнасилование и пытки электричеством. З. недавно уехал в ссылку. Она пришлось бежать из Чечни.

Обвиняется в выполнении своей работы

«К нам поступило несколько раненых. в то же время. Некоторым потребовалась срочная операция. Меня попросили прооперировать их. Позже я узнал, что он чеченский боец, но это в любом случае не имеет никакого значения.Но русские видели иначе. Они были быстро проинформированы, что меня немедленно вызвали в Комендатуру. для допроса. Я не выбираю раненых, хожу, я их не спрашиваю предъявить документы до того, как я начну работать, на самом деле нас обвиняют в наша работа. Я не могу отличить мошенника от обычного люди. Подходящее место для этого — суд, а не больница.

Русские обвиняют нас в том, что люди вне больницы Больница — это не тюрьма! Если семьи хотят доставить раненых в больницу, мы не можем им помешать.Молодой человека, подорванного на мине, вскоре обвинят в том, что он сам заложил ее. В в таких условиях совершенно ясно, что он боится оставаться в больнице, это просто не в его интересах ».

Выписка 3 Статья 10 — Общая защита медицинских обязанностей

3. Профессиональные обязанности лиц. занимаются медицинской деятельностью в отношении информации, которую они могут получить в отношении раненых и больных, находящихся на их попечении, в соответствии с национальными закон, уважать.

4.В соответствии с национальным законодательством, никто занимающиеся медицинской деятельностью могут быть наказаны любым способом за отказ или отсутствие информации о раненых и больных, которые или имеют находился под его опекой.

Под наблюдением

В Чечне врачи должны немедленно сообщать обо всех пулевых и ножевых ранениях или любых других «подозрительных ранах» военным властям и полиции. Несоблюдение этого может привести к арестовать. К тому же им категорически запрещено работать в любом другом месте. но больница.

«Мы знаем правила и что может случиться, если мы их не уважаем. В любом случае мы очень внимательно смотреть. Мы не свободны, для любого медицинского действия мы должны сообщать военные, которые ничего не узнают от нас, поскольку в целом они осведомлены о состояние пациента до того, как мы. Они точно знают, кто идет в больницу и с какой проблемой. Они очень хорошо информированы; то количество информаторов неуклонно растет. Мы не можем никому доверять. Наш собственные соседи могут осудить нас, потому что мы врачи.Мы знаем что угодно может случиться в любое время, мы никогда не в безопасности. Если они хотят арестовать врача, им достаточно спрятать запрещенные лекарства в его вещах, они довольно быстро прибегают к такому методу «.

Состав преступления

Медицинское оборудование также находится на стадии закрытия часы российских войск, радиологическое оборудование, хирургические инструменты, аптечки и даже использованные компрессы. Весь этот материал можно было использовать служить делу врага. В определенных областях 50% первичной медико-санитарной помощи наборы были конфискованы во время чисток под предлогом что их можно использовать для лечения комбатантов.

Во время знаменитых очистительных операций, всегда в основном выполняются федеральными силами, солдаты систематически надолго оставаться в домах медперсонала. «В моем районе очищение операции проходят раз в неделю, у них было достаточно времени, чтобы узнать, что Я медсестра, но у меня дома проверки всегда строже, чем у соседей. Они ищут медсестринский, хирургический или анестезиологический материал, пытаются чтобы обвинить нас в обращении с комбатантами «.

Один месяц лишения свободы за скальпель

Очень немногие врачи осмеливаются обращаться за неотложной помощью комплект дома или в машине, это слишком опасно.Если такой комплект есть найдены федеральными силами, их немедленно арестовывают. «Я был остановились на КПП, солдаты обыскали мою машину и нашли мой чемодан, где У меня были небольшие инструменты для обрезания и два маленьких пинцета. Меня обвинили в уходе за бойцами и отправили в фильтрационный лагерь. где меня допрашивали. Они задержали меня на месяц. Некоторые заключенные нуждалась в срочной помощи, особенно молодые люди, в которых стреляли. Я мог бы проявил заботу, я стал лагерным врачом «.

Пытки и допросы для спасения медицинский материал

Некоторые врачи, Т.например взять риск забрать домой определенное оборудование, чтобы почистить его или сэкономить их от бомбежек.

«Это оборудование нашли во время очистительная операция. Меня арестовали. Они хотели знать, что я задумал что с этим делать. Я объяснил, что хотел спасти это оборудование только от уничтожение, кроме того, сопроводительные документы были в порядке. Они сохранили меня 36 часов, в течение которых меня допрашивали и пытали. Они выпустили мне в комендантский час. На первом КПП меня бросили солдаты и Ударь меня.Один из них хотел меня убить, но передумал, когда другой солдаты сказали ему, что им придется вырыть яму, чтобы спрятать мое тело. . . чего они на самом деле не чувствовали, и в конце концов пропустили меня. Я бросился к первому дому, меня там приняли, и я потратил ночь там перед тем, как пойти выпекать домой на следующий день. С тех пор я нахожусь под внимательно наблюдайте, и некоторые люди всегда готовы осудить меня; в Чечне, врачи не считаются гражданскими лицами «.

Арестован за лечение брата

«Мой брат попал в серьезную автомобильную аварию.Я присматривал за ним у себя дома, а это значит, что у меня были хирургические инструменты. Я не смог его спасти и когда он умер, я не сразу подумал о том, чтобы получить избавиться от инструментов. Меня арестовали на рынке. Они тщательно обыскали мой дом и, конечно же, нашли мои материалы. Они забрали это и Меня повезли в Командатуру. Они не слушали моих объяснений. Они обвинили меня в помощи «террористам». В конце концов они отпусти меня при условии, что я найду доказательства того, что говорю.Я потратил недели, пытаясь найти документы, подтверждающие, что я купил этот материал на законных основаниях в другой республике, что я хранил его у себя в случае серьезной проблемы, и так получилось, что я использовал его для лечения мой брат. »

Выписка 4. Статья 11 — Защита медицинские части и транспорт

1. Медицинские формирования и транспорт всегда уважаться и защищаться и не должны быть объектом атака..

2. Защита медицинских формирований. и транспорты имеют право не прекращаться, если они не используются для совершения враждебные действия, выходящие за рамки их гуманитарной функции.Однако защита может прекращается только после того, как было дано предупреждение, при необходимости устанавливая разумный срок, и после этого предупреждение осталось без внимания.

Много говорилось о захвате заложников «Норд-Ост», но мы заложники своей профессии и больниц, часто стреляют. Российские солдаты ничего не делают, чтобы нас щадить ».

Недавно набеги русской армии в больницах снизились, но не полностью остановились. Прошлой осенью с капюшоном люди ворвались в операционную, чтобы убить пациента, который уже находился под анестезия.Расстреляв человека, они уничтожили материал и все хирургическое оборудование.

Рейды в центры опеки Обычно грубые и случается так, что члены медицинского персонала подвергаются жестокому обращению. Все помещения обысканы, осмотрены, есть чеки, оборудование. регулярно повреждается, и солдаты редко уходят с пустыми руками. Любой пациент подозреваемого в том, что он боец, забирают, в каком бы состоянии он ни находился.

Специальности по рискам

На равнине, хирурги, травматологи и анестезиологи наиболее уязвимы.В случае ранения чеченские боевики и русские солдаты вызывают их первыми. Еще раз, каковы бы ни были обстоятельства, эти специалисты не могут отказать им в лечении. Недавно хирургу угрожали со смертью белого бойца, поскольку он отказался пойти и присутствовать на одном из них и пришлось отправиться в изгнание. Один из его коллег, который принял был осужден и арестован федеральными силами. Он исчез и никогда нашел снова.

В горах и в деревнях там, где больше чеченских боевиков, всем врачам грозит большая опасность.Та же опасность грозит педиатрам, гинекологам, хирургам. Многие исчезают и аресты — обычное дело.

Выписка 5. Статья 7 — Защита и забота

1. Все раненые, больные и потерпевшие кораблекрушение, независимо от того, принимали ли они участие в вооруженном конфликте, должны уважаться и защищен.

2. При любых обстоятельствах они должны быть гуманно обращаются и должны получать в максимально возможной степени и с наименьшей возможной задержкой медицинское обслуживание и внимание, требуемые их состояние.Между ними не должно проводиться различий, основанных на каком-либо по причинам, отличным от медицинских.

«После взрыва или нападения, солдаты должны доставить раненых в госпиталь, они не могут оставить их на Дорога. Часто их просто бросают в холл и ждут. Они наблюдают чтобы увидеть нашу реакцию. Если мы бросимся к раненым, они заподозрят, что мы знают их, и они требуют их имен и адресов. Если мы не торопимся они спрашивают нас, почему мы не выполняем свою работу. Им нравится задерживаться там пока пациенты теряют кровь. Если бы они могли позволить им всем краситься на прием, они бы так сделали. Это ужасно для нас. Что бы мы ни делали, мы в чем-то виноват «.

Доступ к медицинскому обслуживанию

В Чечне доступ к здравоохранению всегда серьезно мешали. Задержки на нескольких КПП доступ к медицинским сооружениям. Очистительные операции, организованные российскими армия с целью закрытия района или села для проведения рейдов или перейти к проверке личности полностью предотвратить доступ к медицинской помощи для некоторых часов или нескольких дней.

Медицинский персонал, раненые и раненые больные часто задерживаются в такого рода операциях. Более того, после очистительные операции, увеличивается количество госпитализаций. Как общее правило, люди предпочитают избегать больниц или оставаться там как можно меньше как они могут из страха быть арестованным. Часто уходят после получения неотложная помощь. «Привезли пациента с семью пулями в тело и обе руки сломаны. Мы сразу сделали операцию. На следующий день то есть через 12 часов после поступления его увезла семья.Мы не знаем жив он или мертв. Такое бывает довольно часто, люди не хотят оставаться в больнице. Хотя рейды не так часты, как в 2000 г., они все еще в ужасе «.

Машины скорой помощи не могут работать свободно, несколько подверглись критике, несмотря на наличие специальных разрешений. Комендантский час запускается с 21:00 до 6 часов утра, поэтому ночные вмешательства практически невозможны. Любой человек, передвигающийся по ночам, может быть без предупреждения. В Грозном это Настоятельно рекомендуется не приходить в больницу после 5 р.м. Зимой ночь наступает рано, и федеральные силы не ждут официального комендантский час время для начала боевых действий.

В Грозном, как и везде на территории, гражданские коммуникации пока не восстановлены. В больницах чеченская милиция усугубляет ситуацию. «Беременная женщина лечилась в нашей больнице. Однажды вечером начались схватки. Так как гинеколога не было на дежурстве, мы хотели отвезти ее в роддом. больница. Мы подошли к ближайшему ополчению и попросили сопроводить нас.Они согласились, указав, что у них нет радиосвязи с снайперы на крышах, что означало, что нельзя просить их не стрелять на нас. . . »

Поставку гарантировать невозможно незаменимого медицинского материала в больницу. Эта поставка полностью в руках военных властей: они решают открыть или закрыть дороги и могут отказать в выдаче разрешений, в которых нуждаются НПО. на территории.

«Если бы доступ к больницам был нормальным, больницы были бы полны «Это единодушно чеченские врачи сказать.»Люди боятся приходить в больницы, мирные жители умирают за отсутствие доступа к медицинскому обслуживанию. У меня дома есть аварийный комплект и Я начинаю создавать комплекты для родов, но знаю, что это опасно. Тоже многие женщины умирают из-за того, что не смогли попасть в больницу или Роддом. Иногда люди приходят ко мне домой во время ночь. Я знаю, что моя жизнь в опасности, но я не могу позволить им умереть .. Определенно пациенты не выживут, если им не окажут немедленную помощь. Ожидающий невозможно.Часто в 6 часов утра уже слишком поздно ».

Во время запроса за период с сентября 1999 г. по август 2002 г. можно было пройти эпидемиологический данные муравьиной травматологии, связанные с вооруженным конфликтом в 7 больницах и медицинские центры, а именно Гудермес, Урус-Мартан, Аргун, Грозненская больница. 9 и Грозненской детской больницы, Цоцан-Юрт и Нояй-Юрт. Резюме хирургической деятельности, непосредственно связанной с конфликтом, также настраивать. Сравнение этих данных с данными о здоровье чеченцев. также было переселено население Ингушетии.

В ходе исследования установлено, что:

  • В большинстве больниц Чечни важно колебания наблюдаются как в количестве амбулаторных больных, так и в травматологии. палаты хирургии;
  • Такие изменения связаны с усиление или снижение интенсивности конфликта, а также частота «зачисток», проводимых российскими армия (закрытие районов и сел во время зачисток).
Очень заметные вариации в Посещение больниц или медицинских центров по-прежнему сохраняется, особенно в травматологии и отделения хирургии.

Надежные индикаторы показывают, что ситуация далеко не нормально, вопреки тому, что официально заявили российские органы власти.

Значительное уменьшение количества пациенты, например, в грозненской больнице 9, часто напрямую связаны с Российские военные вторжения в этот госпиталь и частые рейды в центр Грозного.

Госпитализация даже при тяжелых ранениях очень короткие. Пациенты покидают центры ухода раньше, чем их состояние позвольте им.

Это из-за страха быть арестованным, к постоянному подозрению, что раненый мог быть боец, и об опасности быть арестованным в больнице в любое время российскими силы.

Соотношение мужчин и женщин не очень существенно (5,3 мужчин на каждые 10 женщин, пришедших на консультацию).

Значительная часть мужчин старше 15 лет имеют покинул Чечню, опасаясь ареста (как потенциальных комбатантов).

Мужчины избегают госпитализации, даже если тяжело ранены или нуждаются в срочной помощи из-за опасений быть арестованными в любое время российскими войсками.

Многие патологии имеют явную психогенную причина (различные функциональные нарушения).

Постоянная атмосфера войны, частые «зачистки» российской армии вселяют страх и террор, который, как правило, объясняет неуклонный рост психотравматических и депрессивные синдромы.

Большая часть детей клинически анемия или патология, связанная с плохой гигиеной.

Такие патологии являются следствием приема пищи недостатки, и к тому, что семьям очень трудно переехать собирается найти еду. Инфраструктура водоснабжения и канализации уже разрушена по телефону

Россия: Медицинские работники несут ответственность за высказывания

(Москва) — Медицинские работники в России сталкиваются с угрозами и местью со стороны работодателей и правоохранительных органов за то, что они рассказывают о небезопасных условиях труда во время пандемии Covid-19, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч.Небезопасные условия включают отсутствие адекватных средств индивидуальной защиты для безопасного лечения подозреваемых или подтвержденных пациентов и предотвращения распространения болезни.

В то время как медицинские работники столкнулись с острейшей нехваткой защитного снаряжения в марте и апреле, Хьюман Райтс Вотч обнаружила, что поставки, обещанные правительством, не были полностью реализованы, и что медицинские работники продолжают сталкиваться с рисками для здоровья, поскольку передача вируса среди населения остается высокой.

«Вместо того, чтобы выслушивать законные опасения медицинских работников по поводу безопасности и пытаться решить их, работодатели и должностные лица в некоторых случаях наказывали их или даже преследовали их за высказывания», — сказал Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии.«Передовые медицинские работники должны иметь возможность сообщать об опасных условиях без угроз, увольнений или преследования».

Хьюман Райтс Вотч опросила 14 медицинских работников из 11 регионов, включая Москву и Санкт-Петербург, в период с 15 мая по 1 июня 2020 г. Они работали в общественных машинах скорой помощи, в стационарах и амбулаторных учреждениях, включая врачей, парамедиков, практикующих медсестер, медсестра и студентка медсестры. Одиннадцать из них были женщинами. Хьюман Райтс Вотч также проанализировала законы, указы и программные документы и взяла интервью у представителя профсоюза работников здравоохранения и главы благотворительной организации, поставляющей средства индивидуальной защиты в больницы.

Хьюман Райтс Вотч также проверила многочисленные публикации медицинских работников в социальных сетях и традиционных СМИ о своем положении. Опрошенные медицинские работники могут не быть репрезентативными для более широких слоев населения, но Хьюман Райтс Вотч наблюдала закономерности и сходства в своих отчетах о пробелах в охране труда во время пандемии, что согласуется с сообщениями, цитируемыми в сообщениях СМИ.

Россия объявила о первых подтвержденных случаях Covid-19 31 января, и в настоящее время в России зарегистрировано более 511 000 случаев заражения, что является третьим по величине числом в мире.29 марта Москва, эпицентр эпидемии, распорядилась о блокировке до 8 июня, и большинство регионов последовали ее примеру.

К апрелю медицинские работники вышли в социальные сети, чтобы протестовать против того, что, по их словам, было неадекватными средствами индивидуальной защиты в учреждениях, принимающих пациентов с Covid-19. На веб-сайте, посвященном памяти медицинских работников, умерших от Covid-19, по состоянию на 12 июня было перечислено 406 имен. По крайней мере, 186 из этих случаев были подтверждены новостным агентством Mediazona. 26 мая Минздрав сообщил, что от коронавируса скончался 101 медицинский работник.

В постановлении от 19 марта Министерство здравоохранения заявило, что все учреждения скорой помощи, стационары и амбулаторные учреждения, работающие с пациентами с подозрением или подтвержденным Covid-19, должны быть надлежащим образом укомплектованы средствами индивидуальной защиты, включая шапочку, хирургический халат, перчатки и респиратор. независимо от того, выполняют ли они процедуры образования аэрозолей, стандарт выше, чем рекомендует Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Но во многие места эти припасы не были доставлены раньше, чем через месяц.

Врач скорой помощи из наиболее пострадавшего района Дагестана рассказал Хьюман Райтс Вотч: «Когда мы получили первых пациентов с COVID-19 в конце марта, мы знали, что происходит, но все, что они [администрация больницы] дали нам для защиты использовались [пластиковые] дождевики и хирургические маски, которые мы стирали и сушили на батареях отопления ».

Она сказала, что у медицинских работников нет респираторных масок и не хватает хирургических масок, халатов и одноразовых перчаток. Когда она разместила в Интернете видео с просьбой о приобретении оборудования, главный врач ее учреждения потребовал от нее отказаться от него.«Он назвал меня очень расстроенной, сказав, что на него оказывает большое давление Министерство здравоохранения», — сказала она. «Они были зол на то, что их разоблачили. Он сказал, что они хотели, чтобы я записал еще одно видео, чтобы сказать … что у нас действительно есть все, что нам нужно ».

Она отказалась, и в конце апреля ее больница получила 150 респираторных масок, а также защитные халаты и перчатки от благотворительных групп, откликнувшихся на ее видео, но не раньше, чем она заболела Covid-19.

Даже в конце мая исследование Хьюман Райтс Вотч показало, что, хотя работники бригад скорой помощи и больниц, работающие исключительно с пациентами с Covid-19, сообщали об увеличении поставок средств индивидуальной защиты, другие медицинские работники сообщали о меньшей защите, несмотря на регулярный контакт с пациентами, у которых обнаружен Covid -19 симптомов.Некоторые рабочие описали «экономию», повторное использование оборудования или его выборочное использование, в то время как другие предположили, что материалы распределялись несправедливо, описывая случаи, когда младший медицинский персонал оставался без оборудования, в то время как более старшие сотрудники имели приоритет.

Хьюман Райтс Вотч опросила трех медицинских работников, которые были уволены или вынуждены уйти в отставку за критику руководства больницы или отказ работать в небезопасных условиях. Одного из них также привлекают к ответственности за «распространение ложной информации».В конце марта российские законодатели внесли поправки в законодательство, увеличив наказание за распространение ложной информации до трех лет лишения свободы, а также наложили крупные штрафы за административные правонарушения или проступки.

Спонсоры поправки утверждали, что наказания были необходимы для предотвращения паники в свете увеличения количества фейковых новостей о вирусе. Однако Хьюман Райтс Вотч обнаружила несколько случаев, когда власти использовали закон, чтобы заставить замолчать медицинских работников, а также журналистов, сообщающих о своих жалобах.

ВОЗ выпустила временное руководство по Covid-19, касающееся прав, ролей и обязанностей медицинских работников. Работодатели и менеджеры должны обеспечивать работников средствами профилактики и контроля инфекций, а также масками, перчатками, защитными очками, халатами, дезинфицирующим средством для рук, мылом и водой, а также моющими средствами в достаточном количестве, чтобы работникам не приходилось нести собственные расходы. Работники имеют право уйти из ситуации, которая, по их разумным основаниям, представляет собой неминуемую и серьезную опасность для их жизни или здоровья, и быть защищенными от любого последующего возмездия.

По мере того, как российские регионы начинают отмену ограничений на изоляцию, несмотря на продолжающийся рост числа инфекций, для правительства России становится все более важным предоставлять обещанные средства индивидуальной защиты и принимать эффективные меры по предотвращению заражения среди медицинских работников путем защиты их права на безопасные условия труда.

«Российские медицинские работники героически заразились опасной болезнью, десятки из них погибли, в том числе те, кому пришлось работать без самой элементарной защиты», — сказал Уильямсон.«Российское правительство должно действовать быстро, чтобы усилить меры по охране труда и технике безопасности медицинских работников в соответствии с рекомендациями ВОЗ, создать каналы анонимной отчетности для медицинских работников, которые могут опасаться возмездия, и немедленно закрыть дела против тех, кто высказался».

Подробнее о выводах Хьюман Райтс Вотч читайте ниже.


Ранние стадии пандемии

19 марта, когда в стране уже зарегистрировано почти 200 случаев Covid-19, Министерство здравоохранения России опубликовало Постановление 198N, в котором изложено руководство по организации работы медицинских учреждений во время пандемии.Указ направлен на создание двухкомпонентной системы здравоохранения, разделение стационаров на те, которые будут специализироваться на лечении Covid-19, и те, которые будут принимать всех остальных пациентов. Службам скорой помощи было поручено создать «специальные бригады», чтобы отвечать на звонки людей с острыми респираторными симптомами или пневмонией и брать мазки на анализы при необходимости.

Постановление требует, чтобы все учреждения скорой помощи, стационары, специально предназначенные для пациентов с Covid-19, и амбулаторные учреждения, берущие мазки для тестирования на Covid-19, были оснащены соответствующими запасами средств индивидуальной защиты (СИЗ), включая шапочки, хирургические халаты, перчатки. , бахилы и респираторные маски FFP2 или их эквиваленты.Медицинские работники в учреждениях, не относящихся к Covid, также должны надевать СИЗ, если у пациента проявляются симптомы Covid-19, руководству, которому можно следовать, только если у них также есть такие принадлежности, и немедленно запросить перевод пациента в учреждение Covid.

Указ предписывает медицинским работникам утилизировать СИЗ после каждого контакта с пациентом с подозрением или подтвержденным диагнозом Covid-19 и помещать их в дезинфицирующий раствор. 2 апреля Министерство здравоохранения внесло поправки в приказ, включив в него также средства защиты глаз, и предоставило формулу ежедневного предоставления СИЗ медицинским работникам, дающую им право на использование более двух комплектов в день.

В конце апреля, когда количество инфекций в Москве и Санкт-Петербурге резко возросло более чем за месяц, медицинские работники начали публично протестовать против нехватки средств индивидуальной защиты. Десятки медсестер из московской больницы Коммунарка, первого крупного центра по лечению Covid-19, подали в отставку, пожаловавшись на то, что младшему медперсоналу выдали использованные СИЗ и не предоставили место для отдыха, несмотря на двух- или трехдневные смены. им отказали в обещанных бонусных выплатах. К началу мая медицинские работники со всей страны выкладывали в Интернет видеоролики с описанием опасных условий труда или общались с прессой.Многие заявили, что работали с пациентами с Covid-19 в течение нескольких недель или более без обещанной защиты.

Григорий Бобинов, 45-летний врач скорой помощи из Санкт-Петербурга, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что примерно через две недели после того, как ВОЗ объявила, что 11 марта Covid-19 достиг уровня глобальной пандемии, его учреждение было закрыто. получение все большего количества звонков от пациентов с вероятными симптомами.

«Наша (больничная) администрация заняла позицию, что все будет хорошо, и поэтому не принимала никаких мер», — сказал Бобинов, который вместе с коллегами 6 апреля отправил письмо с требованием адекватных СИЗ и организации специальных бригад. для транспортировки и лечения пациентов с Covid-19.«Наш лечащий врач сказал, что они создадут специальные бригады, и подписавшие письмо войдут в состав этих бригад. Это была угроза ».

7 апреля Бобинов ответил на звонок пациента с симптомами респираторной вирусной инфекции. В то время, по его словам, операторы скорой помощи помечали пациентов как подозреваемых на наличие Covid-19 только в том случае, если они были за границей или имели прямой контакт с кем-то, у кого был положительный результат теста. На станции скорой помощи было всего два-три защитных костюма и никаких респираторов, поэтому Бобинов был в хирургической маске и перчатках.Поездка с пациентом, у которого позже был подтвержден положительный результат на Covid-19, заняла 40 минут. К 10 апреля Бобинов, а также сопровождающие его фельдшер и водитель заболели. Бобинов попал в больницу 17 апреля, где ему была переведена кислородная поддержка. На полное выздоровление у него ушло больше месяца. Водитель также провел несколько недель в больнице.

Бобинов отметил, что к середине апреля СИЗ были поставлены на станцию ​​скорой помощи, хотя руководство продолжало практику, противоречащую руководящим принципам ВОЗ, например, проведение общих собраний для всего персонала в закрытых, непроветриваемых помещениях.Он сказал, что по крайней мере половина из 110 сотрудников его учреждения по состоянию на конец мая находились в отпуске по болезни. По состоянию на 26 мая 20 процентов инфицированных в Санкт-Петербурге составляли медицинские работники, а восемь медицинских работников скончались.

В Московской области, где, согласно официальной статистике, не менее девяти процентов медицинских работников были инфицированы и 16 умерли, СИЗ также опоздали. Врач скорой помощи из г. Королев Евгения Богатырева рассказала Хьюман Райтс Вотч, что адекватные СИЗ приехали только в середине мая.«Ситуация в апреле была очень плохой», — сказала она. «Не было никакой защиты, у нас были только тонкие платья, которые рвались от прикосновения — мы называли их паутиной. У нас были обычные маски, которые не особо защищают от инфекции. Только 16 мая мне впервые сделали респиратор ». Богатырева, председатель независимого профсоюза, подсчитала, что количество инфицированных врачей в регионе было больше, чем официально заявлено. «Многие заболевают», — сказала она. «По нашим оценкам, в Московской области около 50 процентов.Мы знаем четырех погибших членов профсоюза ».

Одним из регионов России, наиболее сильно пострадавших от Covid-19, является Дагестан, республика с мусульманским большинством на Северном Кавказе России. В конце мая официальные лица признали, что ограниченное и отложенное тестирование, вероятно, привело к занижению данных о смертях в первые два месяца пандемии. 22 мая СМИ сообщили об Ирине Трагира, которая возглавляет группу по оказанию медицинской помощи при инфекционных заболеваниях в Национальном медицинском исследовательском центре физиологии и инфекционных заболеваний, сообщив, что, хотя в регионе зарегистрировано только 36 случаев смерти от Covid-19, в нем зарегистрировано 820 случаев смерти от пневмонии. в тот же период, многие из которых, вероятно, были вызваны вирусом.Медицинские работники из Дагестана рассказали Хьюман Райтс Вотч, что они получили мало информации от руководства больницы о новом вирусе, узнали все, что могли в Интернете, и были катастрофически не готовы лечить его из-за отсутствия лекарств, больничных коек и СИЗ.

«Как врачу скорой помощи мне приходилось иметь дело с пневмонией четыре раза за последние 10 лет, но начиная с апреля это как каждый второй пациент», — сказал врач скорой помощи из Дагестана, разместивший видео в социальных сетях с просьбой о применении СИЗ. .Она считает, что даже в конце мая большинство пациентов были зарегистрированы как умирающие не от Covid-19, а от пневмонии. «Минздрав не хочет портить статистику», — сказала она. «Таким образом, когда 50 человек умерли от Covid-19, только двое были зарегистрированы как смерти от Covid-19».

Фельдшер скорой помощи в Ботилихском районе Дагестана также сказал, что лечил пациентов только в хирургических масках и стандартных халатах до конца апреля, когда волонтеры собрали деньги для покупки необходимого оборудования для его учреждения.По его оценкам, около половины рабочих на его предприятии были больны с симптомами, соответствующими Covid-19, а две медсестры и водитель скорой помощи умерли от этой болезни. 17 мая региональный министр здравоохранения Дагестана заявил, что более 40 медицинских работников умерли от осложнений, вызванных Covid-19.

Сохраняющиеся пробелы, несправедливость

2 июня Министерство здравоохранения сообщило, что дефицита СИЗ в медицинских учреждениях страны больше нет. Однако анализ, проведенный группой врачей, медицинских экспертов и благотворительных организаций, показал, что достоверных данных о СИЗ от медицинских учреждений мало.В 49% больниц не было адекватных инструментов для определения необходимого количества средств индивидуальной защиты, равно как и в последних рекомендациях Министерства здравоохранения. Группа, результаты которой были частично основаны на анонимных интервью, обнаружила, что 43 процента врачей назвали разговоры о дефиците СИЗ «опасными и рискованными», что предполагает дальнейшую возможность занижения информации.

Работники бригад скорой помощи или больниц, отмеченных «Covid-19», сообщили об увеличении поставок СИЗ от благотворительных организаций или из других источников.Но другие медицинские работники, которые, тем не менее, регулярно контактировали с подозреваемыми или подтвержденными случаями Covid-19, сказали, что у них вообще нет защиты.

Врач общей практики из Татарстана сказала, что, хотя ее работа в амбулаторном учреждении включала взаимодействие и тестирование пациентов с подозрением на Covid-19, ей не было предоставлено никаких средств защиты, кроме хирургической маски и многоразовых резиновых перчаток для этой задачи. В некоторые дни она брала образцы для тестирования у 30 человек.Врач купила себе респиратор и другие средства индивидуальной защиты примерно за 5000 рублей (примерно 72 доллара США), но отметила, что медсестры, чья ежемесячная зарплата составляет всего около 30 000 рублей (437 долларов США), не могут позволить себе покупать защитное снаряжение.

Врач также сообщил, что недавно в стационаре больницы, к которой она работает, произошла вспышка Covid-19. У медицинских работников не было соответствующих СИЗ, в основном потому, что больница не была предназначена для лечения Covid-19. Но в конце мая, по ее словам, женщина с пневмонией, тем не менее, была госпитализирована и умерла через два дня в отделении интенсивной терапии.Позже у нее был подтвержден положительный результат на Covid-19:

.

Медики стационара проводили много времени рядом с ней, в приемном отделении и в реанимационном отделении, и она лежала среди других пациентов. В реанимационном отделении заболели один врач и медсестра … Палату не закрывали, говорят, что учитывая, что все работали в масках, их надо было защищать, но это не защита от коронавируса.

Группа экспертов заявила, что пациенты с Covid-19 иногда попадают в учреждения, не относящиеся к Covid, где персонал, скорее всего, не будет иметь адекватных СИЗ.Врач государственной больницы в Перми, которая не была назначена для лечения Covid-19, сказал, что две палаты были закрыты после вспышки там.

В мартовском постановлении Министерства здравоохранения говорится, что работники учреждений, не относящихся к категории Covid, должны надевать СИЗ, как только они подозревают, что у пациента есть вирус, что создает предположение, что учреждение будет снабжено таким оборудованием.

Медсестра, работающая в роддоме в Севастополе на оккупированном Россией Крымском полуострове, выразила обеспокоенность по поводу неудач в проведении скрининга, изоляции и тестирования пациентов, в том числе с симптомами Covid-19, которые, по ее словам, игнорировались руководством больницы:

Когда мы спросили, можно ли проверить на Covid молодую женщину [у которой проявились симптомы], наблюдающий врач сказал практикующему, чтобы она не была умницей.Они скрывают [случаи], им не нужны лишние проблемы, если они сделают тест и найдут Covid, им придется закрыть родильный дом, а кому нужна головная боль. Они [власть] устроят им ад, в том числе сняв с должности, а это никому не нужно.

Рабочие на объектах, снабженных СИЗ работодателями или благотворительными организациями, отметили, что иногда поставленное количество было явно недостаточным, что вынуждает их повторно использовать оборудование или ограничивать его использование.

Фельдшер скорой помощи Валентина Белецких рассказала, что в ее трехбригадный отряд в сельском районе Новгородской области было отправлено 50 респираторов и четыре универсальных костюма после того, как в апреле она пожаловалась на полное отсутствие СИЗ. Однако, по ее словам, ограниченный запас означает, что персонал очень избирательно подходил к использованию СИЗ по вызову. «Мы экономим, некоторые вообще не носят», — сказала она. «Мы сами приняли решение, что если мы будем использовать его для каждого звонка, он испарится».

Другие предположили, что не все медицинские работники имеют равный доступ к СИЗ, когда они доступны.Врач Богатырева сказала, что СИЗ наконец прибыли в середине мая, но их не хватило на весь персонал. «16 мая мне впервые сделали респиратор», — сказала она. «Но мой фельдшер [работал] в обычной маске, я не знаю почему».

Врач скорой помощи из Амурской области сказала, что, хотя ее отделение было хорошо оборудовано, их СИЗ повторно использовали фельдшеры, работающие в инфекционной больнице. «Они берут их из контейнера, куда мы их выбрасываем», — сказала она. «Они работают в центре Covid, они должны использовать все, что у них есть, но из-за того, что у них ничего нет, они носят наши вещи.”

Преследование медицинских работников

В десятках зарегистрированных случаев по всей России администрация больниц или правоохранительные органы преследовали медицинских работников, которые говорили о небезопасных условиях труда. В некоторых регионах медицинские работники, открыто протестовавшие против отсутствия адекватных СИЗ, по-видимому, были вынуждены отказаться от своих заявлений. Другие подверглись неоднократным дисциплинарным мерам или административным обвинениям, влекущим за собой крупные штрафы. В Карелии медработников заставили подписать документы, в которых они не разглашали информацию о больничных условиях в средствах массовой информации после того, как несколько врачей подали в отставку в знак протеста против нехватки СИЗ.

Хьюман Райтс Вотч опросила трех медицинских работников, которые были уволены или вынуждены уйти в отставку за критику руководства больницы или отказ работать в небезопасных условиях.

Наталья Трофимова, врач общей практики в больнице в Приозёрске, городе с населением 50 000 человек в Ленинградской области, 27 марта узнала, что ее больница будет лечить пациентов с COVID-19. Трофимова, которая знала, что в больнице нет необходимого оборудования. СИЗ для лечения таких пациентов разместили петицию об изменении.org платформа. 1 апреля комитет по здравоохранению, орган местного самоуправления, посетил больницу и обвинил Трофимову в «клевете и предательстве», а главный врач пригрозил уволить ее.

Трофимова продолжила работу. Хотя респираторы и халаты были доставлены в ее больницу в начале апреля, они были распределены только после того, как 10 апреля у первого пациента был подтвержден положительный результат на Covid-19. Врачам и никому другому персоналу сообщили о положительном случае только 15 апреля и позже. 17 апреля медработников, в том числе Трофимова, отправили домой на карантин.

Когда Трофимова вернулась на работу в конце апреля, главный врач сказал ей, что ее уволили за «нарушение конфиденциальности между врачом и пациентом», за то, что она опубликовала в социальных сетях фотографию медсестры, которая берет образцы Covid-19, чтобы показать, что медсестра сделала это. не иметь адекватных СИЗ. На заднем плане было видно лицо пациента. 27 мая Трофимова была вызвана в полицию и обвинена в «распространении ложной информации» по ее петиции на Change.org, что является административным правонарушением, наказуемым штрафом в размере 100 000 рублей (1447 долларов США).

Трофимова работала в той же больнице, что и Алена Зотина, студентка последнего курса медсестры, работала медсестрой. Зотина открыто критиковала решение открыть крыло Covid-19 без надлежащих средств индивидуальной защиты и поддержала Трофимову после того, как ее уволили. Зотина сказала, что ее руководители регулярно оказывали на нее давление, чтобы она прекратила свою деятельность. Несмотря на то, что раньше ей предлагали подать заявление о приеме на работу в больницу после окончания учебы, 1 июня ей сказали, что ей следует искать работу в другом месте.

Хьюман Райтс Вотч также взяла интервью у врача, которая отказалась работать с пациентами с подозрением на Covid-19 без надлежащих средств индивидуальной защиты, и в результате была уволена с работы.Ангелина Кановская, радиолог онкологической больницы в Москве, сказала, что 14 апреля ее руководитель попросил ее сделать рентген грудной клетки 20 пациентам, у которых она сразу же заподозрила Covid-19. Многие практикующие врачи в России заявили, что они обращались к компьютерной томографии грудной клетки людей в качестве альтернативного метода диагностики болезни, хотя ее точность не установлена.

«У нас обычно 20 пациентов в день на двух врачей, иногда меньше, и только иногда им [требуется] [рентген] грудной клетки]», — сказала она, объясняя, почему она подозревала, что эти случаи связаны с пандемией Covid-19.«У нас никогда не бывает таких притоков». Ее начальник сказал, что ей дадут хирургическую маску, но она все равно отказалась работать без респиратора и других подходящих средств индивидуальной защиты, предложив вместо этого взять двухнедельный неоплачиваемый отпуск. Когда она вернулась в конце апреля, ее руководитель снова настоял на том, чтобы она провела рентген грудной клетки без надлежащих средств индивидуальной защиты. «Лечащий врач в общих чертах сказал, что у вас нет выбора», — сказала она. «Либо вы работаете со всем, что мы вам даем, либо уходите». Кановский уволился с работы в мае.

Юлия Волкова, врач из Сочи, была обвинена 7 мая в «распространении ложной информации», поскольку она разместила видео об отсутствии СИЗ. Татьяна Ревва, врач отделения реанимации в Волгоградской области, была вызвана на допрос в Следственный комитет в апреле за то, что рассказала в социальных сетях о нехватке средств индивидуальной защиты и другого оборудования для лечения Covid-19. Издание «Медуза» задокументировало еще два случая, когда медицинскому персоналу угрожали обвинениями в «ложной информации» со стороны своего руководства или правоохранительных органов.Несмотря на отсутствие известных уголовных обвинений против врачей за ложную информацию, уголовное дело было возбуждено после того, как журналист Татьяна Вольцкая взяла интервью у врача в Санкт-Петербурге, который сказал ей, что некоторые пациенты в его учреждении умерли из-за острой нехватки ресурсов. и персонал.

Расследование продолжается.

Права на жизнь, здоровье

Россия является участником многих международных договоров в области прав человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП) и Европейский пакт. Конвенция о правах человека (ЕКПЧ), каждая из которых гарантирует основные права медицинских работников; многие из этих прав также включены во внутреннее законодательство России.

Среди самых основных прав, гарантированных международным правом прав человека, — право на жизнь и на наивысший достижимый уровень здоровья. Уважение права на здоровье требует от правительств принятия мер для предотвращения угроз общественному здоровью и оказания медицинской помощи тем, кто в ней нуждается. В рамках права на здоровье МПЭСКП предусматривает, что правительства должны создавать условия, которые «обеспечивали бы всем медицинское обслуживание и медицинскую помощь в случае болезни.”

Правительства обязаны свести к минимуму риск несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, в том числе путем обеспечения работников информацией о состоянии здоровья и соответствующей защитной одеждой и оборудованием. Это означает обеспечение медицинских работников и других лиц, участвующих в борьбе с Covid-19, соответствующей подготовкой по инфекционному контролю и соответствующим защитным снаряжением.

Правительствам следует обеспечить, чтобы работники здравоохранения имели доступ к соответствующему защитному оборудованию, а также наличие программ социальной защиты для семей работников, которые умирают или заболевают в результате своей работы, а также обеспечивать, чтобы такие программы включали неформальных работников, которые представляют большая доля сектора ухода.

Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам подчеркнул, что правительства обязаны использовать максимально доступные ресурсы для реализации права на здоровье, как и других социальных и экономических прав, и правительства, которые не желают этого делать. нарушают свои обязательства. В свете пандемии Covid-19 Комитет заявил, что «Все поставщики медицинских услуг должны быть обеспечены соответствующей защитной одеждой и оборудованием от заражения.«В контексте права на жизнь, когда отсутствие адекватных СИЗ создает предсказуемую опасную для жизни ситуацию, непредоставление адекватных СИЗ медицинским работникам, подвергшимся воздействию Covid-19, может нарушать обязательства государства по защите жизни.

Кроме того, государства несут позитивные обязательства по защите права на жизнь, когда страна предпринимает, организует или разрешает опасные виды деятельности и не может обеспечить систему правил и достаточный контроль для снижения риска до разумного минимума.В дополнение к мартовскому руководству ВОЗ предоставила дополнительные указания в апреле и июне — в последнем говорится, что медицинские маски должны носить все медицинские работники, взаимодействующие с пациентами с Covid-19, и что респираторные маски должны носить те, кто проводит процедуры, генерирующие аэрозоль. . Центры по контролю и профилактике заболеваний заявляют, что маски для лица «не обеспечивают владельцу надежного уровня защиты от вдыхания более мелких частиц в воздухе и [не считаются] защитой органов дыхания», и рекомендуют медицинским работникам носить респираторы там, где это возможно.

Преследование медицинских работников за то, что они заявили об отсутствии СИЗ и других нарушениях их прав, является явным нарушением права на свободу выражения мнения, и такие акты возмездия, в частности, в отношении информаторов, должны быть запрещены законом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *